Социология: что она знает и может




НазваниеСоциология: что она знает и может
страница6/15
Дата конвертации04.11.2012
Размер2.19 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

НАУКА, КОТОРАЯ ОКАЗЫВАЕТСЯ ВСЕМ НУЖНА



Старые дискуссии закончились, начались новые. Размежевавшись с внешними оппонентами и удовлетворив практически все их требова­ния, социологи обратили внимание на свои внутренние проблемы и не­ожиданно обнаружили, что даже для специалистов, оказалось непо­нятным, что такое социология и чем она занимается, и чем должна за­ниматься. Во всяком случае, классическое определение социологии как «...науки об обществе как целостной системе и об отдельных социаль­ных институтах, процессах и группах, рассматриваемых в их связи с общественным целым»11, перестало удовлетворять социологов. Хотя никто не спорил против этого определения и в принципе оно было пра­вильным, но оно не отвечало ее практическим задачам. Данное опре­деление было слишком общим и потому неопределенным, чтобы из не­го можно было исходить при решении конкретных социологических за­дач по изучению действительности. Кроме того и входящие в данное определение понятия, такие, как «целостная система», «отдельные со­циальные институты», «общественное целое» или «объективное взаи­мосвязанное целое», требуют определения или, по меньшей мере уточ­нения, в рамках социологического знания. Размышления по поводу предмета социологии поставили несколько непростых вопросов. Например, если социология — это наука об об­ществе, то тогда, чем она отличается от других общественных дисцип­лин, например, экономики, демографии, политики, истории, права и пр., которые также изучают общество?

Попытались по аналогии с другими общественными науками оп­ределить специфическую область социологии в общественном целом. Попробовали другой подход, если экономика изучает проблемы произ­водства и распределения, право — развитие и функционирование за­конов, демография — демографическое поведение населения и т. д., то социологию предлагали определить как науку о потребностях и инте­ресах. Высказывалось мнение, что социология — это наука о социаль­ном управлении и прогнозировании. Были и утверждения, что соц­иология должна заниматься только изучением общественного мнения или социальными системами. Некоторые авторы сводили социологию только к методике и технике социологического исследования, против чего все социологи дружно восстали, заподозрив, что такое сужение предмета социологии, превратит ее в подсобную и техническую дис­циплину. Как-то один студент, отвечая на экзамене, сказал, что соц­иология — это наука о людях. Тоже правильно.

В принципе эти и многие другие частные определения предмета социологии и области ее интереса, не противоречили определению предмета социологии, приведенному выше, но только на сей раз вни­мание акцентировали на второй его половине: на социологии как нау­ке об отдельных социальных институтах и социальных явлениях. В об­щем такой подход возможен. Во всяком случае многие из указанных областей общественного бытия не попадали в поле зрения обществен­ных наук и оставались, так сказать, беспризорными, что не мешало им играть важную роль в обществе, имея «сквозной характер», как напри­мер, общественное мнение.

Но вдруг в социологии стали твориться непонятные вещи. Соц­иология начала проникать в те области общественной жизни, которые исконно считались сферой интересов других дисциплин. Появились термины промышленная, индустриальная социология, социология об­разования, социология личности. Затем появились социология полити­ки, общественного мнения, социология города и деревни. В последние годы укрепились совсем необычные словосочетания типа социология покупателя, социология рекламы, социология костюма, наконец, эко­логическая и экономическая социология. Социология находила все но­вые области применения, например, в журналистике, истории, праве, киноискусстве, театре, в целом в искусстве и т.д. Наверное, уже трудно найти такую область социального бытия, где социологи не предло­жили бы своих услуг.

В начале 80-х годов я читал в МГУ им. М. В. Ломоносова лекции по методике и технике и по основным направлениям развития соц­иологии. Таковых, более или менее развитых, тогда я насчитал около семидесяти. Вот только некоторые из них.

1. Социология коммунистического воспитания

2. Социология образования

3. Социология села

4. Социология города

5. Социология национальных от­ношений

6. Социология религии

7. Промышленная социология

8. Социология труда

9. Индустриальная социология

10. Социология трудовых коллек­тивов

11. Социология науки

12. Социология права и отклоняю­щегося поведения

13. Социология культуры

14. Социология миграций и пере­мещений

15. Методика и техника социоло­гических исследований

16. Буржуазная социология

17. Теория и история социологии

18. Социология спорта

19. Социология личности

20. Военная социология

21. Социология демографии

22. Экономическая социология

23. Социология театра, кино

24. Социология общественного мнения

25. Социология образа жизни

26. Социология молодежи и сту­денчества

27. Социология семьи

28. Социология политики

29. Социология малых групп

30. Социология журналистики

31. Социология пожилых людей

32. Социология конфликтов

33. Социология организаций

34. Социальное прогнозирование и планирование

35. Социология книги и чтения

36. Социология управления

37. Социология партийной рабо­ты

38. Социология неформальных отношений

Конечно, не все направления социологических исследований были хорошо развиты, некоторые создавались на конъюнктурной волне, на­пример, социология социалистического соревнования, многие позже совсем прекратили свое существование, другие сильно трансформировались. Но по всей видимости, всегда имеются такие области социаль­ного бытия, которые характеризуют и определяют актуальность самой науки, причем независимо от политической системы и строя общества. Например, некоторые области социологии весьма сильно, даже по на­званию, перекликаются с зарубежной социологией.

Для сравнения приведем основные направления развития соци­ологии в Америке12. Отрасли социологического знания и число американских универ­ситетов, в которых велось их преподавание:

1. Теория социологии — 136

2. Социальная психология —134

3. Методология исследования —131

4. Социология города —115

5. Отклоняющееся поведение - 113

6. Преступность, правонаруше­ние —102

7. Рассовые и этнические отно­шения, отношения мень­шинств — 99

8. Демография — 98

9. Формальные и сложные организации — 95

10. Брак и семья — 95

11. Стратификация и мобильность-90

12. Социальные изменения — 78

13. Общности — 77

14. Социология политики — 73

15. История социологии и соци­альной мысли — 68

16. Занятия и профессии — 62

17. Религия — 61

18. Социология полов — 47

19. Малые группы — 41

20. Пенология и исправления - 38

21. Социология знания — 37

22. Экология человека — 36

23. Право и общество — 32

24. Промышленная социология —31

25. Этнометодология — 30

26. Социальный контроль — 29

27. Социология труда — 29

28. Математическая социология - 28

29. Социология пожилых — 26

30. Прикладная социология — 25

31. Массовые коммуникации, об­щественное мнение — 25

32. Социология села — 24

33. Социология науки — 23

34. Экономика и общество — 22

35. Социология культуры -

36. Развитие модернизации — 58

37. Образование — 56

38. Социология медицины — 54

39. Коллективное поведение и социальное движение — 49

40. Сравнительная социология - 49

41. Социализация — 48

42. Досуг, спорт, развлечения—15

43. Социология искусства и лите­ратуры — 8

44. Социология мировых конфликтов — 8

45. Военная социология — 5

Самое удивительное, что видно из приведенного списка — это то. что Практически все общественные дисциплины в нашей стране, даже те, кто видел в ней своего конкурента, стали принимать социологию с распростертыми объятиями. Более того, сами охотно шли с ней на кон­такт и по возможности использовали социологические методы иссле­дования. Именно специалисты по различным общественным дисцип­линам чаше всего выступали инициаторами введения социологии в структуру своей науки. Нередко они сами проводили исследования своих специальных проблем и тем самым закладывали новые социоло­гические направления, социологизировали свою науку или, наоборот, специализируя (экономизируя, демографизируя, политизируя, психологизируя и т. д.), саму социологию. Если учесть, что ученые, как пра­вило, ревниво относятся к любым попыткам вторгнуться на свою тер­риторию, то нужно обладать большой пробивной силой, весомостью аргументов и неотразимостью доказательств, чтобы эти ученые приня­ли пришельца в свое лоно. Но социология, как уже говорилось, была принята не только весьма охотно, но и нередко рассматривалась как необходимая составная часть той или иной общественной дисциплины. С появлением социологии возникла демографическая социология, эко­номическая социология, социология права и др. Они легко восприняли и новые методы исследования собственных проблем, и даже новые кон­цепции. Ситуация неординарная и она позволяет утверждать, что в социологии есть нечто, оказывающееся полезным для всех обще­ственных дисциплин и касающееся всех сторон социальной действи­тельности.

Правда, были попытки объяснить подобную экспансию наличием у социологов особого метода исследования, которым не обладали дру­гие общественные дисциплины. Соскучившись по живому человеку в своих исследованиях и увидев возможность непосредственного обращения к нему, они с удовольствием обратились к социологическим мето­дам. Но если бы речь шла только об использовании методики и техни­ки опроса больших групп людей, то тогда вряд ли бы нам пришлось говорить об образовании новых направлений в социальных исследова­ниях, не возникло бы и проблемы социологизации некоторых сфер в общественных дисциплинах, а тем более — специализации социоло­гии. Так, применяя математические методы в социологии, мы не гово­рим о социологизации математики, или математизации социологии. Мы говорим только о применении математических методов в социоло­гии. Или же, касаясь применения математических методов в экономи­ке, мы не говорим об экономизации математики, но говорим о приме­нении методов математики в экономике, оставляя за экономикой спе­цифическую область исследования, на которую математика не претен­дует. Вряд ли дело только в использовании социологических методов исследования, хотя, без сомнения, это имело огромное значение для общественных дисциплин. Очевидно, отношения социологии с другими общественными дисциплинами намного сложнее, как сложнее и роль самой социологии в обществе.

Осознав это, социологи вновь вернулись к мысли, что социология должна выступать и выступает как некая обобщающая наука, которая должна изучать все стороны как всего общественного бытия, так и от­дельного явления. Например, если экономика, теория права и пр., изу­чают общественные явления в своем специфическом аспекте, то соц­иология изучает те же явление, но как бы всесторонне. Возникло пред­ставление о социологии как о комплексной науке.

Однако такой подход оказался хотя и весьма любопытным, но до­вольно неопределенным в силу неопределенности самого понятия «комплексность». Несколько позже его пытались уточнить, конкрети­зировать с помощью понятия «системность», ставшим одно время до­вольно модным. Но и это ничего не изменило. Понятие «комплекс­ность», «системность» не описывали в достаточной мере ни особенно­сти социологии, ни объема ее знаний и специфику исследования. В принципе, данный подход к определению предмета социологии мало отличается от того, который был осуществлен в энциклопедическом словаре.

Все эти размышления в явной или неявной форме привели к по­ниманию, что предмет социологии: во-первых, лежит вне предметов других общественных дисциплин; во-вторых, он охватывает все сферы социального бытия и, соответственно, связан со всеми общественными науками. Поиски предмета социологии стали детальнее и глубже, определилось направление к конкретизации и к вычленению специальных областей. Но главное, появилось стремление увязать его с практикой социальных и социологических исследований, что особенно обозначи­лось в момент соединения социологии с другими общественными нау­ками. Характерно, что на авансцену теоретических рассуждений и споров, наконец, вышли и социологи-практики. К этому обязывал сам метод социологического исследования.

В ПОИСКАХ СВОЕГО ПРЕДМЕТА



Надо сказать, что социологическая практика в определении пред­мета своего внимания пошла намного дальше, чем социологическая те­ория. Пожалуй, именно социологи-практики не только у нас в стране, но и за рубежом нащупали ту область социального бытия, которой дол­жна заниматься социология и благодаря которой она обрела почву и получила возможность приносить реальную пользу своими рекоменда­циями. Большое влияние в этом плане на социологию оказал так на­зываемый хоторнский эксперимент.

В 1927—32 годах социологом и психологом Мэйо и его сотрудни­ками проводилась серия экспериментов, которые показали роль н зна­чение «человеческого фактора» на производстве, как позже стали на­зывать это новое направление. Эти эксперименты наглядно продемон­стрировали, чего можно добиться от работника, если создать опреде­ленную систему взаимоотношений на производстве. Понимание роли и значения «человеческого фактора» обусловили впоследствии созда­ние социологической и психологической службы на предприятиях. За­дача социологов и психологов заключалась в том, чтобы изучить «человеческие отношения» и выработать соответствующие рекомен­дации по их использованию с целью повышения производительности труда. И надо сказать, что западная эмпирическая социология проде­монстрировала в этом массу интересных возможностей социологии и психологии.

Если отвлечься от того, что теория «человеческих отношений» по­зже была провозглашена глобальной теорией социального благоденст­вия, приобретшей определенную идеологическую окраску, то в ней можно найти много положительных моментов.

Особенностью отечественной прикладной социологии является наличие в ней как бы двух направлений — первое, если так можно сказать, академическое, где, как правило, исследовали ее концепту­альные проблемы, например, образа жизни, социального прогнозирования, воспитания и образования и т.д., и носящие довольно общин характер. Другое направление, развиваемое в основном заводской соц­иологией,— проведение конкретных социологических исследований только для нужд производства. Академическая социология давала за­казы, как правило, самой себе и, как это часто бывает в академической науке, удовлетворяя за казенный счет собственное любопытство, бла­годаря чему нередко рождались весьма нетривиальные проблемы и их решения. Именно благодаря интересу и любопытству отдельных соц­иологов, появились новые направления в социологии, например, соц­иолингвистика, социология личности, региональная социология, соци­альная демография и др. Для второго направления заказчиками высту­пали предприятия, фабрики, заводы, учреждения, которые требовали конкретных рекомендаций. Если первые решали чисто научные про­блемы и находились, так сказать, в свободном полете мысли и поиске истины, то вторые обязаны были решать производственные задачи и надолго забывать о собственных научных интересах. Перед заводской социологией постоянно стоял вопрос, что нужно сделать в области со­циального развития, чтобы повысить производительность труда. Этот вопрос висел над заводскими социологами как домоклов меч и по-гам­летовски трагична была его постановка, быть или не быть заводской социологии. Эта вынужденная жесткая ситуация и заставляла соц­иологов-практиков искать ответ на вопрос, чтобы сохранить свое место под солнцем. Именно чрезвычайная ситуация и привела к пониманию того, чем социология должна заниматься.

Решая производственные вопросы, социологи, естественно, вы­шли на социальные факторы, которые оказывали влияние на эффек­тивность работы предприятия и каждого работника. Этих факторов бы­ло много, но в конечном итоге круг их более или менее определился.

На массе данных конкретных социологических исследований было доказано, что нельзя рассматривать работника функционально, только как элемент той или иной производственной ситуации. Выполнить свою производственную операцию успешно, с высоким уровнем каче­ства, способен только работник, который обладает возможностью рас­крыть себя как личность. Поэтому необходимо подходить к нему, учи­тывая все богатство его личных характеристик, ибо любая деятель­ность есть выражение его личных качеств и т. д. Важно, что социологи решали эти проблемы, исходя не из общих деклараций о важности че­ловека, личности на производстве и в обществе, о которых постоянно кричали все плакаты и лозунги, а шли от исследований человека. Соц­иологи, обращаясь со своими вопросами к десяткам и сотням рабочих, инженеров, руководителей, служащих с неизбежностью выходили на их нужды и неудовлетворенные потребности, выходили на реальные социальные проблемы и соответственно их влияние на эффективность труда. Осуществляя поиск условий, влияющих на повышение эффек­тивности труда, социологи определили причины, воздействующие на че­ловека, стимулирующие или тормозящие его творческую деятель­ность, его инициативу и т. д. Соответственно, социологи вышли на уз­ловой момент, который определяет всю структуру деятельности соци­альной группы — на систему взаимоотношений людей и социальных групп или социальные отношения.

Правда, для заводских социологов осознание важности изучения социальных отношений первоначально проявилось в исследованиях межличностных отношений, морально-психологического климата в коллективе. Идея оказалась простой, но довольно продуктивной. Исс­ледования показывали, что чем лучше отношения в коллективе, тем лучше человек работает, и если отношения между членами коллекти­ва плохие, а тем более конфликтные, тем хуже рабочие трудятся и, соответственно, ниже эффективность труда всего подразделения. От­ношения дружбы, симпатии, взаимодоверия вот основные характери­стики хорошего микроклимата в коллективе. Но социологам еще пред­стояло понять, откуда появляются дружба и симпатия, вражда и кон­фликты. Они только увидели, насколько важны эти отношения для ра­боты и что их можно определенным способом регулировать, в основном специальным подбором людей, симпатизирующих друг другу. И этого чаще всего оказывается достаточно, чтобы какое-то, правда, довольно короткое время, подразделение начало хорошо работать. С удивитель­ной закономерностью примерно через полгола, опять образуется та си­стема отношения, которая является естественной для любого коллек­тива, т. е. система симпатий и антипатий, конфликтов и противоречий. Естественным путем возникают отношения, которые определяются си­стемой более общего порядка. Уже потом было понято, что отношения дружбы и симпатии — есть выражение более сложной системы отно­шений.

Обнаружив это, социологи, пошли дальше и в серии исследований нащупали и проверили еще одну систему производственных отноше­ний, а именно отношения между руководителями и подчиненными как двумя социально-профессиональными группами. Оказалось, что здесь кроме отношений чисто дружеских или деловых, имеются и другие от­ношения, например, политические. В данном случае имеются в виду отношения взаимной ответственности и наличие не только обязанно­стей друг перед другом, но и прав, а соответственно, и разделение пол­ноты власти. Понимая насколько важны для работы предприятия отношения между этими группами, социологи стали активно исследовать, прежде всего, уровень доброжелательности и доверия между ними, содержа­щий в себе всю или достаточно полную совокупность действий по от­ношению друг к другу. Например, забота администрации об условиях труда и быта рабочих, включение последних в управление производ­ством и общественными делами, активное их участие в общественной жизни, компетентность руководства и профессионализм рабочих и т. д.— все это позволяло определить в свою очередь характер и уровень взаимной ответственности. Если этот уровень достаточно высок, то за­дачи предприятия решаются успешно, если же отношения конфликт­ные, то и общие задачи решаются плохо или совсем не решаются.

Исходя из этого, социологи выработали целую серию рекоменда­ций, которые позволили успешно решать эти проблемы. Например, ис­следования показывали, что напряженность между администрацией и рабочими часто возникает в результате недостаточной информирован­ности последних о деятельности руководства. Нередко именно из-за этого возникают слухи и домыслы, часто носящие негативный харак­тер, что приводит к росту недоверия друг к другу. Двусторонняя сис­тема информированности о деятельности администрации и коллектива в целом, позволяет в ряде случаев снять напряженность.

Но далее социологи показали принципиальное значение установ­ление отношений и между профессиональными, квалификационными, половозрастными и другими группами, например, между молодыми и кадровыми рабочими, квалифицированными и неквалифицированны­ми, между работниками различных подразделений и т. д. Самым глав­ным следствием этих исследований был вывод о том, что в социальном управлении не столько важно удовлетворение тех или иных специфи­ческих интересов, каждой из этих групп, сколько установление строго определенных отношений, что стало, в конечном итоге, основным принципом социологических исследований.

Таким образом, решая социологическими методами социальные проблемы общественного производства, проблемы повышения произ­водительности труда и т.д., социологи неизбежно должны были обра­титься к производственным отношениям, которые часто называют че­ловеческими отношениями. Правда, не всегда это осознавалось полно­стью и не всегда явно проявлялось как четкая ориентация на изучение именно производственных отношений. Нередко все это решалось на уровне здравого смысла. Но здесь важно подчеркнуть основную на­правленность социологической мысли и социологической практики, а именно направленность к человеку, к его отношениям с другими людь­ми.

Однако система отношений в коллективе оказалась намного слож­нее, чем это представлялось сначала, а главное, она выходила далеко за пределы производственных отношений. Социологи вышли на пони­мание того, что решение многих производственных задач находится далеко за проходной завода, например, в непроизводственной сфере, в семейных отношениях и во всем комплексе не производственных отно­шений и социальной деятельности. Примечательно, что если исследо­вания проводились на предприятии, то применялся термин «человече­ские отношения», но если исследование выходило за стены предприя­тия, то использовался термин «социальные отношения», охватываю­щие все типы социальных отношений — и производственных, и непро­изводственных.

В этом плане, как уже говорилось, социологическая практика уш­ла намного дальше социологической теории. В то время как социоло­ги-теоретики раздумывали, чем должна заниматься социология, и строили всякие мысленные и не мысленные конструкции, примеряя в качестве предмета социологии всевозможные социальные феномены и миражи, социологи-практики, работавшие непосредственно на произ­водстве, решали социологическими методами социальные проблемы производства и повышения эффективности труда, сконцентрировав все свое внимание на системе производственных отношений.

Естественно, перед социологами встал вопрос: «Что же представ­ляют собой социальные отношения, какова их природа и сущность, ка­ким образом их можно исследовать, какое конкретное выражение они имеют, какова их структура?». Эти вопросы оказались сложными, но, не решив их, нельзя было двигаться дальше.

НОВЫЕ АКЦЕНТЫ В СТАРЫХ ПРОБЛЕМАХ



Хотя о социальных отношениях как предмете или возможном предмете социологии говорилось давно, возможно с того времени, ког­да понятие «социология» прозвучало в положительном контексте, тем не менее в нашем идеологизированном и элитаризированном обще­стве, где основные споря ведутся за приоритет не столько в научной, сколько в должностной иерархии, эти высказывания потонули в общем хоре социологических дилетантов от большой науки. Вряд ли их осо­бенно беспокоили научная истинность и развитие отечественной социологии.

Когда к мыслям о социальных отношениях как предмете социологии стала подталкивать практика, об этом заговорили более настойчи­во и социологии-теоретики, хотя и не очень определенно. Например, в 1977 г. на немецком и в 1980 г. на русском языках вышла работа немецких социологов: «Основы марксистско-ленинской социологии», в которой, в частности, авторы утверждали, что «... марксистско-ленин­ская социология— это социальная наука, исследующая структуру и развитие человеческого общества как систему социальных отношений, структуру и развитие общественно-экономических формаций и их эле­ментов, а так же источники социальной активности классов, групп и индивидуумов в обществе»13 . В этом определении, наряду с традици­онным подходом, официально введено и понятие «социальные отно­шения».

В отечественной литературе социальные отношения сначала не рассматривались как предмет социологии, а в лучшем случае — как область ее действия, понимаемые в узком смысле — как часть обще­ственных отношений. 'Так, авторы книги «Социальная сфера: совер­шенствование социальных отношений», в частности, писали: «Соци­альные отношения обладают одной важной особенностью, которая предопределяет их исследование социологией, как правило, в тесном взаимодействии с другими общественными науками. В работах совет­ских философов и социологов получила признание точка зрения, со­гласно которой специфика социальных отношений состоит в том, что они выступают существенным аспектом всех видов общественных от­ношений: экономических, политических, идеологических и т.д.»14 .

Здесь «социальные отношения» выступают как такое понятие, ко­торое следует из понятия «общественные отношения» как более широ­кого. Например, в системе производственных отношений как часть об­щественных выделяются еще и собственно социальные отношения. Но по сути дела под социальными отношениями понимается некоторая со­циальная сфера, отличная от производственной сферы. Иными слова­ми, наряду с производством существует социальная сфера, которая ко­нечно же, связана с процессом производства. Ни экономика, ни пол­итика, ни идеология не могут существовать без той социальной сфе­ры, где мы кушаем, спим, влюбляемся, рожаем детей, учимся, от­дыхаем и пр., и пр.

Уязвимость такого толкования понятий социальные и общественные отношения была налицо, и в литературе неоднократно критиковалась эта точка зрения. Наверное, поэтому в предисловии ко второму изданию (1987 г.) известной книги В. А. Ядова было подчеркнуто: «Од­нако такой подход (т.е. социальные отношения как аспект всех иных общественных отношений — Л. А.), требует некоторых уточнений. Распространенность вышеназванных категорий, свидетельствует не только о «включенности» социального в другие виды отношений, но и об известном «примате» социального как выражающего сущность ис­торически определенного способа взаимодействия людей (общностей, объединений, институтов). И в этом своем качестве социальное есть категория «функциональная», основополагающая, а не просто выраже­ние аспекта других связей и отношений в обществе. Социальные отно­шения развиваются по своим собственным закономерностям, которые должны изучаться наряду с экономическими закономерностями, пол­итическими, духовными и т.д., разумеется в тесной связи с ними»15 .

Это высказывание принципиально отличается от первого. Оно ставит категорию «социальные отношения» как основную, фундамен­тальную, имеющую свои особенности и закономерности и требующую уже специального социологического исследования, но все-таки нахо­дящуюся в одном ряду с другими, экономическими, политическими и другими отношениями. Отсюда делается вывод, что социология — это «... наука о социальных отношениях, механизмах и закономерностях развития различных социальных общностей»16 .

Данное определение предмета социологии выгодно отличается четкостью от остальных, хотя как социологическая категория «соци­альные отношения» еще не рассматриваются. Социальные отношения в большей степени еще понимаются как социальная или философская категория, и в этом плане в равной степени может стать предметом не только социологии, но и экономики, и философии, и политологии, и права, и т.д.

Необходимо сказать, что категория «социальные отношения» име­ет довольно длительную историю изучения. Более того, в определен­ном смысле эта категория является краеугольной во всей системе по­знания и описания мира и встречается в различных контекстах в ра­ботах мыслителей прошлого и настоящего. Чаще всего эта категория рассматривалась как психологическая, как теория взаимодействия людей на межличностном уровне или как категория социального действия.

Но очень редко социальные отношения рассматривались как соц­иологическая категория и еще реже — как предмет и объект социоло­гии. Правда, само определение предмета социологии как науки об об­ществе и представление последнего в виде некоторой целостной системы невольно приводило к образованию терминов «общественный», «со­циальный» в социологическом понятийном аппарате. По сути дела, уже введение термина «целостная система» в отношении общества, признавая наличие связи элементов в любой системе скрыто обоснова­ло это и в отношении социальных институтов, социальных групп и т.д.

Но явно о социальных отношениях как социологической катего­рии, как о предмете или, точнее, как о возможном предмете и объекте социологии, заговорили недавно. Вернее, как объект социологии, со­циальные отношения давно были в практике социологических иссле­дований, да и в теории социологии, но как о предмете социологии, о них заявили только в последнее время.
КАКОЕ ОБЩЕСТВО ИЗУЧАЕТ СОЦИОЛОГИЯ?
Обращение к социальным отношениям как предмету социологии, стало поворотным моментом в становлении теории социологии. Убрав из терминологического словаря и понятийного аппарата «общество» как таковое, социологи ликвидировали яблоко раздора, и тем самым размежевались с другими общественными науками, но в тоже время сохранили содержание обществоведческой дисциплины, т.е. дисципли­ны, которая изучает общество.

Но здесь возникает резонный вопрос: «Изучает ли социология об­щество, если она сосредотачивает свое внимание на такой узкой про­блеме, как социальные отношения, которые, конечно, являются соци­альной объективной реальностью всей общественной системы и соот­ветственно общества? Не превращается ли она таким образом в неко­торую частную науку, исследующую только какие-то отдельные ас­пекты общества»? Это те же самые вопросы, о которых мы уже гово­рили, и тот же заколдованный круг, в котором столько лет вращаются социологи. Обращение к социальным отношениям как к предмету соц­иологии вроде бы не решает этих вопросов. На самом деле, решение здесь имеется, только лежит оно в другой плоскости, в системе поня­тийного определения изучаемой объективной реальности.

Прежде необходимо сказать, что «общество» в рамках социологи­ческого знания это всего лишь абстракция, социологическая категория, удобная для размышления. Общества вообще не существует, общество всегда конкретно, всеобще только понятие. Когда мы говорим об обще­стве как предмете различных общественных наук, мы имеем в виду множество обществ, как множество миров. Почему мы и говорим: эко­номическое общество, правовое общество, политическое общество, ис­торическое общество и т.д. В этом понимании мы можем говорить и о социологическом обществе.

Если взять в качестве объекта исследования какое-то явление как часть мира, то его можно понять только тогда, когда через него можно будет рассмотреть весь мир, всю действительность. И мир в целом можно понять, когда он будет рассмотрен через какое-то, в принципе любое конкретное явление как объект исследования. Все содержится во всем. Ни одно явление не существует вне других явлений и вне мира в целом, как и общество в целом не существует вне конкретного. Кон­кретное не только частичка мира, оно весь мир в частичке, и мир толь­ко часть этого явления.

Предметом любой обществоведческой дисциплины является не об­щество вообще и не кусочек общества, а все общество, но только рас­смотренное через свой предмет, через свою область социальной дейст­вительности. Мы видим общества всегда в том определенном ракурсе, который нас сегодня интересует, который продиктован необходимо­стью решения насущных задач.

Так, например, экология затрагивает и правовую, и экономиче­скую, и политическую, и нравственную, и демографическую стороны нашего общества. Она и в самом деле изучает все эти аспекты, но толь­ко через свой предмет, а именно отношение с окружающей средой и благодаря этому строит экологическое общество и изучает общество целиком. Но и свой предмет, т.е. отношение с окружающей средой, можно понять, если экология будет рассматривать свой предмет в свя­зи со всеми сторонами развития общества, ибо в отношении к окружа­ющей среде сосредоточен весь мир, все общество, так же как общество содержит в себе проблему экологии как явление. Понять их можно только рассмотрев одно через другое. Но пока еще никто не додумался назвать экологию основной обществоведческой наукой, как это случи­лось с экономикой. Ее поставили в центре, сделали основой всего об­щества, всех общественных отношений и само общество в целом во всем его многообразии предстало синонимом экономического обще­ства. Логика рассуждения та же. Производственные отношения и в са­мом деле оказываются связанными со всеми сторонами общественной жизни: и с политикой, и с демографией, и с правом, труднее назвать область общественной жизни, где бы их не было, но это еще не дает основания, исходя из вышесказанного, говорить об экономических отношениях как единственной сущности общества. Произошла подмена понятий. Под обществом в целом стали понимать взаимосвязь эконо­мических отношений с другими социальными явлениями.

Тоже самое произошло и с философией. Только совсем недавно кончились споры о философии как науке наук, предметом которой яв­ляется все на свете и которая диктует свои правила игры на чужом по­ле и гуманитарным, и естественным дисциплинам. Прошло немало времени, прежде чем поняли, что философия не диктует законов раз­вития общественным и тем более естественным наукам, что ее пред­метом является своя и строго определенная часть общественного бы­тия, а именно наиболее общие законы мышления. Хотя и сегодня мож­но наблюдать, как философы пытаются определять эти законы как все­общие для социологии, хотя уже ясно, что у них различные сферы ис­следования.

Примерно то же произошло с социологией, которая долгое время рассматривалась, о чем уже говорилось, как такая общественная дис­циплина, которая изучает общество в целом, в результате чего и ро­дилось представление о ней как комплексной науке, в отличие от дру­гих общественных дисциплин, которые рассматривают только отдель­ные стороны общественного бытия. Но сделать предметом внимания социологии все общество, общество в целом, означает приписать ей знание всех специальных общественных дисциплин, что сразу же ис­ключает ее как специальную науку. Это равнозначно тому, что меди­цину или психологию объявить наукой о «человеке». Социология, дей­ствительно, изучает все общество, но только через свой предмет, через свою область социального бытия, сферу социальной действительности, т.е. через социальные отношения. Социология — это наука о наиболее общих законах развития и функционирования социальных отношений. И через эти законы социология рассматривает и все общество.
ИССЛЕДОВАТЬ МОЖНО ТОЛЬКО ТО, ЧТО ИЗВЕСТНО
Но, когда мы говорим, что социология изучает социальные отно­шения, мы оказываемся так же далеки от ответа, что такое социоло­гия, как и тогда, когда называли социологию наукой об обществе. И вот почему. Здесь возникает интересная вещь.

Когда мы говорим, что социология — это наука о..., то строго го­воря, речь не идет о предмете социологии, а о том, что изучает соц­иология. Так, когда мы говорили, что социология — это наука об об­ществе, то под этим мы подразумевали, что есть некоторая дисциплина, которая изучает общество. И не более того. И мы опять вернулись к тому вопросу, с которого начали, а именно — что же является соб­ственно социологией, ни на грамм не продвинувшись вперед. И чтобы мы не назвали из того, что изучает социология, все будет верно и все будет неверно, ибо она и в самом деле все изучает, но это не даст нам возможности понять, что она представляет сама по себе. Получается, что мы никогда не сможем сказать, что социология — это..., поскольку мы всегда будем говорить о том, что социология — это наука о... .

Ответ на этот вопрос лежит в другой плоскости рассуждений. Лю­бую социальную действительность можно изучать посредством другой социальной действительности, и только так, и никак не иначе. Другого пути нет. И изучать можно только такой действительностью, которая сама по себе и в достаточной степени понятна и изучена.

Но если какую-либо действительность можно изучать посредст­вом другой социальной действительности, а ту, в свою очередь, можно познать посредством следующей социальной действительности, то здесь возникает порочный круг. Таким образом мы никогда не достиг­нем конечного знания, поскольку последовательность требующихся знаний действительностей оказывается практически бесконечной и в результате мы никогда не достигнем исходного знания и в принципе знание оказывается невозможным.

Значит, нужна такая универсальная действительность, посредст­вом которой возможно разорвать этот порочный круг и выйти на по­следовательный процесс познания. Такой познанной социальной дей­ствительность может выступать только прошлое знание человека и че­ловечества, которые мы можем взять вне системы взаимосвязи объек­тивного мира и с ее помощью познать этот мир и любую его частичку, любой объект. Это наша человеческая уникальная возможность кон­цептуального построения мира на основе познанной прошлой действи­тельности. Мы изучаем мир только посредством нашего прошлого зна­ния и только путем его конструирования в своем сознании.

Парадокс заключается в том, что социология, беря социальные от­ношения как предмет своего внимания, исследует их так же посредст­вом социальных отношений, но уже не актуальных, а выступающих прошлым знанием человека и человечества. Сам по себе процесс изу­чения становится результатом социальных отношений и частичкой со­циального бытия. Но использует человеческое сознание, это прошлое знание только в форме концептуального представления об изучаемом социальном объекте. Изучая социальное бытие, его отдельные аспек­ты, процессы, явления и пр. посредством социальных отношений, че­ловек получает подтверждение или неподтверждение своего концептуального знания и в соответствии с этим начинает действовать, т.е. вступать в определенные социальные отношения и производить тем са­мым и новое общественное сознание и новое социальное бытие.

Социология — как наука это результат осознания человеком той социальной действительности, посредством которой он может изучать, исследовать другую социальную действительность, осознание ее в кон­цептуальном виде как возможность для познания другой социальной действительности.

Но поскольку это всегда определенная социальная действитель­ность, например, общество, социальные отношения и т.д., постольку получается определенная область социальной деятельности человека, которая и получает свое наименование, обозначение в определенной знаковой системе, которой располагает общество. Отсюда и происхо­дит, что любая наука - это наука о чем-то, а самой науки как будто нет. На самом деле имеется отражаемая в сознании человека, в кон­цептуальном виде, объективная реальность, которая как прошлое зна­ние является известной социальной действительностью и посредством которой человек исследует ту же, но неизвестную объективную реаль­ность.

Таким образом сама по себе социология, как некоторое знание че­ловека о социальном мире, для человека и общества выступает только как инструмент, усиливающий познавательные возможности, делаю­щий его более точным, глубоким, адекватным объективной реально­сти. Так же, как человек усиливает свои физические возможности, ис­пользуя машины или усиливая с помощью ЭВМ свои счетные и ана­литические возможности, выступающие только как прошлое, но в дан­ном случае материализованное в специфической объектной форме зна­ние человека. Точно так же, прошлое знание человека материализу­ется в специфической форме общественного сознания, в книгах и про­чих фиксированных матрицах. Человек познает мир только посредст­вом другого человека и результатов его деятельности.

Сама по себе социология, в той ее сегодняшней, принятой в лите­ратуре интерпретации, равным счетом ничего не дает, .ничего не по­знает и не создает никаких материальных или познавательных ценно­стей. Так же, как любая машина без человека представляет собой только груду железа. Только посредством человека она приобретает какой-то смысл, и именно тот смысл, который в нее вложил человек, и только тот смысл, который она может иметь как специальный метод . познания и преобразования мира.

Не социология изучает социальное бытие, а человек посредством социологии, т.е. посредством некоторого прошлого концептуального проверенного и истинного знания о социальном бытии, изучает новое социальное бытие и с помощью этого рождается новое знание.

Фраза «социология изучает общество» в принципе верна, если под ней понимать то, что сказано выше, иначе она превращается в самосуществующий и самодавлеющий феномен без познающего человека. Более того, сам человек становится только инструментом для социоло­гии. Это примерно так же, как и в технике, когда начинают фетиши­зировать машины, превращая человека в ее придаток. Так называемое технократическое мышление, мышление прошлого машинного време­ни, машинной эпохи отражает довольно невысокий, по нынешним меркам, уровень общей культуры, образования и понимания человека. Не исключен и социологический фетишизм, когда посредством соц­иологии будут предприниматься попытки изменить мир и управлять им, опять не учитывая человека и игнорируя его роль в познании и т.д. Только гуманизация общественного сознания и, соответственно, обще­ственной жизни, о чем уже говорилось ранее, может поставить чело­века на пьедестал социального мира и поможет понять место и роль социологии в человеческом, познающем мире и человека в мире социологии.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Социология: что она знает и может iconВо всякой книге предисловие есть первая и вместе
Она  еще  не  знает,  что в  порядочном  обществе  и  в  порядочной  книге  явная
Социология: что она знает и может iconЧто такое общение
И тогда она начинает искать причину неблагополучия. Может быть, ребенок болен? Или в нем заговорила наследственность? А может быть...
Социология: что она знает и может iconНастоящий цветок в букете Djеев от Deniskin Promotion Booking&Event Agency
Сначала она просто позировала за пультом, а музыка играла с cd без ее участия, но уже после нескольких подобных выступлений она поняла,...
Социология: что она знает и может icon Экономика и социология труда как наука  Что такое труд?  
Ответить  на  этот  вопрос  совсем  не  так  просто,  как  может  показаться на первый взгляд. Дело затрудняется именно тем, что это ...
Социология: что она знает и может iconПрограмма дисциплины «Социология молодежи» для направления 040200. 62 «Социология»
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки 040200....
Социология: что она знает и может iconСочинение. Моя бабушка
Это такая каша из муки. Я ее пробовал. Она мне кажется не очень вкусной. Баба говорит, что в войну все любили и ели затируху. По...
Социология: что она знает и может iconИз-за неопределенностей и волнений, с которыми было связано пребывание в 
...
Социология: что она знает и может iconМетодические рекомендации «Портфолио ученика начальной школы» Портфолио является важным элементом системы оценивания. Это оптимальный способ организации системы накопительной оценки, которая является составной частью итоговой оценки. Педагогическая
Смещение акцента с того, что ученик не знает и не умеет, на то, что он знает, умеет по данной теме, разделу, предмету
Социология: что она знает и может iconДоклад на тему «Самообразование учителя»
«Воспитание, полученное человеком, закончено, достигло своей цели, когда человек настолько созрел, что обладает силой и волей самого...
Социология: что она знает и может iconДоклад на городском методическом объединении учителей математики
Воспитание, полученное человеком, закончено, достигло своей цели, когда человек настолько созрел, что обладает силой и волей самого...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница