Социология: что она знает и может




НазваниеСоциология: что она знает и может
страница7/15
Дата конвертации04.11.2012
Размер2.19 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

Глава III. СОЦИОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ



Итак, социальные отношения стали предметом внимания как практиков-социологов, так и теоретиков. И практики-социологии уш­ли намного дальше теоретиков, которые только начали подступаться к ним. Но ушли они не настолько далеко, чтобы совсем обойтись без теории. Вернее, они ушли вперед ровно настолько, чтобы понять, что без теоретического осмысления проблемы, двигаться дальше невозможно.

И перед теоретической социологией начинают вставать глобаль­ные вопросы. Надо было не только сказать, что социальные отношения являются объектом и предметом социологии, но и определить «соци­альные отношения» как социологическую категорию, а значит пока­зать, каким образом социология изучает социальные отношения и что из этого получается.
ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК В ЧЕМ-ЛИБО ПРЕУСПЕЛ — ЭТО ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ПРЕЖДЕ ВСЕГО ОН ПРЕУСПЕЛ В ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ
Пожалуй, самым эффективным представлением роли и значения человеческих отношений в решении разнообразных практических за­дач, является, по-моему, известная книга Дейла Карнеги «Как приоб­ретать друзей и оказывать влияние на людей». В частности, Д. Карнеги пишет:

«Ваш успех зависит не в малой степени от искусства обращения с людьми. Этого достичь оказывается очень просто. Хвалите человека за каждый даже самый скромный его успех и будьте при этом искренни и щедры...

Всегда старайтесь, чтобы людям было приятно исполнить то, что вы хотите...

Всегда поступайте так, чтобы у другого человека создалось впе­чатление своей значимости... Проявляйте сочувствие мыслям и желаниям других...

Если вы хотите повлиять на людей, обращайтесь к их благород­ным побуждениям...

Человеку всегда легче выслушивать неприятные вещи после того, как его похвалят...

Начинайте любой разговор с похвалы и искреннего признания до­стоинства человека...

Не унижайте человека, дайте ему возможность спасти свое лицо... Первое, что необходимо усвоить при общении с людьми: это не мешать им жить в свое удовольствие, так как они привыкли к этому сами...

Вместо того, чтобы осуждать людей, постарайтесь понять их. По­старайтесь уяснить, почему они поступают именно так, а не иначе. Это бесконечно выгоднее и интереснее, чем критиковать их. Это порожда­ет взаимное понимание и терпимость.»17 .

И так далее, на протяжении 300 с лишним страниц с подробными описаниями правил человеческого общения и массой интересных при­меров.

Можете ли вы лично привести примеры, которые бы показали важность умения устанавливать человеческие отношения для дости­жения своих целей? Думаю, что да и довольно много. Вы хотите выйти замуж или жениться? Вы можете это сделать, если установите строго определенные отношения с другим человеком, потенциальным жени­хом или невестой, такие отношения, которые бы заставили каждого из них пожелать того же самого. Вы хотите иметь хорошую, крепкую семью? Нет ничего проще, для этого надо только уметь построить пра­вильные отношения с членами семьи. Я думаю, что вы не хотите от­казаться от продвижения по службе? Вы можете это сделать только в том случае, если сможете установить определенные и нужные отноше­ния со своим непосредственным начальником. И так далее. Какую бы область своего бытия вы не взяли, вы так или иначе, но обязательно выйдите на необходимость построения человеческих отношений и каждый раз строго определенных.

Я привел выдержки из книги Д. Карнеги не потому, что это уни­кальное пособие по установлению человеческих отношений. Человече­ство на протяжении всей истории, очевидно, не раз составляло подо­бные трактаты о правилах установления определенных социальных от­ношений для решения своих задач. Возьмите сочинение графа Честерфильда «Письма к сыну». Они представляют собой сборник правил поведения в обществе и написаны в великолепной литературной форме, почему и дошли до наших дней. Возьмите работу нашего современника Андре Моруа «Из писем к незнакомке». Обращаясь к своей незнаком­ке, он дает ей массу интересных советов, как вести себя с мужчинами, чтобы успешно решить какие-то свои задачи: будьте внимательны, од­нако, сохраняйте границы нежности, необходимо кокетство, но надо уметь и устраивать сцены, проявлять веселье и грусть, когда это нужно и т.д.

Можно привести немало подобного рода сочинений и каждое из них будет касаться правил построения строго определенных отноше­ний, исходя из интересов обращенного к ним человека. Д. Карнеги учит решать различные проблемы в области бизнеса, граф Честерфильд дает советы правильного поведения в обществе, Андре Моруа объясняет своей незнакомке, как завоевать сердце мужчины. Я заду­мал книгу: «Как выйти замуж?», которая будет посвящена некоторым правилам построения отношений с потенциальным женихом. Правила эти имеются, они выработаны самой жизнью, практикой общения и ре­шения этих задач, и хорошо работают. Другое дело, что не всегда эти правила известны девушкам, от чего они много проигрывают. Впро­чем, такая книга уже написана и издана в Америке, и говорят, что книга получилась довольно интересной и полезной для девушек, испы­тывающих в этом деле трудности. Во всяком случае издательство, обе­щает компенсацию расходов за покупку книги «Как выйти замуж по своему вкусу?», если в течение двух лет, предлагаемые правила не сра­ботают и они не помогут девушке выйти замуж. И это не только ре­кламный трюк.

Чтобы мы не делали, все это возможно только в системе опреде­ленных социальных отношений и оно же есть результат этих отноше­ний. Копаем ли мы землю на даче, стоим ли за станком, рисуем кар­тины, пишем стихи, влюбляемся и женимся, ссоримся и разводимся и т.д. и т.д.— все это результат человеческих отношений и только бла­годаря им возможны наши действия и существование человечества, че­ловека как общественного существа и существования самого общества. Чтобы человек не делал, он прежде всего делает, строит, воспроизво­дит социальные отношения и, наоборот, если человек в чем-либо пре­успел — это означает, что прежде всего преуспел в человеческих от­ношениях.

Люди всегда знали и понимали роль и значение социальных отно­шений. Знали давно, может быть с тех самых давних времен, когда че­ловек осознал себя. И всегда человек старался использовать социаль­ные отношения для решения тех или иных своих личных задач. Сколько на эту тему написано прекрасных произведений: о героях, государ­ственных деятелях, дипломатах, дон-кихотах, пройдохах различных мастей и, наконец, о любви. Да, собственно, все художественные про­изведения — это произведения о человеке, а значит — о человеческих отношениях, об отношениях между людьми.

И чем успешнее человек использовал эти отношения для дости­жения своих целей, умел построить их специальным образом, напри­мер, для достижения власти, денег, славы или любимой женщины, тем большим искусством оно было. И наоборот, чем большим искусством оно было в руках того или иного человека, тем большего он достигал успеха на том или ином поприще. На за один вид искусства так много не платили люди, как за искусство строить отношения.

Более того, люди всегда пытались выработать те или иные прави­ла межличностного отношения. Десять заповедей Христа или Кодекс строителей коммунизма — это тоже правила межличностного обще­ния. Чему учат папы и мамы) бабушки и дедушки? Правилам общения и правилам общежития. Чему учат нас семья и школа (как пел В. Вы­соцкий)? Правилам общественных отношений. Наконец, чему нас учит родной коллектив? Тому же самому. Эти правила имеются, но достались они человеку с большим трудом, выработка их заняла страшно много времени, по сути дела, вся история человечества — это история познания законов социальных отношений.

Знало человечество о роли и значении социальных отношений. И нынешний век не исключение, просто в который раз человечество от­крыло для себя этот феномен на сей раз в виде феномена «человече­ского фактора», «человеческих отношений» на производстве. Открыло, удивилось, попыталось объяснить и использовать в своих целях. Но раньше это было интуитивным знанием, сегодня оно стало осознан­ным, актуализированным знанием, что свидетельствует о росте само­сознания человечества, о более полном и адекватном представлении о себе и о мире. Собственно, и сама социология зародилась, отвечая по­требности общества в самосознании, необходимости узнать себя, по­нять, какие законы им движут.
НЕТ ПЛОХИХ ЛЮДЕЙ — ЕСТЬ ПЛОХИЕ ОТНОШЕНИЯ, ИЛИ НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПРИРОДЕ СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Несмотря на то, что социальные отношения являются плотью и кровью человеческого существования, всегда находились в центре вни­мания человека, сказать, что мы знаем, что это такое, вряд ли возможно. Мы знаем только то, что социальные отношения существуют, что имеются правила и законы этих отношений, и мы интуитивно пользу­емся ими при решении тех или иных задач и, если нам удается решить эти задачи, то по всей видимости, пользуемся успешно. Но каков механизм образования и функционирования социальных отношений, ка­кова природа этих законов, мы далеко не всегда представляем себе.

Для того, чтобы приблизиться к пониманию этих вопросов нам придется начать издалека, а именно, с основной философской пробле­мы об отношении человека и объективного мира, или уже о природе отношений между субъектом и объектом.

Вряд ли кто будет возражать, что существование человека и че­ловечества — это процесс познания окружающего мира и законов его развития. Но, выдвинув этот тезис, человеческое мышление столкну­лось с другой проблемой. В любой, скаль угодно краткий отрезок вре­мени, мир оказывается совершенно другим, чем был ранее. Эта про­блема получила свое оформление в известном афористическом выра­жении: «Нельзя дважды войти в реку». Мир постоянно изменчив, на­столько изменчив, что настоящего не существует, есть только прошлое и будущее. Разрешение этого противоречия взял на себя Гегель, зая­вив, что действительный мир — это мир наших понятий, что держит человеческое существование в некотором относительном постоянстве. И по всей видимости, великий мыслитель был прав, если только мир понятий не противопоставлять, так называемому, объективному миру. То, что мир постоянно изменчив и изменчив в своем постоянстве, не надо доказывать. Но так же истинно и то, что мы относимся к объек­тивному миру, как к постоянно существующему, который мы можем ощущать, фиксировать, ломать, строить, передвигать и пр. Разреше­ние этого противоречия находится во временном интервале существо­вания объект того мира и конкретных объектов относительно чело­века. Мир изменчив, но время существования объекта относительно времени существования человека, не одинаково. Оно различно и в принципе до бесконечности и в ту и в другую сторону. Так, капля воды для человека более и менее постоянна, т.е. существует то время, когда человек может увидеть в ней весь мир. Но сама капля изменяется, на­пример, испаряется. На атомарном уровне, мир относительно человека стремительно изменчив, и какого стоит труда его зафиксировать в фи­зических опытах, экспериментах. Вселенная относительно времени существования человека бесконечна, но и время человека в своей мало­сти бесконечно относительно Вселенной.

Но человек воспринимает мир и каждый объект в отдельности не как одноразовый акт, а как систему взаимодействия с объективным миром, которое (взаимодействие) определяется понятийным содержа­нием мира человека. Капля воды может быть объектом для человека только в том случае, если она известна человеку как капля воды, т.е. он имеет некоторое понятийное содержание и терминологическое вы­ражение. Конкретный объект входит в сознание человека только по­средством системы понятий, которая и определяет и понятие и сущ­ность объекта. Термин, например, капля, стол, стул, дом' и пр. обозна­чает только то, что данный объект под этим кодовым названием входит в некоторый класс, вид однородных объектов, что и получает некото­рое обобщающее определение, т.е. понятие.

Это мудрое изобретение природы. В сколь угодно малое количест­во времени в сознание человека через все органы ощущений попадает бесконечное количество квантов информации. Например, на сетчатку глаза, в любое сколь угодно малое время, попадает бесконечное мно­жество квантов света. Определить содержание каждого кванта инфор­мации, а это принципиально необходимо делать, чтобы определиться в окружающем мире, является практически не выполняемой задачей. Природа пошла по другому пути, она стала типологизировать кванты информации по однородности их содержания, и таким образом форми­ровать группы, классы, виды однородной информации. Образовав та­кой класс, вид, группу и пр., человеку уже нет необходимости анали­зировать подробно и тщательно каждый квант информации. По ряду ограниченных признаков, сознание соотносит его с имеющимся клас­сом и тем самым определяет и его необходимо полное содержание.

Это можно назвать обобщенным восприятием объекта и мира в це­лом. Конкретное содержание того или иного класса информации опре­деляется тем или иным понятием или концепцией, что в принципе од­но и тоже, во всяком случае, для нашего изложения.

Если незнакомый объект, скажем, человек, попадает в наше поле зрения, то происходит моментальная идентификация его образа как совокупность признаков с некоторой понятийной системой, которая и определяет содержательное значение данного образа как объекта. Так, если мне не понравился человек, с которым меня познакомили, то это означает только то, что его некоторые первые признаки (внешний вид, жесты, поведение), поступившие в мое сознание как кванты информа­ции, были сразу же идентифицированы с некоторым классом людей, которые мне не нравятся. Так, мне нравятся рыжие волосы, и всех тех, кого я встречаю с рыжими волосами, вызывают у меня симпатию, впрочем, так же, как у других людей могут вызывать антипатию.

Наличие системы понятий позволяет мне определиться относи­тельно другого человека, т.е. определить свои действия, поступки и пр.

Таким образом, субъект не только системно, понятийно отражает объ­ект и мир в целом, но концептуально строит свои отношения с объек­том и миром в целом. Иметь концепцию поведения другого человека — означает знать законы, особенности его поведения или же другими словами, иметь представление о траектории его движения, что позво­ляет определить свои действия и свою траекторию движения относи­тельно данного человека как объекта. Но точно так же поступает и объект или другой человека. Для него определить свои действия отно­сительно меня как субъекта — означает понять мою концепцию дви­жения. Понятно, что если концепция окажется неверной, то ее при­дется перестраивать или разрабатывать новую. Так, рыжий человек, вызвавший при первом знакомстве в качестве рыжего определенную симпатию, в дальнейшем оказался препротивнейшим человеком. Со­ответственно, мои действия по отношению к нему кардинально изме­нятся.

Действия объекта и мира в целом — есть поле деятельности субъ­екта и средство его существования. Понятие «средство» используется в данном случае в предельно широком смысле и как энергетическое, и как информационное. Новорожденный ребенок имеет только генети­ческий код реализации той социальной программы, которая будет ему передана родителями, действия которых являются полем и средством для его физической реализации и социализации.

Робинзон мог выжить на необитаемом острове только потому, что он пользовался ресурсами, созданными прошлыми действиями людей и выступающее как его прошлое знание. Ребенок вряд ли сможет один выжить и тем более социализироваться.

Но, как мы уже говорили, мир постоянно меняется. Для того, что­бы успешно действовать, т.е. потреблять, созданные другими людьми, ресурсы, человек должен знать актуальные законы изменения мира. И то, что вчера было ценным, сегодня, а тем более завтра, может стать непригодным для использования. А это ставит под угрозу существова­ние человека.

Концепция, выработанная субъектом, всегда несет в себе только долю, большую или меньшую, объективного знания. Это обусловлено той принципиальной особенностью концепции, что она всегда прошлое значение. Как только концепция возникла, она сразу же приобретает . статус прошлого знания. Это, конечно, не значит, что ею нельзя поль­зоваться. Каким бы оно далеким прошлым не было всегда содержит оп­ределенную долю объективности, истинного знания. Чем больше об­щность концепция по отношению к субъекту, например, концепция общества, тем консервативнее это знание и тем дольше оно остается актуальным. Чем меньше общность концепции, например, концепции частного действия человека, тем быстрее ока устаревает и сменяется. Но действия объекта по отношению к субъекту всегда актуальны и всегда истинны, как истинна любая объективная реальность, только потому, что она есть, хотя действия объекта по отношению к субъекту всегда основывалось на прошлом знании и возможно на довольно силь­но устаревшей концепции. Для того, чтобы субъекту действовать и су­ществовать, он должен всегда иметь концепцию действия объекта, а для этого он должен всегда актуально взаимодействовать с ним.

Но возможность взаимодействия обусловливается не только субъ­ектом, но и объектом, т.е. не только концептуальным пониманием дей­ствий объекта, но и концептуальным пониманием объекта действий субъекта. Для того, чтобы объект мог действовать на поле субъекта, он так же должен познать траекторию действия субъекта. И тот, и другой выработают собственную концепцию относительно действий друг дру­га. Если эти концепции оказываются правильными, то образуется еди­ная общая и субъекта, и объекта концепция действий по отношению друг к другу. Особенность этой общей концепции заключается в том, что она построена на основе прошлого опыта и субъекта, и объекта и на основе актуального движения и того, и другого. Такая концепция становится уникальным явлением, поскольку выступает как закон и как условие действий и субъекта, и объекта. Будучи порожденной обо­ими, данная концепция подчиняет их действия и приобретает самосто­ятельное существование. Другими словами, знание движения объекта становится моим законом моего движения, моих поступков. Знание объекта о движении субъекта становится его законом движения. Таким образом, приобретенное, а вернее выработанное концептуальное зна­ние становится собственностью и субъекта, и объекта и возможностью их действия, концептуальное знание становится общим знанием и об­щим законом концептуальных построений отношений друг с другом. Потребность во взаимодействии — есть потребность в потреблении результатов деятельности объекта или субъекта, которая одновременно становится и полем его деятельности. Взаимодействие — это потреб­ление результатов деятельности друг друга для решения каждый раз своей собственной задачи и тем самым реализации их общей задачи. Общее — есть осмысление актуальной действительности, выраженное в новой концепции. Результатом становится возможность для действия субъекта и объекта как новое поле их деятельности.

Но возможен и другой вариант. Поскольку процесс выработки представления о движении объекта, выраженный а концептуальном знании, основан, как уже говорилось, на прошлом знании, то данная концепция может быть и неверной. Это означает, в свою очередь, что субъект не может прогнозировать действия объекта, значит, не может осуществлять и свою собственную деятельность. В этом случае, естественно, будут отсутствовать и возможные ресурсы для обеспечения жизнедеятельности субъекта.

В этом случае субъекту придется строить новую концепцию, правильно объясняющую действия объекта. Происходит постоянный выбор человека между предпочтением существующей концепции и постоянно изменяющейся объективной реальностью. То, что является достоянием человека и принципом его существования, т. е. система понятийного отражения и построения отношений с объективным миром, в то же время является и самым уязвимым местом, его ахиллесовой пятой. Любая концепция как отдельного человека, так и всего обще­ства существенна, поскольку описывает объективную реальность, т. е. все то, что существует вне человека, обобщенно и концептуально отражено в понятиях. Но в тоже время она содержит в себе в обязатель­ном порядке возможность неистинного знания.

Концепция развития общества, выступающая а виде обществен­ного сознания, и социальное бытие, т. е. то, что существует вне обще­ственного сознания, как актуальная реальность, выступают по отно­шению друг к другу как два самостоятельных образования, которые не имея возможности существовать отдельно друг от друга, постоянно на­ходятся в состоянии противоречия и противоборства, что и обусловли­вает прогрессивное развитие как того, так и другого. Разрешение этого противоречия каждый раз происходит в результате смены концепции общественного развития или изменения общественного сознания, что чаще всего происходит со сменой поколения, с приходом новых людей, выразителей новой концепции.

Таким образом, можно сказать, что моя концепция — это мое от­ношение, т. е. некоторая оценка моего состояния по отношению к объ­екту. Если моя концепция по поводу поведения объекта совпадает с его реальным движением, это означает, что моя концепция верна. В свою очередь, это означает, что я как субъект дееспособен, а значит, могу быть уверенным в решении своих собственных задач. В этом случае появляется положительное отношение к объекту, например, к другому человеку. Иначе говоря, хорошее отношение это как бы выражение благодарности другому человеку за подтверждение моей жизнеспособности и дееспособности, моего умения выработать правильное пред­ставление о мире и т. д.

Но если моя концепция, мое представление о том; как должен по­ступать другой человек, не совпадает с его реальными действиями, то это означает, что моя концепция неверна, то есть я не смог правильно отразить его как объективную реальность. Это может означать все, что угодно, но в первую очередь, то, что я возможно стал терять способ­ность верно отражать мир, конкретные объекты, а значит, правильно действовать и решать свои задачи. Несмотря на то, что поведение объ­екта или другого человека, могут быть так же неистинными, но по от­ношению ко мне как субъекту, оно всегда истинно, поскольку оно су­ществует актуально, а значит, объективно и которое можно и нужно воспринимать только как данность, и поступать в соответствии с зако­ном его движения и никак иначе. Правильность и неправильность дей­ствий другого человека, а мы часто критикуем других людей за непра­вильность действий, это только наше субъективное представление о действиях другого человека, но не самое действие другого человека, выступающего в качестве нашего объекта, это даже не сам человека, а только отражение его в нашем концептуальном сознании. И поэтому оно всегда в большей или меньшей степени, но субъективно, возможно истинно, но не более того. Единственно правильный путь, чтобы пра­вильно действовать самому, это правильно отразить «неправильные» действия другого человека как объекта.

Если моя концепция после проверки практикой, т. е. движением объекта, оказалась неверной, то в этом случае мне придется перераба­тывать свою концепцию, искать новую и т.д., т.е. проделать всю про­цедуру от начала до конца. А это довольно трудная работа18 и тем более всегда с той или иной долей вероятности получения истинной концеп­ции. В этом случае всегда появляется боязнь, что это не получится, что не найдется истинной концепции, а значит, не будет возможности решения своих задач. Человек, который своими действиями не под­твердил мою концепцию, вызывает, как правило, неудовольстие (осо­бенно у начальства), а это характеризуется на обыденном языке как плохие отношения. Полная доброжелательность или враждебность, со всеми возможными градациями нюансами, есть в то же время и зна­ковая система, демонстрирующая другому человеку, как к нему отно­сятся и как он должен себя вести.

Изменить отношения — это прежде всего изменить либо свою концепцию, либо действия другого человека как объекта, сделать их, так или иначе адекватными друг другу. Чаще всего и, надо сказать, гораздо выгоднее для себя, изменить свою собственную концепцию, сделать ее адекватной движению объективной реальности, т. е. движе­нию объекта и тем привести в соответствие со своими собственными интересами, а значит, наилучшим образом решить свои задачи.

Поэтому потеря даже частной концепции, которая может быть на­чалом цепочки потерь следующих по общности концепций, в том чис­ле и общей основной концепции жизнедеятельности, всегда приводит в неустойчивое состояние, выводит из равновесия19 . Наверное, именно поэтому люди так не любят критики, даже самой незначительной в свой адрес. В данном случае критика — это отрицание концепции че­ловека и требование найти новую концепцию или принять какую-то другую, что не всегда бывает просто. Вот почему человек всегда стре­мится отстоять свою позицию, доказать правильность своей концеп­ции, чтобы сделать ее основой для своих поступков. Именно поэтому Д. Карнеги писал, что если вы хотите высказать человеку свое несог­ласие, покритиковать его, сначала похвалите его, например, скажите, что, возможно, это вы не правы, не все поняли и пр. Этим самым вы вселяете уверенность человека в своих силах, в его способности найти правильное решение и т. д.

Нет плохих людей, есть плохие отношения. Так же как нет хоро­ших людей, а есть только хорошие отношения. Один и тот же человек для разных людей может быть и хорошим, и плохим, или разные люди могут иметь с ним хорошие или плохие отношения. Почему это про­исходит, мы постарались показать в данном параграфе.
АТОМАРНЫЙ СТАТУС СУБЪЕКТНО-ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Перед любой наукой и наукой в целом всегда стояла задача опре­деления того кирпичика, атома, модуса, клеточки, которые являлись бы условным началом всего мироздания или какой-то конкретной на­уки. Для экономики такой клеточкой выступал товар, для демографии условной единицей выступал человек, для историка — исторический факт и т. д. Для социологии такой клеточкой в разное время выступали общество, социальный акт, «социальный человек», социальный инсти­тут и пр., а с некоторых пор было выдвинуто новое понятие «социаль­ная общность». Однако и указанные, и другие определения при конк­ретной интерпретации столкнулись с проблемой неопределенности выдвигаемых понятий, например, общность как атомарных единиц. Если с понятием «группа» как малой социальной общностью как будто бы определились, она и в самом деле может выступать как атомарные вы­ражение понятия социальной общности, то с понятием «общество», ко­торое так же с полным основанием можно рассматривать как социаль­ную общность, возник ряд, и прежде всего понятийных, трудностей. Общество, по всей видимости, по своим размерам, не влезало в ато­марное состояние, почему его и начали рассматривать как некоторое системное образование Человек, группа, социальная общность и общество в целом безусловно могут выступать объектами социологии, но как понятия они оказываются настолько различными, что это не по­зволяло представить их в виде клеточки, атомарной единицы и пр. Не­обходимо было найти такое единое понятие, которое могло бы объеди­нить в себе эти понятия и которое на самом деле могло бы выступать условным началом любого социального образования. На мой взгляд, таким атомарным статусом может обладать понятие субъект (и объект), но для этого необходимо дать четкое определение этих понятий.

Обычно под субъектом в научной литературе (социологической, философской) понимался только человек, а под объектом или другой человек, или некоторое другое, отличное от человека образование. Од­нако понятие «субъект» можно рассмотреть шире, чем понятие «человек», понятие «субъект» может включать в себя любое социальное об­разование, любую социальную совокупность, но только при опреде­ленных условиях. Какие эти условия?

Я уже говорил, что отношения могут быть только между субъек­том и объектом, т. е. между каким-то одним единичным образованием и другим. Это обусловлено прежде всего тем, что субъект, в частности человек, может вступать в отношения в каждый конкретный момент временя только с одним объектом, а с рядом объектов — поочередно. Выполнение человеком одновременно и параллельно нескольких дей­ствий, говорит о том, что человек з этом случае работает с параллель­ными программами действий. Но это не исключает принцип одновре­менности и последовательности действий с объектами в рамках одной программы. Таким образом, сам момент отношений уже носит атомар­ный характер, который может выражаться только в парном взаимодей­ствии или, как бы сказали кибернетики, в двоичной системе. В кашей интерпретации, если субъект правильно концептуально отразил объект, то отношения имеются, если неправильно, то отношений нет, они за­блокированы, их в принципе не может быть.

Но отношения между объектом и субъектом в социальной жизни намного сложнее, чем в технике. Субъект выступает как активное начало, как самостоятельно определяющий свой статус. Отличительной особенностью субъекта является то, что он всегда имеет некоторое кон­цептуальное представление о своем существовании и своем действии, что позволяет ему быть цельным и самостоятельным образованием, в своем развитии замкнутом на самого себя и имеющим отношения с объектами только через своих посредников или носителем общей кон­цепции, выступающих как ее структурные элементы. Наличие общей концепции развития само по себе уже предполагает единство действия субъекта, всех его структурных элементов.

Но объект так же имеет концепцию своего развития и тем самым выступает как самостоятельное цельное образование. И субъект, и объект могут вступать друг с другом в отношения только как с такими образованьями, которые имеют концепцию своего развития или дру­гими словами, являются концептуально образованными, ибо без кон­цепции ни субъекта, ни объекта нет и не может быть. Любое социаль­ное образование, человек, группа или некоторая социальная совокуп­ность не могут существовать без концепции своего развития как своего общественного сознания. Но любая концепция — это совокупность по иерархии некоторых частных концепций: входящих а нее в качестве элементов. Последние в свою очередь также представляют собой неко­торую совокупность более частных концепций как структурных эле­ментов и т. д. В принципе это может продолжать и в ту, и в другую стороны до бесконечности, но мы всегда останавливаемся на каком-то уровне концептуальной общности, на том уровне, который позволяет решать нам свои задачи.

Понятно, что это может быть любой уровень концептуальной об­щности и социального образования. И с другой стороны, коль данная социальная совокупность может образовать свою концепцию развития, значит она уже выступает как некоторое цельное и самостоятельное образование. Так, если какая-то группа людей, заявила о себе как о партии и представила программу действий, ее сразу воспринимают как некоторое цельное и самостоятельное образование и только таким об­разом с ней и имеют дело. Но имеют дело не с партией в целом, а только с концепцией ее развития, выразителем которой являются, как пра­вило, ее руководящие органы. Еще раз повторим, что субъектом, так же как и объектом может быть в принципе любое социальное образо­вание. Но таким оно может быть только в том случае, если субъект (объект) является концептуальным образованием. В отношения всту­пают только концептуальные образования. Понятно теперь, что в ка­честве субъекта и объекта может выступать человек социальная груп­па или общество в целом. Например, человек как субъект вступает во взаимодействие с обществом как с объектом, так же как общество в качестве субъекта может вступать во взаимодействие с каждым от­дельным человеком в качестве объекта. И это происходит до тех пор, пока существуют такие концептуальные образования как общество и человек. Если общество теряет свою концепцию развития, что и про­изошло с нашим бывшим социалистическим обществом, то никто с ним не будет вступать во взаимодействие. Оно неспособно что-либо дать и стать основой для новых концептуальных образований и тем самым для прогрессивного развития как субъекта, так и объекта.

Как видно, здесь опять с неизменностью воспроизводится система отношений субъекта и объекта как атомарных. Только в данном случае под субъектом и объектом понимается не один человек, а некоторое новой образование, любая социальная общность, имеющая свое кон­цептуальное осознание. И опять с необходимостью воспроизводится принцип взаимодействия двух объектов. Они создают третий объект, выступающий таким новым образованием, который включает оба объ­екта и который как самостоятельный объект вступает во взаимодей­ствие с другим таким же образованием или объектом, и так до бес­конечности.

Определяя в качестве предмета социологии социальные отноше­ния, социологи выходят и на свою клеточку, свой атом, на ту универ­сальную единицу, которая является основой социального сущего. Ка­кую бы область социального бытия не взяли, мы обязательно найдем социальные отношения субъекта и объекта, имеющих свое цельное концептуальное сознание, и которые постоянно воспроизводятся на разных уровнях социальной общности в неизменном принципиальном виде. В этом случае вниманию социологии как предмета и объекта ис­следования, представляется именно концептуальное сознание и про­цесс взаимодействия этих концептуальных сознаний и образование но­вого концептуального сознания.
ХАРАКТЕР ОБРАЗОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Социальные общности разных уровней развиваются по различ­ным законам. Так, характер социальных отношений между покупате­лем и продавцом совсем не тот, который действует и по которому дей­ствуют на уровне межгрупповых отношений.

Принципиальные различия и особенности образования социаль­ных отношений определяются, как уже говорилось, соответствием концептуальных установок субъекта и объекта. Соответственно и процесс познания субъектом объекта и наоборот, есть установление соотноше­ния концептуальных положений. Явление обнаруживается и может быть изучено только в системе взглядов или теоретических положе­ний, имеющих иерархический характер по уровням общности.

Вступая друг с другом в определенные отношения сейчас не важ­но по какому поводу, хотя отношения всегда возникают по какому-ли­бо поводу), субъект и объект определяют тем самым и закон своего по­ведения. Нечто то, что было для каждого из них индивидуальным, а именно их прошлый опыт, выступающий как индивидуальное созна­ние, стало их общим достоянием, общим знанием и общим осознанием, а через это и общей системой отношений, которой поведение каждого из них в обязательном порядке предопределяется. Обязательный ха­рактер наличия и строгого соблюдения правил и законов социального общения, определяется необходимостью взаимопонимания друг друга и, соответственно, выступает как условие выполнения, поставленных перед ними обоими некоторой общей задачи, решая которую, они дол­жны решить и каждый свою собственную задачу. Получается интерес­ная ситуация. Субъект и объект порождает правила, законы взаимо­действия, но в то же самое время и подчиняется им в обязательном порядке как некоторой независимой сущности, стоящей как бы над ни­ми. Так, если я хочу познакомиться с девушкой и она тоже не против, то в обязательном порядке мы соблюдаем правила общения, взаимоот­ношения и взаимодействия, правила, которые нами и только для нас двоих были выработаны и приняты. Если она или я будем нарушать эти правила, то знакомство не состоится. Понятно, что с другим чело­веком я буду вести себя несколько или совершенно иначе, руководст­вуясь другими правилами и законами.

Понятно также, что наши отношения определяются и правилами большей по иерархии системой социальных отношений, большей соци­альной общностью, например, референтной группой. И если я вхожу в ту или иную социальную группу, то я обязан подчиняться правилам социальных отношений, выработанным этой группой. Эти правота вы­ступают для меня и для каждого ее члена как объективные, как закон социального поведения в данной группе, но только в данной группе, поскольку в другой группе я возможно буду вести себя иначе, подчи­няясь уже ее правилам, поскольку правила поведения группы выраба­тываются только членами этой группы и никем больше. Но любая группа как социальная общность с необходимостью входит в другую, относительно нее большую социальную общность. Теория «человеческих отношений», пробужденная Хоторнским экспериментом, не имела перспектив только потому, что она пыталась систему локальных отношений, на уровне группы, т. е. систему моби­лизации групповых отношений, распространить на все общество. В те­ории это можно было осуществить и получалось довольно красиво. Ес­ли создать определенные благоприятные взаимоотношения между людьми и прежде всего отношения доверия, доброжелательности, сим­патии и т. д., скажем, путем подбора и формирования группы, то пол­учается общество социального благоденствия, всеобщего мира. На практике это оказалось намного сложнее. Здесь получилась подмена принципа формирования группы на основе каких-то правил, принци­пом образования самих правил и законов социального поведения. По­нятно, что это далеко не одно и тоже. Оказалось, что законы общества как большой социальной группы не работают на уровне группы. Необ­ходимо было иметь систему трансформации, эскалации законов по уровню общности, что не было предусмотрено теоретиками «человече­ских отношений».

Надо сказать, что групповые отношения всегда привлекали боль­шое внимание как со стороны психологов, так и со стороны социологов. Эти отношения довольно подробно исследованы и продолжают иссле­доваться, выведены правила и закономерности образования малых групп, функционирования и оптимизации отношений внутри них при решении той или иной производственной (в основном) задачи. И в са­мом деле, социальной группе в настоящее время уделяется так много внимания, что она кажется центральной проблемой исследований и со­циальной психологии, и социологии. Такое внимание к группе не слу­чайно. Оно обусловлено прежде всего тем, что только в процессе не- . посредственных отношений рождается нечто новое, что и определяет поведение всей группы и выступает объективным законом поведения каждого члена группы. Но непосредственные отношения — это всегда контакты двух субъектов и любая группа определяется серией непос­редственных двуместных отношений, носящих атомарный характер. Поэтому в качестве малой группы обязательно выступает только такая группа, члены которой могут вступать друг с другом в непосредствен­ные отношения на относительно продолжительное время. Это пример­но пять-семь человек.

Социологи занимаются большими группами. И здесь возникает как бы разрыв между малыми группами и большими, когда в послед­них уже как бы нет непосредственного контакта. Возникает важный вопрос: «Что же собой представляет так называемая большая группа, в чем ее особенности и чем она отличается от небольших, малых групп?». По сути дела никаких отличить нет, поскольку любая большая группа состоит из малых групп и большая группа — это серия непос­редственных взаимодействий малых групп. Но взаимодействие проис­ходит не между группами как таковыми, а между некоторыми цель­ными концептуальными образованиями, выразителем которого стано­вится формальный или неформальный лидер.

Возможно такое определение принципа взаимодействия в боль­ших группах вызывает возражение. Но ничего особенного здесь нет, если понять, что и сам человек представляет собой результат взаимо­действия составляющих его элементов, нашедших выражение в инди­видуальном сознании. Смущает то, что в данном случае имеется фи­зический носитель индивидуального сознания, тогда как общественное сознание не имеет физического носителя и оно как бы витает в про­странстве, что нашло свое выражение в понятии дух. На самом деле общественное сознание такая же объективная реальность, как и все, как окружающее, это вполне материальное явление, имеющее свой физический носитель — сознание каждого отдельного человека.

Как видим, дело не в группе как таковой. Дело в системе отноше­ний .по общности. В зависимости от этого и строятся соответствующие группы. И социология, беря в качестве объекта изучения большие группы, неизбежно имеет дело не с самой группой и не с самими людь­ми, а с некоторой системой социальных отношений или типами соци­альных отношений.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

Похожие:

Социология: что она знает и может iconВо всякой книге предисловие есть первая и вместе
Она  еще  не  знает,  что в  порядочном  обществе  и  в  порядочной  книге  явная
Социология: что она знает и может iconЧто такое общение
И тогда она начинает искать причину неблагополучия. Может быть, ребенок болен? Или в нем заговорила наследственность? А может быть...
Социология: что она знает и может iconНастоящий цветок в букете Djеев от Deniskin Promotion Booking&Event Agency
Сначала она просто позировала за пультом, а музыка играла с cd без ее участия, но уже после нескольких подобных выступлений она поняла,...
Социология: что она знает и может icon Экономика и социология труда как наука  Что такое труд?  
Ответить  на  этот  вопрос  совсем  не  так  просто,  как  может  показаться на первый взгляд. Дело затрудняется именно тем, что это ...
Социология: что она знает и может iconПрограмма дисциплины «Социология молодежи» для направления 040200. 62 «Социология»
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки 040200....
Социология: что она знает и может iconСочинение. Моя бабушка
Это такая каша из муки. Я ее пробовал. Она мне кажется не очень вкусной. Баба говорит, что в войну все любили и ели затируху. По...
Социология: что она знает и может iconИз-за неопределенностей и волнений, с которыми было связано пребывание в 
...
Социология: что она знает и может iconМетодические рекомендации «Портфолио ученика начальной школы» Портфолио является важным элементом системы оценивания. Это оптимальный способ организации системы накопительной оценки, которая является составной частью итоговой оценки. Педагогическая
Смещение акцента с того, что ученик не знает и не умеет, на то, что он знает, умеет по данной теме, разделу, предмету
Социология: что она знает и может iconДоклад на тему «Самообразование учителя»
«Воспитание, полученное человеком, закончено, достигло своей цели, когда человек настолько созрел, что обладает силой и волей самого...
Социология: что она знает и может iconДоклад на городском методическом объединении учителей математики
Воспитание, полученное человеком, закончено, достигло своей цели, когда человек настолько созрел, что обладает силой и волей самого...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница