Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения




Скачать 151.25 Kb.
НазваниеУсиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения
Дата конвертации30.09.2012
Размер151.25 Kb.
ТипУрок
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения


Одним из важнейших направлений духовно-просветительской и гражданско-патриотической работы с обучающимися (наряду с факторами семьи, социума и государства) считаю уроки отечественной литературы, которую я преподаю в училище с 1975 года. Каждый учебный год всё больше и больше убеждает меня в том, насколько уникальна наша литература в этом смысле. Ведь если ей не мешать, она сама по себе в состоянии воспитать личность в самом высоком понимании этого слова. Секрет уникальности нашей великой литературы, на мой взгляд, в том, что своими корнями она уходит в сияющий Первоисточник, она пронизана его лучами, даже если создана не верующим, на первый взгляд, писателем. 10 февраля 2007 года об этом мудро и точно сказал теперешний Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «Если писатель, ни слова не говоря о Боге, погружает нас в систему христианских ценностей, при помощи художественных образов изнутри показывает красоту христианского идеала – это православный писатель». С этой точки зрения, современная программа по литературе православна насквозь, и словеснику, казалось бы, только и нужно просто донести до обучающегося систему православных ценностей в интерпретации того или иного писателя. Но литература такого уровня требует от обучающегося напряжённой духовной работы, к которой не всегда готова молодёжь, выбравшая НПО. Это, естественно, ослабляет интерес обучающихся к урокам литературы, и словесникам приходится искать рычаги для усиления мотивации этого интереса.

Поскольку главной задачей преподавания литературы в профессиональных училищах я считаю формирование человека, который умеет отличить добро от зла и верит в непобедимость добра. Такой человек может состояться только при наличии прочных духовных корней. Ощущение «корней» даёт, как известно, кровная связь с родной землёй, землёй дедов и отцов. По этому преподавание литературы я всегда связывала с творческим познанием духовной жизни малой родины. В этом смысле я абсолютно согласна с В.П. Овозенко, учившим меня в Белгородском государственном педагогическом институте, это он во вступительной статье к первой книге «Белгородщины литературной» написал: «Продуманное использование литературно-краеведческого материала несомненно вливает свежую струю в учебные и во внеклассные занятия, обогащает их, помогает расширить пути живого творческого познания, приблизить преподавание литературы к жизни».

В последние десятилетия востребованность такого подхода к преподаванию литературы возросла многократно, потому что в масштабах большой Родины нанесён невосполнимый ущерб национальному самосознанию, всё больше и больше утрачиваются нравственные ориентиры, нуждается в серьёзной защите духовный огонь нации. Пока представители самой высокой власти России пытаются «отыскать» национальную идею, мы можем потерять очередное поколение, превратив его в поколение Иванов, родства не помнящих. А родство у белгородской ребятни знатное! На моих уроках это родство заявляет о себе по-разному, к традиционным я отношу следующие наработки.

Обсуждая с учащимися вводную тему, посвящённую русской литературно-критической мысли второй половины XIX века, мы, конечно же, возвращаемся к выдающимся событиям русской духовной жизни первой половины XIX века и вспоминаем «звезду пленительного счастья», зажжённую декабристами. Говоря о феномене восстания дворянской элиты в декабре 1825 года, я предлагая ребятам краткую зарисовку об уроженце сельца Хворостенка Владимире Федосеевиче Раевском, навеянную очерком В.Б. Чеснокова и Б.И. Осыкова «В моих руках светильник чистой веры». Наш земляк, заслуживший гордое имя Первого Декабриста, предстаёт перед ребятами другом Пушкина и мужественным узником мрачного каземата, спасшим освободительное движение от преждевременного разгрома. Более подробные сведения о В.Ф. Раевском учащиеся при желании могут получить из материалов стенда «Белгородщина литературная», расположенного в кабинете литературы (общий вид стенда в приложении к исследованию).

Названная учебная тема предполагает неоднократное обращение к имени В.Г. Белинского, говоря о котором, я рассказываю ребятам о его пребывании в Белгороде летом 1846 года, когда он с М.С. Щепкиным ехали в Крым «для восстановления здоровья, а может быть, и для спасения жизни», и о дружбе «неистового Виссариона» с нашим выдающимся земляком, уроженцем Алексеевской Удеревки Николаем Владимировичем Станкевичем (1813 – 1840), которого Белинский оценивал так: «Подумай, – спрашивал он В.П. Боткина, – что был каждый из нас до встречи с Станкевичем или с людьми, возрожденными его духом».

Урок, посвящённый жизни, творчеству, личности А.Н. Островского, обычно переполнен замаскворецкими и щелоковскими материалами, но я никогда не забываю прочесть ребятам заветную страницу из письма А.Н. Островского, пропутешествовавшего в мае 1860 года из Москвы в Одессу, друзьям П.М. Садовскому и С.С. Кошеверову: «За Тулой начинается чернозём, и для нас, северных жителей, очень странно видеть поля и дорогу, точно облитую чернилами, но ещё странне пыль, которая имеет цвет сажи… От Воронежа до Харькова дорога идёт через Курскую губернию живописнейшими местами. Деревни и сёла расположены или в лощинах, или на склонах высоких гор и, в полном смысле слова, тонут в густых садах. Хаты и самые бедные хатки тщательно выбелены. Города тоже живописны (Нижнедевицк, Старый Оскол, Белгород). Живописнее всех стоит город Короча: по крутому спуску он сбегает в глубокую лощину, сплошь покрытую садами, со всех сторон его окружают высокие меловые горы. Женщины отличаются красотой и самым живописным костюмом, начиная от Воронежа и до Белгорода».

Творчество Ивана Сергеевича Тургенева лично я воспринимаю как творчество писателя, сформированного наряду с другими факторами родной нам аурой Черноземья, это восприятие я стараюсь, насколько могу, передать учащимся, большим подспорьем в этом плане является моё студенческое путешествие в Спасское-Лутовиново, которое по образу и подобию напоминает наши валуйские сёла, а описание орловской природы в «Записках охотника» только подтверждают мои впечатления.

Обсуждая с учащимися биографию А.С. Тургенева, я всегда обращала их внимание на значение периода учёбы в Берлинском университете для будущего писателя. А период этот, как известно, освещён для Тургенева именем уже упоминавшегося мной Николая Владимировича Станкевича, уроженца Мухо-Удерёвки Алексеевского района. Вплоть до 1999 года я опиралась в освещении этого периода на очерк В.Ф. Бахмут «Возродивший духом многих», и какова же была моя радость, когда в учебнике «Русская литература XIX века. Вторая половина» Ю.В. Лебедева я обнаружила абзац следующего содержания: «И в Берлине, в кружке русских студентов, возглавляемом светлой личностью Н.В. Станкевича, говорили не только о «Всемирном духе». Однажды Станкевич взял со всех участников кружка «торжественное обещание» посвятить все силы борьбе за отмену крепостного права. Это была та самая знаменитая клятва, которую Тургенев называл «аннибаловской».

Теперь словесникам Белгородщины только остается поведать учащимся, кокой светлой личностью был Н.В. Станкевич, и вместе с ними испытать чувство законной гордости за столь удивительные духовные корни родной земли.

Творчество Николая Гавриловича Чернышевского тоже испытало на себе влияние наших земляков. Будучи студентом Петербургского университета, Чернышевский с упоением слушал лекции по русской словесности и эстетике, которые читал профессор Александр Васильевич Никитенко, академик из крепостных, всё той же деревушки Удеревка Алексеевского района. О его лекциях Белинский писал так: «Академические речи Г.Никитенко выходят из ряда обыкновенных явлений этого рода. Жизненное содержание и блестящее, красноречивое изложение всегда составляют неотъемлемую принадлежность всего, что выходит из-под даровитого пера этого автора».

Обычно я цитирую учащимся отрывок из очерка моего преподавателя по Белгородскому пединституту З.Т. Прокопенко «Академик из крепостных»: «Естественно, что студенты – разночинцы тянулись к Александру Васильевичу, который выгодно выделялся среди казённой профессуры демократичностью, незаурядными педагогическими данными, отзывчивостью к нуждам студентов. Н.Г. Чернышевский, ИИ. Введенский, А.М.Скабицевский и многие другие вспоминали, что профессор помогал им доставать платные уроки, приглашал к себе на еженедельные литературные вечера, был внимателен к литературным и научным интересам своих подопечных, хлопотал об устройстве на работу после окончания университета. Студенты охотно работали под руководством Никитенко. Так, Н.Г. Чернышевский пишет у него кандидатскую диссертацию о комедии Фонвизина «Бригадир», тема докторской диссертации «Эстетические отношения искусства к действительности» - тоже была предложена им».

В зависимости от психологической обстановки в группе я позволяю себе лирическое отступление от связующей нити времён: «Мой преподаватель Зоя Тимофеевна поведала эту историю своим студентам и мне в их числе, я с удовольствием дарю её вам, а вы, я убеждена, передадите дальше. Так можно жить после смерти, если обладаешь радиусом добра и интеллекта».

Потрясение, которое испытал стареющий профессор после расправы над Чернышевским, Зоя Тимофеевна связывает с отставкой Никитенко, не пожелавшего при благоприятном к нему отношении совета университета выставить свою кандидатуру на следующий пятилетний срок. Об этой связи я говорю учащимся.

Зачитывался Чернышевский и трудами нашего земляка Н.В. Станкевича, в «Очерках гоголевского периода русской литературы» Чернышевского сказано: «Из тесного кружка, о котором мы говорим и душой которого был Н.В. Станкевич, скончавшийся в первой поре молодости, вышли или впоследствии примкнули к нему почти все те замечательные люди, которых имена составляют честь нашей словесности от Кольцова до г. Тургенева». Эта цитата занимает на уроке мало времени, но зато делает образ писателя ближе и доступнее учащимся.

Описание творчества Ф.И. Тютчева в уже упоминавшемся мной учебнике Ю.В. Лебедева открывается вступительной статьёй «Малая родина Тютчева», которую я определяю учащимся как гимн родной среднерусской колыбели и предлагаю одному из них прочитать её вслух. Чтение убеждает их в том, что этот гимн имеет непосредственное отношение к нашему городу, к нашим предкам, поэтому после цитаты Ю.В. Лебедева «Веками держали эти люди оборону русских границ, брали на свои богатырские плечи тяжёлую ношу отечественной истории, надёжнее других хранили в умах и сердцах спасительную историческую память» я позволю себе включить запись песни о Валуйках в авторском исполнении А.П. Бессонова на мои слова:

«От татарских набегов страдая,

Русь закрылась засечной чертой.

Встала крепость, холмы обживая,

Над рекою с ленивой водой.

Валуйчане, мои валуйчане,

Сбережём красоту для детей!

И в наследство её завещая,

Их спасём от жестоких потерь.

На колокольне – звон,

Тебе напомнит он,

Что в старой крепости

На свет рождён.


Время лечит, много в жизни меняя,

Но над вечным не властно оно.

Свои косы в Валуй опуская,

Смотрят ивы на близкое дно».

Ощущение родства с малой родиной Тютчева усиливает его стихотворение «Эти бедные селенья…», которое я предлагаю учащимся для заучиванья наизусть.

Изучая с учащимися биографию Николая Алексеевича Некрасова, я, конечно же, говорю о Некрасове – редакторе журнала «Современник». Эта страница в его биографии воскрешает имя ещё одного выдающегося нашего земляка, уроженца Грайворона, Степана Тимофеевича Славутинского, которого З.Т. Прокопенко называет писателем из круга «Современника». В 1858-60 гг. Славутинский не только печатается в «Современнике», но по поручению Некрасова, Чернышевского и Добролюбова ведёт раздел журнала «Внутреннее обозрение». В 1860 году связь Славутинского с «Современником» порвалась почти по той же причине, что и у Тургенева, Гончарова и Толстого.

На уроках, посвященных личности Льва Николаевича Толстого, нельзя не упомянуть о четвертьвековой дружбе гениального писателя и литературного критика Николая Николаевичи Страхова, уроженца города Белгорода. Переписка между Толстым и Страховым началась в ноябре 1870 года. В 1871 году Толстой пригласил Страхова посетить его в Ясной Поляне. С тех пор Страхов бывал в Ясной Поляне неоднократно. По-разному складывались их отношения, в 80-е годы их переписка стала менее оживлённой, но всё же продолжалась вплоть до смерти Н.Н. Страхова в 1896 году. Я зачитываю учащимся отрывок из письма Толстого к Страхову: «В ваших … критических трудах я нахожу … опыт силы выразить ясно, кратко, точно самые сложные выводы и сочетания мысли. И в этом вы такой мастер, какого я нигде не видал…» и высказываю мнение, что белгородский корреспондент Толстого, без сомнения, заслуживает нашей благодарной памяти.

С именем Фёдора Михайловича Достоевского особым образом связаны имена двух замечательных земляков – И.Н. Шидловского и Н.Н. Страхова. Событием чрезвычайной важности в творческом становлении Достоевского многие исследователи считают его дружбу с Иваном Николаевичем Шидловским, уроженцем села Грушевка Бирюченского уезда Воронежской губернии, ныне Волоконовский район Белгородской области. Познакомились они случайно, в гостинице, где Фёдор и Михаил Достоевские остановились в первые дни приезда в Петербург для поступление в военно-инженерное училище в 1837 году; Иван Шидловский, выпускник Харьковского университета по юридическому факультету, определяется в это время на службу в министерство финансов. Силу воздействия Шидловского на Достоевского этого периода А.Г. Достоевская (жена писателя) определяет так «громадное влияние», а Вс. Соловьёв пишет об этом так: «Он (Достоевский) рассказал, между прочим, об этом человеке, который имел на него сильное влияние. Это был некто Шидловский… Шидловский, по рассказам Достоевского, был человеком, в котором мирилась бездна противоречий: он имел «громадный» ум и талант, не выразившийся ни одним писанным словом и умерший вместе с ним».

Рассказывая учащимся о периоде учёбы Достоевского в военно-инженерном училище, я обычно говорила об испытаниях, выпавших на долю писателя из-за неспособности к военной муштре, о редких минутах счастья и читала отрывок из его письма этих лет: «Прошлую зиму я был в каком-то восторженном состоянии, знакомство с Шидловским подарило меня столькими часами лучшей жизни… В последнее время мы гуляли в Екатерингофе о, как провели мы этот вечер! Вспоминали нашу земную жизнь, когда мы разговаривали о Гомере, Шекспире, Шиллере, Гофмане, о котором мы столько говорили, столько читали!.. Я имел у себя товарища, одно создание, которое так любил я!.. В нём воплощён правильный очерк человека, которого представили нам Шекспир и Шиллер, но он уже готов был тогда впасть в мрачную манию характеров байронических».

Чтобы убедить учащихся в неординарности дарования Шидловского, я читала им одно из его стихотворений.

Ни расстояние, ни время,

Всё разделяя, всё губя,

Моей любви святое бремя

Отвлечь не властно от тебя.


Моя душа не что иное,

Как след твой яркий, след живой,

Твоё присутствие земное

Обозначающий собой.

Появление же учебника Ю.В. Лебедева сделало урок по биографии Достоевского уроком осознания значительности истории родного края, потому что в отрывке текста, который я поручаю прочитать учащимся вслух (с. 236, 3-4 обзац), прямо упоминается Валуйский монастырь, месторасположение которого, а теперь и храм Игнатия Богоносца, хорошо просматривается из окна кабинета литературы. Представляете, какое это счастье для учителя – располагать таким «наглядным пособием».

Уроженец Белгорода Н.Н. Страхов познакомился с Достоевским в 1859 году, и это знакомство привело к приглашению Страхова в журнал «Время», издававшийся братьями Достоевскими в начале 60-х годов.

Кроме литературных интересов, Страхова с Достоевским объединяла обоюдная и глубокая личная симпатия. Обычно рассказывая об этом, я зачитываю учащимся фрагменты писем. Достоевский – Страхову: «Вы один из людей, наисильнейше отразившихся в моей жизни, и я вас искренне люблю и искренне сочувствую». Страхов о Достоевском: «Разговоры наши были бесконечны, и это были лучшие разговоры, какие мне доставались на долю в жизни. Самое главное, что меня пленяло и даже поражало в нём, был его необыкновенный ум, быстрота, с которой он схватывал всякую мысль по одному слову и намёку. В этой лёгкости понимания заключается великая прелесть разговора, когда можно вольно отдаваться течению мыслей, когда нет нужды настаивать и объяснять, когда на вопрос сейчас получается ответ, возражение делается прямо против центральной мысли, согласие даётся на то, на что его просишь, и нет никаких недоумений и неясностей. Так мне представляются тогдашние бесконечные разговоры, составлявшие для меня и большую радость и гордость».

Говорю я учащимся и о некоторых бытовых нюансах: 15 февраля 1867 года Страхов был свидетелем со стороны жениха на свадьбе Достоевского с Анной Григорьевной Сниткиной, известно, что после припадков падучей великий писатель впадал в угнетённое состояние, при котором его тяготили близкие люди, более или менее спокойно он чувствовал себя лишь в обществе Страхова.

На итоговом уроке по роману «Преступление и наказание» я обязательно подчёркиваю учащимся, что в статье Страхова о романе суть его трактуется следующим образом: человеческая душа от глубочайших нравственных извращений возвращается к истинно человеческим чувствам.

Своим любимым писателем я считаю Антона Павловича Чехова. Долгое время я искала следы исторических нитей, связывающих Чехова с нашими местами, и вот в «Книге о Чехове» Михаила Громова читаю: «На протяжении XVII столетия родиной предков А.П. Чехова было село Ольховатка, Острогожского уезда, Воронежской губернии» и понимаю: есть в гении Чехова составляющие от духовного опыта предков с Черноземья, об этом с гордостью говорю учащимся на уроке по биографии писателя.

На уроках, посвящённых творчеству Ивана Алексеевича Бунина, я говорю не только о детстве писателя на хуторе Бутырки Елецкого уезда Орловской губернии, но непременно привожу отрывки из его автобиографической книги «Жизнь Арсеньева»: «За Курском, чем дальше, тем всё теплей, радостней. На откосе вдоль шпал уже густая трава, цветы, белые бабочки, в бабочках уже лето.

– … смотри, смотри, какие громадные поля! И уже совсем зелёные! Зачем столько мельниц?

– Ветряков, а не мельниц. Сейчас будут видны меловые горы, потом Белгород».

«В долинах под Белгородом милая скромность праздничноцветущих вишнёвых садов, мелом белеющих хат. На вокзале в Белгороде ласковая скороговорка хохлушек, продающих бублики».

Роман Алексея Николаевича Толстого «Пётр Первый» близок Валуйкам как произведение о великом тиране и преобразователе, побывавшем в своё время в Валуйках. Этот визит Петра был связан с созданием русского флота. На уроках, посвящённых роману, я знакомлю учащихся с наиболее интересными материалами о высоком госте Валуек.

Творчество Андрея Платонова, включённого в программу совсем недавно, я преподношу учащимся как творчество нашего земляка. При анализе произведений знаменитого и несчастного воронежца мы с учащимися находим бесконечно много общего между воронежской и белгородской историями. Тема «Литература периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет» даёт мне приятную возможность рассказать учащимся о следующих событиях: в 1942 году штаб Юго-Западного фронта, Политическое управление фронта, фронтовое радиовещание, редакция фронтовой газеты «Красная Армии», Управление военно-восстановительных работ фронта попеременно находились в Воронеже и в Валуйках; редакция газеты «Красная Армия» весной 1942 года размещалась в Валуйках в угловом доме №4 по улице Толстого (учащиеся при этом обычно называют теперешних жильцов этого дома). В связи со столь солидным представительством в Валуйках в этот период побывали Алексей Сурков, Александр Безыменский, Евгений Долматовский, Андрей Малышко, Леонид Первомайский, Иван Ле, а Александр Твардовский, написавший в Валуйках первые главы «Василия Тёркина», запечатлел наш город ещё и в четверостишии, пользовавшемся большой популярностью в редакции:

«Грязь по колено,

Водки ни струйки,

Вот что такое

Город Валуйки».

У моих учащихся оно тоже пользуется популярностью и, конечно же, делает ближе и теплей имя знаменитого литературного «отца» Василия Тёркина.

С осени 1941 по лето 1942 года в Валуйках находилась ещё и редакция газеты «За Радянску Украину», которую редактировал академик Николай Платонович Бажан. Газета предназначалась для населения временно оккупированных областей Украины. В редакции сотрудничали В. Василевская, А. Корнейчук, А. Довженко. В журнале «Новый мир» (№9, 1984г.) я обнаружила письма Александра Довженко к жене Юлии Солнцевой, в одном из них он пишет: «… это письмо я тебе пишу из небольшого прифронтового городка Валуйки, из которого немцы выкурили частыми и сильными бомбардировками… В данную минуту тоже летают. Их обстреливают помаленьку, но это пустяки по сравнению с тем, что было дня четыре назад, когда в течение 7 часов на малюсенький городок было налетело 104 аэроплана-бомбардировщика. Словом мы расползлись по сёлам. Я тоже сегодня ночевал в 15 километрах…» И я и учащиеся после этого отрывка сгораем от любопытства: о каком же селе идёт речь в письме Довженко?

Сведения о том, что В. Василевская работала в Валуйках над повестью «Радуга», а А. Корнейчук – над пьесой «Фронт», я обычно дополняю такой деталью: в Валуйках они поженились, пригласив на торжественный ужин сослуживцев, а затем жили на квартире по улице Толстого №1, у Ольги Михайловны Стрижевской. Разговор о литературе периода Великой Отечественной войны становится, благодаря этой информации, откровенным и даёт возможность включения своеобразной «машины времени».

Люблю уроки по творчеству Бориса Леонидовича Пастернака, говоря о романе «Доктор Живаго», не упускаю возможности напомнить учащимся об эхе Курской дуги в советской и моровых литературах и как подтверждение читаю начало «Эпилога»: «Летом тысяча девятьсот сорок третьего года, после прорыва на Курской дуге и освобождения Орла возвращались порознь в свою общую войсковую часть недавно произведённый в младшие лейтенанты Гордон и майор Дудоров…»

С творчеством Марины Ивановны Цветаевой есть у меня особая связь, об этом я рассказала на страницах районной газеты «Звезда» в 1999 году (№ 70-72), этот материал я использую на уроке, посвящённом личности поэта. В зависимости от индивидуальной характеристики группы я перехожу к нему по-разному, предлагаю один из вариантов: в рассказе об эмигрантском периоде в жизни Цветаевой говорю о жизни Эфронов в Париже и сообщаю об определении дочери Ариадны на учёбу к хорошему художнику, а затем спрашиваю: «А знаете, где пригодилась Ариадне Сергеевне французская школа живописи?» Далее следует краткое изложение написанного в моей статье «Анечка, я обязательно напишу о тебе книгу».

На уроке по биографии А.Т. Твардовского использую уже сообщённую мною информацию о пребывании автора «Василия Тёркина» в Валуйках.

В теме «Литература 60-90-х годов, есть урок, посвящённый творчеству Александра Исаевича Солженицына, и в его военной биографии полыхает наша славная и горькая огненная дуга. Мои учащиеся об этом знают.

Анализируя пути развития современной поэзии, я обязательно говорю учащимся об одном из своих любимых поэтов Белгородчины Владимире Михалёве, читаю его «Жаворонка», его программное:

«Чем ты жива, любовь извечная,

Тем и поэзия жива.

И ей к лицу слова сердечные,

А не усердные слова».

Рассказываю учащимся о том, как в рамках дней литературы однажды гостил он в моём кабинете и читал «Жаворонка».

Знают мои ребята и Игоря Чернухина, видели его «Тёплый снег» с дарственной надписью: «Кабинету русской литературы с добрыми пожеланиями любить русскую литературу. И. Чернухин».

Когда на устном экзамене по литературе мои ученики воспроизводят эти наработки по литературному краеведению, я чувствую себя счастливым человеком и верю, что мои усилия отнюдь не напрасны, что я скромно приложила свою руку к поддержанию духовного огня нации, к сохранению национальной генетической памяти. Преломлению этой проблемы во внеклассной работе посвящена вторая глава.

Похожие:

Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения iconПрокушев Ю. Сергей Есенин
Задачи: Формирование читательского интереса на ярких примерах литературы, используя икт. Воспитание нравственных качеств средствами...
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения icon«Формирование познавательного интереса к изучению краеведения в начальной школе»
Тема: «Формирование познавательного интереса к изучению краеведения в начальной школе»
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения icon1. Обеспечение полноценного восприятия литературного произведения, глубины понимания учащимися текста и специфики его литературной формы. Выявление точки зрения писателя, формирование позиции читателя. 2
Основная цель уроков литературного чтения в начальных классах – помочь ребёнку стать читателем: подвести к осознанию богатого мира...
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения iconДорогие девятиклассники! Познакомьтесь с историко-литературными материалами, которые помогут вам лучше понять, осмыслить и подготовиться к урокам литературы
Познакомьтесь с историко-литературными материалами, которые помогут вам лучше понять, осмыслить и подготовиться к урокам литературы,...
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения iconКраеведения
К 26. 891 Вестник краеведения: Прокопьевский район. Вып. – Школьный. – 2006. – с
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения iconПрограмма Intel® Курс «Обучение для будущего»
Иметь представление о целостности мирового литературного процесса,об отечественной литературе в историко-культурном процессе, иметь...
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения iconТема: Сложение и вычитание в пределах 5
Обучать решению текстовых арифметических задач на нахождение суммы и остатка; коррекция слухового восприятия, пространственной ориентации,...
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения iconОтчёт о месячнике литературного чтения
Увеличение учебной нагрузки на уроках заставляет задуматься над тем, как поддержать интерес младших школьников к учению. Поэтому...
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения iconИ С Т О Р И И  Р О С С И И  середины xvi В.  Издательство  социально- экономической  литературы 
Г л а в а II. Рост феодального землевладения  и усиление эксплуатации крестьян  . . . 63 
Усиление мотивации интереса обучающихся к урокам отечественной литературы средствами литературного краеведения icon    Методическое сопровождение школ по созданию модели  повышения мотивации обучающихся к чтению 
Введение   3 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница