Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских




PDF просмотр
НазваниеАрхипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских
страница4/228
Редактор
Дата конвертации19.11.2012
Размер2.02 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   228

archipelag_maket.qxd  04.08.2010  15:27  Page 10
10
Д а р   в о п л о щ е н и я
Ещё год дописывался, добавлялся, доправлялся «Архипелаг»,
наконец в мае 1968 в дачном домике под Москвой — пока сосе
дей нет, и стук машинок не слышит никто — собрались писатель
с помощницами в три пары рук печатать и выверять окончатель
ный текст. «От рассвета до темени правится и печатается „Архи
пелаг”, а тут ещё одна машинка каждый день портится, то сам
её паяю, то вожу на починку, — вспоминал Солженицын. —
Самый страшный момент: с нами — единственный подлинник,
с нами — все отпечатки „Архипелага”. Нагрянь сейчас ГБ —
и слитный стон, предсмертный шёпот миллионов, все невысказан
ные завещания погибших, — всё в их руках, этого мне уже не
восстановить… Столько десятилетий им везло — неужели попу
стит Бог и теперь? неужели совсем невозможна справедливость
на русской земле?»
И вот «Архипелаг» закончен, отснят, плёнка скручена — так
хранить будет легче, а когда то и переслать в недосягаемое,
надёжное место. И в этот самый день приходит новость: есть воз
можность на днях отправить «Архипелаг»! — «Только потянулись
сладко, что работу об угол, — как уже в колокол! в колокол!!! —
в тот же день и почти в тот же час! Никакой человеческой пла
нировкой так не подгонишь! Бьёт колокол! бьёт колокол судьбы
и событий — оглушительно! — и никому ещё неслышно, в июнь
ском нежном зелёном лесу».
Приехал в Москву на неделю с группой ЮНЕСКО Саша Андре
ев, русский парижанин, внук писателя Леонида Андреева — друзья
Солженицына хорошо знают всю семью. Просить его, не просить?
И согласится ли? А если на таможне досмотрят? — гибель и кни
ге, и автору, и ему самому. Но и — будет ли другой такой слу
чай? «Зато — руки чистые: не корыстные люди, с русским под
линным чувством». — Так бы хорошо сейчас вздохнуть, отдох
нуть — но не даёт послабленья долг перед погибшими. Решили
отправлять. «Только только вынырнуло сердце из тревоги — и ны
ряет в новую. Отдышки нет». — Прошла мрачная, тревожная, да
вящая неделя, пока пришла весть об удаче. Солженицын был
счастлив: «Свобода! Лёгкость! Весь мир — обойми! я — разве
в оковах? я — зажатый писатель? Да во все стороны свободны
мои пути! Сброшено всё, что годами меня огрузняло, и распахи
вается простор в главную вещь моей жизни — „Красное Колесо”».
————————
В октябре 1970 — радио взрыв из Стокгольма: Солженицыну
присуждена Нобелевская премия по литературе! «За нравственную
силу, с которой он продолжил извечную традицию русской
литературы».

archipelag_maket.qxd  04.08.2010  15:27  Page 11
Д а р   в о п л о щ е н и я
11
«Премия свалилась, как снегом весёлым на голову!» — вспоми
нал то время Солженицын. Уж какое, казалось бы, веселье? — пять
лет как имя его под запретом, личный архив — изъят и арестован,
не печатается в СССР ни единая строка, — да всего то и было на
печатано после «Ивана Денисовича» четыре рассказа, а роман, по
весть, пьесы, даже стихотворения в прозе — перед ними стена не
прошибаемая, только Самиздат благодарно впитывает их. Год на
зад Солженицына исключили из Союза писателей. А он — с упое
нием кончает, кончает «Август Четырнадцатого», первый «Узел» за
ветной своей эпопеи о русской революции. В Стокгольм получать
премию — не едет, боится, что не пустят обратно.
Но в том удача, думает Солженицын, что премия пришла,
по сути, рано: «Я получил её, почти не показав миру своего напи
санного, лишь „Ивана Денисовича”, „Корпус” да облегчённый
„Круг”, всё остальное — удержав в запасе. Теперь то с этой высо
ты я мог накатывать шарами книгу за книгой, утягчённые грави
тацией… Главный то грех ныл во мне — „Архипелаг”. Сперва я
намечал его печатанье на Рождество 1971. Но вот оно и пришло,
и прошло… уже Нобелевская премия у меня — а я отодвигаю?
для тех, кто в лагерные могильники свален, как мороженые брёв
на, с дрог по четыре, мои резоны — совсем не резоны. Что было
в 1918, и в 1930, и в 1945 — неужели в 1971 ещё не время гово
рить? Их смерть хоть рассказом окупить — неужели не время?..»
Но ведь Архипелаг — только наследник, дитя Революции.
А о ней у нас — ещё больше искажено, перевёрнуто, скрыто,
и следующим поколениям докопаться будет ещё трудней. Открыть
«Архипелаг» — голова на плаху, эту книгу — автору не спустят,
и зэкам свидетелям не поздоровится. После «Архипелага» уже не
дадут писать роман о революции — значит, как можно больше
надо успеть до
«В мирной литературе мирных стран — чем определяет автор
порядок публикации книг? Своею зрелостью. Их готовностью.
А у нас — это совсем не писательская задача, но напряжённая
стратегия. Книги — как дивизии или корпуса: то должны, зако
павшись в землю, не стрелять и не высовываться; то во тьме
и беззвучии переходить мосты; то, скрыв подготовку до послед
него сыпка земли, — с неожиданной стороны в неожиданный миг
выбегать в дружную атаку. А автор, как главный полководец, то
выдвигает одних, то задвигает других на пережидание».
И Солженицын — с головой погружён в «Октябрь Шестнадца
того», и материалы собирает для Узлов следующих, и в Тамбов
скую область едет, ища наглухо втоптанные следы Антоновского
восстания, — а появление «Архипелага» окончательно назначает
на май 1975. Но судьба распоряжается иначе. В августе 1973, по
сле долгой слежки за одной из помощниц Солженицына, в череде
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   228

Похожие:

Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских iconКнига памяти жертв политических репрессий В оренбургской 
Памятник жертвам политических репрессий в Оренбургской области. Установлен на месте 
Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских icon"История репрессий в ссср"
Народ и власть: Сб. док. и материалов / Сост.: Бондаренко А. А. и др. ; Редкол.: Тренин Б. П. 
Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских icon-
Настоящая книга – пятый том Г. Климова – «Красная Каббала» является продолжением и дополнением к «Протоколам советских мудрецов»...
Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских iconЛ. П. Павлова в 1992 году исполняется 100 лет со дня рождения основоположника научной парапсихологии члена-корреспондента амн ссср, профессора Ленгосуниверситета, всемирно известного нейрофизиолога, оставившего 150
Он был представителем самобытнейшей в мире университетской физиологической школы, основанной тремя поколениями особой породы ученых-просветителей...
Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских iconГероизм, патриотизм, самоотверженность, трудности грозных лет войны в стихотворениях советских поэтов
Цель: познакомить учащихся со стихами советских поэтов, прославляющих героизм, патриотизм, самоотверженность русского народа в борьбе...
Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских iconУроки  истории  в  системе  школьного  образования  всегда  зани
...
Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских iconЯ. В. Васильков только ОБ одном востоковеде
Ссср  навсегда сохранят благодарную память о Феликсе Федоро- виче Перченке. Его известная статья, опубликованная за рубежом
Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских iconА. П. Столешников  Реабилитации не будет или Анти-Архипелаг
Эта   книга   –   обвинение.   И   как   всякое   обвинение,   она   построена   на   документах,  
Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских iconПутешествие с образовательной целью
...
Архипелаг гулаг всемирно известная книга, показавшая жестокость репрессий в СССР от ленинских ранне советских лет до послесталинских iconКнига Еноха  под номером 84 
«Книга Soyga», известная также под названием «Aldaraia», — магический трактат xvi века, 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница