Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182. 




PDF просмотр
НазваниеКритика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182. 
страница8/92
  дать  своеобразный  микропортрет  его
Дата конвертации19.11.2012
Размер1.42 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   92

Даже  французская  беллетристика,  внешне  столь  обильная  и  блестящая, 
внутренне  представляется  обескровленной.  Французы  говорят: «Пруст  был 
последним  великим  романистом  Франции;  с  ним  кончилась  традиция 
Стендаля  и  Бальзака;  после  него — раздробленность  и  упадок».  О  других 
литературах и говорить нечего. Относительно английской «fiction» делается 
обычно  оговорка;  на  острове  изживание  старых  литературных  форм 
происходит медленнее: традиции крепче, все еще длится девятнадцатый век с 
его  расцветом  «большого»  повествовательного  жанра.  Но  и  там  тот  же 
процесс распыления и распадения. 
Смертные  приговоры,  на  которые  столь  щедры  современные 
литературные критики, в сущности, тоже своего рода традиция. Об упадке и 
мерзости запустения вопили русские журналы при жизни Пушкина и в эпоху 
расцвета  творчества  Толстого  и  Достоевского.  Во  Франции  литература 
«погибала  окончательно»  и  при  Гюго,  и  при  Флобере.  Но  все  же  в  этих 
пессимистических  оценках — не  простая  близорукость  современников,  не 
одна  склонность  к  самоумалению.  Только  доля  правды  в  них  искажена 
обобщением. 
Отнимите  у  понятия  «упадок»  дурной  эсхатологический  привкус, 
привносимый  сюда  всевозможными  «теориями  гибели»,  от  Шпенглера  до 
евразийцев, поставьте его на место, т. е. в область чистой литературы, и вы 
признаетесь,  что  оскудение  есть  и  нельзя  закрывать  на  него  глаза.  Для 
читателя,  воспитанного  на  литературе  девятнадцатого  века,  естественно 
подменить понятие родовое — литературу, понятием видовым — романом. В 
прошлом  столетии  роман  настолько  превосходил  все  остальные  жанры,  так 
господствовал  над  ними,  что  само  собой  произошло  отождествление  его  с 
литературой вообще. И вот теперь, спору нет, роман, как литературный жанр, 
распадается и мельчает на наших глазах. 
Означает  ли  это  «гибель»  литературы  вообще?  Стоит  только 
присмотреться  к  тому,  что  ежедневно  выбрасывается  на  книжный  рынок, 
прислушаться  к  голосу  нового  читателя,  отдать  себе  отчет  в его «запросах» 
—  и  станет  ясно,  что  пафос  гибели  здесь  неуместен  и  современные 
Кассандры  напыщенно-бестолковы.  В  то  время,  как  старая  главная  дорога 
постепенно пустеет, оживляются проселочные дороги. Эффектные заявления 
о  конце  литературы  сводятся  к  гораздо  более  скромному  утверждению: 
литературный жанр, достигший своего расцвета в прошлом веке, несомненно 
перестает быть господствующим. Еще недавно он высился огромной горой и 
другие  жанры  прозябали  в  его  тени;  теперь  рядом  с  ним  растут  другие 
вершины.  Ни  одна  из  них  не  доросла  еще  до  небес:  гегемония, 
принадлежавшая  некогда  роману,  ныне  не  принадлежит  никому.  И  это 
междуцарствие издали может показаться хаосом и анархией. 
Но  вблизи  нельзя  не  заметить  сложности  и  жизнеспособности 
борющихся сил; если ограничиться одной французской литературой — какое 
обилие  имен,  разнообразие  устремлений  и  исканий,  какая  напряженность 
творчества! Мы в самом разгаре борьбы; бесцельно гадать о ее завершении. 
Какой  из  доселе  побочных  жанров  займет  место  главного?  Достоевский 

канонизировал  криминальный  бульварный  роман: ,захудалого  пасынка 
литературы  вывел  в  люди.  Кто  мог  предвидеть  тогда  эту  удивительную 
метаморфозу? Некрасов сделал художественным жанром газетный фельетон 
в  стишках;  Розанов — записную  книжку  со  счетами  прачки.  И  так  всегда 
было: история литературы — история «parvenus»: каждый новобранец метит 
в  генералы;  каждый  жанр,  вроде  Горация: «ex humili potens». А  победителя 
не  судят:  к  победителю  является  церемониймейстер  в  пудреном  парике — 
Буало — и  с «Art poetique» в  руках  возводит  его  на  престол.  Так  было  с 
французской  трагедией,  которая,  венчаясь  на  царство  при Расине, старалась 
забыть  о  церковной  паперти  и  ярмарочном  балагане,  где  она  родилась.  Но 
приходит срок — король развенчан, вместо трагедии — «мещанская драма». 
Опять 
«мещанин 
во 
дворянстве»; 
потом 
санкюлоты-романтики 
нахлобучивают  на  нее  фригийский  колпак  и  воцаряются  в  свою  очередь.  И 
каждый  раз  сторонники  «старого  режима»  кричат: «Литература  погибла! 
Конец света!» 
 
 
* * * 
 
Перемещение  и  смещение  жанров  происходит  по  каким-то  не  всегда 
понятным  для  нас  законам.  Мы  смутно  Чувствуем  тенденции  и  довольно 
произвольно устанавливаем ритм этого передвижения. Мы пытаемся уловить 
«дух  эпохи»,  заморозить  анализом  его  неопределенную  тягучесть.  Что 
происходит  в  наше  «смутное  время»?  Почему  вырождается  жанр  романа  и 
каков претендент на овдовевший престол? Вместо ответа на эти вопросы — 
несколько  наблюдений.  Если  схоластически  отделить  в  творческом  акте 
воображение  от  памяти,  то  кризис  современного  романа  представится  нам 
прежде всего как кризис воображения. 
Старый  роман  был  построен  на  вымысле:  автор  создавал,  т.  е. 
выдумывал людей, ставил их в вымышленные ситуации и воображал себе их 
поступки и слова. Даже исторический роман пользовался реальным прошлым 
только  как  боковыми  декорациями:  в  «Войне  и  мире»  исторические  лица 
(Наполеон, Кутузов) и события (битвы, конгрессы) отведены на второй план; 
вся сцена отдана выдуманным персонажам и их сочиненной жизни. «Быт» — 
точка опоры для воображения: оно от него отталкивается, оно ее терпит, как 
материал; это — данность, сама по себе нейтральная. Вымысел, «фикция» — 
основа  творчества.  Над  вымыслом  «слезами  обливается»  Пушкин; 
выдумывает и только выдумывает Гоголь; вымысел сильнее реальности для 
Бальзака:  он  заболевает  от  горя,  когда  его  герои  умирают.  Между 
«реализмом»  Достоевского  и  фантастикой  Гофмана  нет  качественной 
разницы. «Придумывает»  своего  Базарова  Тургенев, «сочиняет»  своих 
Твистов и Домби Диккенс. 
Фантазия  как  будто  исчерпывает  понятие  творчества.  Поэтому  все 
литературные  жанры,  в  которых  воображение  не  играет  господствующей 
роли,  оттесняются  как  второстепенные.  Это—  литература  не  «высокая»:  не 
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   92

Похожие:

Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconКритика русского зарубежья т. I. Москва 2002. 
Шмелев никогда не злоупотребляет тем ограниченным полем художественного внимания, 
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  icon«Литература  русского  зарубежья» - один  из  курсов,  позволяющих 
...
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconОписание изобретения к патенту
Внииа, Москва, 18-20 июня 2002. Jp 2004012197 A, 15. 01. 2004. Jp 2002202370 19. 07. 2002. Ru 2191408 С2, 20. 10. 2002. Ru 17632...
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconПсихические вирусы ивц «Маркетинг» Москва 2002 Содержание кризис разума 4 смена парадигмы 5
Б 17 Ричард Броди. Психические вирусы. Методическое пособие для слушателей курса. «Современные психотехнологии». Москва, 2002, 192...
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconЛитература  русского  зарубежья:  учеб метод.  пособ.  для  студ филол. / 
Л64  Литература  русского  зарубежья:  учеб метод.  пособ.  для  студ филол. / 
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconТолстой Л. Н. Полное собрание сочинений: в 100 т.  Художественные произведения: в 18 т
Художественные произведения: в 18 т. — М.: Наука, 2000— Т. 2: 1852—1856. — 2002. — С. 182—204
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  icon  литература русского зарубежья 
Общее количество - 30 часов:                                          лекции – 10 ч., 
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconСтатья Руководителя Федерального агенства Россотрудничество Ф. М. Мухаметшина   15
Дома Русского ЗаРубежья
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  icon  Елена Александровна Якобсон  
Впервые публикуемые в России воспоминания Е. А. Якобсон (1913-2002) - важный вклад в мемуарную литературу российского зарубежья
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconСтатья вторая. Типология стадиального развития литератур 
С. Р. Федякин. Поэзия русского зарубежья. Владислав Ходасевич   79
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница