Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182. 




PDF просмотр
НазваниеКритика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182. 
страница9/92
  дать  своеобразный  микропортрет  его
Дата конвертации19.11.2012
Размер1.42 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   92

широкая дорога, а окольная дорожка. В учебниках истории литературы XIX 
века  о  них  упоминается  вскользь  или  не  упоминается  вовсе.  Я  говорю  о 
биографиях,  автобиографиях,  мемуарах,  письмах,  дневниках,  исторических 
записках, 
путешествиях, 
публицистике 
и 
научно-художественных 
произведениях.  Элемент  воображения  первенствует, «память»  из  искусства 
изгоняется  в  науку:  там  ей  место.  Естественно,  что  роман-фикция  мог 
развиться  только  при  большой  одаренности  фантазией  и  вкусе  к  ней  у 
поколения,  создавшего  Бальзака  и  Толстого.  Наша  эпоха  этими  свойствами 
не  отличается:  она  в  лучшем  случае  реалистична,  в  худшем — 
материалистична.  Она  одарена  энергией  и  волей,  но  лишена  воображения. 
Вместо  фантазии  у  нее  любопытство  и  любознательность. После войны она 
начала  с  азов  всю  историю  мировой  культуры;  она  еще  в  юношеском 
возрасте переживает свой медовый месяц с жизнью: влюблена в нее первой 
любовью  и  до  разочарования,  до  «мировой  скорби»  и  романтизма  еще  не 
доросла.  Послевоенное  поколение  отличается  наивным  реализмом, 
непосредственностью  и  ограниченностью  молодости.  Старики  каркают  о 
разложении  и  гибели,  а  оно  им  в  ответ — живет.  Только  что  переболело 
корью (увлечение механикой, техникой и спортом); с жаром учится; начинает 
уже  поговаривать  о  мировоззрении.  В  искусстве  у  него  память  бесспорно 
преобладает  над  воображением.  В  литературе  оно  ищет  «документа», 
поучения, «были».  К  вымыслу  относится  подозрительно,  как  к  материалу 
недобросовестному. Верит только испытанной фирме — действительности. 
Отсюда — повышенный интерес к истории и постепенная перестройка 
исторических  жанров  в  литературные:  последним  симптоматическим 
явлением  в  этой  области  является  возникновение  жанра  «художественной 
биографии» (biographic romancee) или  «романов  жизни  великих.  людей». 
Современный  читатель  меньше  интересуется  жизнью  Евгении  Гранде  или 
отца  Горио,  чем  романами  Наполеона,  Генриха IV, Талейрана  и  даже 
Верцингеторикса.  Одни  за  другими  готовятся  жизнеописания  самых 
разнородных по величию людей: Франц Лист, Филипп П, Диккенс, маркиз де 
Сад,  Дидро,  Алкивиад,  Люлли,  Карл V, Декарт,  Сирано  де  Бержерак, 
Бисмарк, Шопен, Мольер, Колумб, Александр Дюма-сын и пр. Зачем читать 
заведомо выдуманную историю каких-то несуществовавших Растиньяка или 
мадам  Бовари,  когда  можно  с  пользой  прочесть  «роман  жизни»,  например, 
Моисея?  Таков,  выражаясь  по-марксистски,  нынешний  «социальный  заказ». 
Литература  не  может  не  считаться  с  ним,  но,  к  счастью,  гнет  иногда  ей  на 
пользу. В тисках, она всегда находит способ делать не то, что от нее хотят, а 
то, что ей нужно. 
Читатель  позитивен:  он  требует  факта  и  документа:  подавай  ему  не 
сказку,  а  быль.  Даже  газетные  фельетоны,  вместо  авантюрных  романов, 
заполняются  теперь  «мемуарами».  Их  пишут  все,  начиная  от  Пуанкаре  и 
кончая  модными  шансонье  и  этуалями  (мемуары  Мориса  Шевалье  «от 
Менильмонтана до Казино де Пари», мемуары Мистенгет и даже чернокожей 
дивы  Джозефины  Бэкер).  Неужели  этому parvenu суждена  блестящая 
будущность?  Неужели  вульгарная «biographic romancee» — претендент  на 

престол?  Конечно,  средний  уровень  этого  жанра  еще  крайне  низок.  Даже 
талантливые  писатели  вроде  Карко («Жизнь  Франсуа  Виллона»)  с  трудом 
владеют  новой  техникой  и  стряпают  вместо  литературы  посредственные 
компилляции. «Жизнеописания»  Ги  де  Пурталеса («Лист», «Шопен») 
сентиментальны,  скучны и мелодраматичны. Но скудость талантов вовсе не 
свидетельствует  о  том,  что  самый  жанр  плох.  Плохих  жанров  нет:  есть 
плохие  писатели.  Художественная  биография  только  нарождается:  она  еще 
ощупью  ищет  дорогу,  мечется  от  авантюры  к  психологии,  от  драматизма  к 
«живописности».  Выступая  под  знаменем  «были»,  она  должна  до  конца 
преодолеть документальность и освободиться от рабского поклонения факту. 
Воображение,  выгнанное  в  дверь,  вернется  через  окно — и  новый  жанр 
победит старый, похитив его же оружие. Биография упразднит роман, только 
сама став романом. О громадных возможностях этого нового вида искусства 
мы  можем  судить  по  произведениям  Андре  Моруа  (биографии  Шелли  и 
Дизраэли;  эпизоды  из  жизни  Гете  и  Лоренса).  Под  непосредственным 
влиянием  блестящего  английского  эссеиста  Литтона  Стречи,  мастерски 
зарисовавшего  профили  выдающихся  людей  эпохи  королевы  Виктории,  А 
Моруа  создает  увлекательные  историко-литературные  романы.  Позитивизм 
читателя  удовлетворен  видимым  «наукообразием».  Автор  приводит 
библиографию  вопроса,  соблюдает  объективность,  ничего  явно  не 
выдумывает.  Как  будто  роль  его  сводится  только  к  систематизации  и 
интерпретации  фактов.  Но  вглядитесь  пристальнее  в  его  Шелли  или 
Дизраэли.  Разве  они  не  созданы  им  заново  и  по-своему?  Разве  качественно 
отличаются  они  от  героев  «фикций»,  например,  Жюльена  Сореля  и  Пьера 
Безухова?  Их  жизнь,  их  судьба,  их  жесты  подчинены  законам  не 
действительной,  а  художественной  правды:  они  незаметно  перенесены  в 
другую  плоскость — не  просто  показаны,  а  построены.  Получается 
цельность,  единство  и  законченность,  начало,  середина  и  конец;  подъем  и 
спуск, жизнь, как художественное здание, и смерть, как завершение. 
Все  эти  понятия  к  действительности  неприменимы:  они — категории 
искусства.  В  жизни,  мы  знаем,  нет  ни  цельности,  ни  единства,  все  длится, 
расплываясь в бесконечной сложности и ничто никогда не кончается. И уже 
конечно,  менее  всего  что-либо  разрешает  или  «завершает»  смерть.  Моруа 
мастерски подменяет жизнь — искусством. И именно поэтому его биографии 
поражают  своим  правдоподобием.  Попробовал  бы  он  просто  изложить 
факты,  процитировать  письма  и  выписать  целиком  газетную  хронику, 
относящуюся к Дизраэли, — никто бы ему не поверил. Но он не социолог, а 
поэт: познание прошлого будит его воображение, и он начинает творить. Не 
подсчитывать и перенумеровывать, а выдумывать. И мы увлечены. 
Дизраэли  Моруа  проще,  выразительнее  и  пластичнее  подлинного 
Дизраэли;  его  Шелли  более  бесплотен,  серафичен  и  прозрачен,  чем 
настоящий  Шелли.  По  сравнению  с  его  созданием — реальный  премьер-
министр  королевы  Викторин  и  реальный  романтический  поэт,  автор 
«Эндимиона» — смутные тени. Конечно, Моруа— не Бальзак и «Ариэль» не 
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   92

Похожие:

Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconКритика русского зарубежья т. I. Москва 2002. 
Шмелев никогда не злоупотребляет тем ограниченным полем художественного внимания, 
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  icon«Литература  русского  зарубежья» - один  из  курсов,  позволяющих 
...
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconОписание изобретения к патенту
Внииа, Москва, 18-20 июня 2002. Jp 2004012197 A, 15. 01. 2004. Jp 2002202370 19. 07. 2002. Ru 2191408 С2, 20. 10. 2002. Ru 17632...
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconПсихические вирусы ивц «Маркетинг» Москва 2002 Содержание кризис разума 4 смена парадигмы 5
Б 17 Ричард Броди. Психические вирусы. Методическое пособие для слушателей курса. «Современные психотехнологии». Москва, 2002, 192...
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconЛитература  русского  зарубежья:  учеб метод.  пособ.  для  студ филол. / 
Л64  Литература  русского  зарубежья:  учеб метод.  пособ.  для  студ филол. / 
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconТолстой Л. Н. Полное собрание сочинений: в 100 т.  Художественные произведения: в 18 т
Художественные произведения: в 18 т. — М.: Наука, 2000— Т. 2: 1852—1856. — 2002. — С. 182—204
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  icon  литература русского зарубежья 
Общее количество - 30 часов:                                          лекции – 10 ч., 
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconСтатья Руководителя Федерального агенства Россотрудничество Ф. М. Мухаметшина   15
Дома Русского ЗаРубежья
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  icon  Елена Александровна Якобсон  
Впервые публикуемые в России воспоминания Е. А. Якобсон (1913-2002) - важный вклад в мемуарную литературу российского зарубежья
Критика русского зарубежья т. II. Москва 2002.   С. 1-182.  iconСтатья вторая. Типология стадиального развития литератур 
С. Р. Федякин. Поэзия русского зарубежья. Владислав Ходасевич   79
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница