Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины




НазваниеЮ. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины
страница1/8
Дата конвертации18.11.2012
Размер0.95 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8


Ю.Н.Нуралиев

Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины

( П р е д и с л о в и е )

Все в мире покроется пылью забвения

Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья,

Лишь дело героя да речь мудреца

Проходят столетья, не зная конца

И солнце и бури – все выдержат смело

Высокое слово и доброе дело.

Хаким Абдулкасим Фирдавси
Написать предисловие к такому величайшему энциклопедическому произведению, как «Канон врачебной науки»1 автором которого является гениальный ученый Абу Али ал-Хусайн ибн Абдуллах ибн ал-Хасан ибн Али ибн Сина (980-1037), – дело чести! Это, весьма ответственная задача перед современным читателем, перед историей медицины.

Трудность здесь заключается ни в возможном искажении непонимании отдельных формулировок или идей Авиценны в какой-нибудь области медицины, а в том, что тебе приходится выполнить эту нелегкую, ответственную и весьма почетную работу.

Научная оценка книги «Канона» Шайхураиса - величайшего врача, энциклопедиста, его последователями, живущими в ХХI в., невозможна без использования доказательной медицины, всесторонне подтверждающей его заслуги в различных отраслях медицины. Поэтому в процессе выполнения данной работы при научной оценке идей, приоритетов, точки зрения и гипотез Авиценны в качестве доказательной медицины (по мере возможности) нами были использованы основные, порою последние достижения современной медицины. В этом и заключается преимущество предлагаемого нами предисловия к таджикскому изданию русского перевода «Канона» в отличие от предисловий Б.Д.Петрова2, С. Шахобиддинова3, Шарафманди4, написанных к предыдущим изданиям «канона» на русском, таджикском и персидском языках.

Что делать? В науке свои порядки. Ученику последователю приходится продолжать работу своего наставника, искать правильное решение нерешенных проблем, подлежащих изучению, корректировке или дополнению, чтобы не прервалась линия преемственности. Успокаивая себя этими мыслями, с большой надежной настроил себя на успешное решение доверенной мне задачи - научная оценка «Канона врачебной науки» и написание нового предисловия с более современных позиции, а также с расшифровкой идей Авиценны.

О происхождении имени «Сино» и национальной принадлежности ученого. При написании предисловия целесообразным сочли, прежде всего, остановиться на происхождении имени «Сино» и национальной принадлежности ученого.

Имя «Сино» происходит от авестийского слова «сайно», что в переводе на современный таджикский язык означает «шохин», т.е. «сокол». В настоящее время среди таджиков широко распространены оба этих имени. Изменилось только их смысловое значение. В обоих этих именах Сино и Шахин, конечно, отражается искренняя и большая мечта родителей. Сейчас именем «Сино» таджики называют только в честь Авиценны, чтобы мальчик, носящий это имя, рос здоровым, стал талантливым как Ибн Сина, был зорким и смелым, как сокол, который смел и красив и всегда летает высоко.

Начиная со второй половины ХХ в. жизнь и творчество Абу Али Ибн Сина, его научное наследие стали краеугольным камнем нашей культуры, своеобразным делом чести и защиты нашего национального достояния. И это касается не только таджиков, проживающих в Таджикистане, Узбекистане, но и всех таджиков, избравших своим местом жительства разные континенты мира.

Все сложности и историческая путаница, связанные с авиценноведением были обусловлены тем, что при определении национальной принадлежности Ибн Сины ученые партократы несправедливо выдавали желаемое за действительное. Они всячески старались «не замечать» составленный самим автором на его родном языке автобиографический дневник, где четко указаны национальность его родителей, его родной язык, религиозная принадлежность. Игнорировался и тот факт, что его научное, поэтическое и литературное наследие также написаны на родном - персидско-таджикском языке.

У Ю.Н.Завадовкого поднималась рука в отношении национальности ученого написав: Ибн Сина принадлежал к автохтонному населению Средней Азии говорившему на языке фарси-дари.5 Автор всячески стремился избегать слово таджик.

Эта придуманная и абсолютно необоснованная и в настоящее время служит поводом для некоторых далеких от авиценоведении лиц считать Ибн Сина не таджиком.

Здесь уместно напомнить подобным мечтателям о том, что «Данишнамэ» («Книга Знания»)6 написанная на родном – таджикском языке ученного является основным письменным доказательством его национальности. Она написана на том языке на котором и сей час разговаривают таджики живущие в городе Бухаре, вокруг Афшаны, Самарканде, обширной Сурхандарьинской области, Чимкенте, Оше, Китае и в современном Таджикистане

История – своеобразная самоочищающаяся наука, рано или поздно она обязательно восставит историческую правду. Анализ истории великих империй мира, великих мировых войн, великих полководцев, самых знаменитых королей и государственных деятелей показывает, что продуманная историками любая лживая история живет только до конца жизни лжеисторика или его лжегероя. Рано или поздно историческая правда восстанавливается, становится достоянием народа, достоянием истинной истории.

Навечно остается лишь глубокое общенародное сожаление о том, что на каком-то историческом этапе из-за исторического обмана, совершенного с помощью лжеисторика, партократа «белое» приняли за «черное», самозванца за мудреца.

К большому сожалению, в эпоху Леонида Брежнева в рамках национальной политики Кремля Абу Али Ибн Сина, был признан исторической личностью без определенной национальности. книги и научные статьи, в которых авторы указывали его национальность – таджик, издавались с большими трудностями, так как в то время это считалось аполитичным.

Несправедливая оценка со стороны политиканов и лжеисториков резко усиливала стремление наших ученых - патриотов и литераторов к созданию новых научных трудов, посвященных Авиценне. Это дела мощный толчок развитию таджикского авиценноведения.

В августе 1980г. на пленарном заседании Международной конференции, посвященной 1000 - летнему юбилею Авиценны, которая состоялась в г. Бухаре, один из докладчиков сделал такое анекдотическое сообщение: «Отец Ибн Сины - таджик из Балха; мать Ситора - таджичка из Афшаны; сам – узбек из Бухары».

В аудитории международной конференции возник международный смех.

Таджикская мудрость гласит: «офтобро бо джома пушида намешавад» – «нельзя спрятать солнце под халатом», или «Хакикат кат мешавад, вале намешиканад», что означает «справедливость согнется, но не сломается».

Только после распада Союза в литературных (И.Н. Козаринова, 2001)7 и отдельных книгах по истории медицины (Ю.П.Лисицын, 2008)8 приведена истинная информация о том, что Ибн Сина был таджиком. Таким образом, после десятилетии исторический дезинформации был снят черный занавесь с умышленно «утерянной» исторической правды.

Достижения науки и литературы эпохи Саманидов оставили глубокий след в истории мировой культуры. Ибн Сина был одним из крупнейших ученых - энциклопедистов, самой яркой звездой истории науки и культуры эпохи Саманидов.

Известно, что таджики, как неотделимая часть иранских народов, с древнейших времен жили и в настоящее время живут по всей Центральной Азии и в сопредельных с Таджикистаном странах.

Наши предки всегда были творцами городов, прекрасных архитектурных культурных центров, древних орудий труда, гончарных и металлических изделий, музыкальных инструментов, больших и малых каналов, дорог.

Они внесли огромный вклад в развитие отдельных отраслей сельского хозяйства, садоводства, цветоводства, животноводства, различных отраслей науки, особенно медицины, философии, религии, математики, астрономии, поэзии и литературы, искусства, музыки9.

Каждый век и каждая эпоха истории иранских народов имеет своих великих творцов и своих великие творения – творения, которые всегда служили людям и стали путеводной звездой для творческого развития всей человеческой цивилизации.

Авеста, Навруз, Шашмаком, Шахнаме Фирдоуси, «Канон врачебной науки» Абуали Сины, «Вместилище медицины» («ал-Хови») Мухаммада Закария Рази, семь великих струнно-циклических поэм Борбада, поэтические творения Рудаки, Носира Хусрава, Саъди Шерози, Хафиза Шерози, Омара Хайяма, Джалолиддина Балхи, труды Абу Ханифы (Имама Аъзама), десятки других шедевров разных отраслей науки, поэзии, литературы, философии, религии, музыки навечно вошли в историю мировой культуры и цивилизации10.

География распространения фарси – таджикского языка тесно связана с древними историческими местами проживания таджиков, а также с теми сопредельными странами, куда во время захватнических и карательных войн завоевателей эмигрировали наши древнейшие, древние, средневековые предки и современники. Она охватывает территорию от границ Ирака (г.Кирмана и Шераза) древнего Мавераннахра, Большого Хорасана, Бухары, Ферганы и Самарканда до границы Индии и Китая. Благодаря большому и Малому шелковому пути сюда веками проникала различная информация, происходили трансформация, взаимопроникновение и взаимовлияние передового опыта по не только медицине, но и по другим отраслям науки и культуры.

Величайшая заслуга наших предков в мировой культуре и литературе заключается в том, что они являются создателями трех древнейших письменностей - авестийской, пехлевийской и согдийской. Каждая из этих письменностей представлена бессмертными реликвиями – письменными памятниками. Ни варварство завоевателей (греческих, арабских, монгольских и др.), ни разрушительная сила природы, ни тысячелетняя история не смогли полностью уничтожить книги и трактаты, написанные нашими предками.

«Канон врачебной науки» Ибн Сина написал по аналогии Шахнаме11 Хакима Фирдавси. Авиценна фактически повторил подвиг своего соотечественника в области медицины по созданию энциклопедического обобщенного произведения, охватывающего все аспекты теоретической и практической медицины, а также важнейшие проблемы охраны здоровья и лечения человека.

«Канон» в отличие от Шахнаме написан на арабском языке и прозой. Первое объясняется тем, что в эпоху, Авиценны во всех завоеванных арабами странах, в том числе и Средней Азии насильственно вместо фарси-таджикского языка завоеватели внедряли арабский язык.

Почему современному читателю трудно понять «Канон врачебной науки»?

Это естественно. Современный читатель, в том числе и основная масса врачей не знаком с научной терминологией, а также с основными принципами межпредметной, внутрипредметной классификации различных отраслей медицины временны Абу Али ибн Сины. разумеется, человеку, не знающему азбуку древней медицины, очень трудно читать, анализировать, да ещё дать объективную научную оценку книге, которая написана более 1000 лет тому назад. Для последнего исследователь должен иметь хорошую подготовку по основам древней персидско-таджикской медицины и медико-биологической терминологии, хорошо знать достижения различных отраслей современной медицины.

По справедливым оценкам известного русского специалиста истории медицины В.Н.Терновский, «… выдающимися вехами развития медико-биологических знаний являются труды тех классиков мировой науки, которые закладывали её фундамент в прошлых веках. Они представляют собой золотую лестницу, по ступеням которой человечество восходило на высоты современных знаний. Эти неумирающие памятники достижений самой сложной из наук -науки о человеке - должен в комментированных подлинниках иметь в руках каждый исследователь, каждый добросовестно изучающий свою любимую науку врач и естествоиспытатель»12.

Научному анализу и научной оценке «Канона» Ибн Сины посвящены многочисленные книги и статьи, опубликованные во многих странах Запада и Востока на разных языках народов мира. Поэтому в представляемом на суд читателей Предисловии к «Канону» мы решили более подробно остановиться на тех проблемах, которые являются особенно трудными и непонятными для современного читателя и по разным причинам оставались неразгаданными, нерасшифрованными предыдущими исследователями.

К подобным проблематичным темам относятся:

1. Саманидская культурная среда - колыбель духовного развития и становления Ибн Сины, гениального ученого - энциклопедиста.

2. «Канон медицинской науки» как самостоятельная медицинская системе Ибн Сины.

3. «Канон медицинской науки» как основное руководство по медицинской системе Авиценны.

4. Мизадж (натура) – основное гуморальное учение медицинской системы Ибн Сины.

5. Очищение внутренней среды организма (вуджуда) - основной канон универсальной терапии медицинской системы Ибн Сины.

6. Вопросы общей, частной и клинической фармакологии в «Каноне врачебной науки».

6. Приоритеты и новаторство Ибн Сины в разных отраслях медицины.
Саманидская культурная среда – колыбель становления

Ибн Сины, гениальнго ученого энциклопедиста.

Век, который подарил миру таких гигантов в области литературы, как Рудаки, Фирдоуси, Дакики, Балами, прославленных врачей и философов Мухаммада Закарие Рази, Абу Али ибн Сина, а также целую плеяду медиков, химиков, математиком и представителей ряда других отраслей науки, считается временем расцвета персидско-таджикской культуры и литературы. В истории этот период назван эпохой Саманидов (С.Айни13; Е.Э. Бертельс14; Ричард Фрай15; И.С. Брагинский16; Б.Г. Гафуров17; Browne18 (1928 и др.)

Сегодня сквозь призму тысячелетий, мы ясно видим, в какой богатейшей духовной среде рос, воспитывался и стал гениальным ученым Абу Али ибн Сина.

Цивилизация саманидов зародилась на перекрестках Большого Шелкового пути, а также путей Востока и Запада, в центрах пересечения торговых, культурных, эмиграционных и военных дорог истории.

Географически расположенное на перекрестке великих торговых путей,19 государство Саманидов сумело дос­тойно выполнить величайшую историческую миссию: со­действовать интеграции и консолидации многовековых достижен ий, существовавших медицинских систем и меди­цины разных народов.

Через Большой и Малый шелковый путь веками проис­ходил обмен передовой научной мысли Китая, Индии, Ти­бета и ее реинтеграция в саманидскую Трансоксиану и Иран, а через них и в арабские страны. Города Ирана, в свою оче­редь, служили своеобразными величественными историчес­кими воротами, через которые из Вавилона, Греции, Рима и Египта постоянно осуществлялась трансформация достижений греко-римской и арабской медицины в Среднюю Азию, Индию и Китай20.

В одних случаях вектор преемственности проходил из Индии, Китая или арабских стран в саманидский Иран и Среднюю Азию и, наоборот, существовали периоды, когда трансформация передового опыта и научных идей по ме­дицине исходили из Ирана и Средней Азии в Индию, араб­ские и другие страны.

Все это духовно питало и обогащало новыми идеями ме­дицину каждого региона, открывало перспективные направления, создавая благоприятные условия для разви­тия больничных, а также аптечных сетей в целом.

Согласно дошедшим до нас письменным источникам, в эпоху Саманидов крупные больницы наряду с джундишапурской существо­вали в таких городах, как Рай, Мерв, Нишопур в Бухаре, Худжанде, а также в ряде других круп­ных городов и населенных пунктах Ирана и Средней Азии 21.

Кроме того, многие профессиональ­ные средневековые врачи имели небольшие помещения типа гостиниц, которые служили своеобразными дневны­ми, стационарами, в которые мест­ные врачеватели госпитализировали чаще всего ино­городних, тяжело больных или прибывших издалека пациен­тов. Подобные гостинично-палаточный комнаты факти­чески выполняли функции дневных стационаров, или амбулаторий.

Крупные больницы часто строились за счёт личных средств более состоятельных врачей. Например, в городе Рае крупную многопрофильную больницу в начале X в. на свои средства построил Мухаммад Закария Рази22. От­дельные, особенно гуманитарные, благотворительные боль­ницы строились на пожертвования дворцовой знати, либо богатых купцов и отдельных чиновников.

В некоторых из них кроме врачей общего профиля работа­ли врачи определенной узкой специальности. В связи с этим Абу Райхан Бируни писал: «... Тут среди наших врачей име­ет место нечто удивительное, а именно: некоторые из них устремляют свои силы (только одному) искусству и совер­шенствуются в нем. Они называются окулистами, или хи­рургами, или костоправами (травматологами), или кровопускателями»23.

Во многих городах империи Саманидов суще­ствовали аптеки, на базе которых опытные мастера фарма­цевты с использованием специально изготовленного для этих целей стеклянного или гончарного оборудования, го­товили различные сложные лекарства, состоящие до 70 и более компонентов. Наряду с крупными аптеками во мно­гих городах и больших населенных пунктах существовали десятки домашних аптек и базарных лавок по продаже ле­карств и гигиенических средств24. Многие из них принад­лежали практическим врачам, которые наряду с врачебной деятельностью, занимались изготовлением лекарств. В этом деле им помогали члены его семьи, или их ученики, буду­щие врачи. Таким образом, каждый хороший врач был и хорошим технологом лекарств, и хорошим фармацевтом.

Саманидские врачи впервые в истории медицинской мыс­ли научно обосновали многие каноны здоровья человека, способы лечения и профилактики человеческих недугов. Они заложили первый фундамент в развитии многих отрас­лей теоретической и практической медицины. Первые фар­макопеи, первые книги по фармакогнозии, первые рецеп­турные справочники или своды рецептов, в том числе, пер­вые рецепты в стихотворной форме, первые медицинские книги и первый толковый медицинский словарь на персид­ско-таджикском языке, а также десятки других научных фолиантов, развивающих научные идеи по медицине, были составлены или разработаны врачами эпохи Саманидов. Это был их величайший вклад в развитие мировой медици­ны, а, следовательно, в мировую цивилизацию.

Государство Саманидов в период средневековья превра­тилось в колыбель научной мысли в области медицины, воплотившей в себе дух интернационализма, реализма и раци­онализма, освобожденного от суеверия, мифологии, магии, ав­торитаризма, национальной и религиозной ограниченности25.

В эпоху Саманидов в Бухаре, Самарканде, Шахрисабзе, Худжанде, Ширазе, Рае, Исфахане, Хамадане и других городах Большого Хорасана, благодаря социальной политике саманидских царей, возникают благоприятные условия для расцвета литературы, философии, разных отраслей науки, особенно медицины. Это был первый и высочайший подъём науки после истребления арабами представителей сасанидской культуры (зороастрийских магов), а также уничтожения книг и десятков научных центров на всей территории бывшей Сасанидской империи.

Бухара – столица государства Саманидов, стала крупнейшим на Востоке культурным, научным и торгово-ремесленным центром. В начале X в. Саманиды впервые создали в г. Бухаре, а в последующем и в других городах обширной территории государства Саманидов медресе – новую систему обучения, общее число которых в конце X в. достигало более тысячи. В Бухаре была организована и крупнейшая дворцовая библиотека –«Сивон-ал-хикмат» («Хранилище мудрости»)26.

По оценкам Мухаммада Саолиби, современника саманидов, Бухара в период правления Саманидов стала местом величия, центром сосредоточения известнейших ученых своего времени, местом восхода звезд - великих литераторов вселенной, очагом выдающихся мудрецов эпохи 27.

Время правления Саманидов по праву считается периодом иранского возрождения. Основной вклад в развитие так называемого «мусульманского ренессанса» внесли таджики и персы. Хотя их родной язык приобрел статус государственного языка, они тем не менее по-прежнему продолжали писать свои научные труды на арабском языке, чтобы прославиться в мусулманском мире28.

История таджикской традиционной медицины – это самая большая и почти нетронутая духовная целина в истории культуры и науки нашего народа.

Исторически персидско-таджикская традиционная медицина во всех эпохах и временах была тесно связана с нашей литературой. Они тесно переплетались между собой как две части одной общей культуры, общей цивилизации постоянно обогащали друг друга.

Если бы не родился в эпоху саманидов Рудаки, то саманидская Бухара, навряд ли смогла подарить миру великого врача Ибн Сину. То же самое можно сказать и о великом хакиме Фирдавси, и о ученом враче - энциклопедисте Мухаммаде Закария Рази, а также о десятках других таджикских поэтах и врачах, которые жили в определенное историческое время, но которые оказались в тени гигантов и не стали знаменитыми и даже не вошли в историю медицины.

Колыбелью становления Авиценны как гениального ученого энциклопедиста стала саманидская культурная среда, а духовной пищей, питавшей будущего ученого, - прогрессивные мысли и научное наследие зороастрийско-сасанидских, греческих, арабских, индийских и ряда других народов, литературные памятники которых хранились в библиотеке саманидских царей.

Вклад Саманидов в общую историю цивилизации и особенно в общую историю медицины велик. Продолжая лучшие традиции передового опыта сасанидской медицины и гундишапурских ученых - медиков (226-681), саманидские врачи – предшественники и современники Авиценны - Абу Мансур Муваффак (Х в.), Абубакр Рабе ал-Бухари (Хв.), Хаким майсари (1Х-Х вв.), Али ибн Аббас Ахвази (ум. 994 г.), Абумансур Хасан Камари ал-Бухари (ум. в конце Х в.) и ряд других, внесли огромный вклад в развитие медицинской мысли, а также различных отраслей практической и теоретической медицины. Ими было создано подлинно научное, самое гуманное, а также прогрессивное направление медицины, освобожденное от религиозных рамок, мистики, всякого суеверия и ряда ненаучных толкований.

Это было величайшим достижением, большим прогрессом в медицине и медицинской науке, способствующими возрождению новой обобщенной, консолидированной медицины, включающей рациональные зерна и передовой опыт персидской (зороастрийско-сасанидской), греческой медицины, элементы арабской и индийской традиционной медицины. Медицина Авиценны, как высочайшая вершина саманидской медицины, всегда служила основным фундаментом и путеводной звездой медицина II тысячелетия.

Медицинские книги и трактаты известных сасанидских и саманидских врачей служили основной духовной и интеллектуальной основой, на базе способствующей формированию Ибн Сины, как врача и учёного. Авиценна, с юношеских лет находясь в окружении таких опытных врачей, как Абумансур Камари, Абубакр Хасан Рабе ал-Бухари, Масехи, великий ученый энциклопедиста Абурайхан Беруни (973-1048) и другие учёные - естествоиспытатели, как губка, впитывал в себя все самое передовое, самое прогрессивное, самые лучшие практические навыки и опыт по медицине. Рожденный саманидской культурной средой и возвышенный своей эпохой, Ибн Сина стал великим учёным, гениальным мыслителем- энциклопедистом, который благодаря своим бессмертным трудам прославил свою эпоху в веках и стал её символом.

Первым учителем Ибн Сины по медицине был известный бухарский врач Абумансур Хасан Камари, автор около десятка книг и трактатов, среди которых наиболее объемным является «Китоб гина ва муна» («Книга жизни и смерти»).

Огромная научно-практическая и особенно лечебно-профилактическая деятельность Авиценны не прерывалась даже во время длительных скитаний учёного от Бухары до Исфагана и Хамадана. Где бы Ибн Сина не находился, он всегда был в окружении лучших умов своего времени.

Преодолевая тяготы передвижения по пустым безводным просторам, подвергаясь опасности быть ограбленным или заразится опаснейшими инфекционными заболеваниями, Ибн Сина всегда преданно служил науке, выполнял свой врачебный долг. Он внес неоценимый вклад в развитие различных практических медицинских отраслей, а также теоретической медицины. Благодаря этому, он навечно стал признанным авторитетом в мировом масштабе, вошёл в плеяду крупнейших - учёных медиков и философов планеты.

Абу Али ибн Сина был рожден культурной средой государства Саманидов. Он гордился этим и до конца своей жизни от Бухары до Исфагана и Хамадана верно служил своему народу, потомкам и последователям Саманидов. Именно большая любовь к своему народу и его преданность саманидской культуре послужили мощным стимулом в становлении Авиценны как гения мировой науки.

Идеи написания таких энциклопедических произведений ученого, как «канон врачебной науки», «Даниш-наме» («Книга знания»), «ал-Инсаф» («Справедливость»), «аш-Шифа» («Исцеление»), «лисан ал-араб» («Арабский язык») и ряда других книг в основном появились в процессе дружеских приемов, которые, по восточным традициям, организовывались представителями науки и культуры или дворцовой знатью вышеуказанных городов в честь прославленного ещё при жизни ученого - энциклопедиста.

Рожденный и возвышенный своей эпохой, Ибн Сина стал великим ученым, гениальным мыслителем, который благодаря своим бессмертным произведениям прославился на века, заслуженно считается великим сыном нашей планеты, всех прогрессивных народов мира.
  1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины icon                        Неконтролируемая боль  Обязательства Украины в области  обеспечения паллиативной помощи по  стандартам доказательной медицины
Карта Украины   1 
Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины icon                        Неконтролируемая боль  Обязательства Украины в области  обеспечения паллиативной помощи по  стандартам доказательной медицины
Карта Украины   1 
Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины icon  основатели четырех  мазхабов  Абу Ханифа  Малик ибн Анас  Абу  'Абд  Аллах  Мухаммад  ибн Идрис аш-Шафи'и  Ахмад ибн Ханбал 
...
Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины iconИспользование ресурсов интернета В преподавании истории медицины НА  английском языке: сайт нобелевских премий 
СумГУ, кафедра гигиены и экологии, социальной медицины и организации здравоохранения 
Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины iconПриказ от 26 августа 2003 г. N 206 об утверждении инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы
Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе (Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, n 10, ст. 902) и совершенствования...
Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины iconРабочая программа по истории России ( 17 18 века) и Новой истории( 1500 1800) в 7 классе. Моу маршанская сош
Рабочая программа по истории России ( 17 – 18 века) и Новой истории( 1500 – 1800) в 7 классе
Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины iconПриказ от 20 августа 2003 г. N 200 о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования
В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 г n 123 "Об утверждении Положения о военно-врачебной...
Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины iconИстория науки
Из истории античной науки и философии / отв ред. И. Д. Рожанский; ан ссср, Науч совет по истории мировой культуры. М. Наука, 1991....
Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины iconПрограмма-минимум  кандидатского экзамена по  истории науки  I. История историографии  Введение  В основу настоящей программы положена дисциплина «История  исторической науки (историографии)»
Программы кандидатских экзаменов «История и филосо- п78 фия науки» («История науки»). «Науки об обществе» - М.: 
Ю. Н. Нуралиев Ибн Сина и «Канон врачебной науки» в зеркале новой истории и доказательной медицины iconРабочая программа дисциплины история и философия науки «История науки»
Рабочая программа составлена в соответствии с Программой-минимум кандидатского экзамена по истории и философии науки «история науки»,...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница