Луганського національного  університету  імені тараса шевченка 




PDF просмотр
НазваниеЛуганського національного  університету  імені тараса шевченка 
страница7/132
Дата конвертации03.12.2012
Размер1.87 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   132

 
 
 
Вісник ЛНУ імені Тараса Шевченка № 20 (207),Ч. І, 2010 

 
рация 
мы 
представлен 
таким мы:  я  думаю  о  Рождестве 
местоиме  образом: я – вы – мы, я – вас – нашего 
общего 
дома 
(1 
ний  
наш. 
пример). 
я – мы 
 
 
Д-2: 
конфигурация Д-4:  переход  от  я-центризма  к 
местоимений  чаще  представ- мы  альтерэгоцентрическому  (я 
лена обратным способом – от готов  доложить  –  диалог  с 
мы  
к  я  (наши  –  я,  нам  –  я, нашим великим соседом). 
нашего – у меня, мой). 
Использо   Д-1: 
страна, 
народ, Д-3:  дом,  мир,  народ,  семья, 
вание 
соотечественники, 
народ- земля. 
лексем 
победитель, 
народ-творец,  
совмест 
товарищи, объединение. 
 
ности 
 
 
Д-2: 
государство, 
семья, Д-4: 
государство, 
страна, 
страна, 
команда, коалиция,  граждане,  общество, 
объединение, коалиция. 
весь мир. 
Наличие   Д-1: 
противопоставление Д-3: 
противопоставление 
противопо  отсутствует. 
отсутствует. 
ставления   
 
мы – они  Д-2: 
текст 
обращения Д-4: 
противопоставление 
построен 
на 
постоянных представлено  в  тексте  –  мы 
противопоставлениях: 
(страна, народ) – она/они (она – 
нас/нашего/нам  –  они/им/их  , оппозиция  +  подразумевается 
11  примеров  противопос- она  как  конкретная  личность: 
тавлений 
(«они» 
– 
это она  зовёт  на  баррикады,  она 
«олигархия, 
команда рвётся к власти). 
политического противника). 
Типы  
Д-1: 
внешнее 
«мы» 
– Д-3: 
внешнее 
«мы» 
– 
местоиме  националистическое «мы».  
националистическое 
«мы»; 
ния мы 
 
инклюзивное «мы». 
 
Д-2: 
внешнее 
«мы» 
– Д-4: 
внешнее 
«мы» 
– 
политическое 
«мы», националистическое 
«мы»; 
националистическое «мы». 
инклюзивное «мы». 
Внешнее  «мы»  «имеет  в  качестве  области  охвата  весьма 
удалённую  территорию  как  от  адресанта,  так  и  адресата,  т.е. 
«некоммуникационное пространство», и включает шесть подтипов, среди 
которых  политическое  «мы»  и  националистическое  «мы».  «Мы» 
инклюзивное  мы  определяем  как  внутреннее  «мы»,  поскольку  оно 
называет  «коммуникационное  пространство»  (адресанта  и  его/её 
окружающее пространство) [5, с. 29-30]. 
Проиллюстрируем  некоторые из названных в таблице положений 
несколькимипримерами. 
 
13

 
 
 
Вісник ЛНУ імені Тараса Шевченка № 20 (207),Ч. І, 2010 

 
«Мы»  инклюзивное  –  включающее  множественное  число  (мы  = 
я+ты,  вы):  «Мы  празднуем  сегодня  день  Воскресения  Христова,  день 
победы добра над злом…»
«Я хотел бы вас сердечно поблагодарить за 
то, что вы приехали в Россию, за то, что мы сегодня с вами в Таганроге, 
и за то, что мы с вами отмечаем 150-летний юбилей Чехова» 
(дискурсы 
мужчин-политиков). 
«Мы» националистическое – «Я + весь народ»: «Я уверен, что мы 
все  вместе,  весь  народ,  начнём  творческую  работу  и  поднимем  нашу 
страну»
 (дискурс мужчины-политика). 
«Мы»  политическое  –  «Я  +  моя  политическая  группа, 
правительство»:  «Мы  занимались  тяжёлой  юридической  работой.  Мы 
собирали  данные  свидетелей,  обрабатывали  документы,  работали  с 
юристами» 
(дискурс женщины-политика). 
Проанализированные  текстовые  примеры  позволяют  прийти  к 
выводам о том, что использование местоимения мы в женских и мужских 
политических  дискурсах  имеет  как  общие,  так  и  отличные  признаки. 
Общее  заключается  в  том,  что  мужчинами-политиками  и  женщинами-
политиками  используются  одинаковые  средства  (конфигурация 
местоимений,  лексемы  совместности,  наличие  или  отсутствие 
противопоставлений),  соответствующие  тому  или  иному  жанру 
обращения:  дискурсы  1  (женщины)  и  3  (мужчины)  –  праздничное 
поздравление,  дискурсы  2  (женщины)  и  4  (мужчины)  –  обращение  к 
народу  (в  период  информационных  войн).  Отличия  заключаются  в 
следующем:  1)  количественное  использование  местоимений  в  мужских 
дискурсах превышает количество местоимений в женских, что позволяет 
мужчинам-политикам  подчеркнуть  свой  статус  и  свою  значимость  (я-
центризм),  а  также  определить  круг  «своих»,  отождествляя  себя  с 
народом  (мы-включения);  2)  использование  инклюзивного  «мы»  чаще, 
чем  это  происходит  в  дискурсах  женщин-политиков,  позволяет 
мужчинам-политикам  в  большей  степени  манипулировать  сознанием 
адресата,  влиять  на  его  политические  взгляды  и  предпочтения;  3) 
дискурсы  мужчин-политиков  включают  более  широкий  спектр 
местоимения  «мы»  (внутненнее  «мы»,  а  также  основные  подтипы 
внешнего  «мы»,  включая  подтипы,  примеры  которых  не  были 
представлены в проанализированных персонифицированных дискурсах – 
европейское «мы», «мы» коалиционных сил). Вполне возможно, что эти 
языковые  преференции  способствуют  доминированию  мужчин  на 
политической арене и проявляют эти их качества. 
Будучи  неспециализированными  знаками  в  семиотическом 
пространстве  политического  дискурса,  местоимения  не  обладают 
одинаковой  представленностью  в  женских  и  мужских  политических 
дискурсах, что позволяет говорить о гендерном параметре современного 
политического мы-дискурса. 
 
 
 
14
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   132

Похожие:

Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  icon            луганського національного  університету  імені тараса шевченка 
Редколегія “Вісника” приймає статті обсягом 4 – 5 сторінок через 1 інтервал, повністю підготовлених до 
Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  icon          луганського національного  університету  імені тараса шевченка
Редколегія “Вісника” приймає статті обсягом 4 – 5 сторінок через 1 інтервал, повністю підготовлених до 
Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  icon           луганського національного  університету  імені тараса шевченка
Редколегія “Вісника” приймає статті обсягом 4 – 5 сторінок через 1 інтервал, повністю підготовлених до 
Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  icon              луганського національного  університету  імені тараса шевченка 
Редколегія “Вісника” приймає статті обсягом 4 – 5 сторінок через 1 інтервал, повністю підготовлених до 
Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  iconА. В. Фоменко Основи web програмування
Могильний Г. А.– кандидат технічних наук, доцент, завідувач кафедри інформаційних технологій та систем Луганського національного...
Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  iconВ І С Н И К  Київського національного університету імені Тараса Шевченка 
Еще  одной  интересной  особенностью  оформления  венным  и  земным  мирами.  Исходя  из  вышесказанного, 
Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  iconДругого модерну: проблема перевизначення понять суспільствознавчого дискурсу Збірник наукових праць Луганськ дз „лну імені Тараса Шевченка” 2009
Рущенко І. П. – доктор соціологічних наук, професор, завідувач кафедри соціології Харківського національного університету внутрішніх...
Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  iconКурсы  были 
Неофіційна Газета Радіофізичного Факультету Київського Національного Університету ім. Тараса Шевченка 
Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  iconКиївський національний університет імені Тараса Шевченка 
Рекомендовано    вченою  радою  Інституту  журналістики  Київського  національного 
Луганського національного  університету  імені тараса шевченка  iconВісник лну імені Тараса Шевченка № 5 (240), Ч. ІІ, 2012 

Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница