Южный научный центр ран южный федеральный университет




НазваниеЮжный научный центр ран южный федеральный университет
страница14/37
Аникеева О В
Дата конвертации01.11.2012
Размер5.23 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37

Абрамова. 1982. Абрамова М.П. Катакомбные и склеповые сооружения юга Восточной Европы // Археологические исследования на юге Восточной Европы. М. 

Абрамова. 2007.  Абрамова М.П. Курганные могильники Северного Кавказа первых веков нашей эры // Северный Кавказ и мир кочевников в раннем железном веке. Сборник памяти М.П. Абрамовой. М.

Анфимов.1947. Анфимов Н.В. Земляные склепы сарматского времени в грунтовых могильниках Прикубанья // КСИИМК. Вып. XVI.

Анфимов. 1951. Анфимов Н.В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской // МИА. № 23. М.

Анфимов. 1958. Анфимов Н.В. Племена Прикубанья в сарматское время // СА. XXVIII.

Берлизов, Анфимов. 2005.  Берлизов Н.Е., Анфимов И.Н. Могильники Среднего Прикубанья эпохи позднего эллинизма и римского времени (по материалам рукописного архива Н.В. Анфимова) // МИАСК. Вып. 5. Армавир.

Бочковой, Лимберис, Марченко. 2005. Бочковой В.В., Лимберис Н.Ю., Марченко И.И. Погребения с амфорами из могильника городища Спорное // МИАК. Вып. 5. Краснодар. Гущина И.И. Находки из Краснодарского края // СА. 1962. № 2.

Каминский. 1990. Каминский В.Н. Сарматские погребения из Тимашевского кургана в степном Прикубанье //Древние памятники Кубани, Краснодар.

Лимберис, Марченко. 2003. Лимберис Н.Ю., Марченко И.И. Стеклянные сосуды позднеэллинистического и римского времени из Прикубанья // МИАК. Вып. 3. Краснодар.

Лимберис, Марченко. 2004. Лимберис Н.Ю., Марченко И.И. Римские и провинциально-римские фибулы из Прикубанья // МИАК. Вып. 4. Краснодар.

Лимберис, Марченко. 2005. Лимберис Н.Ю., Марченко И.И. Хронология керамических комплексов с античными импортами из раскопок меотских могильников правобережья Кубани // МИАК. Вып. 5. Краснодар.

Сазонов. 1992. Сазонов А.А. Могильник первых веков нашей эры близ хутора Городского // Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп.

Сазонов, Спасовский и др. 1995. Сазонов А.А., Спасовский Ю.Н., Сахтарьек З.Н., Тов А.А. Новые материалы могильника первых веков нашей эры близ хутора Городского // Археология Адыгеи. Майкоп.

Marčenko, Limberis. 2008. Marčenko I.I., Limberis N.Ju. Römische Import in sarmatischen und maiotischen Denkmäler des Kubangebites / Archäologie in Eurasien. Band 25. Mainz.
Список сокращений
КСИИМК – Краткие сообщения института истории материальной культуры

МИА – Материалы и исследования по археологии СССР

МИАК – Материалы и исследования по археологии Кубани

МИАСК – Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа

СА – Советская археология
Список подрисуночных подписей
Рис. 1. Могильник Старокорсунского городища № 2. 1 ­– 1–­5 – катакомба 241з с инвентарем; 6­–13 ­– подбойное погребение 14в с инвентарем.

Рис. 2. Могильник Старокорсунского городища № 2. 1 ­– план и разрезы катакомбы 29/35в. 2­–8 – инвентарь погребения во входной яме; 9­–17 – инвентарь погребения в камере катакомбы.

Рис. 3. Могильник Старокорсунского городища № 2. Подбойное погребение 152в с инвентарем.

Рис. 4. Могильник Старокорсунского городища № 2. 1–4 – подбойное погребение 208в с инвентарем; 5­–13 – подбойное погребение 284з с инвентарем.

Рис. 5. Могильник городища № 3 хут. Ленина. Подбойное погребение № 31 (2008 г.) с инвентарем.

Рис. 6. Могильник городища Спорное. Катакомба № 96 с инвентарем.

Рис. 7. Могильник городища Спорное. Инвентарь катакомбы № 96.

Рис. 8. Могильник городища Спорное. Катакомба № 119 с инвентарем.

Рис. 9. Могильник городища Спорное. 1–4 – катакомба № 124 с инвентарем (ограблена в древности); 5–10 – катакомба № 188 (коллективное захоронение) с инвентарем.



Лылова Е.В.

(Оренбург)
Серьги (височные подвески?) в погребальном обряде кочевников раннесарматской эпохи Южного Приуралья.
Украшения в виде проволочных спиралей в 1,5-2 оборота были массово распространены в Южном Приуралье с рубежа V-IV в.в. до н.э. по II в. до н.э. Несмотря на частое обращение к данной категории инвентаря, исследователи до сих пор не пришли к единому мнению о функциональном назначении подобных украшений. М.И.Ростовцев, рассматривая украшения из Прохоровки, считал их или серьгами или привесками [Ростовцев. 1918,c.18]. К.Ф.Смирнов называет подобные украшения и серьгами, и височными кольцами [Смирнов. 1964, c.143]. М.Г.Мошкова при классификации ранне-сарматских украшений равнозначно использует оба термина [Мошкова. 1963, c.44].

В.Г.Петренко в своем исследовании по классификации украшений Скифии объединяет в один раздел серьги и височные подвески, ссылаясь на то, что в большинстве случаев способ ношения этих украшений остается нам не известным [Петренко. 1978, c.21].

Исследователями не раз отмечалось, что традиционные украшения, как исторический источник имеют свою специфику [Заднепровская. 1996, c.20]. Комплекс украшений различных народов состоит в особом неповторимом сочетании различных типов изделий и определяется выбором формы, предпочтением определенного материала, особенностями декоративного и орнаментального решения [Заднепровская. 1996, c.20]. Существует мнение, что в эпоху ранних кочевников именно серьги могут претендовать на роль «индикатора», указывающего на пол индивидуума, его социальное положение и даже этническую принадлежность [Чугунов. 2003, c.386]. Серьги относились к семантически значимым предметам, что подтверждается их изображением на оленных камнях [Савинов. 1994, c.95, 107]. Делаются попытки установить связь между полом погребенного и находимыми в погребениях серьгами, их типом и способом ношения, реконструируемом на основании данных об их расположении относительно скелета. Эти попытки основаны на сопоставлениях с обычаями различных народов, в частности с обычаем калмыков, у которых мужчины носили серьги в левом ухе, незамужние девушки - в правом, и только замужние женщины имели право носить по серьге в каждом ухе как символ принадлежности к роду мужа и к роду отца. [Дворниченко и др. 1997, c.138]. Так на территории Саяно-Алтая и Казахстана в погребениях раннескифского времени в мужских могилах обычно находят одну серьгу слева от черепа, в не потревоженных женских - две. Та же закономерность иногда фиксируется и в западных регионах. [Чугунов. 2003,c.386].

В продолжение развития данной темы целью настоящей работы было попытаться установить по имеющимся на сегодняшний день материалам погребальных комплексов кочевников Южного Приуралья раннесарматского времени, какое место в костюме этих народов занимали проволочные спирали и более сложные украшения, сделанные на их основе (спирали с цилиндрическим блоком, разнообразными подвесками на цепочках и т.д.).

Мною было учтено 111 комплексов, из которых происходит 181 экземпляр сережек (подвесок?).

Из 111 учтенных комплексов один представлял собой кенотаф, в четырех случаях из-за разрушения погребений невозможно определить причастность украшений к костякам. В остальных 106 комплексах рассматриваемые украшения были связаны с четырьмя мужскими скелетами, 54 женскими, 11 подростковыми и 42 скелетами, пол которых не определялся.

Для установления способа ношения этих украшений было проанализировано их расположение относительно черепа погребенного. Нахождение их на уровне височный костей рассматривалось как ношение в качестве височных подвесок, в нижней части черепа (на уровне нижней челюсти – плечевых костей) как возможное употребление в качестве сережек. Так же привлекались половозрастные антропологические определения с целью попытки выявить, отражали ли украшения (их тип, способ ношения) гендерные различия.

Конечно же, интерпретация украшений, найденных в районе нижней челюсти - плечевых костей в качестве сережек, не является бесспорной. Можно предположить и такой способ ношения, как подвешивание на достаточно длинных шнурах. Однако при привлечении изобразительных источников становится ясным, что украшения в виде спиралей в раннем железном веке использовались, в том числе, и в качестве сережек. Известно много изображений вставленных в мочку уха спиральных колец, относящихся ко времени их бытования. Например, серебряная тетрадрахма из Сиракуз 420-400 гг. до н.э. с изображением нимфы Аретусы, в ухо которой вставлена спиралевидная серьга с окончаниями в виде голов баранов [Уильямс, Огден. 1995, c.201, рис.58]. В мочках ушей женских головок, являющихся окончаниями спиралевидной серьги, предположительно происходящей из Тарента 350-320 гг. до н.э., изображены спиралевидные серьги [Уильямс, Огден. 1995, c.212, кат. №145]. Подобные серьги видны на женских головках с ожерелья из Тарента 350-330 гг. до н.э. [Уильямс, Огден. 1995, c.204, кат. №135]. Но самым главным доказательством употребления подобных предметов в качестве сережек у ранних кочевников на территории Южного Приуралья является находка бронзовой спирали с заходящими концами в окислившемся фрагменте мочки уха погребенного в Казачей Губерле I К3П5 из раскопок О.Ф.Бытковского [Бытковский. 1998, pис.67, 68].

Из 181 экземпляра 80 составляли пары (40 пар), 37 найдено по одному. Из 13 разрушенных погребений происходит 20 экземпляров сережек, шесть экземпляров происходит из четырех комплексов, при описании которых не указано об их месторасположении в погребениях и в 20 комплексах серьги (38 экземпляров) были положены в могилы среди прочего инвентаря (в виде жертвенных подношений), поэтому для достоверности они не учитывались при подсчете парных и не парных случаев.

В используемой выборке только в четырех случаях украшения были связаны с мужскими скелетами. Два мужских черепа, с левой стороны которых лежало по одной серьге, происходит из нарушенного комплекса Близнецы К1П4. Со скелетом, антропологически определенным как мужской (определения М.С.Акимовой), связаны две серьги из Старых Киишек К20П11. Видимо украшения не составляли костюм погребенного, а были положены в могилу в качестве погребального инвентаря, так как одна серьга лежала между сосудом и могильной стенкой, а вторая обнаружена слева от черепа. С костюмом погребенного мужчины связано украшение в виде спирали с цилиндрическим блоком из Филипповки I К28П1, находившееся у правой височной кости, из чего можно сделать вывод, что оно носилось в качестве височной подвески.

Рассматриваемые украшения находились с 54 скелетами, антропологически определенными как женские. С ними связано 87 экземпляров украшений, из которых 48 составляли пары (24 пары), 15 найдены по одному, восемь происходило из потревоженных погребений, 14 были положены в могилы в качестве погребального инвентаря и о расположении двух экземпляров из одного комплекса при его описании ничего не указано.

Из 15 непарных экземпляров по публикациям известно, что один найден у левого виска, семь - у правого виска, два – слева от черепа, один – справа от черепа, один – внутри черепа, два - под черепом, один – под нижней челюстью. Таким образом, можно предположить, что восемь непарных экземпляров были использованы как височные подвески, так как найдены на уровне височных костей: в одном случае у левого виска и в семи случаях у правого виска. Все эти экземпляры были представлены спиралевидными типами. Такое местонахождение в могиле, как «внутри черепа», так же как и описания «слева от черепа» и «справа от черепа» не позволяют сделать вывод о способе ношения рассматриваемых предметов. И лишь в одном случае нахождение предмета под нижней челюстью позволяет предположить, что он носился в качестве серьги (спиралевидная с цепочками и лунницами).

Из парных экземпляров: 10 экземпляров (пять пар) – по обе стороны черепа; 14 экземпляров (семь пар) – у височных костей, шесть экземпляров (три пары) – у черепа; четыре экземпляра (две пары) – под черепом; два экземпляра (одна пара) располагались по обе стороны черепа, на уровне височной кости и нижней челюсти; 12 экземпляров (шесть пар) - по обе стороны черепа, на уровне нижней челюсти и плечевых костей. Таким образом, мы можем предположить, что восемь пар были использованы в качестве височных подвесок, так как они были найдены на уровне височных костей, а шесть пар могли носиться в качестве сережек, так как найдены в районе мочек уха. Из найденных на уровне височных костей 10 экземпляров (пять пар) относились к типу спиралевидных, четыре экземпляра (две пары) к спиралевидным двукольчатым. Из найденных на уровне мочек: восемь экземпляров (четыре пары) относились к типу спиралевидных, два экземпляра (одна пара) к спиралевидным с цилиндрическим блоком, два экземпляра (одна пара) – к спиралевидным с бусинами на подвесках.

С 42 скелетами, пол которых не определялся, связано 64 экземпляра рассматриваемых украшений, из них 26 составляли пары (13 пар), 15 найдены по одному, четыре происходило из потревоженных погребений, 15 были положены в могилы в качестве погребального инвентаря и о расположении четырех экземпляров из трех комплексов при их описании ничего не указано.

Из 15 непарных экземпляров по описаниям погребений в публикациях известно, что один найден у левого виска, два у правого виска, четыре слева от черепа, пять справа от черепа, один под черепом, один у черепа, один под шейными позвонками. Таким образом, три экземпляра носились как височные подвески (все они представлены спиралевидным типом), и возможно, что два экземпляра, найденные под черепом и под шейными позвонками носились в качестве сережек (так же представлены спиралевидным типом).

Из парных экземпляров: 16 (восемь пар) найдены по обе стороны черепа, два (одна пара) – у височных костей; два (одна пара) в черепе, четыре (две пары) у черепа, две (одна пара) под черепом. Таким образом, можно предположить, что одна пара, найденная у височных костей в костюмном комплексе занимала место височных подвесок (представлена спиралевидном типом), и одна пара, найденная под черепом, возможно, носилась как серьги (спиралевидные с цилиндрическим блоком).

С 11 детскими и подростковыми скелетами найдено 16 экземпляров рассматриваемых украшений: шесть в парах (три пары), четыре по одному со скелетом, два из потревоженных погребений и четыре были положены в качестве инвентаря.

Непарные были расположены в одном случае слева от черепа, в одном случае справа от черепа, в одном случае справа у челюсти. Парные в одном случае по обе стороны черепа, в одном случае у черепа, и в одном случае по обе стороны черепа, на уровне височной кости и нижней челюсти. Потенциально мы можем отнести случай расположения непарной серьги справа у челюсти, как способ ношения в правом ухе (спиралевидный тип), а случай, с парными экземплярами, когда они зафиксированы по обе стороны черепа, на уровне височной кости и нижней челюсти как способ ношения в виде височных подвесок (спиралевидный тип). С детскими скелетами были найдены и более сложные типы – спиралевидные двукольчатые, которые происходят из потревоженного погребения и спиралевидные с бусиной на цепочке, которые были положены в погребение в качестве инвентаря, из-за чего способ их ношения не может быть определен.

Таким образом, на основе анализа места расположения украшений в погребениях, мы можем сделать следующие заключения.

Рассматриваемые украшения могли употребляться и как височные подвески и как серьги. В основном их ношение было характерно для женщин (54 случая). Только в четырех случаях из представленной выборки они были связаны с мужскими скелетами. Из этих четырех случаев только в одном можно восстановить способ ношения: спираль с цилиндрическим блоком использовалась в качестве височной подвески. Женщины носили эти украшения и парно (24 случая) и по одному (15 случаев). Парные носились в восьми случаях в качестве височных подвесок (представлены спиралевидными типами и спиралевидными двукольчатыми) и в шести случаях могут быть интерпретированы как серьги (представлены спиралевидными типами, спиралевидными с цилиндрическим блоком, спиралевидными с бусинами на цепочках). В восьми случаях зафиксировано использование непарных экземпляров в качестве височных подвесок (представлены спиралевидными типами) и в одном случае, возможно в качестве серьги (спиралевидная с цепочками и лунницами). Со скелетами, пол которых не определялся, связано восемь случаев парного ношения и 15 случаев ношения по одному. Использование парных украшений в качестве височных подвесок зафиксировано в одном случае, где они представлены спиралевидным типом и в одном случае могут быть интерпретированы как серьги (спиралевидные с цилиндрическим блоком). Непарные также носились в качестве височных подвесок (зафиксировано три случая со спиралевидным типом) и возможно в качестве сережек (два случая со спиралевидным типом). Дети так же носили их в качестве височных подвесок в паре (зафиксирован один случай, тип украшений – спиралевидные) и возможно в качестве серьги (зафиксирован один случай со спиралевидной серьгой).

Так же можно сказать, что украшения одного типа носились и в качестве височных подвесок, и в качестве сережек, парно и не парно. Это относится не только к самому простому типу – спиралевидному, но и к более сложному типу – спиралевидному кольцу с цилиндрическим блоком. Такие украшения были найдены по одному в качестве височной подвески с мужским скелетом и в паре с женским, где они носились, видимо как серьги.

Из-за того, что далеко не все скелеты из рассматриваемых комплексов были определены антропологически, мы не можем однозначно подтвердить, что для мужчин было характерно носить по одной серьге или височной подвеске, а для взрослых женщин по две. В единственном антропологически определенном мужском погребении, где было in situ зафиксирована спираль с цилиндрическим блоком, она находилась в одном экземпляре и использовалась в качестве височной подвески с правой стороны. Отражал ли способ ношения, в том числе в паре или по одному экземпляру семейное положение женщины, на основании имеющихся материалов судить трудно. Материалы погребений дают нам расположение спиралевидных колец и возраст женщин. Женские скелеты из рассматриваемой выборки относятся ко всем возрастным группам: от 18 до 55 лет и старше. Потенциально эти женщины могли быть как замужними так и не замужними. С ними спиралевидные кольца встречались как попарно, так и по одному. Способ их ношения реконструируется и как в качестве височных подвесок, и как в качестве сережек. Относительно детских погребений можно так же сказать, что там, где удалось определить их пол как женский, кольца так же встречались как в паре (Шумаево II К9П6) [Моргунова и др. 2003, c.137, рис.85, 9], так и по одному (Покровка 7 К9П9) [Яблонский и др. 1996, c.134, рис.52, 1].

И все же в большей степени, височные подвески и серьги были характерны для женского костюма, чем для мужского.
Литература и источники:

Бытковский.1988. Бытковский О.Ф. Отчет о работе Орской археологической экспедиции в 1998 г. // Архив ИА РАН, №22109

Дворниченко, Плахов, Очир-Горяева. 1997. Дворниченко В.В., Плахов В.В., Очир-Горяева М.А. Погребения ранних кочевников из Нижнего Поволжья // РА.. №3.

Заднепровская. 1996. Заднепровская А.Ю. Украшения народов Среднего Поволжья как компонент традиционной культуры // Ювелирное искусство и материальная культура. Тезисы докладов участников первого коллоквиума «Памятники ювелирного искусства и проблемы их изучения и реставрации». С-Пб,.

Моргунова и др. 2003. Моргунова Н.Л., Гольева А.А., Краева Л.А., Мещеряков Д.В., Турецкий М.А., Халяпин М.В., Хохлова О.С. Шумаевские курганы. Оренбург,.

Мошкова. 1963. Мошкова М.Г. Памятники прохоровской культуры // САИ. Вып. Д 1-10. М.,

Петренко. 1978. Петренко В.Г. Украшения Скифии VII-III вв. до н.э.// САИ. Вып. Д 4-5. М.

Ростовцев. 1918. Ростовцев М.И. Курганные находки Оренбургской области эпохи раннего и позднего эллинизма. Петроград.

Савинов. 1994. Савинов Д.Г. Оленные камни в культуре кочевников Евразии. СПб.

Смирнов. 1964. Смирнов К.Ф. Савроматы. Ранняя история и культура сарматов. М.

Смирнов. 1975. Смирнов К.Ф. Сарматы на Илеке. М.

Уильямс, Огден. 1995. Уильямс Д., Огден Д. Греческое золото. Ювелирное искусство классической эпохи V-IV века до н.э. СПб.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37

Похожие:

Южный научный центр ран южный федеральный университет iconНаучно-методическая конференция «Современные информационные технологии в образовании: Южный федеральный округ»
В сборнике представлены доклады участников научно-методической конференции «Современные информационные технологии в образовании:...
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconПрограмма повышения квалификации
Институт экономики и внешнеэкономических связей фгаоу впо «Южный федеральный университет»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconЮжный федеральный университет
«Культура. Наука. Интеграция» полидисциплинарный журнал. На его страницах  публикуются материалы, посвященные исследованиям в области...
Южный научный центр ран южный федеральный университет icon«Южный федеральный университет» Факультет психологии
Основные научные направления (по которым факультет осуществляет научно-исследовательскую деятельность)
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconЮжный   федеральный   университе т
НоЦ   « о б Р А з о В А Н И Е   И   С о Ц И о к У Л Ь Т У Р Н А я   И Н Т Е г Р А Ц И я»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconЮжный   федеральный   университе т
НоЦ   « о б Р А з о В А Н И Е   И   С о Ц И о к У Л Ь Т У Р Н А я   И Н Т Е г Р А Ц И я»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconРоссийской Федерации Ростовский Государственный Университет
В сборнике представлены доклады участников научно-методической конференции «Современные информационные технологии в образовании:...
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconПояснительная записка Программа составлена в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта Высшего специального профессионального образования
Федеральное агентство по образованию российской федерации фгоу впо «южный федеральный университет педагогический иститут»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconПояснительная записка Программа составлена в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта Высшего специального профессионального образования
Федеральное агентство по образованию российской федерации фгоу впо «южный федеральный университет педагогический иститут»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconПояснительная записка Программа составлена в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта Высшего специального профессионального образования
Федеральное агентство по образованию российской федерации фгоу впо «южный федеральный университет педагогический иститут»
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница