“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации 




Скачать 249.44 Kb.
PDF просмотр
Название“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации 
страница1/11
Дата конвертации04.10.2012
Размер249.44 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
“ОТ ВЕЛИКОГО ОСТРОВА РУСИИ...” К прасимволу российской цивилизации 
В.Л. Цымбурский 
ОСТРОВ. Сложный символ, имеющий несколько значений.  
По Юнгу, остров — это убежище в опасном потоке ―моря‖ бессознательного, или, другими словами, это синтез сознания и воли.  
Здесь Юнг явно следует индуистскому верованию, согласно которому остров представляется как средоточие метафизической силы,  
в котором укрощаются силы океана ―безмерного, непостижимого‖. Остров также символизирует одиночество, изоляцию, смерть. 
Xуан Эдуардо Керлот, ―Словарь символов‖.  
Положение исследователя 
Поводом  к  этой  работе  стала  необычная  интеллектуальная  ситуация,  в  которую  я  попал  не  так  давно  в  качестве 
автора  статьи  ―Остров  Россия‖  (1).  Вынесенную  в  ее  заглавие  геополитическую  метафору  я  сам  рассматривал  как 
авторское  изобретение,  умственный  конструкт,  позволяющий  заостренно,  модельно  отобразить  особенности  положения 
России  в  Евро-Азии  XIX–XX  вв.,  —  особенности,  не  вполне  осознаваемые  историками  и  политиками,  хотя  явно 
преломившиеся  в  наших  исторических  судьбах.  Никакого  иного  смысла  идее  ―острова  России‖  мною  не  придавалось. 
Каково же было мое недоумение, когда молодой коллега-историк (Л.Чекин, сейчас работающий в США) после публикации 
―Острова  России‖  познакомил  меня  сперва  с  русскими  текстами  ХVI  в.,  трактующими  о  ―великом  острове  Русии‖  и 
―росийском острове‖, а затем уж и с переводами средневековых арабских и персидских рассказов о лежащей на острове 
северной ―стране русов‖, ар-Русийи!  
Что я должен был обо всем этом думать? Ко времени моего знакомства с этими источниками модель ―острова России‖ 
была  мною  разработана  уже  в  двух  версиях.  Версия  первая  (1993  г.)  акцентировала  сразу  и  окаймленность  России  с 
севера,  востока  и  юга  океанами  и  ―трудными  пространствами‖  гор,  лесов  и  пустынь,  и  вместе  с  тем  ее  историческую 
отделенность от коренной, романо-германской Европы ―околоевропейскими‖ пространствами балто-балкано-днепровского 
интервала  —  своего  рода  ―территориями-проливами‖.  Вторая  версия  (1995–1997  гг.)  расценивала  Россию  как  позднюю 
цивилизацию, 
которая 
взорвала 
своим  становлением 
алтайско-угро-славянскую 
―Евразию‖ 
— 
гигантскую 
внутриконтинентальную периферию всех старых евро-азиатских цивилизаций. В этой версии пояс земель от Прибалтики 
до  Монголии  и  Кореи,  идущий  через  Восточную  Европу,  Кавказ  и  Центральную  Азию,  был  представлен  в  виде 
геополитической  мегасистемы  —  межцивилизационного  Великого  Лимитрофа,  сложившегося  из  тех  остатков  древней 
―Евразии‖,  что  сохранились  по  кайме  поднявшейся  России  (2,З).  При  этом  крупнейшим  риском  для  России  в  нынешней 
инерционной паузе ее истории объявлялась опасность быть захлестнутой встречным напором Великого Лимитрофа  — и 
вновь  расточиться  ―Евразийской  Атлантидой‖  в  политически  дисперсных  и  цивилизационно  смазанных  протяженностях 
континентальной глубинки, над которыми Россия встала православным царством в ХV-ХVI вв. (4). 
Взять ли первую версию моей модели или вторую  — на поверхности мало сходства между их понятийным строем и 
идеологией  русских  авторов  ХVI  в.,  писавших  о  России  как  об  ―острове‖.  А  как  быть  с  тем,  что  на  Среднем  Востоке 
рассказы  об  ―острове  русов‖  известны  с  IX-X  вв.?  Та  реальность  последних  столетий,  которую  я  пытался  осмыслить  в 
очерченных  версиях,  весьма  далека  от  реальности  времен  ранней  Киевской  Руси,  куда  уводят  нас  арабо-иранские 
предания.  И  однако  трудно  отнести  к  случайностям,  недостойным  внимания,  то  обстоятельство,  что  за  тысячу  лет 
несколько раз как будто независимо продуцировался ―островной‖ образ Русской земли — образ, географически одинаково 
парадоксальный, сколь бы ни было в веках подвижно само это обозначение — ―Русская земля‖. 
Стоя  перед  этой  проблемой,  я  спросил  себя:  не  заключена  ли  возможность  ее  решения  в  том  истолковании  идеи 
―острова  России‖,  которое  предложил  отечественный  политолог  М.В.  Ильин.  Восприняв  первую  версию,  он  развил  ее  в 
направлении,  совершенно  отличном  от  моего.  Ильин  попытался  реабилитировать  знаменитый  тезис  Шпенглера  об 
экологически  мотивированных  ―прафеноменах‖  (или  прасимволах)  —  фундаментальных  топологических  способах 
представления мира, определяющих ―органическое‖ развертывание каждой цивилизации. По Ильину, у русских ―коренным 
и древнейшим является славянское ощущение континентального островитянина, жителя речных и озерных урочищ, среди 
―пустынь‖ леса и степи‖, для которого в истории ―выбор заключается в броске-переходе от одного урочища к другому через 
опасное, грозящее бедами пространство‖ (5, с.20).  
В  нашей  истории  этот  автор  выявляет  устойчивую  ―многовековую  формулу  русского  освоения  Евразии‖  —  формулу 
―интенсивного  развития  ―оазисных‖  очагов  у  водных  путей,  сосуществования  с  племенами  и  народами,  экстенсивно 
использующими естественную среду‖. Как и подобает историософу, Ильин тем самым не только обосновывает ―истинный 
русский  путь‖,  но  и  рисует  картину  пагубных  отклонений  заблудшей  России  от  этого  пути:  ―Забвение  этой  формулы, 
переход  к  сплошному  освоению  лесной  и  степной  целины  оказались  чреваты  не  просто  подрывом  внутренней 
геополитической структуры, но вели к деградации окружающей среды, к резкому снижению биопродуктивности обширных 
пространств Евразии, а в социокультурном отношении провоцировали утрату русского самосознания‖ (6, с.41). 
Подобные  высокие  декларации  могут  быть  оспорены.  Разве  экологически  истребительное  экстенсивное 
хозяйствование не было очень даже присуще ―островитянам речных и озерных урочищ‖,  — например, в эпоху  подсечно-
огневого земледелия? Да и позднее анклавное внедрение русских в новые для них экологические ниши ради интенсивной 
эксплуатации не обязательно несло последним меньше разрухи, чем каток сплошного освоительства: взять хотя бы нашу 
эпопею очагового ―изгрызания‖ Крайнего Севера, начиная с ―великой соболиной охоты‖ XVII в. Но при всех необходимых 
оговорках,  схема  Ильина  позволяет  понять,  каким  образом  российская  цивилизация  с  ее  не  очень-то  многочисленным 
этническим  ядром  смогла,  начав  с  колонизации  окского  и  волжского  бассейнов,  прийти  к  контролю  над  огромной 
платформой  евроазиатского  севера  и  северо-востока.  По-видимому,  она  и  впрямь  добилась  этого  результата,  выводя 
русские  ―острова‖  в  геостратегически  узловые  пункты  платформы,  становящиеся  центрами  организации  окружающих 
‖трудных пространств‖. 
В иной аранжировке та же геополитическая схема просматривается в романе ―Пирамида‖ покойного Л. Леонова, где 
один  из  героев  Вадим  Лоскутов,  размышляя  об  истоках  русского  влечения  к  идеократии,  полагает  их  в  ―неполноценном 
историческом самосознании из-за островной изреженности на сверхкритическом пространстве‖, заставляющем русских все 
время  изыскивать  ―достаточно  надежный  обруч,  чтобы  сохранить  исторический  организм  от  распада‖  (7,  с.126).  В  этих 
раздумьях  персонажа,  наконец  приходящего  к  ―криминальной  темке  русской  Атлантиды‖  (так!)  (7,  с.136),  та  же  самая 
технология анклавного охвата пространства, о которой пишет Ильин, трактуется с обратным эмоциональным знаком: что 
для  политолога-историософа  —  ―истинный  путь‖  русских,  то  для  героя  Леонова,  да  едва  ли  и  не  для  самого  автора 
―Пирамиды‖ — несчастье народа. 
Тем  не  менее,  остается  неясным,  дает  ли  эта  технология  сама  себе  право  постулировать  ―островной‖  прасимвол  в 
объяснение  парадоксально  возрождающегося  во  временах  мотива  ―острова  России‖.  Надо  учесть,  что  применительно  к 
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  iconТворчество
Последние острова земной цивилизации
“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  iconCтолетним   юбилеям   Великого   Комбинатора,   Великого  Мастурбатора   и   Великого   Мистификатора,   мы   посвящаем   свой  гуманитарный подвиг
Каталог  1:   Salvador   Dali     1997;   1904   -   1989   conception   Gilles   Nere 
“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  iconЧубрик Николай Аркадьевич 
Что  касается  до  Русии,  то  находится  она  на  острове,  окружённом  озером.  Остров 
“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  iconИз-за острова на… остров!

“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  iconПроцессы формирования южноазиатской диаспоры (XIX-XXI вв.)
Работа выполнена в Отделе этнографии народов Южной и Юго-Западной Азии Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера)...
“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  iconДокумент 79. Распространение андитов на востоке
Азия стала их первой родиной, первым охотничьим угодьем, первым полем боя. Юго-западная Азия стала свидетелем того, как одна за другой...
“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  icon1930  Опубликована  первая  научная  работа  Д.  С.  Лихачева  «Картежные  игры  уголовников»  в  журнале  «Соловецкие  острова» (1930, № 1; переизд.:  Лихачев Д. С. Статьи разных лет. Тверь, 1993).  8 августа
...
“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  iconПоложение о IX международном конкурсе юных пианистов имени С. В. Рахманинова г. Великий Новгород 2012 г
Международный конкурс юных пианистов имени С. В. Рахманинова визитная карточка Великого Новгорода, старинного русского города на...
“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  iconУченым советом геологического факультета 
В  повести  в  научно-популярной  форме  рассказывается  о  геологии  острова Гогланд в Финском за
“от великого острова русии ” К прасимволу российской цивилизации  iconСекция Взаимовлияние культуры, экономики, права в развитии современной цивилизации его типологию и закономерности, а также оп
Секция Взаимовлияние культуры, экономики, права в развитии современной цивилизации
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница