Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182. 




PDF просмотр
НазваниеКритика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182. 
страница14/92
  дать  своеобразный  микропортрет  его
Дата конвертации19.11.2012
Размер1.42 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   92

уклоняется  от  впечатления.  И  только  красота  неразложимая  и  неотделимая, 
где нет побрякушек и все как будто подчинено закону необходимости, т. е. не 
наряд,  а  самая  плоть  вещи  его  действительно  прельщает.  Поэтому 
«художественный  слог»  во  всех  своих  разновидностях  для  него  невыносим 
до тошноты. 
Следовало  бы  сделать  несколько  замечаний  о  «словотворчестве».  Но 
тема эта слишком специальна. Упомяну лишь о Лескове и о поклонении ему. 
Кто  спорит,  Лесков  интереснейший  писатель, — но  ведь  не  Достоевский, 
даже  не  Тургенев  и  не  Писемский,  даже  не  Чехов  и  не  Гончаров. 
Обыкновенно говорят: «У Лескова удивительный язык». В «Дяде Ване» кто-
то  замечает: «Если  у  женщины  находят  удивительные  волосы,  она  наверно 
некрасива».  Это  приблизительно  то  же.  У  Лескова,  действительно,  по 
сравнению  с  общим  его  даром,  язык  очень  богат.  Он  выделяется,  удивляет. 
Но языка для писателя мало, и стиль создается из языка плюс многое другое, 
чего  у  Лескова  и  в  помине  не  было.  Толстой,  может  быть,  словесно  беднее 
Лескова,  но  стиль  его  неизмеримо  выразительнее  и  крепче.  Подозрительно 
было  внезапное  пристрастие  к  Лескову.  Не  говоря  уже  об  односторонности 
его,  оно  свидетельствовало  о  понижении  умственно-душевного  уровня.  От 
одного  из  серапионов  я  когда-то  слышал,  что  к  Лескову  он  обратился, 
«устав» от Достоевского. Достоевский, видите ли, скверно пишет, Лесков же 
— это «золотые россыпи языка». А что с одними этими россыпями далеко не 
уедешь, мой серапион не хотел и слушать. 
Изменилось  ли  что-нибудь  теперь?  Можно  решительно  сказать — да. 
Всев.  Иванову,  Зощенке,  Леонову,  Бабелю,  Булгакову,  даже  Пильняку  явно 
опостылело словесное баловство. Они еще не все и не всегда пишут «просто» 
(наибольшего достиг Бабель, да, пожалуй, Зощенко — и любопытно, что это 
писатели со сравнительно ограниченными дарованиями). Но нельзя, понятно, 
«простоту»  отождествлять  с  безличностью,  с  унылой  и  бесплодной 
гладкостью.  Писатель  выражает  свое  отношение  к  миру,  или,  как  говорят 
теперь на нашем ужасающем литературном волапюке, «выявляет себя». Все 
неясное,  неустановившееся,  непонятное  должно  отразиться  в  стиле,  и 
бессмысленно  тут  было  бы  протестовать.  Эта  нестройность,  может  быть,  и 
прекрасна,  если  оправдана  творческой  необходимостью. «Не  читать» — 
право  каждого.  Но  у  тех,  кто  читает,  есть  столь  же  неотъемлемое  право 
требовать,  чтобы  их  не  угощали  ничего  не  стоящими  подделками  «под 
классиков». Все мы слышали призывы «назад к Пушкину!». Кто вдумается в 
этот  призыв,  поймет,  конечно,  что  возврат  механический,  внешне-
формальный ничего доброго с собой не принесет. Не «ясности» надо учиться 
у Пушкина. (ибо ясность его хороша только тем, что она бездонна и является 
в  гораздо  большей  степени  счастливой  особенностью  пушкинского  гения, 
чем  художественным  методом), — но  тому,  что  «служенье  муз  не  терпит 
суеты». Вот это действительно завещание и наставление Пушкина. 
Будет  ли  всегда  «прекрасное  величаво» — предсказать  нельзя.  По 
характеру  эпохи,  по  личным  свойствам  автора  оно  может  оказаться 
непривлекательным,  бесформенным.  Но  если  в  нем  не  будет  «суеты», то не 

будет  и  ничего,  кроме  души  автора,  мира,  лежащего  перед  ним,  и  слова, 
оживленного стремлением с наибольшей чистотой и правдивостью передать 
их  взаимную  связь.  И  уж  конечно,  всевозможные  словесные  «орнаменты», 
«слова, как таковые» и прочие пустые выдумки последних лет отпадут сами 
собой. Это мы и замечаем теперь. 
Очень жаль, что московские читательские массы не понимают Леонова, 
а  понимают  бездарного  Гладкова.  Полезнее  все-таки  было  бы  понять  хоть 
немного  у  первого,  чем  все — у  второго.  На  беду,  искусство  великое  и 
искусство лубочное внешне похожи, и Гладков пишет «совсем как Пушкин». 
Но внутренне их разделяет пропасть. Это как бы Два конца согнутой в круг 
дуги: они почти сходятся, но нельзя перескочить с одного конца на другой, 
надо проделать весь путь обратно, спуститься и вновь подняться. Вот лучшие 
из  наших  новых  писателей  и  начинают  «подниматься».  Неудивительно,  что 
они после всех потрясений еще сбиваются с пути и блуждают. Они сами этим 
тяготятся не знают, куда и как идти, и за стилем их скрываются иные, более 
глубокие  сомнения.  Когда  прояснится  сознание,  очистится  слог, — не 
раньше. Но «сие буди, буди». 
 
О ЛИТЕРАТУРЕ В ЭМИГРАЦИИ 
 
Ι 
 
Максим  Горький  высказал  недавно  московским  журналистам  свое 
мнение  об  эмигрантской  литературе.  Мнение  это  очень  плохое:  старые 
авторы окончательно исписались; новые — бледны, слабы, их произведения 
похожи на перевод с третьестепенного французского оригинала. Само собой 
разумеется, Горький в России ничего другого сказать не мог. Действительно 
ли он так думает, — мы не знаем... Интересно, однако, что этот горьковский 
отзыв, менее всего неожиданный и никого не удививший, снова возбудил — 
точнее «подогрел» — споры: есть ли в эмиграции литература, кроме старой, 
заслуженной, именитой? Может ли она здесь быть? Достойно ли то, что здесь 
пишется, считаться продолжением великого прошлого? 
Споры эти ведутся страстно, нетерпимо. В состоянии запальчивости и 
раздражения  одни  восклицают:  ничего  здесь  нет,  ничего  здесь  не  может 
быть!  Другие,  впадая  в  крайность  не  менее  «клиническую»,  уверяют,  что 
только  здесь,  в  эмиграции,  литература  и  существует  и  что  столица  русской 
словесности теперь не Москва, а Париж. 
В  этом  лагере  очень  любят  слово  «пораженчество».  Кто  сомневается, 
чтобы  суждено  нам  было  увидеть  здесь,  в  эмиграции,  расцвет  русской 
литературы,  тот  и  пораженец.  Кто  не  совсем  твердо  убежден,  что  Сирии 
будет  новым  Львом  Толстым,  а  Газданов  новым  Достоевским, — тот 
пораженец. Кто думает, что потеря земли и быта не проходит бесследно, — 
тот пораженец, тот даже вдвойне пораженец, объект презрения и насмешек. 
Ему, видите ли, нужны «березки», он сантиментален, он, видите ли, позабыл, 
что  Гоголь  в  Риме  написал  «Мертвые  души»,  а  Тургенев  почти  всю  свою 
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   92

Похожие:

Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconКритика русского зарубежья т. I. Москва 2002. 
Шмелев никогда не злоупотребляет тем ограниченным полем художественного внимания, 
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  icon«Литература  русского  зарубежья» - один  из  курсов,  позволяющих 
...
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconОписание изобретения к патенту
Внииа, Москва, 18-20 июня 2002. Jp 2004012197 A, 15. 01. 2004. Jp 2002202370 19. 07. 2002. Ru 2191408 С2, 20. 10. 2002. Ru 17632...
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconПсихические вирусы ивц «Маркетинг» Москва 2002 Содержание кризис разума 4 смена парадигмы 5
Б 17 Ричард Броди. Психические вирусы. Методическое пособие для слушателей курса. «Современные психотехнологии». Москва, 2002, 192...
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconЛитература  русского  зарубежья:  учеб метод.  пособ.  для  студ филол. / 
Л64  Литература  русского  зарубежья:  учеб метод.  пособ.  для  студ филол. / 
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconТолстой Л. Н. Полное собрание сочинений: в 100 т.  Художественные произведения: в 18 т
Художественные произведения: в 18 т. — М.: Наука, 2000— Т. 2: 1852—1856. — 2002. — С. 182—204
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  icon  литература русского зарубежья 
Общее количество - 30 часов:                                          лекции – 10 ч., 
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconСтатья Руководителя Федерального агенства Россотрудничество Ф. М. Мухаметшина   15
Дома Русского ЗаРубежья
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  icon  Елена Александровна Якобсон  
Впервые публикуемые в России воспоминания Е. А. Якобсон (1913-2002) - важный вклад в мемуарную литературу российского зарубежья
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconСтатья вторая. Типология стадиального развития литератур 
С. Р. Федякин. Поэзия русского зарубежья. Владислав Ходасевич   79
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница