Адриан Адамович Романовский   Верность




PDF просмотр
Название  Адриан Адамович Романовский   Верность
страница7/150
Дата конвертации02.11.2012
Размер1.86 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   150

— Нам с вами, капитан, предстоит совместно руководить экспедицией на Камчатку. Поэтому нужно сейчас поговорить честно и откровенно, чтобы во
время рейса не возникали недоразумения. Согласны?
— Вполне согласен.
— Прежде всего я хочу быть уверенным, что этот разговор останется между нами и ни при каких обстоятельствах разглашен не будет. Можете ли вы
мне это обещать? Подумайте, я сейчас вернусь.
«Так вот каких руководителей выпестовала революционная русская партия! — думал Клюсс. — Сильны организованностью, деловитостью, упорным
стремлением  к  цели.  Нет  ни  барства  ни  сибаритства,  ни  снисходительной  вежливости».  Ему  вспомнился  один  генерал,  приглашенный  большевиками
после  апрельского  выступления  японцев  руководить  ведомством  военно-морских  дел.
Генерал считал Клюсса «своим» и так отозвался об Антонове: «Исключенный студент, фельдшерский сын. Таким одна дорога — в большевики-стреку-
листы».
Выше всего генерал ценил происхождение. Ему наплевать, что Антонов образован, владеет иностранными языками. Главное — он не дворянин.
А Якум? Кто он? Говорят, латыш, профессиональный революционер, был на каторге.
Интересно, какие они в частной жизни? Впрочем, это неважно.
Клюсс сожалел, что так поздно встретил этих людей, и твердо решил заслужить их доверие.
Вошел Якум с бумагой в руках:
— Простите, товарищ Клюсс, что долго заставил ждать. Читайте, это мое предписание.
Прочитав, Клюсс сказал:
— Я уже предупрежден, что вверенный мне корабль будет в вашем оперативном распоряжении.
— Представляете ли вы всю сложность обстановки, в которой нам предстоит работать?
— В общих чертах. Я принял назначение на «Адмирал Завойко» без колебаний, так как считаю, что долг каждого русского бороться с интервенцией.
Якум удовлетворенно кивнул:
— Значит, мы можем заключить договор чести: быть верными своей Родине и откровенными друг перед другом?
— Можем, Даю вам слово офицера.
— А я слово коммуниста.
Они крепко пожали друг другу руки.
— Теперь,  Александр  Иванович,  я  могу, —  Якум  понизил  голос, —  сообщить  вам  истинные  цели  экспедиции.  Основная  наша  задача —  сохранить  за
Русским  государством  Камчатку  и  прилегающие  к  ней  острова.
Клюсс задумался, потом спросил:
— Что для этого следует делать?
Якум серьезно посмотрел на Клюсса.
— Не допустить соглашений местных деятелей с японцами о каботажном плавании, о снабжении населения продуктами, рыболовным и охотничьим
снаряжением, товарами.
— А это может произойти?
— Ознакомлю вас с обстановкой, которая сложилась сейчас на Камчатке.
Порывшись в портфеле, Якум протянул Клюссу бланк:
— Вот прочтите, какую телеграмму послал Ленину в марте этого года Камчатский ревком. В ней яркая картина создавшегося там положения.
Клюсс внимательно прочел документ. Да, положение катастрофическое. Кроме рыбы, все продовольствие ввозилось. В кооперации ничего, кроме му-
ки, нет. Казначейские кассы пусты. Бумажные кредитки совершенно обесценены, имеют хождение только иена и доллар. Пушнину скупают иностранцы,
охотское золото всё уходит за границу. Закрылось много школ. Почти прекратилось медицинское обслуживание населения. Аппарат управления не орга-
низован. Военной силы нет. Во всей области только 24 милиционера. На рейде стоят японские военные корабли под предлогом защиты интересов япон-
ских подданных. Служащие государственных учреждений восемь месяцев не получали жалованья.
— Да, — сказал Клюсс, возвращая телеграмму, — Камчатку можно потерять. Понимаю всю важность нашей миссии.
— Мы должны доставить туда продовольствие и убедить камчатских коммунистов немедленно создать базы на случай возникновения партизанской
войны. Передадим им оружие. Оно хорошо спрятано?
— Прятать его не стали, чтобы не привлечь внимания. Все считают, что это наши артиллерийские припасы, погруженные тайно от японцев. И матро-
сы и офицеры будут крепко хранить эту тайну.

— Хорошо, товарищ Клюсс. Могу ли я положиться на ваш экипаж?
— Экипаж  сформирован  только  вчера.  Матросов  отбирал  комиссар  флотилии.  В  подавляющем  большинстве  это  учившаяся  молодежь,  призванная  в
1919 году правительством Колчака. Старых матросов Сибирской флотилии на «Адмирал Завойко» попало только два: боцман Орлов и котельный механик
Панкратьев.  Из  молодых  мне  рекомендовали  радиотелеграфиста  Дутикова,  машиниста  Губанова,  комендора  Казакова,  рулевых  Орлова  и  Дойпикова,
фельдфебеля Косова. Офицеров я выбрал сам. А вот комиссар ещё не назначен… Обещаю, что без вас не приму ни одного решения, кроме чисто техниче-
ских, и все ваши распоряжения будут выполняться. Только очень бы вас просил в жизнь корабля не вмешиваться, с этим я справлюсь сам.
Якум улыбнулся:
— Хорошо, капитан, обещаю не вмешиваться…
Расставшись с Клюссом, Якум вначале почувствовал неуверенность: не сделал ли он ошибку, сообщив беспартийному капитану истинную цель экспе-
диции. Но, подумав, решил, что поступил правильно. Без капитана, которому можно полностью доверять, пускаться в дальнее плавание в такой шаткой
политической обстановке, безусловно, нельзя. Правда, с Клюссом он встретился впервые, но этот морской офицер с решительным взглядом, твердой, уве-
ренной речью и сединой в висках произвел на него хорошее впечатление. «Такому можно верить», — подумал он.
Вернувшись на корабль, Клюсс вызвал к себе штурмана. Штурман молодой, неопытный, недоучившийся гардемарин, да ещё летчик, кажется. Почему
он остановил свой выбор на юноше, две недели как получившем самый младший штурманский диплом? Ведь просился Волчанецкий, известный на Си-
бирской флотилии штурман, человек пожилой, много плававший, преподаватель. Но с Волчанецким Клюссу плавать не хотелось. Хоть и опытный, но ти-
пичный моряк торгового флота с принятыми там штурманскими приемами, которых Клюсс не любил. А Беловеский зимою часто бывал в его доме. Клюс-
су понравилось его стремление к самообразованию, знание двух языков, способность к усидчивому труду. Такого можно и нужно учить, прививать ему
штурманские навыки. А потом Беловеский, возмужав, усовершенствовав и развив приобретенный опыт, будет в свою очередь учить молодых офицеров.
Так, и только так, идут вперед морские науки, и этот процесс не должны прерывать политические перемены в стране.
Была и другая причина: Беловеский очень подходил для экспедиции — он был красным. Среди офицеров такие очень редки. Влюблен в романтику мо-
реплавания, любит паруса, шлюпки и, как ни странно, отличный строевик и стрелок.
Всё это напоминало Клюссу его собственную молодость, и он настоял на переводе Беловеского с посыльного судна «Улисс» на «Адмирал Завойко».
Штурман явился свежий, побритый, в отглаженном морском костюме. Лицо дышало бодростью и здоровьем.
— Вы уже отдохнули, Михаил Иванович?
— Так точно, Александр Иванович.
«Если поспал часа три — и то хорошо», — подумал Клюсс и стал подробно разъяснять, что нужно сделать к походу. Всё это он коротко записал в блок-
нот и, передав штурману, отпустил его:
— Действуйте. Вечером доложите, что сделано.
Сразу после обеда Беловеский вместе с рулевым боцманматом взялся за дело. Разбирал карты и лоции, выверял хронометры, делал береговые магнит-
ные наблюдения, установил на верхнем мостике новый главный компас, завел журналы. На другой день всё было закончено, и командир разрешил ему
провести последний вечер на берегу: отход завтра в полдень.
Клюсс  принял  у  себя  лейтенанта  Нифонтова,  бывшего  ещё  вчера  командиром  миноносца  «Твердый»,  а  теперь  назначенного  на  «Адмирал  Завойко»
старшим  офицером.  Это  был  низенький  лысеющий  блондин  с  уже  обозначившимся  брюшком.  Говорит  тенорком,  иногда  срываясь  на  фальцет,  часто
складывает  пухлые  губы  трубочкой.  Пожимая  ему  руку,  Клюсс  улыбнулся:
— Ну как, Николай Петрович? Не передумали? Устраивает вас назначение?
— Конечно, Александр Иванович. Я уже около года дальше залива Петра Великого не был. От Аскольда до Фуругельма и обратно.
— Ну, сейчас пойдем значительно дальше. Но не это главное. Политическая обстановка шаткая, а наши семьи остаются здесь…
Нифонтов замялся:
— Но ведь мы, Александр Иванович, обязательно… самое… Вернемся сюда с Камчатки?
Клюсс вынул из сейфа бумагу:
— Вот, прочтите предписание.
Прочитав, Нифонтов в недоумении молчал: странное предписание. С одной стороны — японцы, с другой — коммунист Якум — начальник экспедиции.
Командир улыбнулся:
— Вот и я думаю: обстановка сложная и трудная… И что я хочу? Чтобы вы сейчас дали мне честное слово, что до возвращения во Владивосток будете
настоящим старшим офицером русского корабля. Невзирая на любые политические бури.
— Я полагаю, Александр Иванович, что мне о них думать… самое… не придется. Бури — на берегу. А моё дело проводить на корабле в жизнь ваши рас-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   150

Похожие:

  Адриан Адамович Романовский   Верность iconВсеволод васильевич антонов романовский
Предисловие 
  Адриан Адамович Романовский   Верность iconВступление
Музыкальная визитка Студии «Паром» (музыка, исполнение, аранжировка Е. Романовский)
  Адриан Адамович Романовский   Верность iconУчебнике и 
Комбини Чтение «про  Понятие  Задания № 4, 5    читать фамилию  С. Романовский  рованный  себя». 
  Адриан Адамович Романовский   Верность icon№7   2008 Войны кавказские, войны школьные
Православие сделало нас особым народом Митрополит напомнил, что Адриан и Наталия всегда
  Адриан Адамович Романовский   Верность icon  Типовая учебная программа   для высших учебных заведений по специальностям:  
...
  Адриан Адамович Романовский   Верность iconБрэд Мельцер "Книга судьбы"
...
  Адриан Адамович Романовский   Верность iconС вместе с кусочком ее знаменитого парка.  Архитекторы  В. Д. Адамович и  В.  М.  Маят    выстраивают    «российскому  Моргану»  –  как  называли  ом
Джон Байерли (англ. John Beyrle, род. 11. 02. 1954 г., Маскигон, сша) –посол сша в Москве с 2008 г. См. на YouTube
  Адриан Адамович Романовский   Верность iconКнига вторая "Звено"
Адамович Г. В. Литературные беседы. Книга вторая ("Звено": 1926-1928) //Алетейя, спб., 1998
  Адриан Адамович Романовский   Верность iconАдриан Моул: Годы капуччино //Фантом Пресс, Москва
...
  Адриан Адамович Романовский   Верность iconSholokhov Moscow State University  for the Humanities педагогика И психология
Ответственность за досто- верность информации, содержащейся в публикуемых материалах, несут 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница