Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва




НазваниеПособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва
страница2/28
во всей полноте
Дата конвертации01.10.2012
Размер2.87 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

1) Опознание слов и общей структуры текста

Деятельность переводчика начинается с опознания и восприятия слов и общей структуры исходного текста (тек­ста оригинала). В рамках общего переводческого процесса на первом уровне происходит установление первичных смыс­ловых связей в тексте. Постижение смысла зависит от ряда факторов: от уровня владения иностранным языком, от знания жанровых особенностей переводимого материала, от насыщенности текста терминологией, реалиями или образными единицами. Чем менее стандартен исходный текст в языково-композиционном плане, тем труднее его понять и перевести на другой язык.

Важную роль в восприятии иноязычного текста играет узнавание слов. Как известно, нередко переводчик судит о значениях иностранных слов по их основному значению. Особенно показательны в этом отношении действия перевод­чика при переводах на иностранный язык.

Таким образом, для успешного выполнения переводчи­ком действий на первом уровне необходимо должное функ­ционирование механизмов узнавания и первичного осмысле­ния текста, а также механизма долговременной памяти.


2) Углубленное понимание текста

Другим важным фактором в творчестве переводчика является фактор полного понимания текста. Первичное прочтение оригинала, например, газетной или журнальной статьи, может не дать исчерпывающего понимания. Поэтому практически целесообразно выделить два уровня понимания у студента-переводчика: уровень общего понимания и уро­вень углубленного (критического) понимания. К уровню общего понимания иноязычного сообщения, например, политического текста, можно отнести ту степень понимания текста, которая вполне достаточна для целей чтения, т. е. для ознакомления с содержанием текста, но недостаточна для целей собственно переводческого акта. Переводчику недостаточно понять текст «в целом». Его понимание должно быть более ясным, более конкретным, более исчерпывающим, поскольку оно ориентировано на решение особых — переводческо-коммуникативных — задач. «Понимание, ориен­тированное на перевод», по верному замечанию В. Н. Комиссарова, отличают две характерные особенности: «закончен­ность» и обусловленность структурой ПЯ».4

Понимание, ориентированное на перевод, достигается не сразу. К этому приходят через осмысление материала, а в самом процессе осмысления первым звеном является анализ текста. В результате анализа устанавливаются соответствую­щие смысловые связи и взаимоотношения не только между единицами оригинала, но и между единицами текста пере­вода, а также выявляется подтекст. Осмыслению подвер­гаются и содержание текста и функционально-стилистичес­кие элементы как на иностранном, так и на родном языках. Процесс осмысления также важен для установления иерар­хии смысловых связей, например, для выявления в тексте опорных смысловых пунктов и для определения второсте­пенных деталей. Анализируя текст, переводчик сопоставляет его отдельные моменты с более широким кругом явлений, что в свою очередь позволяет ему глубже постигнуть суть взаимоотношений между отдельными элементами текста и тем самым углубить свое понимание, увидеть смысл собы­тий на более широком фоне.

Исчерпывающий анализ текста переводчиком в процессе перевода не только помогает ему лучше понять текст, но и полнее оценить его языковые и стилистические особен­ности.

Проникновение переводчика в содержание текста про­исходит до тех пор, пока переводчик не почувствует, что им найдена окончательная форма для передачи заданного в тексте содержания.

Итак, понимание в процессе перевода следует рассматри­вать как синтезирующую операцию мышления по включе­нию текста и его смыслового содержания в другие более широкие связи реального мира. С позиций структурно-уровневой концепции процесс углубленного понимания текста происходит в такой последовательности.

1. Переводчик должен правильно разобраться в смысло­вом содержании и структуре текста, что, в свою очередь, предполагает умение выделить в тексте главные мысли («смысловые вехи»), а также достаточно глубоко понять отдельные факты сообщения.

2. Переводчик должен уметь творчески интерпретиро­вать и обобщать информацию оригинала, используя свой ранее накопленный опыт (языковой, общий, специальный). [12]

3. Переводчик должен уметь увидеть подразумеваемые автором взаимоотношения и связи между элементами инфор­мации в тексте.

4. Переводчик должен творчески интерпретировать ус­военную им информацию.

5. Переводчик должен углубленно (критически) понять содержание исходного текста.


3) Эквивалентная передача воспринятой смысловой и стилистической информации с помощью средств другого языка

Третий уровень деятельности переводчика связан со всякого рода действиями и операциями, направленными на эквивалентное воссоздание понятого. И здесь следует под­черкнуть, что только эквивалентная передача информации оригинала может удовлетворить переводчика-профессио­нала. Отсюда в учебном плане возникает огромный комплекс научно-методических и практических проблем: учащимся надо конкретно знать, что следует иметь в виду под эквива­лентной передачей содержания текста, его функционально-стилистических особенностей, почему не всякая передача содержания иностранного текста на другом языке является эквивалентной, какие факторы способствуют развитию переводческого мастерства, что ведет к ошибкам в переводе, в чем состоит роль функциональных особенностей текста и т. д. То есть третий уровень — это уровень действий по передаче информации оригинала на другой язык.

Лишь строго научное, исчерпывающее раскрытие на занятиях по переводу понятия «эквивалентного воссоздания информации» подводит переводчика к постижению основ переводческого творчества и мастерства. Естественно, что решение задач эквивалентного воссоздания информации невозможно без знания в совершенстве на двух языках соответствующих лексико-грамматических средств, которые используются в оригинале. Действия переводчика в области поиска эквивалентных средств предполагают не только исследовательско-поисковую деятельность, но и реализацию уже известных в практике приемов перевода, а также на­хождение или создание самим переводчиком такого построе­ния на языке перевода, которое как в смысловом, так и в функционально-стилистическом плане было бы равноценно оригиналу. В процессе перевода механизм поиска и отбора лексических средств является, пожалуй, самым сложным, поскольку именно на данном (третьем) уровне переводчику [13] приходится не только использовать весь свой информацион­ный запас и фоновые знания, но также учитывать роль эмоционально окрашенных элементов, прагматических задач перевода и т. д.

Нередко объем значений одной единицы в английском языке соответствует значениям ряда единиц русского языка. Так, слово review имеет не только основное значение обзор, обозрение, но и ряд других: просмотр, проверка; рецензия; периодическое издание; обозрение, ревю; парад, смотр; пере­смотр (дела в суде). На основе контекста учащийся-перевод­чик подбирает нужную ему единицу на русском языке. Еще более трудными являются те случаи, когда отдель­ные слова английского оригинала могут функционировать в тексте таким образом, что используется как бы вся гамма значений слова, и переводчику бывает даже трудно опреде­лить, какое значение в данном контексте превалирует. Так, например, при переводе предложения Human interest stories are not always newsworthy but they are certainly popular весьма трудно передать сочетание human interest stories. В газетной публицистике оно обозначает и рассказы, представляющие общий интерес («рассказы для всех»), и очерки на «животрепещущую» тему и статьи о герое-современнике («портрет современника»). Словосочетание hu­man interest story может быть в некоторых случаях переве­дено зарисовка, интервью, сатирическая заметка и т. д. То есть мы видим, что в это сочетание в современной публи­цистике может вкладываться самое различное содержание в зависимости от типа публикации, круга читателей и рода информации.

Гораздо чаще, однако, учащийся-переводчик обществен­но-политических и официально-деловых материалов сталки­вается с теми случаями, когда значения слов, зарегистриро­ванных в словарях, совпадают с единицами русского языка, но не во всем объеме. В таких случаях переводчик, как уже отмечалось, принимает «контекстуальные решения». В ходе поиска требуемых лексических соответствий нередко прихо­дится прибегать ко всякого рода переводческим трансформа­циям.5

При отборе в процессе перевода лексических средств языка перевода следует также иметь в виду фактор соответствия перевода речевым нормам языка перевода. Здесь какие-либо нарушения недопустимы. Кроме того, перевод- [14] чик должен учитывать установившуюся сочетаемость слов, несоблюдение которой приводит к значительным стилисти­ческим сдвигам, нарушает нормы языка перевода.

Преодоление грамматических трудностей перевода также очень важно на этом уровне. В тех случаях, когда структура английского предложения близка к структуре русского предложения, могут использоваться параллельные построе­ния. Если же таких возможностей нет, переводчик прибе­гает к синтаксическим трансформациям. По-видимому, прежде всего на этом этапе объектом отработки в процессе обучения переводу должны быть те грамматические кон­струкции английского языка, которые не имеют соответствий в русском языке или трудны для понимания.

При передаче экспрессивно-стилистических характерис­тик общественно-политических и официально-деловых тек­стов переводчик прибегает к использованию различных выразительных средств русского языка. Такие приемы ис­пользуются, например, при передаче значений и эмотивных характеристик фразеологизмов, национально окрашенной лексики, библейских и мифологических образов. Находя соответствующие стилистические решения, переводчик тем самым стремится к достижению определенного коммуника­тивного эффекта.

Теперь возникает вопрос: заканчивается ли после нахож­дения требуемых средств выражения процесс перевода? Анализ показывает, что нет. Когда переводчик имеет дело со сложными текстами, он нередко сталкивается с такими проблемами, решить которые в рамках собственно лингви­стического контекста бывает невозможно. Тогда необходимо обращение к внеконтекстуальной информации, к справочни­кам, словарям, энциклопедиям. Такая дополнительная информация позволяет переводчику уточнить его решения.


4) Заключительная (обобщающая) оценка выполненного перевода в рамках более широкого контекста с опорой на общий понятийный аппарат

Четвертый уровень действий переводчика — завершаю­ще-оценочный. На этом уровне происходит завершающее осмысление и оценка перевода в рамках более широкого контекста, с учетом замысла автора, цели сообщения всего абзаца (раздела, книги), с учетом прагматических задач перевода и других факторов переводческой деятельности. Четвертый уровень действий переводчика — это его высшее, управляющее звено. Творческое владение этим уровнем [16] действий позволяет переводчику скорректировать те отдель­ные неточности, которые могли иметь место в процессе пере­вода на предыдущих уровнях.

Вычленение данных уровней, на которых выполняются действия переводчика, раскрытие их особенностей, взаимо­связи и даже взаимопереходного характера позволяют отра­батывать в учебном процессе все основные параметры тек­ста, определять методику работы над передачей и эквива­лентным воссозданием этих параметров.

Структурно-уровневый подход к тем или иным явлениям познавательной деятельности человека уже известен в науке. Этот подход в значительной мере построен на деятельностном понимании труда личности. В советской психологии наиболее полное его раскрытие дается в трудах М. С. Рого­вина.6

В процессе переключения действий переводчика с одного уровня на другой, переводчик как бы все время развивает и уточняет (корректирует) свои частные рабочие гипотезы и свою программу деятельности, добиваясь более совершен­ного ее исполнения. При этом в своих аналитико-синтезирующих действиях переводчик опирается как на собственно текстовую, так и на экстра лингвистическую информацию. Достижение переводчиком критического понимания об­щественно-политического текста в ходе его переводческо-аналитической деятельности, деление текста на определен­ные смысловые отрезки, вычленение и «взвешивание» единиц перевода — все это позволяет ему добиваться точности и выразительности в переводе. Для перевода общественно-политических текстов это положение особенно важно. Разу­меется, точность понимания и большая определенность, возникающие по мере углубления понимания, имеют место отнюдь не всегда, а будут в значительной мере зависеть от аналитических способностей и умений самого переводчика. В деятельности переводчика, особенно опытного, с другой стороны, нередко наблюдаются случаи и такого порядка, когда переводчик добивается адекватного понимания и выражения оригинала как бы сразу, непосредственно. Здесь, следовательно, проявляется действие так называе­мого «свернутого опыта». Наш переводческо-педагогический опыт показывает, что путь сведения перевода к одноступен­чатому процессу (желанная цель) лежит, однако, через многоуровневое осуществление перевода. [17]

Итак, в отличие от существующего в настоящее время «линейного» принципа обучения переводу, под которым мы подразумеваем отработку разноплановых трудностей пере­вода, мы предлагаем, исходя из анализа структуры перевод­ческой деятельности и ее творческо-профессионалыюй при­роды, уровневую отработку действий переводчика как принцип обучения переводу.

Отсюда, естественно, напрашивается вопрос о том, что же надо понимать под переводческим навыком и умением.

Под навыком в деятельности переводчика текстов следует иметь в виду автоматизированное выполнение от­дельных переводческих действий и операций, входящих в более широкий комплекс структуры переводческой дея­тельности .

Под умением в письменном переводе мы понимаем осуществление совокупности переводческих действий и операций (при работе над отрезками текста разной длины), выполняемых наиболее эффективным образом.

По мере тренировки в переводческой деятельности на­выки и умения в переводе все более совершенствуются. Наиболее эффективным средством для такого совершенство­вания является система упражнений, построенная по прин­ципу нарастания трудностей.

2. КРАТКАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГАЗЕТНО-ИНФОРМАЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ

При переводе газетных текстов, как известно, встречается целый ряд трудностей как языкового (обычно терминологи­ческого или стилистического), так и экстра лингвистичес­кого характера, без преодоления которых невозможно добиться адекватного перевода материалов данного жанра.

Одной из важнейших особенностей языка газетных текстов является, с одной стороны, стандартизация используемых в газете языковых средств, а с другой сторо­ны, их экспрессивность, назначение которой — специально привлечь к тому или иному факту внимание читателя.

Назначение стандартных лексических средств — облег­чить восприятие информации читателем и, тем самым, достичь определенного коммуникативного воздействия на читателя; кроме того, стандартные средства используются для того, чтобы придать тексту известное единообразие и способствовать ясности сообщения. [18]

Англо-американская пресса изобилует такого рода лек­сикой. В результате изменения условий жизни, однако, нередко появляются неологизмы, которые быстро прони­кают на страницы печати. Появление неологизмов в газет­ных текстах усложняет понимание их содержания. В неко­торых случаях значения таких слов могут быть установлены только из контекста, в других необходимо обратиться к тол­ковым словарям, словарям крылатых выражений и клише. Излюбленным приемом усиления экспрессии газетного текста, особенно имея в виду прагматические задачи прессы, является использование образной фразеологии. Так, выра­жение to bite the bullet, означающее проявлять мужество, терпеть боль, горе, пришло в язык из медицины тех времен, когда методы анастезии еще не были известны и хирурги советовали раненым закусить пулю, чтобы легче было пере­нести страшную физическую боль. То bite the dust — это эвфемизм, который употребляется, например, в речи амери­канских индейцев, когда говорят об умершем. Отсюда и значение этого выражения: погибнуть, скончаться, уйти в мир иной.

Многие из политических фразеологизмов отражают су­ществующие реалии. Так, фраза buck stops here представ­ляла собой девиз, и, как свидетельствует У. Сэфайер, в виде лозунга стояла на письменном столе президента США Г. Трумена.7 Смысл этой фразы состоит в том, что все наиболее важные решения принимаются здесь. Впоследствии фраза была вновь подхвачена президентом Дж. Картером, также имевшим такую надпись-лозунг на письменном столе. Популярная в США фраза can't fight City Hall употреб­ляется американцами в тех случаях, когда хотят подчерк­нуть беспомощность человека в борьбе со стихией или с превосходящими силами: бесполезное это дело, пустая затея. Checkered career соответствует русскому пестрая карьера; карьера человека, прошедшего сквозь огонь, воду и медные трубы. Нередко в прессе США это выражение употребляет­ся, когда речь идет о карьере политических деятелей.

Буржуазная пресса изобилует лексикой, отражающей местные реалии, например, махинации в ходе предвыборных кампаний: smear tactics тактика очернения (своих полити­ческих противников); character assassination разрушение доброго имени или репутации (путем публичных инсинуаций в отношении политического противника); mudslinging обли­вание грязью, ballot-box stuffing подтасовка результатов [19] выборов] machine candidates ставленника политической машины; patronage politics раздача «.теплых местечек» за финансовые услуги, оказанные американским кандидатам так называемыми fat cats финансовыми воротилами', politi­cal conditioning политическая «обработкам; brainwashing «промывка мозгов»; идеологическая обработка (осуществляе­мая с помощью news analysts или — в последнее время — think tanks «мозговых трестов»); opinion polls analysis анализ результатов опроса общественного мнения (Gallup poll), который, как правило, преследует заранее намеченные политическими лидерами цели; news media campaign освеще­ние вопроса средствами массовой коммуникации под опре­деленным углом зрения, political advertising политическая реклама, TV cosmetics strategy стратегия приукрашивания фактов по телевидению или особая форма их подачи (букв, «косметическая стратегия»); prime time access rule правило предоставления лучшего телевремени (обычно для пред­ставителей правящей партии).

Стремление к экспрессии в языке печати нередко приво­дит ко всякого рода преднамеренным усилениям стиля. Такое явление особенно характерно, например, для совре­менной печати США.

Так, в одной из президентских предвыборных кампаний одна американская газета поместила такой крикливый заголовок: Ford to New York: Drop Dead! В этом заголовке в двух словах (drop dead) как бы суммировалась позиция экс-президента США Форда по отношению к вопросу оказа­ния Нью-Йорку федеральной финансовой помощи. Однако, если внимательно просмотреть тексты предвыборных выступ­лений Дж. Форда, то мы увидим, что столь прямолинейной позиции он не занимал. Дело в том, что по заказу определен­ных кругов газета намеренно сгустила краски, с тем чтобы акцентрировать проблему, пытаясь таким образом нагнать страх на своих читателей — избирателей Нью-Йорка. Впо­следствии американская пресса действительно признала, что проявленная сенсационность указанного выше типа сыграла свою негативную роль в политической борьбе Дж. Форда против Дж. Картера. Приведенный пример — лишь один из многих, встречающихся в сенсационной бур­жуазной прессе Запада.

Весьма образными и экспрессивными являются такие, например, широко известные выражения, как hot-potato issue злободневный, жгучий вопрос; shirt-sleeve philosophy доморощенная философия; flaming optimism жизнеутвер­ждающий пафос; wild-cat strike стихийная (т. е. не санкцио- [20] нированная профсоюзом) забастовка; backroom deals заку­лисные сделки; to beat the air заниматься пустым делом (а также to boondoggle); dragged-out talks затяжные перегово­ры; kite-flying зондирование почвы; hard-core voters избира­тели, неизменно голосующие за одну и ту же партию; floater избиратель, незаконно голосующий несколько раз (ср. букв, «летун»); capsule review краткий обзор новостей (более обычным и стандартным был бы термин brief review); credibility gap кризис доверия (разумеется, вполне можно было бы сказать crisis of trust, но тогда исчез бы элемент образности, а стало быть, и само выражение не получило бы столь широкого распространения в речи американцев и англичан). Слово blood bath надо переводить кровопролитие, т. е, обобщенно (генерализация как прием перевода). Образ­ное выражение New Deal не имеет никакого отношения к каким-либо сделкам, а означает новый курс. В этом смысле термин типа new course оказывается безликим, лишенным образности (в сравнении с New Deal) и не имеет историчес­кого подтекста.

Не зная образного компонента слова или выражения, его трудно понять, а стало быть, и перевести. Так, например, moonlighting это не «лунный свет» и не «лунное освещение», а в газетном тексте — левые заработки. Обычным выраже­нием, лишенным образности, было бы doing extra work for extra pay или даже, в отдельных ситуациях, under-the-counter earnings. Но особенности газетного языка таковы, что именно moonlighting употребляется чаще всего, а не, скажем, другие указанные выражения.

Выражение grape vine является несколько претенциоз­ным, однако синонимическая единица false rumours лишена образности, носит несколько грубоватый оттенок и имеет некоторый юридический подтекст.

Но далеко не всегда образные выражения смягчают смысл, как в вышеприведенном примере. Так, словосочета­ние lunatic fringe имеет гораздо более грубоватый оттенок, чем стандартный термин ultrareactionaries. Это переводчику следует иметь в виду.

Теперь кратко прокомментируем основные приемы, ис­пользуемые в языке англо-американской прессы.

1) Рекламная лексика. Некоторые образные слова и выражения проникают в политический язык из рекламы. К примеру, широко известное выражение to sell an idea, которое буквально означает «продать идею», на самом деле должно переводиться убедить в привлекательности чего-л., убедить в целесообразности (выгоде) чего-л. Отсюда selling [21] a candidate — это рекламирование кандидата, а не «продажа кандидата».

Когда политический деятель говорит: That's my piece of action, он имеет в виду: Это мой вклад. Однако выражение get your piece of the action первоначально означало приоб­щитесь к этому и вы, совершите выгодную покупку и вы, т. е. взято из языка рекламы.

2) Сленг. В англо-американской прессе широко употреб­ляется сленг. Например, стандартная лексика типа unlicen­sed sales или illicit trade часто заменяется в языке амери­канской прессы выражением типа boot-legging, которое несет на себе явно сленговый оттенок.

3) Пословицы. Нельзя не отметить широкое использова­ние пословиц в современной прессе, что способствует образ­ности языка. Например: to let the cat out of the bag (= to reveal a secret), you scratch my back, I'll scratch yours услуга за услугу. Более того, появились особые политические пословицы: A rising tide lifts all the boats. How you stand depends on where you sit. Смысл первой состоит в том, что когда наблюдается общий экономический подъем, то все от этого выигрывают. Во второй содержится намек на то, что оценка популярности какого-либо кандидата в значительной мере зависит от его поста и влияния.

4) Метафоры. Метафоры встречаются в общественно-политических текстах довольно часто. Цель метафоризации текста состоит в том, чтобы расширить смысловой объем слова за счет возникновения переносных значений, что, естественно, усиливает и общие экспрессивные свойства текста. А это, как мы помним, и является одной из важней­ших задач журналистики. Приведем ряд примеров.

Когда речь идет о высокопоставленных политических деятелях, то их нередко называют big guns, great guns или big shots, а также (реже) big wigs, big noise, big wheels, biggies, big timers. Общественный деятель неизменно «бом­бардируется» вопросами — to bombard smb. with questions. Дипломаты, как пишут журналисты, широко используют diversionary tactics отвлекающие маневры; кроме того, в этом же значении часто фигурирует выражение, также взятое из военного языка, — evasive action политика уклон­чивых действий. Когда речь идет о новостях внутри страны, то помимо стандартных терминов типа home news или domestic news также широко применяется и метафори­ческое выражение home front, опять же заимствованное, как мы видим, из военного языка.

Юридические споры в суде именуются court battles [22] судебные баталии; отсюда споры (жаркие дискуссии) в кон­грессе (парламенте) — Congress (Parliament) battles.

Примером развернутой метафоры может служить фраза: One hare which ran this week, but was shot by Sir Geoffrey oil Wednesday, was the suggestion that overseas holidays could be made subject to VAT (value added tax). Ясно, что здесь речь идет не о «бегавшем на этой неделе зайце», а о некоторых идеях, выдвигавшихся политическими деятелями Англии в целях балансирования бюджета. Поэтому все предложение, учитывая развернутую метафору, следует перевести так: Одним из проектов, выдвинутых на этой неделе, но раскритикованном в среду сэром Джоффри, было предложение о том, чтобы отнести заграничные поездки к числу статей, подлежащих обложению налогом на добав­ленную стоимость. Из данного примера видно, что развер­нутая метафора здесь не передается, а заменяется описатель­ным переводом.

5) Метонимия. Прием метонимии состоит в замене одного слова другим, смежным по значению. Например: Buckingham Palace is not expected to issue a statement on the matter. Полагают, что Букингемский дворец не сделает заяв­ления по этому вопросу. На самом деле, здесь имеется в виду король или королева Великобритании,

6) Эпитеты. Назначение эпитета — подчеркнуть тот или иной признак предмета, выразить свое отношение к нему. Если эпитет употребляется с тем или иным словом постоян­но, то он постепенно перерастает в клише (речевой штамп). Например: America the Beautiful — здесь используется рекламное изречение. New Deal следует переводить «новый курс», поскольку данное определение переросло в полити­ческий штамп. Bleeding Kansas — историко-политический штамп, означавший борьбу в штате Канзас против рабства.

7) Парафраза. Иносказательное выражение мысли пред­ставляет собой парафразу, которая как прием передачи информации также встречается в современной публицис­тике. Например: the one writing these words пишущий эти строки.

8) Нарушение фразеологического сочетания. В полити­ческом языке зарегистрировано много фразеологизмов, часто цитируемых в различных статьях. Однако иногда журна­листы стремятся придать большую самобытность выраже­нию, индивидуализируя свой стиль. В этих случаях фразео­логическое сочетание намеренно нарушается. Так, вместо выражения curiosity killed the cat в текстах можно встретить curiosity killed the career of the politician (букв, «любопыт- [23] ство убило карьеру этого политического деятеля»), т. е. речь идет о том, что ему не следовало бы задавать те или иные вопросы, так как ответы на них подорвали его карьеру. Идиома see which way the cat jumps в одной газетной статье трансформирована в выражение why wait to see which way he jumps (к чему ждать, что он предпримет"?).

9) Синонимические пары Назначение синонимических пар — придать большую торжественность стилю. Например: men of conscience and good will люди доброй воли. Как мы видим, лишь один из элементов пары подлежит непосред­ственному переводу.

10) Сравнения. Популярным образным приемом явля­ются сравнения. Например: the battle is as good as won считай, что дело выиграно, the battle is as good as lost считай, что дело проиграно. О ходовом товаре принято гово­рить: it sells like hot cakes этот товар нарасхват (букв, «словно горячие пирожки»). Интересно, что данное сравне­ние было частично переосмыслено и перенесено в полити­ческий язык. Так, в США хорошо известно выражение to sell a candidate рекламировать кандидата, популяризиро­вать (в печати) того или иного кандидата.

11) Гиперболы. Попытка драматизировать события, при­дать им более сенсационный характер, естественно, не может не приводить к использованию гипербол: scared to death напуган до смерти, bleeding heart сердце, обливающееся, кровью (ирон. о политике-либерале), he tears off his hair он рвет на себе волосы.

12) Слова и фразы, особенно популярные в данный момент. Отдельные слова и выражения в политических текстах приобретают особую популярность. Такие слова часто называют fad words «модные словечки». Приведем некоторые примеры: to articulate a problem акцентировать проблему (вместо to formulate a problem); soft climate потепление в международных отношениях; dialogue with the East диалог с Востоком (вместо talks with the East); politicized issue особо акцентированная в политике проблема; posture отношение (вместо attitude); rhetoric риторика (вместо statements); rip-off обман (вместо deceit); thrust упор, акцент (вместо emphasis).

В одной из речей, произнесенных в Совете Безопасности, было заявлено [24] We maintain that all this was done to hijack the deliberations of this session. Мы утверждаем, что все это было сделано для того, чтобы сорвать прения на этой сессии.

Здесь слово hijack следует рассматривать скорее как дань стилистической моде на отдельные слова, чем подлинно семантическую необходимость.

13) Анонимное построение текста. В целях придания сообщению беспристрастности, а иногда также для того, чтобы замаскировать подлинные источники информации, используются фразы типа: some states believe that..., critics feel that..., it's widely recognized that..., the Spanish say that..., the prevailing opinion is that ... . Такой прием мы называем анонимным построением текста.

14) Эвфемизмы. В политических текстах и деловых (экономических) обзорах использование эвфемизмов — весь­ма популярный прием. Особенно сильно распространились эвфемистические тенденции в английском языке в США. Например, глагол to fire увольнять кажется некоторым жур­налистам грубоватым и они предпочитают более мягкие, обтекаемые выражения: to select out, to discharge. Термин sewer commission комиссия по канализации теперь иногда именуется pollution-control agency; janitor уборщик, сто­рож — конечно, superintendent управляющий; plumber сле­сарь-сантехник иногда называется sanitation engineer инже­нер-сантехник. Некоторые эвфемизмы весьма искусственны и вряд ли представляют собой совершенствование языка. Например, словосочетание trash barrel корзина для мусора иногда заменяется словом ecological receptacle, trash collect­or уборщик мусора превращается в garbologist.

Эвфемистические тенденции проявляются в современном английском языке в значительной мере в результате распро­странения и воздействия средств массовой информации и различных психологических давлений на язык.

Термин bugging подслушивание с помощью специальных устройств все чаще теперь заменяется более благозвучным термином electronic surveillance, а термин breaking, illegal entry (букв, «вломиться в помещение») — термином surrep­titious entry (букв, «тайный вход»).

Естественно, что эти тенденции не могли не распростра­ниться и на военную терминологию. Так, командование США свои приказы, в которых ставятся задачи типа search and destroy выявить силы противника и уничтожить его, теперь заменяет более обтекаемой формулировкой search and clear выявить силы противника и очистить местность. Термин mass bombing массовая бомбежка теперь переимено­вывается в protective retaliation ответный удар в целях защиты. Ракете MX, разрушительному ядерному оружию первого удара, в официальных военных кругах присвоено торжественное, благозвучное название peace keeper, что буквально означает «страж мира».

При переводе политических текстов в некоторых случаях приходится несколько снижать элемент образности, заклю­ченный в эвфемизмах; ср.: king-sized большого размера (не «королевского размера»); а в других случаях называть свои­ми именами вещи, которым в определенных социальных целях дано эвфемистическое название: the underprivileged бедные, бедняки, социально обездоленные (не «лишенные привилегий»). [25]

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва iconЭлективный курс по русскому языку «Деловой русский язык» в 9 классе ( предпрофильная подготовка)
Темы, рассмотренные на курсе, с одной стороны примыкают к основному курсу, с другой позволяют глубже познакомить учащихся с официально-...
Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва icon  Видео ради перемен  Пособие для правозащитной и массовой общественно-политической деятельности 
Впервые  опубликовано  в 2005 издательством  «Плуто  Пресс»: 345 Арчвей  Роуд,  Лондон 
Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва icon  Видео ради перемен  Пособие для правозащитной и массовой общественно-политической деятельности 
Впервые  опубликовано  в 2005 издательством  «Плуто  Пресс»: 345 Арчвей  Роуд,  Лондон 
Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва icon  Видео ради перемен  Пособие для правозащитной и массовой общественно-политической деятельности 
Приложения,   включая «Видео: План действий», «Бланки описания отснятого видеоматериала», 
Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва icon  Видео ради перемен  Пособие для правозащитной и массовой общественно-политической деятельности 
«Стратегическое распространение: Новаторские подходы для обращения к  ключевой аудитории» Томас Хардинг 
Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва iconПрограмма курса «Фундаментализм в современной общественно-политической мысли (Запад-Восток)» для студентов III курса факультета политологии (отделение сравнительной
Программа дисциплины «Фундаментализм в современной общественно-политической мысли (Запад-Восток)» разработана в соответствии с требованиями...
Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва iconРоссийской Федерации Государственный университет Факультет прикладной политологии Отделение деловой и политической журналистики

Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва iconОтчет о выполнении плана работы казенным учреждением Воронежской области «Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области» за 2011 г
«Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области». Разработан Устав куво «гаопи во», который зарегистрирован...
Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва iconУкраины
...
Пособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва iconОтчет по результатам самообследования Отделение деловой и политической журналистики
Соответствие профессиональной образовательной программы (ПрОП) подготовки магистра по направлению 030600. 68 «Журналистика» и учебно-методической...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница