Южный научный центр ран южный федеральный университет




НазваниеЮжный научный центр ран южный федеральный университет
страница3/37
Аникеева О В
Дата конвертации01.11.2012
Размер5.23 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Список литературы:


Алексеев. 1992. Алексеев Н.А. Традиционные религиозные верования тюркоязычных народов Сибири. Новосибирск.

Аммиан Марцеллин. 1996. Аммиан Марцеллин. Римская история. СПб., 1996.

Бабаева. 1993. Бабаева Н.С. Древние верования горных таджиков Южного Таджикистана в похоронно-поминальной обрядности. Душанбе.

Берштам. 1950. Берштам А.Н. Очерк истории культуры древнего Семиречья. Древние кочевники Семиречья // МИА. № 14. М.-Л.,

Былины Печоры . 2001. Былины Печоры / Былины в 25 т. Т.2.СПБ.,

Вадецкая. 1992. Вадецкая Э.Б. Таштыкская культура // Степная полоса Азиатской части СССР в скифо-сарматское время. М.

Вадецкая. 1999. Вадецкая Э.Б. Таштыкская эпоха в древней истории Сибири. СПб.

Велецкая. 2003. Велецкая Н.Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М., 2003.

Геродот. 2007. Геродот. История. М., 2007.

Гомер. 1984. Гомер. Илиада // Европейский эпос античности и средних веков. М., 1984.

Дворниченко, Смирнов, Федоров-Давыдов. 1976. Дворниченко В.В., Смирнов А.С., Федоров-Давыдов Г.А. Отчет о раскопках курганов в Астраханской области в 1976 г. Архив ИА РАН. Р-1, № 6719.

Дворниченко В.В., Малиновская Н.В., Федоров-Давыдов Г.А. Древности Астраханского края. М., 1977.

Дьяконова. 1963. Дьяконова В.П. Большие курганы-кладбища на могильнике Кокэль (по результатам раскопок за 1963, 1965 гг.) // Труды Тувинской комплексной археолого-этнографической экспедиции. Материалы по археологии и антропологии могильника Кокэль. Вып.III. Л.

Дьяконова. 1975. Дьяконова В.П. Погребальный обряд тувинцев как историко-этнографический источник. Л.
Еврипид. 1999. Еврипид. Трагедии. Т.1. М.

Железчиков. 1997. Железчиков Б.Ф. Анализ сарматских погребальных памятников в IV-III вв. до н.э. // Статистическая обработка погребальных памятников Азиатской Сарматии. Вып.II. Раннесарматская культура. М.

Зеленин. 1994. Зеленин Д.К. К вопросу о русалках (Культ покойников, умерших неестественной смертью, у русских и у финнов) // Зеленин Д.К. Избранные труды. Статьи по духовной культуре 1901-1913. М.

Зеленин. 2004. Зеленин Д.К. Обычай «добровольной смерти» у примитивных народов // Избранные труды. Статьи по духовной культуре 1934-1954. М.

Кисляков. 1970. Кисляков Н.А. О древнем обычае в фольклоре таджиков // Фольклор и этнография. Л.

Климент Александрийский. 1948. Климент Александрийский. Увещательная речь к эллинам // Латышев В.В. ВДИ. 1948 №2 (24).

Косарев. 2003. Косарев М.Ф. Основы языческого миропонимания. М.

Лебедев. 1977. Лебедев В.В. Похоронный обряд ачайваямских коряков-оленеводов // Полевые исследования института этнографии. М.

Лимберис. 1990. Лимберис Н.Ю. Отчет о работе Краснодарской археологической экспедиции на могильниках Старокорсунского городища №2 в 1990. Архив археологическая лаборатория КубГУ.

Лимберис. 2001. Лимберис Н.Ю. Отчет Краснодарской археологической экспедиции о раскопках грунтового могильника у хутора Прикубанский в 2001г. Архив археологическая лаборатория КубГУ.

Литвинский. 1972. Литвинский Б.А. Курганы и курумы Западной Ферганы. М.

Литвинский, Седов. 1984. Литвинский Б.А., Седов А.В. Культы и ритуалы Кушанской Бактрии. Погребальный обряд. М.

Лич. 2001. Лич Э. Культура и коммуникация: Логика взаимосвязи символов. К использованию структурного анализа в социальной антропологии. М.

Матвеева. 2000. Матвеева Н.П. Социально-экономические структуры населения Западной Сибири в раннем железном веке (лесостепная и подтаежная зона) Новосибирск.

Мейтарчиян. 2001. Мейтарчиян М. Погребальные обряды зороастрийцев. М.- СПб.

Мончинска. 1997. Мончинска М. Страх перед умершими и культ мертвых у германцев IV-VII вв. н.э. (на основании так называемых погребений специфического обряда) // Стратум плюс. СПб.-Кишинев.

Нарты. 1989. Нарты. Осетинский героический эпос в трех книгах. М., Кн.2.

Никитина. 1985. Никитина Г.Ф. Систематика погребального обряда племен Черняховской культуры. М.,

Овидий. 1994. Овидий. Собрание сочинений в 2-х томах. Т.II. СПб.

Ольховский. 1991. Ольховский В.С. Погребально-поминальная обрядность населения степной Скифии (VII-III вв. до н.э.). М.

Плиний Старший. Плиний Старший. Естественная история. Кн.IV, 26.90 // http://www.pereplet.ru/gorm/atext/pliny.htm.

Плутарх. 1990. Плутарх. Застольные беседы. Дополнения. Л.

Повесть. 1997. Повесть временных лет // Библиотека литературы Древней Руси. Т.1. XI-XII вв.СПб.

Пшеничнюк. 1983. Пшеничнюк А.Х. Культура ранних кочевников Южного Урала. М., 1983.

Рыков. 1926. Рыков П.С. Археологические раскопки и разведки в Нижнем Поволжье и Уральском крае летом 1925г. (предварительный отчет) // Известия краеведческого института изучения Южно-Волжской области при Саратовском госуниверситете. Т.1.Саратов.

Рыков. 1931. Рыков П. Отчет об археологических работах, произведенных в Нижнем Поволжье летом 1929г. // Известия Нижневолжского института краеведения. Т.4. Саратов.

Сергацков. 2002. Сергацков И.В. Анализ сарматских погребальных памятников в I-II вв.н.э. // Статистическая обработка погребальных памятников Азиатской Сарматии. Вып.III. Среднесарматская культура. М.

Синицын. 1954. Синицын И.В. Археологические памятники в низовьях реки Иловли / И.В. Синицын // Ученые записки СГУ. Исторический выпуск. Т. XXXIX. Саратов.

Скрипкин. 1997. Скрипкин А.С. Анализ сарматских погребальных памятников в III-I вв.до н.э. // Статистическая обработка погребальных памятников Азиатской Сарматии. Вып.II. Раннесарматская культура IV-I вв. до н.э. М.

Смирнов. 1997. Смирнов Ю.А. Лабиринт: Морфология преднамеренного погребения: Исследования, тексты, словарь. М.

Смоляк. 1980. Смоляк А.В. Нанайцы. Похоронная обрядность // Семейная обрядность народов Сибири (опыт сравнительного изучения). М.

Страбон. 1994. Страбон. География. М.

Токарев. 1990. Токарев С.А. Ранние формы религии. М.

Толстой. 1990. Толстой Н.И. Переворачивание предметов в славянском погребальном обряде // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Погребальный обряд. М.

Туголуков. 1980. Туголуков В.А. Юкагиры. Похоронная обрядность // Семейная обрядность народов Сибири (опыт сравнительного изучения). М.

Федоров-Давыдов, Дворниченко, Малиновская. 1974. Федоров-Давыдов Г.А, Дворниченко В.В., Малиновская Н.В. Отчет о раскопках курганов в урочище «Кривая Лука» в Черноярском районе Астраханской области в 1974 г. Архив Астраханского краеведческого музея.

Флакк Валерий. Флакк Валерий. Аргонавтики восемь книг. VI, 120 // http://www.darial-online.ru/1999_2/gagloyti.shtml

Шилов. 1962. Шилов В.П. Отчет о раскопках Астраханской археологической экспедиции за 1962 г. Черноярский район Астраханской области хут. Хохлацкий Сарпинский район Калмыцкой АССР. Архив ИА РАН. Р-1, № 2728.

Шилов. 1982. Шилов В.П. Проблема освоения открытых степей Калмыкии от эпохи бронзы до средневековья // Памятники Калмыкии каменного и бронзового веков. Элиста.

Яблонский, Мещеряков, Вальчак, Тришина. 2004.

Яблонский Л.Т., Мещеряков Д.В., Вальчак С.Б., Тришина И.В. Могильник Прохоровка 1 – эпонимный памятник сарматской археологии (по результатам археологических раскопок) // Вестник РГНФ. №4. М.
Подписи к рисункам:

Рис. 1. Планы погребений

1–Кривая Лука-X, кург.8, погр.2; 2–Усатово, кург.F15; 3–Кривая Лука-XVI, кург.16; 4–Кривая Лука-XVII, кург.44; 5–Кривая Лука-XVII, кург.49; 6–Иджил, кург.3; 7–Кировский-IV, кург.8; 8–Кривая Лука-I, кург.2; 9–Кузин, кург. 28; 10–Трасса канала Волга-Чограй, кург. 3; 11–Хохлацкий, кург. 2; 12–У-85, кург. 9; 13–Уязыбашево, кург.4.

Рис. 2. Женский череп с монголоидно-европеоидным комплексом из кург.2, могильника Кривая Лука – 1.







Белицкий А.В.

(Волгоград)

Погребальный обряд ранних кочевников междуречья Волги и Дона IV в. до н.э. (предварительные итоги).

IV в. до н.э. для территории Волго-Донского междуречья период сложный и неоднозначный. На данной территории в исторической литературе для VI – IV вв. до н.э. обычно располагают савроматов, упоминаемых в «Истории» Геродота. А с первой половины IV в. до н.э. в античных источниках появляется новый этноним «сирматы», который часть исследователей связывает с приходом в данный регион носителей раннесарматской археологической культуры, а другая часть с приходом нового населения, лишь частично связанного с раннесарматской археологической традицией. Более того, одни и те же памятники IV в. до н.э. разными исследователями, относятся к разным археологическим культурам.

Сложные этнические процессы, происходящие в IV в. до н.э. в Волго-Донском междуречье, оцениваются исследователями не однозначно. Наиболее устоявшимся является мнение о том, что в этот период местное «савроматское» население активно ассимилировалось мигрантами. В таком случае на территории волго-донского междуречья в IV в. до н.э. должно было происходить смешение разноэтничных групп, что отразилось бы в первую очередь не только на вещевом материале, но и на погребальном обряде этих племен.

Нужно также отметить, что проблема выделения погребальных комплексов связана не только с их неоднородностью, но и со сложностью их точной датировки в пределах одного века.

Для характеристики погребального обряда комплексов IV в. до н.э. междуречья Волги и Дона, были определены признаки, характеризующие особенности погребального обряда. В выборке учтены 25 погребений, датируемых IV в. до н.э., из которых 9 ограбленные.

Большинство погребений в этой выборке являются основными – 56 %. Впускные составляют – 44 %, при этом большинство их впущены в курганы бронзового века. Формы могильных ям разнообразны, но, в основном, превалируют прямоугольные с округлыми углами (24 %) и подквадратные (20 %). Конструкции особенности встречаются редко, они отмечены лишь в восьми погребениях (в трех погребениях отмечена ступенька, а в четырех перекрытие).

Большинство погребений (64%) индивидуальны, в остальных встречается от двух до пяти погребенных. Из 39 погребенных определение пола было сделано для 24 костяков. Нормальная половозрастная структура данной группы нарушена, и соотношение по полу составляет 2,5 в пользу мужчин (15 мужчин и 6 женщин), детских погребений так же необычно мало всего три.

Наиболее часто встречается ориентировка погребенного на ЮЗ (41%), вообще в погребениях этого времени преобладает ориентировка в южный сектор составившая 67,6 %. Широтная ориентировка с отклонениями отмечена в 29,4 % случаев. Органическая подстилка отмечена в 8 % (два случая) погребений.

Основным видом жертвенных животных в погребении является овца обнаруженная в 40 % погребений и лошадь (36%). Они представлены целым боком (40 %) или ногами (40 %), встречены справа от костяка (32 %) или в углу могильной ямы (28 %).

Наиболее распространенными категориями сосудов являются горшки, составляющие 47 % от всех типов посуды (14 погребений), и амфоры 24%, (пять погребений). Большинство составляет лепная керамика. Чаще всего посуда располагалась справа от костяка (33 % случаев) и в ногах (22 % случаев). Мечи, как и ножи, встречены в 72 % погребений. Наконечники стрел отмечены в 84 % погребений, причем погребений, в которых обнаружены железные наконечники стрел, несколько больше, чем тех в которых зафиксированы бронзовые (17 к 14 соответственно). Копье найдено в 40 % погребений (10 случаев).

Из украшений преобладают бусы, найденные в 36 % погребений. Зеркала обнаружены в 32 % погребений, в 80 % целые (девять находок). Из прочего инвентаря наиболее часто встречаются ворварки – 16 находок, обнаруженные в 32 % погребений.

При изучении территориального распространения погребальных комплексов IV в. до н.э. было отмечено, что они в междуречье Волги и Дона образуют две статистически сопоставимые группы. В первую группу вошли погребения, группирующиеся у Волги и Аксая (12 погребений3), во вторую – левобережные Низовья Дона (12 погребений4). Во вторую группу был отнесен и комплекс Вертячий к.6 п.3, не связанный территориально ни с одной из групп, но по особенностям своего обряда более соотносимый с группой Нижнедонских памятников.

При сравнении основных признаков погребального обряда этих двух групп были выявлены следующие особенности:

Для первой группы наиболее характерно возведение индивидуальных насыпей (91,6%, 11 погребений), а на Дону доминируют впускные погребения (75 %, 9 погребений).

Преобладающей формой погребальной конструкции в обеих группах является прямоугольная яма с округлыми углами. Но при этом четверть погребений с территории Волги и Аксая совершено в широких прямоугольных ямах. Во второй же группе три погребения совершено в овальных ямах, которые в свою очередь не зафиксированы в первой группе. Наблюдаются и отличия в конструкциях внутри могилы, так в погребениях Волги и Аксая в четырех случаях зафиксировано - перекрытие, не встреченное ни разу в погребениях Дона и, наоборот, такая конструктивная особенность могильного сооружения как ступеньки зафиксировано лишь на Дону (два погребения).

На Дону большинство погребений являются индивидуальными (83,3%, 10 погребений), в первой же группе до 60% (7 комплексов) погребений являются коллективными и содержат от двух до пяти погребенных.

В погребениях первой группы наблюдается явный «перекос» в соотношении полов 78% (11 погребенных) к 22% (три погребенных) в пользу мужчин, в то время как в погребениях Дона зафиксировано нормальное соотношение по полу (трое мужчин и три женщины).

Преобладающей в обеих группах является ЮЗ ориентировка, но при этом в группе погребений Волги и Аксая 42,9% (девять костяков) составила широтная ориентировка, в то время как на Дону такой тип ориентировки зафиксирован лишь однажды.

Органическая подстилка отмечена в двух погребениях и лишь на Дону.

В первой группе в большинстве погребений встречены остатки жертвенных животных, преобладающими являются кости барана. На Дону кости животных встречаются реже, а в трети погребений обнаружены кости лошади, встречающиеся чаще, чем бараньи. Разнятся и предпочтения в отношении частей туши в этих группах, так если в группе Волго-Аксайских памятников преобладает целый бок барана, то на Дону – нога.

На Дону преобладающими формами сосудов в погребениях являются амфоры, миски и котлы, которые не встречаются в памятниках Аксая и Волги (кроме единичной находки миски). Преобладающей на Дону является и кружальная керамика, которая лишь единожды встречается на Аксае и Волге. Но такие данные, скорее всего, связанны не столько с особенностями погребального обряда группы Донских памятников, сколько с их близостью к греческим колониям и другим производственным центрам.

Зеркала чаще встречаются в погребениях Дона (50%) в то время как в памятниках первой группы они отмечены лишь в 16% случаев. Еще одним ритуальным предметом, зафиксированным в комплексах на Дону, являются костяные ложечки, в свою очередь, не отмеченные на Аксае и Волге. И, наоборот, курильницы, встреченные в погребениях Аксая и Волги, отсутствуют в комплексах Дона.

Группа Волго-Аксайских памятников кажется более «военизированной», нежели Дона. Так мечи встречающиеся практически во всех погребениях Аксая и Волги (11 погребений), на Дону отмечены лишь в половине погребений. Наличие ножей и стрел в комплексах обеих групп сопоставимы. Количество погребений с железными наконечниками стрел в обеих группах одинаково, но в погребениях Волги и Аксая значительно преобладают захоронения с бронзовыми наконечниками стрел (11 погребений), при этом колчанный набор (по количеству в нем стрел) больше на Волге и Аксае.

В погребениях Аксая и Волги обнаружено больше копий, чем на Дону (шесть и четыре соответственно). А дротики, обнаруженные в четверти (три погребения) донских могил, отсутствуют на Волге и Аксае.

Необходимо отметить, что большинство признаков погребального обряда выражено не очевидно (например: категории сосудов, украшения, диспозиция вещей и др.), что связано как с малочисленностью памятников IV в. до н.э. на данной территории, так и с неустойчивостью самого погребального обряда, в связи со становлением новой культуры, на основе взаимодействия местных и инновационных традиций.

Воронятов С.В.

(Санкт-Петербург)
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Похожие:

Южный научный центр ран южный федеральный университет iconНаучно-методическая конференция «Современные информационные технологии в образовании: Южный федеральный округ»
В сборнике представлены доклады участников научно-методической конференции «Современные информационные технологии в образовании:...
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconПрограмма повышения квалификации
Институт экономики и внешнеэкономических связей фгаоу впо «Южный федеральный университет»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconЮжный федеральный университет
«Культура. Наука. Интеграция» полидисциплинарный журнал. На его страницах  публикуются материалы, посвященные исследованиям в области...
Южный научный центр ран южный федеральный университет icon«Южный федеральный университет» Факультет психологии
Основные научные направления (по которым факультет осуществляет научно-исследовательскую деятельность)
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconЮжный   федеральный   университе т
НоЦ   « о б Р А з о В А Н И Е   И   С о Ц И о к У Л Ь Т У Р Н А я   И Н Т Е г Р А Ц И я»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconЮжный   федеральный   университе т
НоЦ   « о б Р А з о В А Н И Е   И   С о Ц И о к У Л Ь Т У Р Н А я   И Н Т Е г Р А Ц И я»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconРоссийской Федерации Ростовский Государственный Университет
В сборнике представлены доклады участников научно-методической конференции «Современные информационные технологии в образовании:...
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconПояснительная записка Программа составлена в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта Высшего специального профессионального образования
Федеральное агентство по образованию российской федерации фгоу впо «южный федеральный университет педагогический иститут»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconПояснительная записка Программа составлена в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта Высшего специального профессионального образования
Федеральное агентство по образованию российской федерации фгоу впо «южный федеральный университет педагогический иститут»
Южный научный центр ран южный федеральный университет iconПояснительная записка Программа составлена в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта Высшего специального профессионального образования
Федеральное агентство по образованию российской федерации фгоу впо «южный федеральный университет педагогический иститут»
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница