Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г




НазваниеИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г
страница2/37
Дата конвертации16.11.2012
Размер3.22 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37



Раздел I. ИСТОРИЯ России и Татарстана: итоги и перспективы исследований



Э.В. Абдрахимова

ТОРГОВАЯ КАЗАНЬ В 60-Е гг. XVI В.



Данная исследовательская работа выполнена на материале писцовых книг 1565-1568 годов, академическое издание которых было осуществлено Д.А.Мустафиной (Казань, Изд-во «Фэн», 2006). В числе первых, кто обратил внимание на этот источник, был профессор Духовной семинарии К.И. Невоструев. Для собственных научных нужд он сделал достаточно объемные выписки из текста данных писцовых книг. В 1877 году по инициативе миссионера Е.А. Малова те самые извлечения, осуществленные профессором К.И. Невоструевым, были опубликованы под названием «Список с писцовых книг по городу Казани с уездом»1. Вполне естественно, что в публикации присутствуют лакуны, неверно прочитанные места, пропущенные слова, к тому же К.И. Невоструев не сличал текст своих выписок с подлинником. Возможно, он не знал о существовании списка, современного подлиннику. В 1932 году Академией наук СССР была осуществлена очередная публикация материалов писцовых книг. Однако и в ней не был представлен полный текст источника, а предложены преимущественно регесты и извлечения.

К материалам писцовых книг обращались представители православного духовенства Пл.Заринский, протоиерей Е.А. Малов, Е.М. Лебедев, профессор Духовной академии И.М. Покровский, протоиерей Я.П. Яблоков. Однако главной их целью было не изучение писцовых книг как исторического источника по Казанскому краю, а использование их материалов для составления историко-статистического описания церквей и приходов. Оживление научного интереса к истории башни Сююмбике привело к обращению ряда татарских и русских историков к сведениям писцовых книг в надежде найти данные о времени её строительства.

Интерес к сложению монастырского землевладения в Среднем Поволжье обусловил использование писцовых книг Г.И. Перетятковичем. Обращался к ним и Н.Д. Чечулин, изучая историю средневековых русских городов. Затем долгие годы их не упоминали в исторических исследованиях. В конце 1970-х годов Р.Н. Степанов начал подготовку к изданию писцовых книг 1602/03 гг. После его безвременной кончины эта работа была завершена М.А. Усмановым и И.П. Ермолаевым. В последние годы к материалам писцовых книг обращались многие, в том числе Л.М. Свердлова, Д.А. Мустафина, Е.В. Липаков, Э.И. Амирханова.

В данной статье на основании писцовых книг г. Казани мы попытаемся рассмотреть состояние торговли в Казани во второй половине XVI века. Писцовые книги 1565-1568 годов состоят из нескольких частей: Писцовые книги (писма и меры) Казани (Описание города, посада и слобод; Описание городских огородов, пастбищ, леса и лугов; Описание торга); Писцовые отдельные книги (писма и отделу) поместных раздач (Описание «старого» поместного отдела; Тетрадь поместного отдела Д.Пороховского; Описание «нового» поместного отдела; Описание оброчных мельниц); Писцовые книги (писма и меры) имущества и владений архиепископа и монастырей Спасо-Преображенского и Зилантовского; Межевые книги Казанского уезда; Писцовые книги (писма и меры) города и посада Лаишева1.

Наши наблюдения основаны на анализе данных описания казанского торга. Описание торга состоялось в 1566 году и позволяет судить о ёмкости казанского городского торга, о составе действующих в торговле лиц, их социальной принадлежности, о размере взимаемого с торговых помещений оброка, о переходе лавок из рук в руки и других явлениях, характерных для казанского рынка второй половины XVI века.

Согласно материалам писцовых книг 1565-1568 годов, городской торг Казани состоял из таможенной избы, Гостиного двора, амбаров, торговых рядов и отдельно расположенных лавок, скамей, шалашей и других торговых точек, где продавались самые разнообразные товары и продукты питания. На городском торгу можно было найти как предметы местного ремесленного производства, земледельческие и промысловые продукты, так и широкий ассортимент привозных товаров. В рядах казанского торга насчитывалось 609 торговых помещений: 375 лавок и 2 прилавка к ним; 6 межлавочьев, 1031 скамьи, 882 полок, 35 шалашей. Кроме того, книга зафиксировала 43 пустые лавки, 84 пустых лавочных мест и 16 квасных бочек. Особенностью расположения рядов казанского торга было то, что на пересечении рядов находились торговые помещения, имевшие несколько выходов и как бы сглаживавшие острые углы. Источник называет эти помещения хрестцами. В рядах казанского торга было 6 хрестцов: Крупяной, Третий, Рыбный, Мучной, Молочный, Никольский.

Писцы начали свою деятельность с описания таможенной избы. Факт существования и функционирования в Казани таможенной избы говорит о том, что товар, ввозимый из других городов, облагался пошлиной в самом городе. Вторым по счету описывался Гостиный двор, который служил одновременно гостиницей и местом совершения торговых операций приезжими купцами. Описание писцов представляет его следующим образом: «В Казани же … по сторонь Спасские улицы двор Гостин… На Гостине дворе трои ворота. А мера двору… длина и с тем, что под амбары 56 сажень, а поперёг двора… - 48 сажень. А делают Гостин двор весь из государевы казны и плотники государевы, а на дворе пять изб»1. При Гостином дворе имелись 832 амбара, которые были двух видов: тёплые и холодные. С них взималось от 6 до 12 денег и даже до 11 алтын оброка в неделю. Эти сильные колебания в размере оброка, возможно, зависели от площади арендуемого помещения и условий хранения. К сожалению, не представляется возможным рассчитать, сколько было всего амбаров и как часто они бывали заняты, т.к. источник об этом никаких сведений не даёт3.

После описания Гостиного двора писцы переходят к торговым рядам, которые служили местом постоянной торговли. В Казани было зафиксировано 12 торговых рядов: Псковский, Костромской, Железный, Серебряный, Рыбный, Мясной, Калачный, Хлебный, Жилецкий, ряд на Воздвиженской улице, за Булаком и ряд на коневой площадке.

Названия рядов произошли или от того, какой товар в них продавался, или от того, выходцы из каких областей вели в них торговлю. Псковский и Костромской, по-видимому, были рядами, в которых торговали переведенцы из других городов. Следующие шесть названы по главному предмету торга в них. В Жилецком торговали жильцы, несшие службу в самом городе Казани, а в трёх последних случаях мы встречаемся лишь с указанием местоположения рядов.

Таблица 1. Торговые ряды Казани во второй половине XVI века.



Ряд

Лав­ка

Ска­мья

По­лок

Ша­лаш

Боч­ка

Меж­ла­вочье

Прила­вок

1

Псковский

120

13

20




2

1

1

2

на Воздви­женской ул.


8



















3

Железный

56

4

6




2




1

4

Серебряный

12



















5

Костромской

78

24

6







1




6

Рыбный

76

26

46










41

7

Мясной

20




9













8

Калачный

4

15







1










меж Хлебн. и Калачн.

1



















9

Хлебный




20

1













10

на коневой площадке










21










11

Жилецкий




1







11







12

за Булаком










14










Таблица составлена по материалам писцовых книг 1565–1568 гг.
Отмеченные в писцовых книгах ряды можно сгруппировать исходя из двух принципов: продаваемого товара и происхождения торговца.

Самой большой была группа рядов, в которых продавались продукты питания: Рыбный, Мясной, Калачный, Хлебный, Жилецкий, ряды на Воздвиженской улице, на коневой площадке и за Булаком. В них были расположены 109 лавок, к ним 4 прилавка, 62 скамьи, 56 полок, 35 шалашей (43,7 % от всех торговых помещений, которые числились в казанском торге) и 12 квасных бочек. Далее следовал Псковский ряд – 120 лавок. Кроме того, в этом ряду числилось 13 скамей, 20 полок, 2 бочки с квасом, 1 межлавочье и 1 прилавок. Затем по количеству торговых мест шел Костромской ряд: 78 лавок, 24 скамьи, 6 полок и 1 межлавочье. В Псковском и Костромском рядах торговали преимущественно переселенцы из других городов Московского государства (псковитяне, тверичи, лучане, вологжане и др.). В Железном ряду было сосредоточено 56 лавок, 4 скамьи и 6 полок, а также 2 бочки с квасом и 1 прилавок. Наименьшее количество торговых помещений находилось в Серебряном ряду, в нём числилось 12 лавок. Как видно из таблицы, лавки не всегда располагались строго в том или ином ряду, встречались и исключения из правил. Например, лавка Ждана Волохова, поставленная между Хлебным и Калачным рядами.

Вместе с тем следует отметить, что название ряда не всегда соответствовало продаваемым в них товарам, что объяснялось прежде всего неустойчивостью спроса и стремлением заработать, т.е. получить необходимую прибыль. Торговые люди, даже самые крупные, чтобы гарантировать сбыт своих товаров, вынуждены были предлагать разнообразный ассортимент (например, в Железном ряду Константин Шухнов и Истома ветошник держали по 1 бочке с квасом). Имело значение и то обстоятельство, что с течением времени торговые помещения переходили из рук в руки, причем новый владелец не всегда торговал тем же товаром, что и предыдущий. В источнике мы встречаем 135 случаев перехода лавок от одного владельца к другому. В писцовых книгах подобная смена владельца зафиксирована формулой, когда после имени настоящего собственника лавки указано имя предыдущего1. Например, лавка Ивана Омельянова, Родинская Постачева; лавка Реутка портного мастера, Жюковская шапочника; две лавки Рудака Борисова сына серебряного мастера, одна Ширянковская стрельца, другая Ивановская Черноусова; или лавка Иосифа Матвеева сына вологжанина, что была Михаила вологжанина. 126 случаев перехода лавок из рук в руки мы отнесли к купле-продаже, остальные 9 можно считать перешедшими по наследству от отца к сыну или от брата к брату (например, лавка Тимофея Ступина, а ныне его сына Ивана; лавка Осташки Лукина брата его Мининская Лукина).

Об оброке с лавок в том или ином ряду сказать с полной точностью невозможно, потому что часто оброк с лавки и скамьи, с полка или бочки при ней указан совокупно. Однако заметно то, что самый высокий по сумме оброк взимался в Псковском ряду, в котором торговали преимущественно переведенцы из других городов,2 – от 5 до 26 алтын без дву денег за лавку. В Железном ряду оброк колебался от 5 до 15, в Мясном и Рыбном рядах – от 5 до 14 алтын, в Костромском – от 5 алтын без дву денег до 9 алтын за лавку. На Воздвиженской улице за все лавки платился оброк по 5 алтын. За Булаком с каждого шалаша собирали по 3 алтына без дву денег, а на коневой площадке – по 4 алтына. В Калачном и Хлебном рядах за все лавки и скамьи торговцы вносили по 4 алтына.

Как видим, сумма оброка, взимаемая за торговые помещения в Казани, колебалась очень значительно – от 5 до 26 алтын без дву денег с лавки. В общем, оброк в среднем составлял около 10 алтын. В чём же причина такой разницы в сумме оброка? Почему одни платили больше, другие меньше за одинаковое количество торговых помещений? Например, Вахруша Волосянов за одну лавку платил 24 алтына, Осиф вологженин – 12 алтын и 2 денги, Иван Омельянов – 7 алтын и 2 денги, Жук шапочник и Иван Судбанов – по 20 алтын и 4 денги, Фёдор Афонасьев сын Пушкарёв – 5 алтын.

На установление размера оброка могли влиять следующие факторы: ряд, в котором располагалось торговое место; объём товарооборота в лавке; род товара; вид лавки. В торговых рядах Казани встречались два вида лавок: обыкновенные и т.н. лавки «на оба лица» (иными словами, лавочные витрины смотрели на обе стороны, и торговлю можно было вести сразу на два «фронта»). Лавок «на оба лица» на городском рынке было немного – 26 лавок и 1 межлавочье (т.е. 7,1% от общего числа всех лавок и межлавочьев казанского рынка). Оброк за них был выше, чем за обыкновенные, и мало кто из торговцев мог позволить себе держать такие лавки.

Кроме того, была ещё одна причина, по которой оброк, взимаемый с торговых помещений в Казани, был так высок. Дело в том, что в виде оброка в Казани с торговых помещений уплачивалась ещё и т.н. «Еналеевщина», которую прежде собирали по 4 алтына с лавки1. «Еналеевщина» – это оброк, который был установлен ещё при правлении Еналея. То обстоятельство, что он взимался и после взятия Казани, дает основание говорить о сохранении Московским государством норм, установленных в ханстве до его завоевания.

По-видимому, в то время величина лавки в две сажени считалась нормой, т.к. при описании жалованных лавок очень часто отмечаются их размеры. Если на локоть или полусажень больше положенной нормы, то говорится: «… а с прибавки (с локтя или полусажени) платить ему (владельцу лавки)» от 8 до 10 денег1.

Владельцами торговых помещений в рыночных рядах г. Казани выступали представители различных слоев городского населения, и доля участия отдельных слоев не была одинаковой.

Таблица 2. Распределение торговых помещений по социальным группам.

Категории вла­дельцев торго­вых помещений


лавки

межла-вочья


скамьи


полки


шала­ши


бочки

посадские люди2

297+1/33

4

91

64

24

15

служилые люди

534+2/35

2

9

11

8

-

архиепископские люди

186

-

-

7

-

-

прочие (ямщики, дворники)

6

-

3

37

-

-

Таблица составлена по материалам писцовых книг 1565-1568 гг.

Как видно из таблицы 2, в Казани значительной была доля торговцев из числа посадских людей. Из непосадских торговцев наиболее существенной была доля служилых людей (стрельцов, пушкарей, жильцов казанских). Стрельцы в Казани принадлежали к трём действующим приборам (стрельцы «прибора Данилы Хохлова», «прибора Субботы Чаадаева», «прибора Вешнякова») и к одному прибору («Третьяка Мёртвого»), подавляющая часть которого была переведена на службу в Астрахань. Обложение их лавок такое же, как у других торговцев. Пушкари были представлены двумя торговцами: Яныщем и Иваном Коречником. В их владении было 4 лавки (в т.ч. 1 пустая), за которые взимался оброк в 22 алтына и 2 денги.

Следующими по численности среди торговцев были архиепископские люди, к которым относились представители следующих социальных категорий: крестьяне, певчие дьяки, бочарники. Характерно, что названные лица являлись феодально-зависимыми от архиепископа, они или служили в административной структуре церковной ветви власти, или занимались сельскохозяйственным производством и промыслами.

Доля ямщиков, дворников и прочих людей, имевших лавки, была незначительной, – всего 1,9% из общего числа торговых мест. Из этого следует, что самое активное участие в торговле принимали посадские люди.

Среди торговцев встречаются лица, одновременно владеющие несколькими торговыми помещениями, иногда расположенными в разных рядах. Возможно, торговцы держали лавки в разных рядах для того, чтобы гарантировать быстрый сбыт своих товаров. Наибольшим количеством торговых помещений владел Иван Тимофеев сын Ступин. За ним числилось 11 лавок, 1 скамья, 3 полки и 1 бочка с квасом. Одну лавку он унаследовал от отца, две купил (одну – у Парфена Шухнова, другую – у стрельца Романа Поплачникова). За Иваном Губановым числилось 5 лавок и 1 скамья, ещё две лавки он продал до описи 1565-1568 годов (одну – Сергею Чюраковскому, другую – Захарью Алексееву). За Федотом Болотниковым были записаны 8 лавок, 4 скамьи. Кроме того, 4 лавки были проданы им до описи (Мите Окулову, Даниилу Васильеву, Ивану Васильеву, Лёве Мышкину). Григорий Лютиков зафиксирован как владелец 5 лавок и 1 скамьи, Костентин Шухнов – 4 лавок, 1 полки и 1 бочки с квасом, Яков Рябуха – 5 лавок, 2 скамей, Милон Синяков – 6 лавок, 1 скамьи и 6 полок. Таким образом, вышеперечисленные торговцы, имевшие от 4 до 11 лавок и др. мест ведения торговли, занимали господствующее положение на рынке г.Казани.

В рядах казанского торга встречаются и случаи совместного владения торговыми помещениями. В писцовой книге 1565-1568 годов зафиксированы случаи совместного владения 20-ю лавками, 6-ю скамьями, 4-мя полками и 1 прилавком (кроме того, 1 лавка, принадлежавшая двум торговцам одновременно, переделана в две). Эта дробность могла быть вызвана, во-первых, высоким уровнем оброка, с которым торговец не мог справиться в одиночку. По этой причине он старался занять лишь ту часть торгового помещения, которая была ему необходима для хранения товара. Во-вторых, переходом лавок по наследству от покойного отца двум сыновьям одновременно. Наибольшее количество дробленых лавок относится к Костромскому ряду.

Ещё нужно отметить два интересных случая, которые касаются владельцев лавок. В писцовой книге г.Казани зафиксированы две женщины как владельцы лавок. Правда, одна из них является уже бывшей владелицей торгового помещения и полки при нем в Рыбном ряду (жена Данилы Нарыгина – Агрофена). Вторая отмечена как хозяйка лавки, расположенной в Костромском ряду (жена стрельца прибора Данилы Хохлова Коняши – Овдотья). Этот факт свидетельствует о том, что не только мужчины, но и женщины могли держать лавки. Возможно, они унаследовали торговые помещения от покойных мужей.

В источнике мы сталкиваемся с владельцами лавок, отмеченными писцами как «бусурмане», т.е. мусульмане. Таких в писцовой книге 5 человек (Караулка, Нечайка, Иван, Митя, Исаак). Однако из них только один имеет имя похожее на татарское, у оставшихся четырех русские прозвища.

В книге г.Казани встречаются торговцы, которые зафиксированы писцами как переведенцы1 из других городов Московского государства. По нашим расчётам, таковых получилось всего 87 человек. Причем 70 из них на момент описи 1565-68 годов отмечены собственниками лавок, оставшиеся 17 – бывшими владельцами, продавшими свои торговые помещения ещё до описи. Материал источника свидетельствует о том, что правительство предпочитало переводить в Казань торговцев в основном из Пскова, Вологды, Москвы, Костромы и Вятки. А вот жаловали лавки преимущественно переведенцам из Пскова (63,4% всех жалованных лавок приходилось на долю торговцев переведенных из г.Пскова). В привилегированное положение их, возможно, ставили для того, чтобы таким образом привлечь в Казань. Правительство хотело доверить казанский рынок в руки уже испытанных людей, какими в данном случае были псковитяне.

Переводя в Казань зажиточных и деятельных людей, правительство, очевидно, имело целью организовать, наладить развитие торговых отношений с городами, из которых были переселены торговцы. Или же это была мера для восстановления внутреннего рынка города после его завоевания и разорения.

Свидетельствами недавней войны являются и указания на то, что лавка поставлена на «порозжем» или «новопорозжем» (т.е. на пустом) месте. В источнике встречается 7 подобных случаев. Ещё 5 лавок были установлены на пустых лавочных местах, а 8 лавочных мест на момент описи 1565-1568 годов записаны как пустующие. Т.е. процесс восстановления торговли города все ещё продолжался.

Из вышеизложенного следует, что с завоеванием г.Казани торговля не прекратилась, а возобновилась с участием переселенных правительством в местный край торговцев, служилых людей и вольнопереселенцев.

Таким образом, начиная с 70-х годов XIX века, многие исследователи, ведущие разработку вопросов истории Казанского края второй половины XVI века, обращаются к писцовым книгам Н.В. Борисова и Д.А. Кикина. Несмотря на то, что писцовые книги 1565-1568 годов неоднократно являлись объектом исследований, мы считаем необходимым дальнейшее обращение к ним как источнику для изучения социально-экономического развития Казанского уезда во второй половине XVI века в целом и торговли в г.Казани в частности.

А.И.Ногманов

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Похожие:

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconIx научно-практической конференции
В сборник включены тексты докладов, сообщений, выступлений участников IX научно-практической конференции, прошедшей на базе факультета...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconСборник статей по материалам Всероссийской научно-практической конференции (30 ноября 2 декабря 2011 г., г. Пермь) Пермь, 2011
Всероссийской научно-практической конференции (30 ноября 2 декабря 2011 г., г. Пермь) /Пермская краевая специальная библиотека для...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconViii научно-практической конференции
В сборник включены тексты докладов, сообщений, выступлений участников VIII научно-практической конференции, прошедшей на базе факультета...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconСборник статей   международной научно-практической конференции Санкт-Петербург фгбу «Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина» 2011 ббк 67. 911. 16я43
Введение  11
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconПроблемы компетентностного подхода в системе общего и профессионального образования
Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции 3 декабря 2008 года
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconМатериалы Шестой Международной научно-практической конференции 22 24 октября 2009 г. Казань Казанский государственный университет 2009
Информационное поле современной России: практики и эффекты: Материалы Шестой Международной научно-практической конференции
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconМатериалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67
Современные проблемы борьбы с преступностью. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Изд-во: Томский цнти, 2011...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconПрограмма 68-ой научно-практической конференции студентов
Сборник тезисов 68-й научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов факультета международных отношений бгу....
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconМир без границ материалы студенческой  межвузовской научно-практической конференции
Сборник включает материалы исследований студентов и аспирантов высших учебных заведений по актуальным проблемам а специальной
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconСборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний Новгород
Жизнь провинции как феномен духовности: Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница