Сафронов В. А. Индоевропейские прародины




НазваниеСафронов В. А. Индоевропейские прародины
страница7/31
Дата конвертации19.11.2012
Размер5.59 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   31

Глава 6


КУЛЬТУРА ВИНЧА - ДРЕВНЕЙШАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ СТАРОГО СВЕТА.

ФОРМЫ ВЛИЯНИЯ КУЛЬТУРЫ ВИНЧА НА ЦЕНТРАЛЬНУЮ ЕВРОПУ.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ОБЩНОСТИ СОПОТ - БИЧКЕ - ЛУЖАНКИ – ЛЕНДЬЕЛ

(ПРАИНДОЕВРОПЕЙДЫ НА БАЛКАНАХ)
В истории Европы культура Винча имела значение, сравнимое только с ролью Греции и ее воздействием на "варварский" мир. Сходство этих двух культурных феноменов заключается в схеме освоения пространства (колонизация, торговля, путешествия, но не завоевание), а также в длительности и глубине воздействия.

С появлением культуры Винча в Европе, на Северных Балканах, происходит распад одной культуры или культурно-исторической общности линейно-ленточной керамики и исчезновение другой – Старчево-Криш. В то же время сама Винча существует с середины V тыс. до н. э. до середины IV тыс. до н. э. (по одним данным) или до первой четверти III тыс. до н. э. (по другим данным, см. ниже), параллельно с ее существованием возникает новая послевинчаиская Европа как результат ее воздействия на культуры субстрата. Причем, почти за полуторатысячелетнюю историю своего существования Винча не прекращала своего воздействия, испытывая слабые влияния со стороны вновь образующихся культур и культур субстрата. В этом проявляется уникальное свойство ее культуры устойчивость. Окончательно исчезает Винча, определив консолидацию центральноевропейских культур под баденской вуалью. Формы влияния Винчи на Центральную Европу многообразны; в археологической терминологии они выглядят в качестве вариантов самой Винчи, как культуры, в основе которых доминирует винчанский комплекс (дочерние культуры), и как культуры, в которые Винча вошла компонентом (типа Лендьел) и т. д.

В связи с тем, что Винча на севере входит в экологическую нишу ПИЕ, а с юга имеет выход в Средиземноморье, хронологически занимает часть V и часть IV тыс. до н. э. и имеет массу параллелей с культурами Центральной Европы IV тыс. до н. э., чрезвычайно важно установить ее место в образовании праиндоевропейских культур и роль в судьбах позднеиндоевропейской общности.

Сенсационные археологические открытия последних 20 лет на памятниках Подунавья и центральнобалканского неолита – в Румынии, Югославии и Болгарии (Васич, 1932-1936; Грбич, 1933-1934; Гарашанин, 1951; Милойчич, 1949; Иованович, Глишич, 1960; Гарашанин, 1979; Брукнер, 1978), а также уточнение дат этих памятников в пределах V -IV тыс. до н. э. на основании созданной колонки радиокарбонных дат для европейского неолита заставляют изменить устоявшиеся представления о рассматриваемом регионе как периферии древневосточных цивилизаций. В свете этих открытий Юго-Восточная Европа в ареале распространения культуры Винча может быть названа одним из древнейших очагов цивилизации, более древним, чем цивилизации Месопотамии, долины Нила и Инда.

Диагностическим признаком цивилизации является такой уровень развития производящей экономики, когда появляется прибавочный продукт, высвобождающий часть общества для осуществления технического и культурного прогресса (Дьяконов, 1982, с. 34-36). Этому сопутствуют значительные перемены в социальной структуре: оформляется иерархия сословий; регулирующей жизнь общества становится власть вождя (царя) и института жрецов. Все эти явления оставляют след в материальной культуре, а следовательно, могут быть зафиксированы в археологических памятниках. Так, характерным внешним выражением перехода к цивилизации является появление города (на базе даже одной территориальной общины – Дьяконов, 1982, с. 34-36), а в нем – дворцов или храмов; разнообразных строений, связанных с разными их функциями, специализированных мастерских, свидетельствующих о выделении некоторых ремесел, и, наконец, письменности, без которой нет цивилизации.

Древняя цивилизация – это культура классового общества, овладевшего письменностью. Рассмотрим, как эти признаки цивилизации преломляются в археологических памятниках культуры Винчи и насколько специфическими (т. е. культурно-дифференцирующими) для этой культуры они являются.

Ранняя Винча появляется в ареале распространения культуры Старчево – Криш – Кёреш – Караново I-II (Брукнер, 1978, с. 435), причем, характер взаимодействия пришлой культуры Винча с культурой субстрата был мирный. (Это заключение основывается на совстречаемости в одном культурном слое поселений старчевской и винчанской керамики, включением некоторых форм кухонной керамики Старчево в винчанский комплекс (Брукнер, 1978, с. 435).

Ранний период развития культуры Винча (Винча – Тордош I-II, по Гарашанину; или Винча А-В, по Хольсте) характеризуется отсутствием укрепленных поселений, что также подтверждает мирный характер включения носителей винчанской культуры в массив носителей культуры Старчево – Кереш. Поселения ранних этапов культуры Винча располагаются на равнине, на грядах, защищенных от половодий, и представляют собой мощные культурные напластования, однако интенсивное нарастание слоев по вертикали еще не служит доказательством существования в культуре Винча поселения ближневосточного типа – телля. М. Гарашапин (1979, с. 71), который высказал эту мысль, полагает, что формирование культурного слоя на винчанском поселении зависело от природных условий, и приводит в качестве примера поселение у фабрики фосфатов "Фафос", которое росло по горизонтали. Мощные слои винчанских поселений в Винче, Жарково, Баньице, Предионице, Фафосе, Горной Тузле и др. говорят об оседлом образе жизни винчанского населения и существовании таких форм земледелия, которые обеспечивали длительное проживание на одном месте. Следовательно, на ранней стадии существования Винчи не приходится говорить о возможности -появления города как укрепленного культурного центра.

В поздний период развития Винчи – Винча – Плочник I-II, по Гарашанину, положение резко меняется. Многослойные винчанские поселения сменяются укрепленными поселками, расположенными на труднодоступных холмах и скалах (Гарашапин, 1979, с. 71); появляются также однослойные поселения с незначительным культурным слоем. Эти факты свидетельствуют о значительных переменах как в исторической обстановке, так и появлении каких-то внутренних факторов, вызвавших необходимость защиты от внешней опасности. М. Гарашанин (1979, с, 72), например, связывает изменение формы поселения с развитием металлургии. Внешний вид поселков Винчи на поздней стадии развития подобен цитаделям, крепостям микенского времени. Так, поселение Валач в Югославии находилось на отвесной скале, было ограждено каменной стеной из необработанных или частично обработанных камней (Гарашапин, 1979, с. 72). На поселении Градац под Злокучаном (Югославия) зафиксирован кольцевой ров, сопровождаемый палисадом (там же).

Отличие укрепленного поселения от города – слабо разработанная тема, уводящая в большую проблему появления города как признака перехода от первобытно-общинного строя к классовому обществу. Укрепление поселения, преследующее цель территориального обособления для охраны имущества и жизни – это одно из условий для обозначения поселения городом. Условие необходимое, по не достаточное, В. Г. Чайлд (1950) наметил 10 признаков для определения города:

1. Рост размеров поселения до городских пропорций. 2. Централизованное накопление капитала путем наложения дани или налога. 3. Монументальные сооружения. 4. Изобретение письменности. 5. Развитие точных наук и астрологии. 6. Появление и рост международной торговли драгоценностями. 7. Появление классовой стратификации общества. 8. Освобождение части населения от производства продуктов питания для специализации в производстве орудий труда. 9. Замена общества, основанного на родственных связях, обществом, основанном на территориально-общинных связях (государством). 10. Появление натуралистического или, возможно, символического искусства (Ким, с. 54).

Нетрудно видеть, что нельзя выявить признаки 2 и 9 на основании сегментированных остатков материальной культуры, а признаки 5-7 – лишь при исключительно благоприятной археологической ситуации. Кроме того, "Чайлд смешал признаки первичные и вторичные" (Ким, 1984, с. 54). Ряд зарубежных ученых предложил на специальном симпозиуме Чикагского университета три универсальных признака определения города:

1. Численность населения более 5000 человек. 2. Наличие монументальных сооружений. 3. Обнаружение письменности (Ким, 1984, с. 54).

В. М. Массой (1976, с. 144) справедливо добавляет к этим признакам наличие центров ремесленных производств. По указанным выше причинам, для определения города необходимо и наличие фортификационных сооружений вокруг него. Такой признак города, как численность более 5000 жителей, можно лишь условно принимать во внимание. Следует подчеркнуть, что с городом не связывается представление о больших размерах: Д. Л. Пейдж говорит, что пересечь Трою VI или VII из конца в конец можно за 2 минуты (Монгайт, 1974, с. 119). Другими словами, город представляет собой качественное изменение в характере поселения.

Укрепления появляются в балканском регионе в конце V тыс. до н. э. не только в культуре Винча, но и в ряде культурных групп и культур, связанных с продвижением культуры Винча на запад и север (культура Сопот, группа Бичке, группа Лужанки, культура Лендьел). В. С. Титов указывает .на отличие укреплений культуры Винча от группы Бичке и связывает происхождение укреплений Бичке с контактами населения с неолитическим населением Далмации (Титов, 1980, с. 316). Однако окончательное суждение о происхождении укреплений в поселениях неолитической эпохи Средней Европы можно составить, исходя из хронологии этих групп и Винчи (периода Плочник). Так, группа Бичке относится ко времени Винча В2-С; к этому же времени относится смена Сопот IB фазой Сопот II. Следовательно, укрепления появляются к западу от основной территории культуры Винча приблизительно в период перехода от Винчи – Тордош к Винче – Плочник и были связаны с необходимостью защиты от автохтонов поселений-колоний, выдвинутых культурой Винча. В то же время возникает и задача защиты поселений Винча на коренной территории, занимаемой культурой Винча.

Укрепления поздневинчанских поселений – достаточно сложные фортификационные сооружения, состоящие из рвов, валов, палисадов, каменных стен. Естественно укрепленные места усиливались искусственными сооружениями. Круговые обводные валы предполагали существование определенной планировки с центром и застройкой по радиусам. В качестве примера можно привести укрепления селища культуры Градешница, которое было обнаружено с рвом шириной 10 м и земляным валом высотой 1 м с деревянным палисадом. На селище было 63 жилых постройки. Винчанская атрибуция Градешницы доказывается и конструкцией домов, и печей, и типологически близкой керамикой и наличием глиняных крышек, украшенных знаками письменности.

До появления более фундаментальных исследований, посвященных оборонительным сооружениям эпохи неолита Западной Европы, можно все же заметить, что типологически сходна система укреплений в культуре Виича и культурах к северу и западу от ее ареала: это рвы с палисадом и валами, а также каменными степами (в одном из лендь-елских поселений во рву был найден камень – Титов, 1980, с. 370). Этот тип укреплений удерживается и в период позднего неолита (культуры воронковидных кубков) в центре и на севере Европы.

Укрепленные места разнообразны по назначению, что находит выражение в их археологической неоднородности. Функциональное предназначение данного укрепленного места даже далеко не всегда бывает ясно. Эта неотчетливость накладывается и на проблему в целом выявления городских решений в культуре Винча.

Чтобы оценить правомерность термина "город" в отношении к винчанским поселениям, следует обратиться к домостроительству и архитектуре культуры Винча.

На раннем этапе развития культуры Винча строения на поселениях представлены как землянками, так и наземными сооружениями. Землянки рассматриваются как временное сооружение и как явление, не характерное для домостроительства культуры Винча (Гарашанин, 1979, с. 73). Гораздо чаще встречаются и типичные для этой культуры наземные сооружения (Малая Грабовница, Плочпик, Баньица, Кормадин, Белетница). Дома по форме различны. Основная форма – в виде прямоугольника с известными отклонениями. Дом может иметь одну или больше комнат; стены сделаны из плетня, обмазанного глиной. На стадии Винча – Тордош II зафиксированы в зависимости от размеров дома столбы, поддерживающие кровлю. Столбы размещали по длине дома.

На поздней фазе развития Винчи – Винча – Плочник – дома чаще многокомнатные и больших размеров. Так, дома в Винче (глубина слоя в Винче 3,2 и 3,62 м) и дома из Якова – Кормадина – трехмастные (Иованович, Глишич, 1960). Появляются дома типа "мегарона". Так, в поселении Баньица в горизонте III исследован дом 7 прямоугольной в основании конструкции с сенями-портиком размером 16,5X8,5 м. Подобная конструкция в культуре Винча является основанием для отнесения ее к балкано-анатолийскому комплексу, так как, по общему мнению, дома типа "мегарона" появляются впервые на Древнем Востоке. М. Гарашанин подчеркивает, что подобные дома в Винче ничего общего не имеют с большими домами в культуре линейно-ленточной керамики и культуре Кукутени -Триполье (Гарашанин, 1979, с. 77; Тодорович, Церманович, 1960, с. 126, рис. 29). Наряду с большими домами (размером больше 200 кв. м) существовали небольшие дома (размером до 30 кв. м), трехчастные с очагом в средней части. Над очагом укреплялся священный символ – букраний. Такие дома отмечены в Кормадине, причем, они связываются с местами культа (рис. 26:3). Можно отметить, что в домах пол был либо деревянный (продольно, поперечно и крестообразно настланный), либо из утрамбованной земли или щебенки.

Подобные факты позволили югославскому исследователю Б. Брукнеру говорить о новых городских решениях в домостроительстве культуры Винча: "Поздненеолитические поселения культуры Винча в Воеводине демонстрируют новые городские решения. В период поздней Винчи дома имеют исключительно двускатную крышу коньковой конструкции, и довольно часто над входом помещалось пластическое украшение с ясной апотрофической охранительной функцией" (Брукнер, 1974, с. 434, рис. 13, 14, сп. 20). Другой исследователь – М. Гарашанин (1979) – на основании тех же материалов замечает: "Материал однако недостаточен, чтобы говорить об урбанистическом облике поселения (дома отстоят друг от друга на большом расстоянии; плотность застройки небольшая)".

Архитектура на поздней фазе культуры Винча характеризуется прежде всего появлением строений с четко определенными функциями *. На поадневинчанских поселениях зафиксированы три группы объектов, которые могут быть определены как "дворцы", "храмы", "святилища" и просто как "жилой дом". Дворцы. К ним могут быть отнесены строения больших размеров, имеющие необычную, нестандартную планировку, которая отмечается, как правило, один раз на одном поселении для одного строительного горизонта.

[* Действительно, чтобы говорить о, городе, постройках городского типа, необходимо иметь объекты с ясно читаемыми функциями. Так, например, С. Ллойд испытывает затруднения при идентификации дворцовой архитектуры, даже раннединастического периода Месопотамии (когда уже достоверно существовали города-государства, были известны храмы, и другие типы построек) из-за недостаточного понимания функции и назначения (С. Ллойд, 1984, с. 140).]

Действительно, на поселении Баньица фазы Винча – Плочник в двух строительных горизонтах зафиксировано два дома, размеры которых являются наибольшими для культуры Винча в целом. Дом № 4 в горизонте II имел размеры 20Х11 м (Тодорович, Церманович, 1960, с. 126, рис. 29). Дом № 7 в горизонте III имел размеры 16,5X8,5 м (там же), являлся мегароном (рис. 27: 1).

Следует допускать особое назначение зданий в культуре Винча, площадь которых 150-200 кв. м, учитывая, что площадь основной и наиболее распространенной постройки в культуре Винча- 15-30 кв. м. В более позднее время в Греции на раниеэлладских поселениях конца III тыс. до н. э, (Лерна III – Блаватская, 1966, с. 154) строения площадью 25X12 кв. м с мегароном определяются как жилища правителя. Такие строения также являются уникальными и для каждого строительного горизонта в Лерне (рис. 27: 6).

В среднеэлладское время (поселение Дорион IV в Мессении, XIX- XVIII вв. до н. э.) крупнейшее жилое здание "Большой дом" с мегароном на акрополе общей площадью не превышало 130 кв. м и трактуется исследователями как центр административной власти и как дом правителя (Блаватская, 1966, с. 36), а поселение называется "протогородом или поселением городского типа".

В микенскую эпоху в Микенском, Тиринфском и Пилосском дворцах площадь центрального помещения, которое также по планировке было мегароном, как и винчанский дом № 7 в Баньице, находилась в тех же пределах, 150-200 кв. м (143 кв. м – площадь пилосского мегарона – Монгайт, 1974, с. 45).

В более позднюю античную эпоху мегарон еще сохраняется в греческой архаике (VIII в. до и. э.) как центральная часть жилого дома и общественного строения, о чем можно судить по глиняным моделям домов из Аргоса и Перахоры (Кругликова, 1984, рис. 28 : 1).

В зданиях античной Греции мегарон явился основой для создания усложненных производных в виде различных архитектурных ордеров. Таким образом, можно считать, что появившись в Греции в IV тыс. до н.э. (культура Димини – рис. 27:3) и несколько ранее (в позднем Сескло – рис. 27 : 2), мегарон как основной элемент в планировке зданий общественного назначения или резиденций правителя непрерывно существует и доживает до середины I тыс. до н. э., уступая место новым античным ордерам, сложившимся на его основе.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   31

Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница