Зачем живым долина смерти




НазваниеЗачем живым долина смерти
страница1/42
составителя
Дата конвертации30.09.2012
Размер5.1 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42


Михаил Валерьевич ЧЕРЕПАНОВ


ЗАЧЕМ ЖИВЫМ ДОЛИНА СМЕРТИ


К 25-летию походов «Снежного десанта» в Мясной Бор

(15.9.1981 – 15.9.2006)


От автора-составителя


Вот и пролетело 25 лет с тех пор, как мы, будучи наивными, верящими официальной истории студентами филфака КГУ окунулись в «бездонное болото» поисков исторической истины. Окунулись по собственному желанию, преодолевая запрет научного руководителя - кандидата исторических наук - и неодобрительные мнения партийной общественности университета. Мы и сами тогда не знали, какую бурю государственного масштаба породим своими попытками добраться до истины.

Это сегодня станция Мясной Бор стала для поисковиков чем-то вроде Мекки. Даже Министр обороны РФ, посещая созданный мемориал, цитирует Суворова по поводу последнего непохороненного солдата и окончания войны. Он, конечно, не знает, что первыми эту цитату здесь произнесли мы – казан­ские студенты, пытаясь в 1987 году доказать новгородским властям, что безымянные советские солдаты, погибшие в волхов­ских лесах и болотах – не презренные власовцы, а защитники Отечества. И что хоронить необходимо всех найденных, а не только опознанных по медальонам. И делать это открыто, на братском кладбище Мясного Бора, а не потихоньку на обочине дороги у д. Мостки.

Не знает он и того, что именно мы подняли проблему незахороненных солдат в «Комсомольской правде» еще в мае 1988 года. Для всей страны это был эффект разорвавшейся бомбы. Ведь лозунгами «Никто не забыт» государственные чиновники до сих пор прикрывают собственное бессилие в решении этой проблемы. Вместо конкретной организации поиска пропавших без вести или захоронения останков погибших они зарабатывают огромные деньги на так называемом «увековечении памяти», воздвигая очередной Мамаев курган, Поклонную гору или Вечный огонь.

Самое обидное, что о значении вклада татарстанских «долинников» в развитие поискового движения России и стран бывшего СССР не знает не только Министр обороны, но и многие сегодняшние поисковики Татарстана. Не знают потому, что до сих пор не написана правдивая и полная история поисковых экспедиций в Долину смерти, не воссоздана биография движения «Снежных десантов» и «долинников». Даже в экспозиции Музея Великой Отечественной войны в Казанском кремле, посвященной поисковикам, практически нет следов тех, кто был у истоков экспедиций и кто составлял 25 лет их духовную основу - С. Пестрецова, В.Ерхова, Н.Усанова, А.Некрасова, В.Трошина, М.Котенковой, А.Майорова и многих других. Нет рассказа об истинных, а не формальных лидерах движения, о самых главных событиях, находках, достижениях поисковиков Татарстана.

Предвижу встречный вопрос: кто, если не ты?

В том-то и дело, что все эти годы мне невозможно было хотя бы на неделю оторваться от конвейера под названием «Книга Памяти», чтобы внести какой-то вклад в создание музейных экспозиций или написание мемуаров. Единственное, на что хватало сил - публикации в прессе, да и то лишь в связи с юбилеями. Но даже то, что удалось опубликовать в газетах и журналах - как мне кажется, достаточно убедительный материал для исследователей поискового движения.

Конечно, мне и сегодня не удалось бы выкроить время на работу над собственным сборником, если бы не вынужденный простой в работе редакции. «Благодаря» деятельности госчиновников мы уже полгода не можем выпустить ни одного тома.

Но сейчас не об этом.

Хочется, чтобы нынешние поколения поисковиков «из первых рук» узнали о событиях 25-летней давности. Без пересказов и искажений некоторых «летописцев», которые любят вспоминать о том, в чём не участвовали.

Пусть меня обвинят в нескромности, но в этот сборник я поместил в основном лишь свои публикации о поиске или материалы о своей работе. Все эти годы я надеялся, что это сделает кто-то другой. Но когда не нашел своих следов даже на стенде Музея, посвященном деятельности редакции Книги Памяти Татарстана, понял - всё, что я сделал, может попасть под ластик забвения. А я считаю, что сделано немало такого, что ещё пригодится и нынешним, и будущим поколениям любителей истории.

Не раз сталкивался с тем, что какие-то мои гипотезы и предположения сначала принимались официальными историками «в штыки», а позднее становились общепризнанными фактами. Так было и с историей 2-й Ударной армии, и с судьбой легионеров, и с малоизвестными страницами в биографии Джалиля. Уверен, что так будет и с моими сегодняшними исследованиями «белых пятен» истории (например, развенчанием культа личности маршала Г.К. Жукова). Мне не привыкать к поспешным критическим оценкам типа: «Быть не может!» или «Не убедительно». Время нас рассудит.

Только поэтому взялся восстанавливать свою поисковую биографию. Она и есть логический путь поисков и ошибок, находок и заблуждений. Пусть читатель сам оценит значение и убедительность моих размышлений на ту или иную тему. Может быть, что-то сегодня не актуально. Но, мне кажется, для истории нашего движения важен каждый факт, каждая дневниковая запись. Тем более детали процесса поисковой работы.

Прошу прощения у коллег-поисковиков, ветеранов движения, которые не найдут своих имен на страницах этой книги. Очень надеюсь, что продолжение у неё будет. Я уже собрал публикации других авторов о нашей работе, о многих из нас. Понимаю, что она не менее ценна, чем мои статьи. Просто пока нет средств на издание всего объёма информации.

Говорю спасибо и за то, что удалось издать. Прежде всего - моему бессменному руководителю - Главному редактору Книги Памяти при Кабинете Министров Республики Татарстан, профессору, академику Академии Военно-исторических наук Анатолию Александровичу ИВАНОВУ. Если бы не его поддержка, этой книги не было бы даже в компьютерном варианте.

Отдельное спасибо моей супруге Айгуль за помощь в сборе и редактировании огромного объема публикаций, систематизации и корректировании текста.

Немного слов о самой книге. Начать её я решил с кратких очерков об истории поискового движения России и, в частности, «Снежного десанта». Это для того, чтобы ещё раз показать место татарстанских поисковиков в истории и значение походов в Долину смерти для движения «Снежных десантов». Для меня принципиально важно, чтобы сегодняшние поисковики знали, что 25 лет назад и всё это время мы, «десантники-долинники» не только и не столько копали в лесу, сколько занимались исследовательской, пропагандистской и издательской деятельностью. Экспедиции были для нас лишь эпизодом в большой работе. Сегодня, к сожалению, вся жизнь поисковиков свелась только к ним.

Наше движение сейчас находится на уровне турклуба с бардовским уклоном. А скоро мы станем спортсекцией для подготовки в лучшем случае призывников к армии, а может и просто боевиков. Считаю, что это не верно. Задача поискового движения - подготовка интеллектуально развитых, знающих историю, архивную и археологическую науку исследователей-патриотов. Игра «Зарница» - это, конечно, полезно, но она должна быть лишь привлекательной формой. Содержание нашей деятельности - постоянная поисковая и исследовательская работа.

О чём речь?

Многим ли известно, что в нашем распоряжении богатейшая база данных (около 400 тысяч персоналий) о погибших и умерших от ран в годы войны, о побывавших в плену, о репрессированных и раскулаченных, об умерших в лагерях на территории Республики Татарстан. Это материал не только для Книги Памяти, но и для поисковой работы. Напомню главную задачу поисковиков: донести найденную в экспедиции или архиве информацию до семьи, до родственников погибшего солдата или узника ГУЛАГа. Сама по себе эта база без поисковой работы теряет значение. Мы уподобляемся скупому рыцарю, который чахнет над сундуками с золотом.

Кто, если не члены поисковых отрядов, должны работать с этой базой? Кто должен проводить телефонный опрос населения, рассылать списки разыскиваемых по районным газетам и сельским советам? И делать это не только по поводу десятка земляков, опознанным по медальонам. Счёт идёт на тысячи фамилий. Наши сведения ждут в каждом районе республики и далеко за её пределами.

Нет средств на почту и связь? Это уже другой вопрос - его необходимо решать на уровне Координационного Совета ОМО «Отечество», в своих районных администрациях. Чем-то могут помочь наши новые организации, редакция Книги Памяти. Главное, чтобы работа велась постоянно и эффективно, чтобы люди чувствовали, что мы есть, работаем, приносим конкретную пользу жителям республики, а не только ездим в экспедиции.

Уверен, что на страницах этой книги далеко не все достижения и открытия наших поисковиков. Есть немало интересных материалов в архивах каждого поискового отряда, школьного музея и даже в личных архивах ветеранов движения. Просьба ко всем - подключайтесь к созданию наиболее полного сборника о посковиках Татарстана. Пригодится всё - и статьи в газетах, и фотографии, и дневники, и боевые листки, и летописи. Лишь бы всё это можно было перевести в электронный вид и издать книгой.

Найти меня не сложно:

адрес - 420015, г. Казань, ул. Тельмана, 5.

Телефоны в Казани: 5678-044, 8-908-332-09-68, 238-64-66, 238-63-25.

Е-mail: echovoyni@yandex.ru


Руководитель рабочей группы редакции

«Книга Памяти» при КМ РТ Михаил ЧЕРЕПАНОВ


Об авторе


ЧЕРЕПАНОВ Михаил Валерьевич

Родился 12.12.1960 г. в г. Ишим Тюменской обл.

Школу окончил на ст. Лянгасово Кировской обл. с Почетной Грамотой ЦК ВЛКСМ. В 1983 г. с отличием окончил Казанский государственный университет по специальности «журналистика». В 1983-1989 гг. - старший литсотрудник журналов «Коммунист Татарии» и «Татарстан», работал в газете «Вечерняя Казань».

Поисковой работой начал заниматься с 1977 г. В поход со «Снежным десантом» КГУ впервые пошел в августе 1980 г. С сентября 1981 г. принял участие в 40 поисковых экспедициях по захоронению останков солдат (в Новгородской, Ленин­градской, Волгоградской, Калужской, Тверской, Московской областях, в Крыму и Кабардино-Балкарии.

Был командиром «Снежного десанта» филологического факультета КГУ, командиром объединенного поискового отряда «Снежный десант» ТАССР, поискового объединения Республики Татарстан «Долина», членом Правления Союза Поисковых отрядов России. С 1990 г. - заместитель Главного редактора Книги Памяти при КМ РТ, руководитель рабочей группы.

Один из создателей 26-томной книги «Память» Республики Татарстан о погибших в годы Второй мировой войны, 17 томов Книги Памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан, Книги Памяти жертв войны в Афганистане, многотомной книги «Они вернулись с Победой», книги «Герои Социалистического труда и полные кавалеры ордена Трудовой Славы - наши земляки», сборников «Татарстан в годы Великой Отечественной войны», «Казанцы - Победе. Вахитовский район» и десятка других.

За заслуги в поисковой и издательской деятельности присуждена Государственная Премия РТ в области науки и техники, звание «Заслуженный работник культуры РТ». Награжден медалями Жукова, «В память 850-летия Москвы», «В часть 1000-летия Казани», «80-лет ДОСААФ», Знаком ЦК ВЛКСМ «Воинская доблесть», Почетными Знаками Советского Комитета ветеранов войны, Российского комитета ветеранов войны, Всероссийского Совета ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов.

С 2000 г. – редактор газеты «Открытый урок».

В 2005 г. избран членом-корреспондентом Академии Военно-исторических наук.

С декабря 2007 г. – заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны в Казанском Кремле.


Из истории поискового движения России


ПОКА НЕ ПОХОРОНЕН ПОСЛЕДНИЙ СОЛДАТ


Юлий ИКОННИКОВ. Памяти павших. Великая Отечественная война.

Москва, Большая Российская энциклопедия, 1995 г.


...В 1981 г. в рамках Всесоюзного похода комсомольцев и молодежи по местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа была объявлена программа экспедиций «Летопись Великой Отечественной». Она ставила четкую задачу: собрать и сохранить для истории воспоминания участников Великой Отечественной и документальные свидетельства времен войны...

...Польщенные вниманием ветераны боев и труда охотно рассказывали эпизоды, расстава­лись с дорогими для них документами и фото­графиями, передавая их «для вечного хра­нения» в молодежных и государственных му­зеях.

Но уже на втором году дело пошло на спад. Заработал худший вариант механизма соревновательности - погоня за показателями, стрем­ление торжественно отрапортовать об успехах. Выполнить, перевыполнить! Угроза заформализованности была так очевидна, что те, кто первоначально подхлестывал эту гонку показа­телей, всполошились и постарались нажать на тормоза. Увы, летопись Великой Отечествен­ной так и не набрала должной силы, не стала составной частью военно-патриотического вос­питания трудящихся. Пошел на убыль и вскоре захирел и сам Всесоюзный поход. Но все напористей и громче раздавались голоса поисковых отрядов, энтузиастов, твердивших, что есть многочисленная категория «забытых солдат», павших и зарытых «из санитарных» соображений в воронках, ямах, окопах и траншеях, оставшихся в болотной жиже, и числящихся пропавшими без вести.

Эти сообщения свидетельствовали о невы­полнении целого ряда правительственных постановлений. А такие постановления были: от 18 февраля 1979 г. «О благоустройстве могил воинов Красной Армии, погибших в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», № 339 от 11 апреля 1979 г. «О дополнительных мерах по благоустройству и приведению в порядок военных кладбищ и могил советских воинов и партизан». Постановление Совмина РСФСР № 349 от 10 августа 1984 г. требовало переноса одиночных могил из малонаселенных районов, благоустройства кладбищ, ухода за ними и памятниками. В развитие этих руководящих предписаний издавался ряд директив Министра обороны. В них давались конкретные указания органам военного управ­ления, до деталей расписывалось, что и как надо предпринять, как навести порядок в учете и нанесении новых имен на обелиски и мемо­риалы, и т.д.

И все-таки, несмотря на четкие распоряже­ния, незахороненные останки бойцов Великой Отечественной продолжали лежать на местах боев. Находились все новые неучтенные захо­ронения. Открывались факты деляческого отношения к переносу братских могил. Вот лишь один пример. Захоронение у с. Хворостинино Волоколамского района Московской обла­сти считалось перенесенным к мемориалу. Но когда по настоянию жителей поисковики полу­чили разрешение копать в силосной яме, то обнаружили останки еще 346 человек, причем у 36 из них найдены медальоны.

Почему не действовали, да и сегодня не очень-то работают постановления правитель­ства, директивы министра обороны? Для того, чтобы найти непогребенные останки и организовать похо­ронный ритуал, нужны немалые затраты. Но у сельсовета, райсовета и даже в области не было для этого ни физических, ни материальных воз­можностей. Государство не могло выделить средства, чтобы подготовить квалифицирован­ных исполнителей, метр за метром прочесать сотни тысяч квадратных километров опален­ной войной земли. Не может сделать этого и сейчас. Заботу о восстановлении добрых имен фронтовиков, о реабилитации «пропавших без вести» взяли на себя энтузиасты-поисковики.

Без поддержки широкой обще­ственности, комсомола, Вооруженных Сил поисковое движение не могло рассчитывать на серьезные успехи. Но можно без преувеличе­ния констатировать, что неуспокоенность энту­зиастов, настойчивые обращения в различные инстанции, а главное, итоги поиска послужили одной из основ постановления «Об усилении работы по увековечению памяти защитников Родины и активизации военно-патриотичес­кого воспитания трудящихся», изданного в октябре 1987 г.

Это было официальным признанием важности и не­отложности поисковой работы, что достаточно убедительно подтвердил I Всесоюзный сбор представителей поиско­вых отрядов, прошедший в марте 1988 г. в Калуге. Высказанные отря­дами поисковиков свиде­тельства существования проблемы «забытых солдат» привели к решению о создании Всесо­юзного координационного совета при ЦК ВЛКСМ, принятию единой программы дей­ствий.

Наладилось взаимодействие поисковиков с во­инскими частями и военкоматами. Теперь ребятам не надо было ломать голову над тем, как решить вопросы безопасно­сти работ, где и как захоронить найденные останки. Генеральный штаб обязал военкоматы обеспечить каждую группу металлоискателями, выделить пиротехников для ликвидации обнаруженных боеприпасов.

Произошло и еще одно важное событие. На сборе поисковики откровенно высказывались о том, что упомянутое выше постановление кое-где выполняется формально. Вскоре Всесоюзный координационный совет направляет своих активистов в состав бригад ЦК КПСС, чтобы проверить, где, что и как сделано по этому важ­ному вопросу. Недостатков оказалось значи­тельно больше, чем ожидалось. И ЦК КПСС издает еще одно постановление «О ходе выполнения постановления ЦК КПСС «Об усилении работы по увековечению памяти защитников Родины, активизации военно-патриотического воспитания трудящихся».

Важные перемены происходили и внутри поискового движения. С созданием Всесоюз­ного координационного совета районные, городские, областные комитеты комсомола обеспечивали поисковым отрядам помощь в обретении крыши над головой, взаимодей­ствие с общественными и государственными организациями, возможность использовать комсомольскую систему связи для общения с поисковым центром и другими отрядами, а подчас и весьма заметную материальную поддержку для организации и производства поисковых работ.

При помощи ЦК ВЛКСМ 3-4 раза в год собирали пред­ставителей поисковиков для учебы, обмена опытом, корректировки планов.

В августе 1988 г. руководители поискового объединения Казанского госуниверситета «Долина» органи­зовали за счет участников первую в истории поискового движения крупномасштабную экс­педицию. Около 500 поисковиков из различ­ных областей страны 10 дней работали под Новгородом на местах боев 2-й Ударной армии. В результате их усилий 3500 останков павших обрели покой в воинских могилах.

А в октябре 1988 г. проведена первая органи­зованная на средства комсомола совместная полевая экспедиция. В Волоколамском районе, под Москвой, собралось около 120 активистов поиска со всех республик и областей СССР. Была уже довольно холодная осень, но, несмотря на непогоду, шла работа по подъему останков из 3 безвестных захоронений. Три дня в осклизлых раскопах рядом трудились привычные к такой работе искатели и функционеры. Не все из них выдержали с честью экзамен, но те, кто доработал до конца и участвовал в торжественном погребении останков 460 воинов, стали верными союзниками искателей.

После этой экспедиции родилась мысль о целесообразности реорганизации Всесоюзной Вахты Памяти в рабочие сводные поисковые экспедиции на местах боев. Первая такая Все­союзная Вахта Памяти открылась 28 апреля 1988 г. в районе д. Мясной Бор под Нов­городом.

Готовились к ней тщательно. Комсомол выде­лил необходимые финансовые средства. Воору­женные Силы оборудовали 3 лагеря — поставили палатки, кухни, бани, дали связь, колесные и гусеничные вездеходы. Без­опасность работ обеспечивала рота саперов. Позаботилась армия и о снабжении необходимыми продуктами питания. Казалось, что предусмотрено все. Одного не учли устроители — энтузиазма молодежи. Когда вместо расчетных 700 прибыло около 2 тыс. искателей, пришлось вносить серьезные поправки.

Сводная экспедиция отработала 10 дней, в итоге которых были торже­ственно преданы земле останки 4000 воинов. Впервые в поиске участвовали средства массо­вой информации, давшие возможность широ­кой общественности прочитать, услышать, уви­деть, что такое проблема «забытого солдата». Наконец-то не только поисковики, но и про­стые люди, многие руководители поняли, что поисковые работы должны вестись не по принципу «кто как может», а по единой государственной системе увековечения памяти павших.

О проблеме «забытых солдат» заговорили во весь голос. Ее обсудили на коллегии Министер­ства обороны. Министр подписал директиву об оказании помощи поисковому движению.

Тогда выяснилось, что энтузиасты не только рыщут с лопатами, разыскивая и хороня останки, но составляют списки и кни­ги, увековечивающие имена не вернувшихся с войны земляков, тысяч безвестно лежащих под множеством мемориалов и обе­лисков. Сотни энтузиастов уже годы работают над составлением Всесоюзной Книги Памяти, постановление о создании кото­рой было принято ЦК КПСС за три месяца до начала Новгородской Вахты.

Были сделаны выводы и по ведению экспедиций. Новгород показал: такие крупные — не нужны. Сложна организа­ция, невысок КПД при больших затратах. Поэтому Всесоюзная Вахта Памяти 1990 г. пла­нировалась уже как 3 самостоятельные сводные экспедиции в разных районах Смоленской области. Все расходы на них брали на себя Вооруженные Силы, комсомол и местная адми­нистрация. Не обо­шли вниманием участников Вахты и СМИ. Поисковики присутствовали на встрече, устроенной ЦК КПСС в честь Дня Победы. А накануне в Смо­ленскую землю под залпы салютов легли гробы с останками 3000 павших, нашед­ших свое последнее пристанище...

Шаг за шагом накапливался опыт, совершенствовалась методика поисковой рабо­ты, крепли внутренние и внешние связи, пришло признание общественности и официальных органов. Первичный принцип «от лопаты» дополнился научной наработкой дан­ных по архивным документам. Центральный архив Министерства Обороны создал для поисковиков режим наибольшего благоприятствования. Стала традицией весенняя директива руководства Вооруженными Силами о помощи Ассоциации поисковых объединений «Народный союз по охране памяти о павших защитниках Отечества (АсПО)» — так с августа 1991 г. стал именоваться Всесоюзный Координационный совет, получивший офи­циальный статус межреспубликанской органи­зации.

Совершенствовались и формы проведения поисковых работ на местах боев. В практику вошли сводные поисковые экспедиции. В тече­ние осени и зимы отряды сообщали Координационному совету АсПО о сроках, количестве участников и выборе места поиска. Совет формировал состав сводной экспедиции для той или иной террито­рии, составлял общий план экспедиционных работ по стране, согласовывал его с Генераль­ным штабом Вооруженных Сил СССР, а с Центральным архи­вом МО — график работы поисковых исследова­тельских групп. Затем выходил на местные органы власти, общественные организации в поисках материальной поддержки, т. е. форми­ровал и подготавливал экспедиции для ведения полевых поисковых работ.

Новгородская Вахта Памяти-89 установила ставшую традиционной дату открытия Вахт Памяти — с 28 апреля по 9 мая, на заранее определенных территориях и боевых рубежах. Даже сжатый обзор главных экспедиций Вахт Памяти дает возможность наглядно предста­вить полезность и нужность поискового движе­ния.

1988 г. в Новгородской области работает экспедиция в составе 500 человек, захо­ронено 3500 воинов;

1989 г. в Новгородской области работает экспедиция в составе 2000 человек, захоронено 3189 воинов, установлено более 200 имен;

1990 г. в Вяземском, Сычевском, Гагаринском районах Смоленской области работают 3 экспедиции по 1000 человек, захоро­нено 4300 воинов. Всего за полевой сезон захоронено 23459 воинов, установлено 1441 имя;

1991 г. в Новгородской, Мурманской, Ленин­градской, Смоленской, Калужской, Воронежской, Курской, Киевской, Запорожской, Харьковской, Крымской, Житомирской, Витебской областях работают экспедиции с участием 8000 поисковиков. Захоронено и перезахоро­нено 18532 воина, установлено 1700 имен.

1992 г. экспедиции в Мурманской, Ленинград­ской, Смоленской, Калужской, Воро­нежской, Курской областях в России; Киевской, Харьковской, Запорожской, Крымской, Житомирской — на Украи­не; в Витебской и Минской — в Бело­руссии около 1500 участников предали земле останки 8727 воинов.

1993 г. в Мурманской, Ленинград­ской, Тверской, Калужской, Воро­нежской, Курской, Орловской, Новго­родской, Брянской областях захоро­нено 1200 воинов...

На помощь экспеди­циям выходили отряды из «тыловых» районов: «Прометей» из Узбекистана; Целинограда, Акмолинска, Хромтау — из Казахстана; российские — из Татарстана, Архангельска, Череповца, Кандалакши, Амур­ской обл., Каменск-Уральского, Екатеринбурга, Ижевска, Кирова, Тамбова, Липецка, Новосибирска, Омска...

При захо­ронении останков устанав­ливается в среднем имя каждого десятого. Обычно до 98% из них числятся пропав­шими без вести.

К сожалению, трудности и несовершенство системы организации и управления десятками объединений и сотнями отрядов приводят к далеко не полному сбору статисти­ческих данных. Но, даже основываясь на зани­женных сведениях, можно представить важ­ность вклада поисковиков в общее дело увековечения памяти павших бойцов Вели­кой Отечественной.

Каждое новое установленное имя — радость для поисковика. Найти родных, передать данные в Книгу Памяти, внести поправку в архивную картотеку потерь. Особое значение приобретает участие радио, телевидения, газет. Их оперативность способствует тому, что родные успевают при­быть на захоронение останков воина. Настало время учредить регулярный выпуск бюллетеня имен и судеб воинов, установленных в поиске. Подобный вывод вытекает из вели­кого множества писем, идущих непрерывным потоком и в адрес поисковиков. Они практически одного содержания: «Знаем, что поисковые отряды находят и хоронят воинов, оставшихся на местах боев. Может быть, найдете моего сына (мужа, брата, отца, деда...), не вернувше­гося с войны. Мы хотим знать, где, когда и как он погиб, где похоронен, приехать на могилку».

К сожалению, единых систем учета этих запросов, списка найденных имен и судеб, поиска родных нет ни в одной из республик СНГ. Создание общего банка учета имен и иных данных затруднено потому, что поиском занимаются несколько общественных организаций, не имеющих, к сожалению, не только согласованных планов, но и полезных рабочих контактов.

Всесоюзное объединение поисковых отрядов при ЦК комсомола, прео­бразованное в Ассоциацию поисковых объеди­нений «Народный союз по охране памяти о павших защитниках Отечества», в рядах кото­рого сегодня подавляющее большинство поисковых формирований, во-первых, с распа­дом СССР вынуждена была создать республиканские поисковые организации, работающие автономно. Во-вторых, какая-то часть поисковых формирований предпочла самостоятельность и не вошла или даже вышла из ассоциации. Так поступили, например, рос­сийский «Искатель», перешедший в фонд «Воз­рождение», новгородское областное поисковое объединение «Долина»... И, наконец, в-третьих, появился ряд орга­низаций, в программы которых поиск, захоро­нение и увековечение памяти советских воинов входят как составляющие, а не главная про­граммная цель. Характерна в этом смысле Ассо­циация «Военные мемориалы», созданная для реализации межгосударственных соглашений о статусе иностранных воинских захоронений на территории России.

Значительная роль в выявлении имен без вести пропавших принадлежит сотням отрядов, объ­единенных в Ассоциацию. Взаимодействуя с Вооруженными Силами, пользуясь целевой помощью Комитета по делам молодежи при правительстве России, аналогичных ведомств Белоруссии и других стран СНГ, она проводит Вахты Памяти на всей территории бывшего СССР, издает методические пособия, положила начало выпуску газетного варианта найденных имен и судеб. Конечная цель работы — увековечение памяти павших защитников Родины. В процессе работы над Книгами Памяти уча­ствовали практически все поисковые организации Ассоциации...

...Руководитель казанских поисковиков Михаил Черепанов, ставший заместителем редактора республиканской Книги Памяти Татарстана, создал и внедрил систему и технологию ком­плексного поиска на местах боев и в архивах, позволившего расширить Книгу Памяти республики и помочь другим территориям вне­сти в свои Книги Памяти 270 000 имен воинов, числящихся безвестными или отсутствовав­шими в воинских документах военкоматов, картотеках местных органов власти и архивов. Настоящий компьютерный цех удалось ему создать для этой цели.

...Принято правительственное Поста­новление в Белоруссии. Здесь при правитель­стве создан специальный комитет, в который вошел и председатель поискового движения, а в областях и некоторых районах появились штатные отделы по увековечению памяти вои­нов. В России принят Закон «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества».

Хочется думать, что, получив настоящую поддержку государства, перейдя к воплощению в жизнь действующей государственно-обще­ственной системы увековечения памяти пав­ших за Родину, поисковое движение обретет подкрепление в виде государственных поисковых формирований, государственную материальную помощь, финансовое обеспечение. Работы над Книгами Памяти будут продолжены и после 1995 г., и они пополнятся тысячами имен солдат Великой Отечественной.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ...


Валерий ТЕЛИШЕВ


Первым студенческим объединением в Татарии стал «Снежный десант» географического факультета КГУ. Вот что об этом писала университетская газета «Ленинец» 29 января 1968 г.:

«В соответствии с планом встречи и проведения 50-летия Совет­ской Армии и ВМФ комсомольцы нашего университета подготовили к выброске два батальона «Снежного десанта», которые в дни каникул направятся во многие районы Татарии».

Вскоре зародилась идея посвятить поход одному из соединений, сформированных на территории республики в годы войны. Выбор пал на 146-ю стрелковую дивизию, в составе которой ушли на фронт многие студенты и преподаватели университета. Большую помощь в подготовке первого похода по боевому пути дивизии оказали ее ветераны И.М. Романов, Н.В. Кирсанов, И.А. Андропов, И.П. Маханько и многие другие.

В течение 3 лет «десантники» географака изучили боевой путь 146-й Островской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии. С уходом из «десанта» старшекурсников, коллектив распался. Вскоре новый состав географов взялся за изучение боевого пути 18-й Казанской стрелковой дивизии, а позднее и 202-й бомбардировочной авиационной дивизии.

Эстафету поиска по местам сражений 146-й дивизии в 1970 г. принял батальон Казанского театрального училища. Будущие актеры внесли в «десантское» движение музыкально-литературные композиции, которые с успехом использовали в агитационной работе. Опыт «театралов» взят на вооружение «десантниками» историко-филологического факультета КГУ, которые в январе 1971 г. отправились в свой первый поход по боевому пути 334-й Витебской ордена Суворова стрелковой дивизии. Идея об изучении ее боевого пути принадлежала профессору кафедры истории СССР, ветерану дивизии И.М. Ионенко. Иван Михайлович помог «десантникам» в разработке маршрутов, связал их с Советом ветеранов дивизии. В 1975 г. увидела свет книга о боевом пути 334-й дивизии, в 1978 г. Тат­книгоиздат издал книгу «Ни шагу назад», в которой использованы материалы, собранные «десантниками» о боевом пути 69-й гвардейской стрелковой дивизии.

В 1980 г. «десант» истфака выступил с инициативой, получившей широкий отклик. Это операция «Письмо». К тому времени «десантниками» были изучены боевые пути 334-й, 69-й и 54-й стрелковых дивизий. В коллективе сложились традиционные направления поисковой работы. Наиболее приоритетным из них считалась работа в военкоматах. Там проводился просмотр карточек погибших, выявление и сбор сведений об уроженцах Татарии, уточнение мест их гибели и захоронений с последующим их посещением. Когда же очередной маршрут «десанта» привел в Калинин­градскую обл., и в первом же военкомате выяснили, что во всех карточках погибших указаны названия места гибели и захоронений ещё немецкие. Появилась мысль о том, что родственники погибших не знают нынешних названий мест захоронений. И вот, спустя 35 лет после окончания войны, во все уголки страны полетели «похоронки 80-х». «Десантники» оказались правы: в абсолютном большинстве ответных писем подтвердились их прогнозы. Родственники погибших в лучшем случае считали, что близкие погибли на территории Германии. Ещё большей неожиданностью было то, что многие из погибших в Восточной Пруссии числились без вести пропавшими. Принято решение расширить работу, привлекая студенчество университета, молодежь Казани и Калининградской обл. В течение нескольких лет эта деятельность была основной, затем последовали новые начинания.

С 1983 по 1990 гг. «Снежным десантом» истфака КГУ изучен и пройден боевой путь 91-й отдельной танковой бригады; 334-й стрелковой дивизии; 336-й стрелковой дивизии, а также совершено два похода со сбором материалов для республиканской Книги Памяти.

В 1972 г. образован «Снежный десант» физического факультета КГУ. Темой поиска они выбрали 352-ю стрелковую дивизию. И вот в зимние каникулы 1973 г., физики отправились в поход по боевому пути дивизии, которая с боями прошла от стен Москвы до Чехословакии. «Десантники» собрали богатейший материал, часть из которого передали Совету ветеранов дивизии. После похода они решили заработать средства на субботниках, чтобы к 9 мая открыть памятник командиру дивизии генералу Р.С. Максудову, захороненному на Арском кладбище.

9 мая 1973 г. в торжественной обстановке памятник был открыт. Ветераны постановили за большую агитационно-пропагандист­скую работу «десант» физфака наградить Почетным знаком 352-й дивизии, а также Почетными знаками 31 и 5 ударных армий, в составе которых воевала изучаемая ими дивизия.

С 1978 г. «десант» физфака решил обратиться к боевому пути 146-й стрелковой дивизии, значительно расширить и углубить изучение боевого пути. Во время одного из походов студенты выяснили, что в с.Долгое нет школы. Тогда летом они создали строительный отряд, и школа в с. Долгое к 1 сентября открыла свои двери. В 1987 г. физики начали изучение новой темы «Земляки в Любанской операции», на которую их вывела работа в составе объединенного отряда КГУ «Долина».

В 1973 г. совершил свой первый поход «Снежный десант» юридического факультета. Одним из основателей «десанта» стал И. Закиров, который участвовал в двух походах историков. Темой поиска юристы выбрали «Казанский Краснознаменный полк им. Гинзбурга - выпускника юрфака». Один из походов проходил по Средней Азии, где полк сражался против басмачей.

В последующие годы бойцы «десанта» разрабатывали темы: «Становление и развитие милиции в Татарии» и «История становления милиции в Поволжье». Они разыскали многих ветеранов милиции в городах Поволжья, записали немало воспоминаний, собрали богатый материал, который использовали при написании курсовых работ. Со встречи «десантников» с Николаем Павловичем Беловым, председателем Совета ветеранов милиции Казани (бывшим начальником штаба стрелкового полка) началось изучение боевого пути 10-й Сталинградской стрелковой дивизии войск НКВД.

С 1975 г. совершает походы «Снежный десант» факультета ВМК. Темой поиска они избрали боевой путь 147-й «кукморской» дивизии, принявшей боевое крещение на подступах к Сталинграду. В течение месяца 147-я вела бои, в которых большинство ее воинов погибли, но внесли посильный вклад в срыв плана гитлеровского командования одним решительным ударом овладеть Сталинградом. В последующие годы «десантники» изучали боевой путь 3-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, прошли по боевому пути 26-й стрелковой дивизии, в составе которой был 349-й Казанский полк, сформированный в нашем городе в годы гражданской войны. С 1986 г. «десант» изучал историю 327-й стрелковой дивизии, входившей во 2-ю Ударную армию.

После разделения истфилфака в 1980 г. появился «Снежный десант» и на филологическом факультете. «Десантники» избрали совершенно новое направление поиска: «Красноармей­ская печать Великой Отечественной войны на русском и татарском языках. Подвиг воинов-земляков». В своих походах «десантники» филфака изучили фронтовую биографию редакций, имевших татар­ский состав.

Первый поход посвящен газете Ленинградского фронта «На страже Родины». За годы поиска собран интересный материал о деятельности редакций газет Волховского, Северо-Западного, Воронежского, Сталинградского, Прибалтийских, 1 Украинского, Брянского, 1 Белорусского фронтов, а также многих армейских и дивизионных газет.

«Снежный десант» механико-математического факультета родился в 1980 г. Его тема - «Боевой путь 358-й стрелковой дивизии». Были известны лишь 3 фамилии ветеранов, проживающих в Казани, среди них бывший редактор дивизионной газеты «На боевом посту» Камаев, который во многом помог «десантникам». 6 походов пройдено по боевому пути 358-й. С 1984 г. «десант» мехмата изучал боевой путь 9-й артиллерийской дивизии РВГК. Последняя тема - «Наши земляки на Северо-Кавказском фронте».

«Десант» биолого-почвенного факультета многие годы занимался изучением боевого пути Татарской стрелковой бригады, сформированной в Казани по личному указанию В.И. Ленина из трудящихся мусульман. Она сражалась с басмачами в Средней Азии. В состав бригады входили и артисты, потому что она вела не только боевые действия, но и агитационно-пропагандистскую работу в республиках Туркестана. «Десант» изучал и фронтовую биографию 10 танкового корпуса. Его первым командиром был наш земляк В.Г. Бурков. В 1943 г. делегация трудящихся Татарии во главе с секретарем ВКП(б) С.Гафаровым передала в дар корпусу колонну из 200 танков. Корпус одним из первых форсировал Днепр, участвовал в боях на Курской дуге.

Тема «десанта» геологического факультета - «Вклад выпускников геофака в освоение нефтяных богатств нашей Родины». Маршруты его походов проходили по безлюдным районам Западной Сибири, где идет борьба за нефть. «Десантники» повстречались и записали рассказ многих выпускников университета, работающих в нефтеносных районах страны.

«Десантники-химики» изучали историю строительства и эксплуатации магистральных газовых и нефтяных трасс. Ими совершены походы по маршруту нефтепровода «Дружба». Ребята прошли от Альметьевска до западной границы СССР. 6 лет «десант» занимался изучением строительства нефтепровода «Союз».

«Снежный десант» Казанского педагогического института организован в 1983 г. на физико-математическом факультете. Темой исследования он избрал боевой путь 18-й стрелковой дивизии, в истории которой было 3 формирования. Коллектив с самого начала влился в семью «Снежных десантов» университета, продолжая и пополняя его традиции. С 1987 г. «десант» КГПИ один из самых активных участников походов в Долину смерти. В настоящее время это практический единственный действующий «десант», являющийся главным резервом рабочей группы редакции «Книга Памяти» и ОМО «Отечество».

С августа 1981 г. «десант» филфака КГУ начал поиск в Долине смерти, что у Мясного Бора в Новгородской обл. Филологи пришли туда по следам М.Джалиля. Изучая путь редакции армейской газеты «Отвага», они все больше узнавали о трагических событиях под Спасской Полистью и Мясным Бором. 4 первых похода посвящены поискам и раскопкам штабных и редакционных блиндажей. «Десантники» нашли и передали в Государственный Объединенный музей ТАССР сейф редакции, пишущую машинку, рацию, патефон, телефон и другие предметы. Через бывшего ответственного секретаря редакции В.А. Кузнецова удалось связаться с Советом ветеранов 2-й Ударной армии. Раскопки в Долине, изучение документов доказывали: необходимо начать массовое захоронение останков солдат, реабилитацию всей армии. Этим занялся Объединенный отряд «Снежного десанта» КГУ, созданный на базе Музея «десантов» (командир - М.Черепанов).

В 1985 г. в состав Объединенного отряда вошли «десанты» филологического, физического факультетов и факультета ВМК. 35 человек впервые нашли и собрали около 100 останков советских воинов, захоронили их в могиле на р.Полисть. Установлены 3 фамилии погибших.

В последующие годы в Долине начали работу все «Снежные десанты» КГУ, кроме юрфака и геофака. В отряд вошли «десантники» пединститута, камазовцы, нижнекамцы, студенты Ленинград­ского госуниверситета, Казан­ских институтов: медицинского, авиационного, инженерно-строительного, химико-технологического. Численность отряда достигла 200 человек. К 1987 г. членами Объединенного отряда найдено и захоронено более 800 погибших солдат и офицеров, установлены имена 15 человек.

Под воздействием казанских студентов-поисковиков Новгородский обком ВЛКСМ принял решение организовать экспедицию «Долина», цель которой - сбор и захоронение останков совет­ских бойцов в Новгородской области, в районе Мясного Бора.

Традиционные формы участия студенчества в «Снежных десантах» в начале 90-х годов пошли на спад. Но оно не исчезло бесследно, свидетельство тому проведение ежегодных Маршей Памяти, инициатором которых стала реакция «Книга Памяти», создание в 1993 г. Общественной молодежной организации «Объединение «Отечество» РТ, координирующей и объединяющей работу поисковых отрядов Татарстана, активное участие многих бывших «десантников» в героико-патриотической работе, активные жизненные позиции их в наше сложное и нестабильное время.
Глава 1.
ИДЕМ ЗА ПРАВДОЙ О ВОЙНЕ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Похожие:

Зачем живым долина смерти iconЛесные фантазии
«Зачем, Густав, ты хочешь власти? Зачем вспугнул лесной народ? Ведь ты колдун не царской масти»
Зачем живым долина смерти iconПредисловие и благодарности глава 1 смертельная рана глава 2 учимся признавать страх смерти
Источник текста: Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко]. М.: Эксмо, 2009. 352 с
Зачем живым долина смерти iconПрограмма «Временное трудоустройство несовершен- нолетних граждан от 14 до 18 лет». В ней участвуют 
«Зачем  тебе такая скорость в Интернете?» или «Зачем тебе  ехать на аниме-фестиваль или рок-концерт?» В Руз
Зачем живым долина смерти iconНу зачем переиздают такие книги?
« Д о л г о ж д а н н а я Ну зачем переиздают такие книги? свобода за считанные Это же позапрошлый век! сказал моло- годы трансформиро-...
Зачем живым долина смерти iconВот и на вопросы: Зачем я живу?
На жизненном пути каждому человеку приходится решать множество задач, отвечать на разные вопросы. Вот и на вопросы: «Зачем я живу?...
Зачем живым долина смерти iconКнига ЗА книгой
...
Зачем живым долина смерти iconВиктор Заммит  Адвокат Тонкого мира  Юрист из Австралии представляет  свидетельства в пользу жизни после смерти  За последние двадцать пять лет человечество узнало  о том, что происходит с людьми после смерти больше, чем за все предыдущее время. 
Сегодня  есть  неопровержимые  научные  доказательства  того,  что  жизнь  после 
Зачем живым долина смерти iconW w w. g a m e e x e . r u
В качестве главного героя — ков — там сидят Blount, Chump пообщаться  с  живым,  хотя  и
Зачем живым долина смерти iconДипломная работа
Нет  большего  счастья,  чем  с  живым  и  душевным  доверием  поделиться  со  своими 
Зачем живым долина смерти iconКазенное предприятие города москвы «бизнес-инкубатор «зеленоград» На фото:  На Окружном фестивале  научно-технического  творчества. Будущие гении 
«Силиконовая  макк - новый рецепт  Молодым -  жизнь после  долина»  в борьбе 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница