«…И покидая дом скорби…» История одного безумия




PDF просмотр
Название«…И покидая дом скорби…» История одного безумия
страница1/49
Дата конвертации21.11.2012
Размер0.62 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
Валерий Гиндин
«…И покидая дом скорби…»
История одного безумия
Омск, 2008

УДК 616.89
ББК 56.13
Г49
Гиндин В.П.
«…И покидая дом скорби…»
История одного безумия
Омск, 2008
Книга   посвящена   истории   любви,   безумия   и   смерти   молодого   врача-психиатра.   Редко 
встречающаяся   психическая   патология   описана   автором   –   врачом-психиатром   живым 
языком. Книга увлекает, завораживает и не одно сердце заставит биться сильнее.
ISBN – 5 – 86849 – 034 – 7
На   первой   странице   обложки   репродукция   картины   «Ева»   художника   Жана   Дельвиля 
(1867 – 1953).

Мне отмщение, и Аз воздам.
Рим 12; 19
Втор 32; 35
Пролог
Молодой   мужчина   стоял   на   коленях   в   углу   больничной   палаты.   Он   истово   молился, 
осеняя себя крестным знамением. Маленький золотой латинский крестик он то подносил к 
губам, то прикладывал его ко лбу. 
Тусклый свет, забранный в решетку, электролампочки, освещал эту согбенную фигуру, 
непомерно большую голову со впалыми висками и томною шеей.
Окончив  молиться,  мужчина   встал  и,  держась  за  стенку,   дошел  до  своей  кровати.   Он 
поцеловал золотой нательный крестик и прошептал:
- Любимая, ты ждешь меня? Жди, я скоро буду с тобой, и мы, тесно обнявшись, улетим 
поближе к Веге, а она своим голубым светом будет освещать нам наш вечный путь в 
мироздание.
Из   под   матраса   мужчина   вынул   свернутую   в   клубок,   самодельную,   скрюченную   из 
разорванной полосы простыни, ленту. На одном конце этого смертного приспособления 
он сделал петлю и наделе себе на шею. Второй конец привязал к нижней перекладине 
кровати.
Отрегулировав длину натяжения, он прошептал: «Прощайте!» и тихо лег под кровать. 
Петля затянулась. Хрип и конвульсии длились недолго, и молодой человек ушел в мир 
иной. 
Обнаружили его только утром. Дежурный врач констатировал смерть и велел перенести 
тело в морг.

Глава I
Олег, ноябрь 1988 года
«Были сборы недолги», - вдруг истошным голосом заорал Вовка.
Виктор с усмешкой спросил:
- Может быть и про Псов-атаманов и Польских Панов вспомнишь? Что это тебя потянуло 
к истокам. Сроду ни в комсомоле, ни в партии не был, а поешь большевистские песни?
- Я вообще-то от радости, что наконец-то мы собрались на классную охоту, - смутившись 
ответил Вовка.
И опрокинув очередную стопку «Московской», стал укладывать рюкзак.
Сборы на охоту оказались не такими скорыми.
Дней за пять до этого события вдруг звонит Виктор:
- Олежек, ты поди засиделся в своей «психушке», давай развеемся.  
- Ты же знаешь, что я женат.
- Я же тебя на «хары» приглашаю, зная твою целомудренность. А приглашаю тебя на 
настоящую   мужскую   «забаву»   -   охоту,   да   еще   «царскую».   В   тайгу,   глухарей   поедем 
пострелять.
- Ты, Витя, верно смеешься? Я ружье-то в руках держал всего два раза. Отец пытался 
приучить к этому небогоугодному делу. Но ничего у него не вышло.
Ружье после каждого выстрела выпадало у меня из рук, и я страшно смущался, краснел, 
выслушивая легкую иронию отца, а дядя Юра, тоже, между прочим, хирург, как и отец, 
похлопал меня по плечу, сказав:
- Видно не твое это дело. Занимайся своими книгами, букашками, жучками и бабочками, 
да не забывай тренировать свое тело, а дух твой окрепнет в учебе. 
Потом дядя Юра пояснил мне, что дух мой окрепнет в вере, но промолчал. Слишком была 
сильна привычка не упоминать о какой бы то ни было вере, кроме веры в Партию, а то  
можно было бы из этой организации «откинуться». 
Дядя Юра был секретарем парткома больницы, где они вместе с моим отцом работали.
Все это я рассказал Виктору, но он не отставал от меня.
- Олежек, ты поедешь просто так, за компанию. Подышишь воздухом, себерешь кедровых 
орехов, клюквы и все будет путем.
С большой неохотой я согласился. 
Взял отпуск за свой счет, съездил к отцу в районный городок, где прошло мое детство.
Отец удивился, но, ничего не сказав, достал их шкафа старенький Зауэр 16 калибра в 
чехле.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49

Похожие:

«…И покидая дом скорби…» История одного безумия iconКнига русской скорби
...
«…И покидая дом скорби…» История одного безумия iconЛитература к спецкурсу «Терапевтические основы глубинно-ориентированной психологии». Василец Т. Б.: Невозможно жить с мужем (История одного случая)
Василец Т. Б.: Невозможно жить с мужем (История одного случая), Журнал практического психолога, 1997, № 2, с. 80-82
«…И покидая дом скорби…» История одного безумия icon      Текст печатается по изданию: Салтыков-Щедрин М. Е. Собр соч.: В 20 т. Т. М., 1969 («История одного города»); Т. 16, кн. М., 1974 (сказки). Цитаты
Салтыков-Щедрин М. Е. Собр соч.: В 20 т. Т. М., 1969 («История одного города»); Т. 16, кн. М., 1974 (сказки). Цитаты из произведений...
«…И покидая дом скорби…» История одного безумия iconРецепт от безумия
Пролог  
«…И покидая дом скорби…» История одного безумия iconМанн История «Доктора Фаустуса»
Томас Манн. История «доктора фаустуса». Роман одного романа собрание сочинений. Том девятый. Гихл, М., 1960. Пер с немецкого С. Апта...
«…И покидая дом скорби…» История одного безумия iconИноградов «Миновала уже зима языческого безумия »
Предисловие   7
«…И покидая дом скорби…» История одного безумия iconНазвание 06. 20
Открытая книга (литературный сериал). М. Е. Салтыков–Щедрин «История одного города»
«…И покидая дом скорби…» История одного безумия iconВыдуманная история 
Дом детского творчества.                                                             
«…И покидая дом скорби…» История одного безумия iconУчебники:    О. Г. Веряскина «История донского края»
...
«…И покидая дом скорби…» История одного безумия icon                                   with Curtis Brown UK and Synopsis Literary Agency
Лзз    Кто убил классическую музыку? История одного корпоративного преступления. — 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница