Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г




НазваниеИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г
страница6/37
Дата конвертации16.11.2012
Размер3.22 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Вклад преподавателей Казанской духовной академии в изучение истории, религии и культуры стран Ближнего Востока в 1842-1920 гг.



История Ближнего Востока издавна притягивала многочисленных исследователей к изучению проблем, связанных с возникновением одной из мировых монотеистических религий, судьбой, жизнью, культурой и повседневным бытом принявших ее народов. Именно здесь произошло зарождение христианства и ислама, история которых всегда приковывала внимание и политиков, и ученых, и этот интерес не угасает, а наоборот, лишь набирает обороты в наши дни. Свою огромную лепту в изучение стран Востока, истории, языка, культуры и традиций местных народов, учений ислама и христианства внесли ученые Казанской духовной академии.

Во второй половине XIX – начале XX вв. исламоведение становится одной из ведущих отраслей отечественного востоковедения. Особая роль в изучении ислама принадлежит преподавателям Казанской духовной академии, которая являлась крупным научным, исламоведческим, образо­вательным и миссионерским центром дореволюционной России. Ее влияние распространялось не только на Среднее Поволжье, но и на всю восточную часть Российской империи. Именно здесь процесс изучения ислама, буддизма, религиозных верований и языков нерусских народов России приобрел особенности, свойственные «казанской школе» практические миссионерские черты, были выработаны присущие ей методы и приемы исследования, реализовывались на практике новые идеи и формировалась целая плеяда выдающихся ученых, таких как Н.И.Ильминский, Г.С.Саблуков, Е.А.Малов, Н.П.Остроумов, М.А.Машанов, М.Г.Иванов, П.К.Жузе, Я.Д.Коблов, Н.Ф.Катанов и др. Все эти известные, а некоторые даже выдающиеся личности были связаны с деятельностью единственных в России миссионерских отделений, сущест­вовавших в Казанской духовной академии с 1854 по 1920 гг., т.е. до момента полной ликвидации этого учебного центра. Как отмечал М.А.Батунский, студенты и преподаватели противомусульманского отделения Казанской духовной академии «…являлись первыми в России профессиональными миссионерами-исламоведами»1.

Преподаватели миссионерских отделений Казанской духовной академии уделяли большое внимание практике заграничных командировок на мусульманский Восток с целью знакомства с учениями ислама, Кораном, источниками и литературой, арабским языком и положением здесь европейского и местного населения. Первым такую командировку совершил Н.И.Ильминский. Надо подчеркнуть, что это была первая подобная научная поездка, совершенная учеными из российского православного учебного учреждения.

В 1851 г. Н.И.Ильминский отправляется на мусульманский Восток – в Константинополь, Дамаск и Каир – «для собрания подробнейших и основательнейших сведений о магометанском учении и для усовершенствования себя в языках Арабском, Турецком и Персидском, как способствующих ближайшему познанию магометанского учения»2.

«По приезду в Каир в ноябре 1851 г., – писал Крачковский, – Ильминский мог поселиться и заниматься у учителя известного нам Валлина Али-аль-Барани; он пользовался советами профессора университета Ал-Азхар Ибрахима ад-Дасуки (1811–1883 гг.), друга шейха Тантави и Лэна. Насколько он серьезно подходил к своей задаче, видно по тому, что для предварительного ознакомления с Кораном он дважды прочел его целиком, а затем приступил к специальному изучению, руководствуясь комментарием ал-Байдави (XIII) и глоссариями на него Шейх-заде (XVI)… Ильминский не ограничился пребыванием в центре мусульманской образованности в Каире, а через Синай совершил путешествие в Палестину и Сирию, всюду входя в общение с местными учеными и расширяя свои арабистические познания, главным образом в сфере важной для него религиозно-богословской литературы»1. О пользе данной командировки писала Колесова: «Поездка на восток обогатила Н.И.Ильминского новыми впечатлениями и знаниями, способствовала его формированию как ученого-арабиста и тюрколога»2. Результаты научных изысканий Ильминского на Востоке освещены им в 12 отчетах.

В своих донесениях Н.И.Ильминский отмечал о прибытии 14 ноября 1851 г. в Каир и занятиях арабским языком, под руководством ученого шейха Али Баррани: «Я с самого же начала нашел здесь для себя хорошего учителя арабского языка шейха Али Баррани, у которого в доме и поселился и с которым занимался ежедневно по целым вечерам часов до 12 ночи, исключительно беседуя по-арабски, утром же занимался чтением арабских книг»; а также об успешном изучении арабской словесности, мусульманского богословия, толкования Корана, чтении Бухари о преданиях Мухаммада, занятиях персидским языком (ноябрь, 1852 г. и январь, 1853 г.): «сделал для себя совершенно доступными все науки мусульманские…но не мог изучить их с специальною подробностью»; об отправлении «в Иерусалим через Синай, Акабу и Петру» (февраль, 1853 г.); о прибытии в Бейрут, «посетив на пути места замечательные своими библейскими и историческими воспоминаниями» (июнь, 1853 г.) и др.3.

Кроме изучения арабского языка, Ильминский занимался освоением еврейского и персидского языков, исследовал повседневную жизнь Каира, школы, высшее каирское училище, деятельность его профессоров, методы преподавания, уделил большое внимание изучению каирских мечетей и святынь, разных сект, общества дервишей, религиозных обычаев и праздников мусульман. Свои наблюдения он описал в отчетах, представлявших собой художественный очерк верований и жизни мусульман вообще и каирского населения в частности. В Каире же он приобрел для академической библиотеки большую коллекцию книг на арабском, турецком и персидском языках по разным отраслям мусульманского образования и литературы. Из Каира Ильминский отправился вверх по Нилу, посещая наиболее интересные места Египта. Он побывал в Сиуте, на развалинах Фив, закончил свою экскурсию у Вали Хальфы в нижней Нубии. Покинув Каир, он оставил свои занятия исламом и в 20-х числах февраля 1853 г. отправился через Синайскую пустыню и Палестину в Сирию, где несколько месяцев жил в Ливанских горах. В Сирии, не оставляя занятий арабским языком (местного наречия), он интересовался положением здесь православной церкви и ее борьбой с западной пропагандой. Несмотря на то что Сирия была тогда далеко не безопасна для путешественника вследствие начинавшейся войны России с Турцией и волнений друзов, Ильминский все-таки успел объехать ее несколько замечательных местностей от Бейрута до Триполи, был на развалинах Бельбека, ездил в Дамаск и внимательно присматривался ко всему, что относилось к борьбе православия с исламом и католичеством, изучал арабские переводы богослужебных книг, посещал монастыри и школы, узнавал о средствах, используемых православным населением в указанной борьбе.

Результаты наблюдений в Египте и Сирии были изложены Ильминским в общем отчете и сообщены Григорием Св. Синоду. Ильминский видел в лице западных миссионеров серьезную опасность для православной церкви в Сирии. Он предлагал России помочь Сирии образованными людьми для поддержания православия и сочувствующих ей сирийцев-арабов. Для этого, по его мнению, было необходимо при Казанской духовной академии основать две постоянные студенческие вакансии для воспитанников Дамасского училища и, кроме того, для большего сближения с Сирией и вообще с мусульманским Востоком, направлять в миссии в Иерусалиме и Константинополе студентов и псаломщиков, окончивших именно Казанскую духовную академию и Казанскую духовную семинарию, хорошо владеющих восточными языками. Они должны были помочь местным христианам узнать поближе Россию и доставлять подробные сведения о жизни, религиозных верованиях Сирии в Россию.

21 августа 1853 г. Ильминский направился на пароходе из Бейрута в Смирну, а потом в Афины, где и остановился в ожидании благоприятных известий из Константинополя, чтобы отправиться туда. Но в начале октября Порта объявила России войну, и ученый должен был закончить свое путешествие раньше времени, отправившись из Турции в Триест, потом через Вену и Варшаву в Петербург, куда и прибыл к 1 февралю 1854 г. Здесь он остановился на время занятий с петербургскими ориенталистами и в публичной библиотеке и для написания отчета о путешествии. 14 июля 1854 г. Ильминский приезжает в Казань.

По словам И.Ю.Крачковского, отчет о занятиях Ильминского во время его поездки на Восток «представляет интереснейший документ, ценный и для характеристики состояния арабской образованности того времени не меньше, чем... отчет Гиргаса в 60-х годах»1. Заметим, что преподаватель факультета восточных языков Петербургского университета В.Гиргас был коман­дирован на Восток 17 февраля 1861 г.2. За время своего путешествия, продолжавшегося с 1861 по 1864 гг., он посетил Сирию, Палестину, Египет3. «В отчете Гиргаса, – писал И.Ю.Крачковский, – мы находим описание «системы мусульманского образования» и характеристику разговорного языка арабского Востока»1. Сопоставляя эти две значительные фигуры, И.Ю.Крачковский очень высоко отзывается об Н.И.Ильминском: «Когда он вернулся в Казань в феврале 1854 г., в России не было другого арабиста, который обладал бы такой подготовкой в данной области и в такой мере был знаком с живым арабским Востоком»2. С Востока Ильминским была привезена ценная коллекция арабских сочинений из двадцати пяти наименований3.

Интерес к изучению стран Востока, культуры, языков, повседневной жизни арабского населения проявляли и другие преподаватели миссионерского противомусульманского отде­ления. И среди них необходимо выделить М.А.Машанова и П.К.Жузе. Их отчеты о заграничных командировках, сохра­нившиеся в Национальном архиве Республики Татарстан, позволяют нам сделать вывод о том большом научном значении, которое казанские ученые придавали изучению мусульманских стран, истории, языку, культуре местных народов, архитектуре, религиозным святыням. Материалы преподавателей Казанской духовной академии представляют огромный научный интерес для современных ученых-востоковедов.

В 1885 г. научную командировку на мусульманский Восток совершил М.А.Машанов. Он посетил Египет, Саудовскую Аравию и Сирию. В НА РТ сохранились все научные записи, посланные Машановым в Совет Казанской духовной академии, о результатах его научных занятий во время поездки по странам Востока4. Кроме того, им был составлен специальный труд о годичной работе на Востоке во время командировки, первая половина которого представляет очерк грамматики арабского языка, а вторая – характеристику догматических систем ашаритского и матуридитского направлений5.

Отчет Машанова о научных занятиях является интересным и весьма увлекательным источником. Здесь мы находим его размышления по поводу употребления арабской грамматики арабизированными народами, принявшими ислам и внесшими в язык новые речевые окраски и прибавления, отчего первичный язык изменил свое содержание, а также детальный разбор арабских слов. Он рассматривает грамматические тонкости арабского языка, обращая внимание на разные дополнения, управляющие слова, прибавочные буквы в корне слов и в их начале, технические слова и другие, т.е. для человека, не владеющего арабским языком и не знающего его правил, очень тяжело понять эти специфические термины и правила. Машанов демонстрирует нам прекрасное владение арабскими источниками, трудами арабского мыслителя Ибн-Халдуна и арабского филолога и ученого Замахшари.

Судя по отчетам, Машанову удалось получить значительные знания об исламе. О благотворном влиянии этой поездки на Машанова писал И.Ю.Крачковский: «Это дало ему хорошее знакомство не только с арабским языком, но и со всем мусульманским миром, разнообразных представителей которого он мог встречать в Хиджазе. Его отчет о поездке благодаря этому представляет большой интерес»1.

Машанов приобрел ценные научные знания по грамматике арабского языка, мусульманской догматике и фикху, отправил в академию несколько интересных отчетов о результатах своих наблюдений за мусульманским населением и жизнью христиан на Востоке. Впоследствии, уже в Казани, эти знания и наблюдения получили отражение в таких трудах Машанова, как: «Европейские христиане на мусульманском Востоке», «Описание путешествия по Востоку» и др.

В ходе путешествия в мусульманские страны он изучил арабский язык, его грамматику, суннитские догматики ислама, ашаритскую и матуредитскую религиозную литературу, фикх, быт и традиции арабов, а также положение христиан на Востоке. Двухлетнее путешествие на Восток оказало огромное влияние на формирование его мировоззрения, изменило его пред­ставления о восточной жизни, показало ему моральную распущенность европейцев-христиан и раскрыло их жестокое обращение с местным населением. На Востоке ему удалось познакомиться с духовным наследием мусульманского мира, а также с современными процессами, происходящими в этом регионе.

В 1897 г. на лето в Египет для работы над русско-арабским словарем и исследованием ислама был направлен П.К.Жузе. Для доработки его курсовой работы «Мутазилиты…» в магистерскую диссертацию Жузе необходимо было изучить некоторые арабские рукописи, находившиеся в каирской библиотеке1.

В Палестину и Константинополь в научные командировки выезжали преподаватели духовной академии, которые не работали непосредственно в миссионерском отделении. Эти связи осуществлялись через Православное палестинское общество (образовано в 1882 г.) и Русский археологический институт в Константинополе (образован в 1895 г.)2. В 1885 г. в Палестину с научной целью ездил профессор академии Н.Ф.Красносельцев3. А в 1888 г. в Палестине побывал экстраординарный профессор по кафедре Св. Писания Ветхого Завета П.А.Юнгеров с целью изучения святых мест. Профессор кафедры еврейского языка и библейской археологии академии С.Терновский в феврале в связи с просьбой о научной командировке в Палестину с августа 1893-го по август 1894 г. писал: «… я почитаю весьма полезным для преподавания Библейской археологии внимательно ознакомиться со страной, где жили древние евреи, и археологическими памятниками этой страны…»1.

В 1909–1910 гг. на Арабский Восток был направлен с научной целью лектор французского языка и практикант арабского языка «кафедры арабского языка и обличения мухаммеданства» П.К.Жузе2. Одним из вопросов, заставивших Жузе просить Совет академии отправить его за границу, было стремление ознакомиться с «судьбой христианства и христианской литературы среди арабов до и после Мухаммеда»3. Для этого ему необходимо было ознакомиться с арабскими, греческими и сирийскими рукописями, нахо­дившимися в Синайской, Иерусалимской, Бейрутской и др. библиотеках. Совет академии с разрешения Св. Синода отправил Жузе на Восток на 1909/10 учебный год4. Во время командировки Жузе удалось поработать в библиотеках Иерусалима, Дамаска, Каира, Кайфы, Назарета. Так, в Иерусалимской патриаршей библиотеке Жузе проработал 32 сборника рукописей на арабском, арабо-греческом и арабо-сирийском языках. Три месяца провел Жузе в Иерусалиме. В Иерусалимской библиотеке ученый изучал греческие рукописи, редкие синодики Иерусалимской церкви, по которым он смог воссоздать список иерусалимских патриархов до 1099 г.1. Об их научной значимости Жузе писал в своем отчете: «…они значительно помогли мне выяснить главные вопросы, относящиеся к истории христианства среди арабов Сирии, Палестины и Синайского полуострова»2. Также в Иерусалиме Жузе работал в библиотеке доминиканцев, францисканцев, ассомисионистов. Ученый отдельно останавливается на библиотеке сирийцев-якобитов. Указывая на то, что библиотека неизвестна европейским ученым, приезжающим с научными целями в Иерусалим, Жузе говорит об уникальности многих рукописей, хранящихся там. (В Дамасской частной библиотеке антиохийского патриарха Григория Жузе познакомился с рядом арабских древних документов, которые составляли часть личной библиотеки антиохийского патриарха Макария. Рукописи, которые были исследованы ученым за время научной командировки, по его же словам, «…особенно ценного материала … дали мне по истории христианства среди арабов Палестины за первый арабский период (636-1096)3. Что же касается истории арабского христианства в более ранний период, а точнее сказать, до появления ислама, то в этом вопросе, к сожалению, изученный материал не дал никаких результатов, т.к. самые ранние рукописи восходили лишь к X в. За время своего пребывания на Востоке Жузе слушал лекции западноевропейских арабистов – Ламменса, Шехо, Розенвальда, присутствовал на занятиях в мусульманском университете аль-Азхар4. Также Жузе удалось познакомиться с постановкой европейской и американской миссионерской деятельности среди арабского населения, о специфике которой ученый впоследствии будет неоднократно упоминать, в т.ч. на Миссионерском съезде в Казани5. Немаловажным событием было то, что в Иерусалиме П.К.Жузе удалось познакомиться и пообщаться с известным арабистом Игнатием Юльевичем Крачковским (1883-1951), который в то время находился на Востоке с научными целями1.

В 1912–1914 гг. в Монголии в научной командировке находился исполняющий должность доцента академии иеромонах Амфилохий (Скворцов)2. Поездка преподавателя монгольского отдела миссионерского отделения духовной академии иеромонаха Амфилохия была связана с введением новым уставом духовных академий (29 июля 1911 г.) преподавания тибетского языка. Изучение и преподавание тибетского языка было запланировано ввести в Казанской духовной академии. Казанский ученый основным местом пребывания избрал г.Ургу «как центр Монгольской учености»3.

Отчеты иеромонаха Амфилохия о научных занятиях в Монголии с 15 августа 1912 г. по 15 августа 1913 г. и за 1913–1914 учебный год содержат оригинальный материал об изучении с помощью монгольских лам тибетского языка и истории ламаизма, о переводах «с тибетского языка учебников, излагающих догматическую систему ламаизма». Он изложил также собственные результаты, добытые путем изучения «тибетских и монгольских сочинений касательно теоретических основ ламайского учения». Подводя итоги научной командировки, иеромонах Амфилохий писал: «… двухгодичная командировка в Монголию для меня была очень благотворна. Она, расширив мои познания по монгольскому языку и дав мне возможность ознакомиться с тибетским языком, открыла мне двери для изучения ламаизма или северного буддизма по их первоисточникам, таким образом поставила меня на прочную почву изучения его»4.

Таким образом, открытые в 1854 г. единственные в дореволюционной России миссионерские отделения Казанской духовной академии являлись своеобразными центрами изучения стран Востока, истории, религиозных верований и языков, населявших его народов. Казанская духовная академия продолжила востоковедческое дело в Казани после прекращения изучения восточных дисциплин в Казанском университете. Однако в изучении ислама и мусульманского Востока они в большей степени придерживались миссионерских штампов. Но, несмотря на это, учеными миссионерских отделений Казанской духовной академии был накоплен огромный пласт источников и знаний по востоковедению и исламоведению, арабистике, истории арабов, религиозным верованиям и традициям, архитектуре и культуре. И мы в полной мере можем назвать миссионерские отделения Казанской духовной академии востоковедческими центрами дореволюционной России. Исследования, проведенные преподавателями и выпускниками миссионерских отделений, стали известны по всей России, нередко получали высокую оценку среди современников и являлись неоценимым вкладом в отечественную науку. А сами отделения оказывались в эпицентре внимания со стороны ведущих востоковедческих учреждений России.


М.Р. Салахов

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Похожие:

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconIx научно-практической конференции
В сборник включены тексты докладов, сообщений, выступлений участников IX научно-практической конференции, прошедшей на базе факультета...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconСборник статей по материалам Всероссийской научно-практической конференции (30 ноября 2 декабря 2011 г., г. Пермь) Пермь, 2011
Всероссийской научно-практической конференции (30 ноября 2 декабря 2011 г., г. Пермь) /Пермская краевая специальная библиотека для...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconViii научно-практической конференции
В сборник включены тексты докладов, сообщений, выступлений участников VIII научно-практической конференции, прошедшей на базе факультета...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconСборник статей   международной научно-практической конференции Санкт-Петербург фгбу «Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина» 2011 ббк 67. 911. 16я43
Введение  11
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconПроблемы компетентностного подхода в системе общего и профессионального образования
Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции 3 декабря 2008 года
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconМатериалы Шестой Международной научно-практической конференции 22 24 октября 2009 г. Казань Казанский государственный университет 2009
Информационное поле современной России: практики и эффекты: Материалы Шестой Международной научно-практической конференции
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconМатериалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67
Современные проблемы борьбы с преступностью. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Изд-во: Томский цнти, 2011...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconПрограмма 68-ой научно-практической конференции студентов
Сборник тезисов 68-й научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов факультета международных отношений бгу....
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconМир без границ материалы студенческой  межвузовской научно-практической конференции
Сборник включает материалы исследований студентов и аспирантов высших учебных заведений по актуальным проблемам а специальной
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconСборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний Новгород
Жизнь провинции как феномен духовности: Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница