Сафронов В. А. Индоевропейские прародины




НазваниеСафронов В. А. Индоевропейские прародины
страница6/31
Дата конвертации19.11.2012
Размер5.59 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

ГЛАВА 5


АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ V-IV ТЫС. ДО Н. Э.

В ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ НИШЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОЙ ПРАРОДИНЫ.

ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ АТРИБУЦИЯ БЛОКА КУЛЬТУР ВИНЧА – ЛЕНДЬЕЛ – КВК.
Археологические культуры V-IV тыс. до н. э. в зоне формирования индоевропейского праязыка, оконтуренной в соответствии с характеристиками флоры, фауны, ландшафта и гидронимии, должны быть проверены на соответствие культурно-хозяйственному тилу индоевропейской пракультуры, охарактеризованному по данным лексики праязыка (нами приведен в главе 8). Хронологически существование единого праязыка индоевропейцев перед его распадом определяется в настоящее время как IV тыс. до н. э.

В ареале к югу от Западных Карпат, Судет, Рудных год, к северо-востоку от Шуманы, восточных склонов Альп, в Подунавье (в меридиональном течении Дуыая), Среднедунайской низменности до Южных Карпат в IV тыс. до н. э. известно несколько археологических культур.

Культура линейно-ленточной керамики распространена в Германии, Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, и эти территории соответствуют ареалу прародины по данным флоры, фауны, гидронимии. В то же время культура линейно-ленточной керамики (КЛЛК) расширяется в позднейшей фазе от Франции до Румынии, Молдавии, вытесняясь с первоначальной зоны обитания культурой Лендьел и ее производными, и таким образом, выходит из границ ареала ПИЕ в западной границе, поскольку КЛЛК переходит Рейн. Занимая, в основном, V тыс. до н. э., КЛЛК представлена в IV тыс. до н. э. своими производными – группой Желиз в Северной Венгрии, группой Железовцы – в Западной Словакии, культурой Бюкк – в Восточной Словакии, алфелдской линейной керамикой в Потисье до Мароша, культурой накольчатоленточной керамики – в Чехии, Германии, в Польше.

Характер развития культуры меняется во времени: V тыс. до н. э.- это период преобладания гомогенной культуры на большом пространстве; IV тыс. до н. э.- процесс дифференциации культуры. Выделяется две фазы в развитии культуры: старшая и младшая. Хронологическая позиция КЛЛК относительно железовской культуры доказывается вертикальной стратиграфией на поселениях в Штурово и Чатай (Западная Словакия). Старшая фаза КЛЛК синхронизируется с культурой Старчево – Криш II-III ступени, по Д. Гарашанину. Важнейшие местонахождения старшей фазы КЛЛК в Западной Словакии – Биня, Гурбаново, Штурово, Милановцы, Чатай (Павук, 1980, с. 138) – многослойные поселения с 2 фазами КЛЛК.

Культура линейно-ленточной керамики в младшей фазе взаимодействует с керешским субстратом и дает в Потисье и Восточной Словакии дериват – восточнословацкую культуру линейно-ленточной керамики, которая в Венгерском Потисье называется алфелдской культурой линейно-ленточной керамики. Развитие последней проходит параллельно с младшей фазой КЛЛК более северных территорий Средней Европы. Через алфелдскую культуру устанавливается факт первых контактов с Винчей А, появление которой на Балканах вызвало активность и смещение керешского субстрата на север, где носители Керсш и КЛЛК и вступают в первые контакты.

Дальнейшие контакты с Винчей вызывают преобразование и младшей фазы КЛЛК, выразившееся в появлении железовской культуры в Западной Словакии, в Венгрии и Нижней Австрии.

Словацкие археологи увязывают происхождение железовской группы памятников с младшей фазой КЛЛК, ссылаясь при этом на Горные Лефантовицы и Дворы над Житавой. Железовская культура в Венгрии и Западной Словакии доживает до Предлендьелского горизонта, к которому словацкие археологи относят памятники типа Биня – Бичке, синхронизируя их с культурой Словении – Сопот Ib. Абсолютные даты памятников железовской культуры ступени IIа и III 3565 ±120 (Штурово); 3775±140 (Горные Лефантовицы) гг. до н. э.

В Восточной Словакии железовской культуры пет, но этот период заполняется буковогорской культурой, которая проходит в своем развитии четыре ступени – Бюкк А, Бюкк АВ, Бюкк В, Бюкк С. Эта культура более локальна, чем железовская, но частично заходит на территорию Венгрии. Происхождение буковогорской культуры от КЛЛК документируется памятниками в Домице, Ардово, Копчанах. Абсолютная дата буковогорских памятников ступени Бююк В в Копчанах – 4080±75 гг. до н. э. по радиоуглеродным датам.

Для КЛЛК старшей фазы характерны небольшие поселения с несколькими домами, как определяют археологи, с численностью населения до 100 человек. Указывают на сооружение дома, который может рассматриваться как дом вождя или общинный дом, поскольку выделяется размерами (Титов, 1988, с. 74). Поселения не укреплены, имеют небольшой мощности слой, что указывает на характер хозяйственной деятельности, связанной с частой сменой мест поселений и возвратом на прежние, оставленные поселения. Площадь поселений достигает 25 га, как в Биланах (Чехия).

Уклад хозяйства – земледельческо-скотоводческий, причем земледелие примитивное, подсечно-огневое, связанное с лессовыми почвами, как считают исследователи. Скотоводство, практикуемое жителями поселений КЛЛК, свидетельствует о развитии стада, продолжающемся приручении диких и скрещивании домашних животных с дикими видами.

В обряде погребения преобладает положение на боку, скорченно, но встречается и вытянутое положение скелета. Отмечается посыпка охрой в погребениях КЛЛК. В качестве погребального инвентаря встречались и раковины Spondylos, указывающие на существование обмена с далекими южными территориями; а также каменные топоры и зернотерки.

Керамическое производство КЛЛК обладает консервативными традициями. Формы однообразны (рис. 9), однако на поздней ступени развития, в период железовской культуры появляется много новых амфорных форм керамики, не свойственных культуре линейно-ленточной керамики, но характерных для культуры Винча (Мюллер – Карпе, 1968, П, табл. 197 : С, Р : 3,7; 198 : В : 1, С : 1, Д : 2; табл. 216 : А : 1-4; Д :5, Е:3,8; табл. 217: 1-9,17).

Таким образом, культура линейно-ленточной керамики распространена в ареале, практически полностью совпадающем с ареалом прародины индоевропейцев (исключение составляет южная граница: КЛЛК отсутствует на Северных Балканах, за Дунаем, в бассейне рек Савы и Дравы, в Северо-Западной Болгарии), что привлекало внимание исследователей к этой культуре как к возможному археологическому эквиваленту ПИЕ-культуры (Бош – Гимпера, 1961; Девото, 1960; Ю. Неуступный, 1976; Дьяконов, 1983 и др.). Однако культура линейно-ленточной керамики не имеет производных, которые доживали бы до середины III тыс. до н. э. и имели бы распространение в Восточной Европе, доходили бы до ареала картвельского языка и картвелоязычных культур. Так, первые производные от КЛЛК – культура Желиз, культура накольчатой керамики и Бюкк не выходят за пределы 1-й половины IV тыс. до н. э., причем, только культура накольчатой керамики вошла компонентом в культуру Рессен (наблюдается сужение ареала от Богемии, Моравии, Средней Германии, Нидерланд, Силезии и Малопольши, связанного с КНК, до Средней Германии, где распространена группа Рессен), которая, в свою очередь, по мнению некоторых ученых (Косинна, 1902) послужила частично основой для появления культур шнуровой керамики. Следует отметить тот факт, что дезинтеграция КЛЛК имеет место уже в конце V тыс. до н. э., тогда как лингвисты определяют V-IV тыс. до н. э. еще как период существования единого праязыка индоевропейцев.

Более плодотворные, вторые производные КЛЛК, от Кёреша, такие, как культура алфелдской линейной керамики, дают линию полгарских культур от Сакалхат – Лебё – культуры Тиса, Тисаполгар и Бодрогкерештур. Последние две культуры входят в первую половину III тыс. до н. э. Однако распространение этих культур только в Потисье с небольшими заходами в Южную Польшу, Западную Украину и Молдавию, а также их исчезновение и последующее оформление Бадена на этих территориях не позволяют считать это направление культурного развития европейского населения индоевропейским.

Наконец, образование культуры Боян – Джулешты в результате взаимодействия племен КЛЛК и культуры Боян -- Болинтенеану привело к появлению памятников культур Прекукутени II – Триполья А, развившихся под влиянием комплексов с расписной керамикой в Кукутени А – Триполье В (Николаева, 1986, с. 11), непрерывно развивающихся вплоть до 25-24 вв. до н. э., когда Триполье исчезает, не оставляя продуктивных производных во II тыс. до н. э. Кроме того, культуры Кукутени – Триполье практически не меняют своего ареала, кроме внутренних перемещений под влиянием импульсов извне.

Другие стороны культуры линейно-ленточной керамики также противоречат представлению о праиндоевропейской культуре. Монотонность керамической традиции (фактически вариации одного керамического типа), отсутствие стратификации в архитектуре и домостроительстве не соответствуют нашим знаниям (по данным лингвистики) ,об индоевропейском обществе как социально-иерархизованном. Даже скудные сведения о характере земледелия у племен КЛЛК и праиндоевропейцев свидетельствуют о значительном различии земледельческой практики. Так, племена КЛЛК не вспахивали легкие лессовые почвы, злаки не сеяли, а закапывали в ямки (Титов, 1988, с. 74), тогда как у праиндоевропейцев известно пашенное земледелие, а зерновые культуры высевались (см. о одинаковых корнях для обозначения действий 'пахать', 'сеять' – Мейе, 1938, с. 388; Сафронов, 1983, с. 22).

Заслуживает внимания анализ В. С. Титова, учитывающий ведущие точки зрения западноевропейских археологов о социальной структуре КЛЛК (Титов, 1988, с. 78). Он отмечает "в системе поселений первичного неолита Европы один административный уровень", политическую и экономическую независимость общин КЛЛК, представленных поселением. "Никакой интеграции выше уровня отдельной общины не наблюдается" (Титов, 1988, с. 78), Мало свидетельств о войне и военных действиях, мало укрепленных поселений, малочисленны предметы вооружения. Общество КЛЛК рассматривается как матрилокальное. Вероятность такого вывода подтверждается отсутствием или незначительностью военных действий, низкой политической интеграцией (Титов, 1983, там же), зависимостью основных средств существования от женского труда. Насколько правомерен такой анализ на археологических данных, зависит от степени разработки этих вопросов историками первобытного общества и этнографами. Во всяком случае такая социальная интерпретация общества КЛЛК не соответствует социальной характеристике праиндоевропейцев.

Культура накольчатой керамики занимает ареал меньший, чем ареал ПИЕ, поэтому также не может считаться возможным эквивалентом культуре праиндоевропейцев (это территория Чехии, Средней Германии и Силезии), причем ареал КНК больше соответствует ареалу праиндоевропейской гидронимии, находясь за пределами ареала ПИЕ по данным флоры и фауны (рис. 10). Чайлд считал, что культура накольчатой керамики возникла из слияния КЛЛК с более примитивными культурами местных племен, находившихся еще на стадии мезолита и живших в гористых областях между Дунаем и Рейном и в Тюрингии, в долинах рек Североевропейской равнины и на песчаных дюнах Польши (Монгайт, 1973, с. 234, сн. 85). Следует подчеркнуть, что отсутствие переднеазиатских аналогов для КЛЛК делает вероятным предположение о европейской автохтонности КЛЛК. В керамике КЛЛК (в форме и орнаменте) ощутимы звенья классической схемы начала изготовления керамической посуды как корзины, обмазанной глиной и случайно обожженной. Форма основного типа керамики КЛЛК напоминает корзину; орнаментация лентами напоминает корзиночные ленты. Разнообразие керамики КЛЛК выражается не в расширении набора форм, но в разнообразии орнаментации, что также указывает на примитивное керамическое производство. Местное происхождение КЛЛК и отсутствие видимых связей с Древним Востоком не дает археологической основы для реализации предположения лингвистов о контактах праиндоевропейского и прасемитского в V тыс. до н. э. (Гамкрелидзе, Иванов, 1984, с. 870),

Во второй половине VI и V тыс. до н. э. на территории Македонии, Сербии, Западной Валахии, Молдавии, Молдове, Трансильвании, болгарской Фракии, в Бапате распространилась культура Старчево – Кереш – Криш – Караново I (название культуры складывается из региональных названий одной культуры в Югославии, Венгрии, Румынии, Болгарии). Ареал этой культуры совпадает только в южной части с ареалом ПИЕ; никогда культура Старчево не появлялась в северной половине области древнеевропейской гидронимии. Хронологические рамки культуры; вторая половина VI – первая половина V тыс, до н.э. Эта культура не дала никаких производных, кроме как в Потисье, где Криш вошла в контакт с КЛЛК и дала производную – культуру алфелдской линейной керамики, преобразованной влиянием Винчи А в культуры полгарского круга. Однако и это направление – тупиковое, не имело распространения в области древнеевропейской и и. е. гидронимии на территории Польши, Германии и исчезло с появлением Бадена в конце первой половины III тыс. до и. э. Типология керамических форм Старчево указывает на связи с культурами Анатолии (Хаджилар IX) и Фессалии (Пресескло) (Мюллер – Карпе, т. 2, с. 91, табл. 123 : А; 127 : А, В) как с возможными предшественниками, а также с культурами Фессалии (Сескло) и Анатолии (Хаджилар VI) – как с синхронными и соседними культурами (рис. 8). Культура Старчево – Кереш – Криш – Караново относится к кругу расписных культур, поскольку наряду с монохромной и барботинной керамикой в этой культуре впервые появляется роспись на ангобированных сосудах. Интересно, что впервые появляются спиральные и меандровые орнаментальные мотивы в Старчево – Криш – Караново I (Мюллер – Карпе, 1968, т. 2, с. 91, табл. 142:34 и др.), предшествуя росписи в КЛЛК. Расписная керамика Старчево объясняет появление расписной керамики в Винче, с которой Старчево синхронна на последней стадии, в КЛЛК, с которой Старчево и синхронна, и вступает в контакт в Потисье; в культуре Лендьел, Лужайки, в которые компонентами вошла Винча и, частично, Желиз. Роспись как орнаментация недолго удерживается в культурах индоевропейского круга, но эстафета расписного декора удерживается в культурах Юго-Восточной Европы, где сильнее наследие Криш и КЛЛК, т. е. в Кукутени – Триполье, в Бояне III- IV, Петрешти, Херпай.

Прямого контакта с культурами лендьелского крута у культуры Старчево нет, но в Старчево впервые появляются сосуды на ножках, распространившиеся потом в культуре Лендьел, воспринятые, вероятно, через Винчу от Старчево (Мюллер-Карпе, т. 2, табл. 142: 38, 39, табл. 143 : В4 сравнить с табл. 147 : 33, 36 и с табл. 203 : 31, 32).

Форма поселения культуры Старчево – тель. Экономический уклад – "кочевое" земледелие со скотоводством, охота, рыболовство (Монгайт, 1973, с. 208). Земледелие характеризуется (также как и в КЛЛК) как примитивное. Поселения не укреплены. Малочисленность предметов, которые могут считаться предметами вооружения населения Старчева, указывают, как и в случае КЛЛК, на мирный характер экономики и жизни населения Старчева, малое значение войны. Следовательно, социальная интерпретация общества Старчева должна быть аналогична социальной характеристике культуры линейно-ленточной керамики – т. е. это матрилокальное общество, что противоречит социальному портрету праиндоевропейской культуры как общества с развитой троичной социальной структурой (жрецы, воины, производители материальных, благ, по Дюмезилю, 1986, с. 11).

Таким образом, ареал культур Старчево, слабая миграционность, отсутствие производных культур, которые бы вошли во II тыс. до н. э., уклад экономики и социальная характеристика общества не позволяют считать Старчево эквивалентом праиндоевропейской культуры.

В ареала ПИЕ в конце V – начале IV тыс. до н. э. находится культура Тиса. Территория ее распространения ограничена Потисьем (Северо-Восточная Венгрия, Восточная Словакия). Происхождение культуры Тиса связано с памятниками Сакалхат-Лебе, Тисадоб с основой в культуре алфелдской линейно-ленточной керамики с сильным влиянием Винчи. Уклад хозяйства – земледелие, скотоводство; очень развито рыболовство. Форма поселений – телли. Известны грунтовые могильники со скорченными на боку скелетами (Горша, Кекеньдомб – Мюллер – Карпе, 1968, т. 2, с. 476, № 217,220). Керамика этой культуры представляет смесь керамики Бюкк, КЛЛК поздней фазы, Винчи и Лендьела. Культурно-дифференцирующим признаком культуры является ее орнаментация (резной меандр), а в форме керамики – геометричность контура (прямоугольные столики-сосуды – Мюллер – Карпе, т. 2, табл, 188 : Е1,8; Ф1,2; треугольные). Вазы для фруктов представляют не чашу на ножке, а биконическую конструкцию (Мюллер – Карпе, т. 2, табл. 184 : 31), что отличает эти вазы от лендьелских, винчанских вариантов, но приближает к вазам Димини (фазы Арапи). Встречаются лицевые урны (Жентес, Жегвер – Тюшкевес – Мюллер – Карпе, т. 2, табл. 186 : А6,7; 187:А2,3). На сосудах изображаются лица, сосуд принимает антропоморфную форму, много разнообразных подставок со знаками принадлежности к культу. Известна керамическая скульптура божества, сидящего на троне с серповидным оружием (Мюллер – Карпе, т. 2, с., табл. 187 :А1). Обращает внимание, чтс несмотря на развитые культурно-дифференцированные признаки в виде некоторых керамических форм и орнамента, в культуре Тиса живут и просто иепереработанные винчанские формы и даже пластика. Потисье – это зона влияния Винчи, которая оставила здесь и чистые памятники (Осентиван VIII – Винча А), и смешанные по притокам Тисы – Марошу (Винча – Тордош), и различные импорты в виде сосудов и пластики в культурах Потисья (Бюкк – Бошод, Тиса – Лебе – Мюллер – Карпе, т. 2, табл. 184:12, 13). Такого явления не наблюдается в других культурах IV тыс. до н. э. в Подунавье.

Таким образом, локальность культуры Тиса как ареальная, так и временная (потисской культуры не было в зоне индоевропейской гидрономии на территории Польши, Германии; по времени занимает 1-ю половину IV тыс. до н. э.), отсутствие производных в III-II тыс. до н. э., непереплавленная в единое целое многокомпонентиость культуры Тиса не позволяют считать ее эквивалентом ПИЕ, а лишь одной из фаз дезинтеграции массива КЛЛК (фаза интеграции из осклочных групп алфелдской линейной керамики).

Рассмотрение археологических культур в V тыс. до н. э. в ареале ПИЕ по данным географии, флоры и фауны показывает, что ни одна из рассмотренных культур: КЛЛК, КНК, Старчево – Кереш, и Тиса – не удовлетворяет условиям, предъявляемым к археологическому эквиваленту пракультуры индоевропейцев. Одно из этих требований-условий состоит в том, что формирующаяся пракультура должна сначала занимать небольшую территорию в ареале ПИЕ, а затем расшириться так, чтобы покрыть ареал индоевропейской гидронимии, а также иметь контакты с картвелоязычными и семитскими культурами, а также культурами-носителями северо-кавказских языков. Последние контакты могли происходить в Средиземноморье, на Древнем Востоке, на Северном Кавказе, поэтому культуры-эквиваленты пракультуре индоевропейцев либо должны сами иметь контакты с указанными регионами, либо давать производные, которые достигают регионов, где распространены культуры-носители всех названных языков (картвельских, семитских и северо-кавказских).

Археологические культуры V, IV, III тыс. до н. э. Винча, Лендьел и КВК (которые мы опустили в вышеприведенном экскурсе), удовлетворяющие этому условию, последовательно во времени сменяют друг друга, причем зарождение новой археологической культуры проходит на пограпичьи с материнской и с продвижением за ее пределы. Дочерние культуры не поглощают материнскую, напротив, последняя продолжает существовать, а их фазы развития взаимно обогащают друг друга. Скорость перемещения значительна: одни и те же памятники находятся на территории от Моравии до Скандинавии и трудно установить их приоритет. Дочерние культуры IV-III тыс. до н. э. занимают территорию почти всей Средней Европы в течение 1,5 тысячелетий, а культуры III-II тыс. до и. э. занимают все степные и лесостепные пространства Восточной Европы, Предкавказья, также степную часть от Черного моря до Минусинской котловины, достигая и мест локализации исторических индоевропейцев и регионов, где могли осуществиться связи с картвелоязычными, семитскими и северо-кавказскими народами.

Такими культурами являются культура Винча (середина V тыс.- кон. IV тыс. до н. э.), которая занимает территорию культуры Старчево – Криш – Кереш, т. е. Югославию, все Подунавье (от Западного Причерноморья до Словакии, Баната включительно), вероятно, распространяясь с востока по Дунаю. Основными культурами винчанского круга в V и IV тыс. до н. э. являются Дудешть (в Румынии), Боян Болинтенеану, Усое I (Болгария, Причерноморье), Хотница (Северо-Восточная Болгария), Градешница (Северо-Западная Болгария). Культурами винчанского круга в IV-III тыс. до н. э. являются Караново VI – Коджадермен – Гумельница – Криводол – Селькуца. Собственно концом Винчи в Болгарии, Румынии надо считать появление культур Сэлькуца IV – Чернавода I.

Как будет показано ниже, на основе культуры Винча и субстрата КЛЛК или Старчево – Кереш возникают памятники типа Сопот – Лендьел в Хорватии, Словении, Бичке в Задунайской Венгрии, Биня в Западной Словакии и Лужанки. Последняя является древнейшим памятником культуры Лендьел, развивающимся на хронологическом отрезке от 4000 г. до н. э. до 28 в. до н. э. (приблизительно), когда она была поглощена культурами Б аденского круга, порожденными Лендьелом и дочерней его культурой – культурой воронковидпых кубков. На протяжении более чем 1000 лет культура Лендьел соседствовала на юге с материнской культурой Винча, а на севере, северо-востоке и северо-западе в течение 700 лет с дочерней культурой КВК (культурой воронковидных кубков). Причем, прослеживаются отдельные фазы большого единообразия На территорий от Балтийского моря до Балкан от Альп до Западной Украины, равно как и дезинтеграции этого массива. Уже в самой схематической форме видно, что модель развития этих трех культур более всего соответствует лингвистическим данным и концепции на основе этих данных существования позднеиндоевропей-ской прародины – колыбели почти всех современных европейских народов – и является единственной гипотезой, примиряющей аргументы в пользу европейской и азиатской прародины индоевропейцев, через промежуточное звено малоазийского происхождения – культуру Винча.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница