Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г




НазваниеИтоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г
страница9/37
Дата конвертации16.11.2012
Размер3.22 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   37

АРАБИСТИКА В ТРУДАХ УЧЕНОГО И ПЕДАГОГА ПАНТЕЛЕЙМОНА КРЕСТОВИЧА ЖУЗЕ (1870-1942).



В 2010 г. исполняется 140 лет со дня рождения яркого, но, к сожалению, незаслуженно забытого казанского (бакинского) арабиста, исламоведа и историка, Пантелеймона Крестовича Жузе, ученого, приехавшего в Россию для совершенствования образования, но оставшегося здесь навсегда1. Научное наследие арабиста, несмотря на значительное внимание к нему со стороны ученых Запада и Ближнего Востока, пока еще не получило должной оценки в России.

Пантелеймон Крестович Жузе (урожденный Бандали ибн Салиба аль-Джаузи) родился в Иерусалиме 20 июля 1870 г. в православной сиро-арабской семье2. Первоначальное образо­вание Жузе получил в двух монастырских школах (Иерусалим, Кифтин), затем продолжил его в Назаретской семинарии. Успехи в учебе, склонность к наукам позволили П. Жузе получить возможность отправиться в Россию для совер­шенствования образования. В России Жузе обучался в Вифанской семинарии, Московской духовной академии, а в 1895 г. перевелся в Казанскую духовную академию (КДА),3 обучение в которой завершил в 1896 г. По окончании КДа, Жузе остался в академии в качестве преподавателя арабского языка4. Магистр богословия (1899) П.К. Жузе проработает в КДА два десятилетия, перешел в 1916 г. на юридический факультет Казанского университета, где впервые в истории факультета читал курс мусульманского права1. Параллельно с преподаванием в университете Жузе читал курсы по исламоведению и преподавал арабский язык студентам Северо-Восточного археологического и этнографического института2. За время своей жизни в Казани Жузе также преподавал арабский язык слушателям Казанских миссионерских курсов, французский язык воспитанникам Казанской духовной семинарии3. Отъезд ученого из Казани в Баку состоялся осенью 1920 г. и был связан с приглашением возглавить кафедру арабского языка и литературы в открывшемся Бакинском университете. Несомненно, отъезд арабиста стал значительной потерей для научной Казани. В Баку ученый продолжал активную педагогическую деятельность. Первый декан восточного факультета Бакинского (Азербайджанского) уни­верситета (1922-1926), доктор арабского языка и литературы (1921) П.К.Жузе до конца 20-х гг. принимал участие в работе двух университетских кафедр: арабского языка и литературы,4 истории Ближнего Востока, читая курсы по исламоведению и истории мусульманского Востока5. Так же, как и в Казани, в Баку, Жузе был связан педагогической деятельностью не только с одним научно-образовательным учреждением. Приложив немало усилий в основание экономического факультета Бакинского политехнического института, Жузе как профессор занимал кафедру мусульманского права, истории и этнографии Востока, кроме того вел курс «Экономика стран Ближнего Востока» 6.

Общественная жизнь П.К.Жузе также представляет значительный интерес. Участник Миссионерского съезда в Казани (1910), цензор Временного комитета по делам печати (с 1912),1 а с 1914 г. и военный цензор,2 Жузе имел чин статского советника (V класс по Табели о рангах, давал личное дворянство). Также был награжден орденами: Св.Станислава 3-й ст. (1904 г.), Св. Анны 3-й ст. (1908 г.), Св. Владимира 4-й ст. (1915 г.) 3. Нельзя не упомянуть о стремлении ученого в казанский период жизни популяризировать знания об исламе в русском обществе и в связи с этим организовать в России первый печатный орган на русском языке, посвященный исламу. Впервые эту инициативу Жузе обосновал в своем докладе, подготовленном для Предсоборного Присутствия 1906 г. По проекту П.К.Жузе предполагался выпуск ежемесячного издания («Мир ислама») объемом в 4 листа и состоящего из шести разделов. Первая и основная цель журнала определялась востоковедом как «научное исследование мухаммеданства и мухаммеданских народов»4. Но издание журнала так и не состоялось в Казани, а проект Пантелеймона Жузе так и остался нереализованным5. В бакинский период жизни Жузе принимал активное участие в движении в поддержку нового алфавита. Сущность этого движения заключалась в латинизации арабских алфавитов, на которых была основана письменность тюркских народов СССР: азербайджанцев, татар, башкир, а также народов, населяющих Северный Кавказ и Среднюю Азию. Впервые вопрос о введении латинской графики в Азербайджане был поднят на заседании коллегии Народного комиссариата просвещения Азербайджана 3 июля 1920 г. А 11 ноября 1920 г. постановлением Наркомпроса Азербайджана была организована комиссия по разработке проекта реформы тюркского алфавита. В состав комиссии вошли: Султан Меджид Ганиев, Гамид Шахтахтинский, профессор Томашевский, Гусейн Джавид. Председателем комиссии был назначен П.К.Жузе1. Комиссия должна была собрать весь материал, касающийся пред­полагаемой реформы тюркского алфавита, и приступить к выполнению поручения, систематически ставя в известность Наркомпрос Азербайджанской ССР о ходе этой работы. Вскоре по докладу П.К.Жузе «О замене старого мусульманского алфавита новым» на заседании коллегии Наркомпроса Азербайджанской ССР от 5 января 1921 г. было принято следующее постановление: « а) старый мусульманский шрифт заменить новым; б) остановиться на латинском шрифте как наиболее совершенном»2. В 1924 г. латиница стала един­ственным государственным алфавитом Азербайджана, а с 1925/26 гг. новый алфавит был введен в школьные программы республики3. Так в основных своих направлениях был завершен переход на новую графику Азербайджана, удачный опыт которого лег в основу дальнейшего развития латинизации письменности в Советском Союзе4.

В 1920–х гг., посещая Палестину, П.К.Жузе прочитал ряд публичных лекций, в которых призывал к объединению арабского народа в условиях сложившегося кризиса. В лекциях, которые были вскоре изданы в ведущих арабских журналах, П.К.Жузе стремился донести до арабской общественности, что основой для эффективной борьбы с затянувшимся европейским колониализмом, для достижения национальной независимости Палестины должно стать объединение всего палестино-арабского населения, несмотря на его религиозную и социальную неоднородность1. По мнению Жузе, в арабском обществе существовал ряд препятствий мешающих его успешной консолидации. Этими препятствиями являлись различные стереотипы в сознании и образе жизни палес­тинского населения, от которых ученый настоятельно призывал избавиться.

Активная педагогическая и общественная деятельность сочеталась у ученого с плодотворной научной работой. Не имея возможности останавливаться на освещении всех направлений2 научного творчества П.К.Жузе, мы кратко затронем основные его исследования, предметом которых являлся арабский язык.

Важное практическое значение для популяризации арабского языка в России, облегчения пути познания русского языка для арабов, которые жили, учились, работали здесь, имели два труда ученого, опубликованные в Казани, но имевшие долгое время масштаб всероссийского, да и международного значения. К ним относятся: «Учебник русского языка для арабов (пособие при разговорных уроках)» и «Полный русско-арабский словарь в 2 частях». Первая из указанных работ Жузе, показавшая прекрасное владение автором арабским и русским языками имела важное практическое значение для приезжающих в Россию студентов-арабов и была одной из первых работ подобного рода.

В предисловии изданного «Учебника…» председатель переводческой Комиссии М.А.Машанов указывал: «Комиссия печатает настоящий учебник с одной стороны для удов­летворения потребности в пособии по обучению русскому языку арабов, желающих получить духовное образование в России и приезжающих в русские учебные заведения (например, в Казанскую Учительскую семинарию) иногда совершенно без знания русского языка, а с другой стороны оказать некоторое содействие тем русским, которые пожелают изучить разговорный арабский язык. Быть может учебник, этот будет не бесполезен и для православных арабов, между которыми в последнее время, благодаря школам императорского Палестинского Общества, стала обнаруживаться охота к изучению нашего языка» 1.

Учебник Жузе не являлся научным изданием, как пояснил сам автор: «Для научного изучения арабской фонетики наша работа не предназначается», а нес в себе лишь цель «помочь тем из русских, которые вздумают изучать арабский язык, и облегчить арабам изучение русского языка и русского алфавита»2. Данная работа, ставшая на тот момент самым значительным опубликованным пособием для обучения арабов русскому языку (и наоборот), облегчила для многих путь овладения новым языком, стала хорошим пособием для педагогов. Особая ценность учебника состояла в том, что он мог предназначаться для обучения разговорному русскому языку арабских детей в начальной школе. Поэтому вполне объяснимо то, что учебник широко использовался педагогами в школах Императорского православного палестинского общества3.

Другой важный труд Жузе — «Полный русско-арабский словарь в 2 частях» - был вызван осознанием острой необходимости подобного издания для арабских стран и России1. Данная необходимость, по словам Жузе, определялась задачами популяризации русского языка на Ближнем Востоке и Египте, а также оказанием практической помощи препо­давателям русского языка в школах Императорского православного палестинского общества, а также их учащимся2. Однако работа казанского арабиста вышла далеко за эти установленные рамки. Став первым не только в России, но и в мире русско-арабским словарем, его труд оставался таковым до середины XX в., более пятидесяти лет сохраняя за собой статус первой и единственной работы по данному направлению. Первоначально проект словаря планировался автором как менее масштабная работа, Жузе планировал ограничиться кратким, учебным словарем, однако его работа вызвала интерес в самых высоких кругах и была субсидирована на более серьезное исследование. Так, известно, что переводческая комиссия обратилась за помощью к обер-прокурору Св. Синода К.П.Победоносцеву с просьбой оказать финансовую поддержку изданию более серьезной работы на базе того учебного словаря, который изначально был в планах П.К.Жузе. Победоносцев, высоко оценив словарь Жузе, ходатайствовал перед Николаем II об оказании финансовой поддержки, необходимой для его издания, после чего сумма в размере 1000 рублей поступила в Казань. На эти деньги издательство переводческой комиссии Казани смогло напечатать тот «солидный русско-арабский словарь», который Жузе и подготовил, значительно расширив объем своей работы1. Его работа представляла собой 2-х томный труд, который, по словам М.А.Машанова, отличался полнотой содержания и точной передачей на арабский язык значений русских слов2. Также среди положительных характеристик словаря главный рецензент отметил: отсутствие в работе древних, неупотребительных в арабском языке слов; точную передачу руссицизмов арабизмами; включение в словарь русских пословиц и поговорок, которые автор «сумел передать равнозначными арабскими поговорками и пословицами»; перевод русских слов не только на литературный арабский, но и на разговорный, что должно было способствовать распространению словаря среди малограмотных арабов; включение в словарь новых слов, появившихся благодаря техническому развитию общества; самостоятельное введение автором в словарь новых неологизмов, не противоречащих с арабской грамматикой, но точно передающих значения русских слов.1

Значение словаря П.К.Жузе действительно велико. Первый на Ближнем Востоке и в России полный русско-арабский словарь долгое время являлся единственным источником подобного рода. Предвидя определенные неточности и ошибки в своей работе, П.К.Жузе завершает комментарий к ней словами художников эпохи Возрождения: «Я сделал что мог. Кто сможет, пусть сделает лучше» 2. Надо сказать, что так смогли сделать только по прошествии пятидесяти лет. Все это время словарь Жузе оставался единственным в мире русско-арабским словарем3.

Высокую оценку словарю П.К.Жузе дал Ю.И.Крачковский. Признавая словарь значительной для своего времени работой, содействовавшей развитию переводной литературы, Крач­ковский в то же время указал, что словарь со временем устарел4. Связано это было в первую очередь с техническим прогрессом, да и с теми изменениями в жизни общества, которые произошли после первой мировой войны. В.Борисов считал, что словарь Жузе полностью устарел уже в 20-х годах прошлого века, т.к. «именно в это время началось быстрое обогащение арабского и особенного русского языков новой лексикой»5. Даже если и согласиться с такой оценкой, нет никаких сомнений в том, что выход словаря Пантелеймона Крестовича стал значительным событием в русской арабистике. Но устарелость своей работы понимал и сам автор, и, по словам Крачковского Жузе до конца своих дней работал над новым его изданием1, однако свет этот труд так и не увидел. Видимо, у советской власти, разработка этого вопроса интереса не вызвала.

Двадцатый век, по словам Жузе, вызвал острую необ­ходимость реформы в арабском языке, суть которой заключалась в разработке аппарата научной терминологии. Даже в VII веке, т.е. в то время, когда арабы вышли на мировую сцену, по словам П.Жузе, не было такой необходимости в новых терминах2. Технический прогресс, появление новейших отраслей знания увеличивало количество слов, специфических терминов. Эти термины попадали в арабский язык, либо в чистом виде из чужих языков, либо благодаря расширению семасиологического содержания старых арабских слов. Терминологический голод также удовлетворялся путем образования новых слов из имеющихся в языке старых корней, но с другими значениями понятий, а также заимствованием отдельных слов из простонародного, «вульгарного» языка3. В итоге, по причине отсутствия в арабском мире единого ученого органа, который взял бы на себя решение по систематизации того потока новых слов и понятий, в арабском языке возникло такое явление как «терминологический хаос», когда многие термины переводились разными специалистами, по–разному, особенно это было характерно для названий растений и животных. Это, естественно, затрудняло понимание текста и придавало арабскому языку неясность и неопределенность. Поэтому Жузе считал, задачу упорядочивания единой научной терминологии очень важной, которую по силам решить только специально созванному органу. При этом он добавлял: «…вопрос о выработке единой научной терминологии на арабском языке тесно связан с другим, более общим и более трудным вопросом – об издании полного научного словаря арабского языка, которого, к сожалению, до сих пор нет и который, как отмечает академик И.Ю.Крачковский, является одним из насущных desiderata семитологии»1. Есть предпо­ложения, что именно над этим трудом работал Жузе, как указывал его коллега Крачковский, до последних дней его жизни. В заключении своей работы о проблемах научной терминологии Пантелеймон Крестович приводит перевод примерно 150 терминов по разным отраслям знания – экономике, медицине, психологии, биологии, политологии, технической и инженерной мысли и др. В основном он включил в этот список те термины, которые не попали в арабские словари, 2 изданные на Западе, и планировал включение их и множества других научных терминов в планируемый им новый арабско-русский словарь.

Важную задачу российской арабистики Жузе видел в необходимости издания арабской хрестоматии. Над этой проблемой ученый работал еще будучи практикантом арабского языка в духовной академии Казани. Так, обратившись к Совету Академии в январе 1916 г. Жузе спрашивал о возможности ассигнования «из средств Противомусульманского миссио­нерского Сборника 500-600 рублей, на издание специальной арабской хрестоматии для студентов 1, 2, и 3 курсов», представив при этом проект работы3. Хрестоматия по плану Жузе должна была состоять из трех разделов и словаря. В первый раздел арабист включил легкие, короткие и общеизвестные предания Мухаммеда; религиозно-нравственные сентенции, Халифа - Алия; несколько древнеарабских пословиц, поговорок и несколько коротких сур и отдельных коранических стихов; а также несколько древних арабских басен и исторических рассказов. Второй раздел включал стихи Корана, содержащие религиозно-обрядовые и нравственные поста­новления; толкования отдельных стихов Корана из Байдави, Джалалайна, Замахшари; изложение некоторых мусульманских догматов; а также несколько древнеарабских стихотворений нравственно-дидактического содержания. В третий раздел вошли: отдельные стихи Корана юридического и нравственного содержания; некоторые главы из сочинений основателей богословско-юридических школ в исламе (о молитве, посте, закяте, хадже, имамате и т.д.); материалы из суфитской литературы. Четвертый раздел представлял собой краткий арабско-русский словарь1. Такой вид учебной хрестоматии должен был иметь примерно 15-18 листов и служить главным образом практическим целям студентов КДа, но проект ее заинтересовал представителя петербургского академического востоковедения – И.Ю. Крачковского, который в письме Жузе указал: «Идея о религиозно-юридической хрестоматии мне очень нравится; в том объеме, как вы предполагаете, она, несомненно, могла бы годиться и для наших студентов в некоторых частях. Теперь же очень часто приходиться ограничивать выбор за неимением текста, который был бы доступен в большом количестве экземпляров. Желаю поэтому всяческого успеха в вашем предприятии, которое и для нас играет существенную роль»2. Но, несмотря на довольно лестную характеристику И.Ю. Крачковского, в Казани идея Жузе развития не получила. Хрестоматия в таком виде так и не была опубликована, но идея публикации арабских источников и отрывков из них все же была реализована П.К. Жузе, правда уже в Азербайджане. Вышедшая Арабская хрестоматия3 отличалась тем, что в ней впервые были даны отрывки из произведений бехаидов – «Священнейшей книги» и посланий Абд-аль-Беха, а также к ее интересным моментам стоило отнести включение извлечений из арабской легенды о Варлааме и Иасафе мировой повести индийского происхождения. В хрестоматию помимо этого входили отрывки из «Истории» ал-Табари, арабские пословицы и извлечения из Корана. По словам Крачковского количество представленного материала «вполне достаточно для годового курса арабского языка»1. Отсутствие года на обложке не позволяет с точностью говорить о времени, к которому хрестоматия относилась,2 но ее выход в Баку стал значительным событием в истории отечественной арабистики, а Жузе продолжил славные начинания петербургской и московской школ3.

Известно, также, что до революции 1917 г. Жузе опубликовал несколько филологических исследований в арабской периодической печати4. К большому сожалению, нам не удалось выявить статьи Пантелеймона Жузе, помещенные в этих изданиях арабского Востока, также как не удалось познакомиться с научными статьями на арабском языке более позднего периода творчества Жузе, предметом которых также являлись проблемы арабского языка1.

Тем не менее те работы П.К.Жузе, которые нам удалось исследовать, ясно показывают, что они составляли зна­чительный пласт в общем научном творчестве ученого и были посвящены актуальным проблемам арабского языка. Некоторые из данных трудов несомненно были прорывом в отечественном востоковедении («Полный русско-арабский словарь» и др.) и позволяют нам говорить о П.К. Жузе как о ярком и талантливом российском арабисте первой половины XX века.


Д.В. Волков

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   37

Похожие:

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconIx научно-практической конференции
В сборник включены тексты докладов, сообщений, выступлений участников IX научно-практической конференции, прошедшей на базе факультета...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconСборник статей по материалам Всероссийской научно-практической конференции (30 ноября 2 декабря 2011 г., г. Пермь) Пермь, 2011
Всероссийской научно-практической конференции (30 ноября 2 декабря 2011 г., г. Пермь) /Пермская краевая специальная библиотека для...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconViii научно-практической конференции
В сборник включены тексты докладов, сообщений, выступлений участников VIII научно-практической конференции, прошедшей на базе факультета...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconСборник статей   международной научно-практической конференции Санкт-Петербург фгбу «Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина» 2011 ббк 67. 911. 16я43
Введение  11
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconПроблемы компетентностного подхода в системе общего и профессионального образования
Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции 3 декабря 2008 года
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconМатериалы Шестой Международной научно-практической конференции 22 24 октября 2009 г. Казань Казанский государственный университет 2009
Информационное поле современной России: практики и эффекты: Материалы Шестой Международной научно-практической конференции
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconМатериалы межрегиональной научно-практической конференции 21 февраля 2011 года Российская академия правосудия Западно-Сибирский филиал (г. Томск) ббк 67
Современные проблемы борьбы с преступностью. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Изд-во: Томский цнти, 2011...
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconПрограмма 68-ой научно-практической конференции студентов
Сборник тезисов 68-й научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов факультета международных отношений бгу....
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconМир без границ материалы студенческой  межвузовской научно-практической конференции
Сборник включает материалы исследований студентов и аспирантов высших учебных заведений по актуальным проблемам а специальной
Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 26-27 февраля 2009 г iconСборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний Новгород
Жизнь провинции как феномен духовности: Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница