Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)




Скачать 443.71 Kb.
НазваниеСмысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)
страница1/2
ЛУКИНА Наталья Владимировна
Дата конвертации04.12.2012
Размер443.71 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2
На правах рукописи

ЛУКИНА Наталья Владимировна

СМЫСЛОВАЯ СТРУКТУРА МЕТАТЕКСТА

(на материале творчества Т. Толстой)
10.02.01 – русский язык


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Волгоград — 2011
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального
образования «Астраханский государственный университет».
Научный руководитель – кандидат филологических наук,

Леон Людмила Алексеевна.
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Шестак Лариса Анатольевна

(ФГБОУ ВПО «Волгоградский государст­-
венный социально-педагогический уни-
верситет»);
кандидат филологических наук, доцент

Санникова Наталия Юрьевна

(ФГБОУ ВПО «Астраханский государст­-
венный университет»).
Ведущая организация – ФГБОУ ВПО «Самарский государствен-
ный университет».
Защита состоится 26 октября 2011 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.03 в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете по адресу: 400131,
г. Волгоград, пр. им. В.И. Ленина, 27.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.
Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http: // www.vspu.ru 26 сентября 2011 г.
Автореферат разослан 26 сентября 2011 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор Е. В. Брысина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В центре внимания современной лингвистики находится, прежде всего, языковая личность, т. е. человек в его способности совершать речевые поступки. Сегодня язык изучается учеными не как «вещь в себе и для себя», а в тесной связи с человеком, его деятельностью, мышлением, сознанием, стремлением создавать тексты, воздействующие на реципиента.

Татьяна Никитична Толстая (1951) пришла в литературу в конце ХХ в. Творчество нового автора сразу привлекло внимание филологов, хотя исследования, посвященные анализу произведений Т. Толстой, долгое время носили фрагментарный характер и были представлены в основном критическими статьями в журналах и Интернете. Только после выхода романа «Кысь», за который Т. Толстая была удостоена премии «Триумф» в 2001 г., о ней заговорили как о талант­ливом авторе, во многом определившем «литературное лицо 1990-х годов». Несмотря на значительное количество литературоведческих исследований творчества Т. Толстой, язык ее художественных и публицистических произведений на сегодняшний день изучен неполно.

Тексты представляют собой результат речемыслительной деятельности языковой личности, позволяющий судить об индивидуальных особенностях коммуникативной компетенции их создателя, о скрытых процессах его языкового сознания, составляющих своеобразие мышления Homo loquens.

При изучении речевых произведений исследователи всегда сталкиваются с проблемой определения меры единичного и общего, типического и уникального, индивидуального и коллективного в объекте исследования. Эта проблема вызывает необходимость создания классификации единиц, которые использует в деятельности, направленной на создание текстов, языковая личность и которые в итоге делают эту деятельность уникальной и неповторимой.

Создавая свое произведение, автор текста использует языковые единицы, позволяющие адекватно воспринять этот текст. К их числу относятся и единицы метатекста, содержащие дополнительное толкование отдельных слов, тех или иных текстовых фрагментов или текста в целом. Метатекстовая составляющая научного, а также публицистического текста являлась предметом изучения многих лингвистов (И. Вепрева, М. Ляпон, Н. Перфильева, В. Шаймиев и др.). Вместе с тем лингвистическая природа метатекста в художественных и публицистических текстах отдельных авторов на сегодняшний день изучена недостаточно. Сказанное, безусловно, относится и к произведениям Т. Толстой.

Таким образом, актуальность нашего исследования определяется, во-первых, недостаточной степенью разработанности проблемы метатекста, в частности нечеткими границами языкового материала, на который опираются ученые-лингвисты при исследовании метатекста; во-вторых, слабой изученностью смысловой структуры метатекста в художественных и публицистических текстах.

Современная теория метатекста (Р. Барт, А. Вежбицка, М.В. Ляпон, Н.П. Перфильева, У. Эко и др.) нуждается в расширении знаний о типических свойствах метатекста – формирующих его единицах, роли в процессе коммуникации, месте в структуре художественного и публицистического текста, смысловой структуре.

Обращение к текстам Т. Толстой продиктовано неослабевающим интересом к ее произведениям, в которых главную роль играет голос автора, «богатый, наполненный, с одним дыханием, щеголяющий словесными фиоритурами и берущий весь стилистический диапазон от возвышенного до ничтожного» [Жолковский 1995: 36].

Объектом диссертационного исследования являются метатекстовые средства в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой.

Предметом исследования являются смысловая структура и функционирование метатекста в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой.

Целью работы является определение особенностей смысловой структуры и функционирования метатекста в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой.

Основная цель работы обусловила постановку и решение следу­ющих задач исследования:

1) выявить и классифицировать единицы метатекста в текстах Т. Тол­стой;

2) разработать типологию метатекста в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой;

3) определить компоненты смысловой структуры метатекста и особенности их комбинаторики в произведениях Т. Толстой;

4) выявить языковые средства, формирующие смысловую структуру метатекста;

5) проанализировать особенности функционирования метатекстовых единиц в произведениях Т. Толстой.

Научная новизна диссертационной работы определяется тем, что предметом отдельного специального исследования становятся смысловая структура и функционирование метатекста в художественных и публицистических произведениях Т. Толстой; осуществляется систематизация научных представлений о метатексте и метатекстовых единицах, их смысловой структуре и специфике функционирования в произведениях Т. Толстой.

В диссертации впервые представлен анализ метатекстовой составляющей произведений Т. Толстой в аспекте типологии, языкового выражения, смысловой структуры и функционирования.

Гипотеза исследования: создание Т. Толстой художественных и публицистических произведений, возможно, сопряжено с рефлексией на собственное речевое поведение, что реализуется в метатексте. Метатекст Т. Толстой представляет собой своеобразные заметки на полях, акцентирующие внимание как на отдельно взятых словах, так и на целых фрагментах текста. Метатекст отражает особенности авторского мировосприятия изображаемого и организует процесс сотворчества с читателем. Как образы «говорят» в произведениях Т. Толстой (А. Гейнис), так и метатекст помогает тексту «говорить» не только то, что можно увидеть на поверхности, но и то, что читателю на самом деле хотел сказать автор.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно способствует дальнейшей разработке проблемы метатекста в целом и интерпретации художественного текста в частности. Анализ смысловой структуры метатекста и специфики его функционирования способствует углублению научного представления о роли языковой личности автора в создании художественного и публицистического текста.

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что его результаты могут быть использованы в работе со студенческой аудиторией при чтении курсов лекций по филологическому и лингвистическому анализу художественного текста, при разработке спецкурсов, посвященных анализу языка современных авторов.

Материалом для исследования послужила картотека различных единиц метатекста, полученных методом сплошной выборки из художественных (рассказы, повести, роман) и публицистических произведений Т. Толстой (1983–2006 гг.). Всего авторская картотека насчитывает 639 употреблений метатекстовых единиц разного типа.

Методологической основой данной работы послужили фундаментальные исследования по теории текста (И.Р. Гальперин, Е.И. Дибро­ва, В.А. Лукин, О.И. Москальская, Т.М. Николаева, В.Е. Чернявская и др.), теории метатекста (Ю.Д. Апресян, А. Вежбицка, И.Т. Веп­рева, М.В. Ляпон, Н.П. Перфильева, А.Н. Ростова, Н.К. Рябцева, В.А. Шай­миев и др.). В работе использовались следующие методы:

1) описательный, включающий приемы наблюдения, сопоставления, обобщения, интерпретации языковых данных и классификации анализируемого материала;

2) метод контекстуального анализа, используемый при исследовании реализации значения метатекстовых средств в условиях языкового и внеязыкового контекстов;

3) метод трансформационного анализа, используемый для выявления метатекстового потенциала отдельных элементов текста;

4) метод компонентного анализа, позволяющий выявить смысловую структуру единиц, составляющих метатекст в тексте.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Объективно присутствуя в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой, метатекст представляет собой совокупность стереотипных и/или индивидуально-авторских метатекстовых единиц, что является отражением сбалансированности общеязыковой и индивидуальной картин мира.

2. Смысловая структура метатекста представляет собой многоуровневую организацию содержания метатекстовых единиц, компонентами которой являются смыслы, формируемые языковым значением составляющих метатекст единиц, ситуацией употребления, а также коннотативным и коммуникативно-прагматическим потенциалом этих единиц. Следовательно, на формирование смысловой структуры метатекста влияют 1) узуальные лексические значения языковых единиц, 2) экстралингвистические факторы (пресуппозиционные знания автора и современного читателя, ситуация употребления), 3) кон­нотативность, 4) авторские интенции.

3. Включение Т. Толстой в текст своих произведений метатекстовых единиц объясняется стремлением автора дать оценку основному содержанию или отдельному фрагменту текста, прокомментировать его и облегчить восприятие адресатом, а также охарактеризовать языковое сознание изображаемых персонажей.

4. Метатекстовые единицы в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой могут выполнять семантические и коммуникативно-прагматические функции. Значительно реже используются метаединицы, реализующие формальную функцию (эксплицируя такие текстовые категории, как структурированность, линейность, связность), что определяется типом дискурса, в котором они функционируют.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в докладах на итоговых научных конференциях АГУ (Астрахань, 2007–2010 гг.); международных научных конференциях (Ярославль, Астрахань, Стерлитамак, 2007 г.). Основные положения диссертации отражены в 6 публикациях, 2 из которых – в научных рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Структура и объем исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы. Общий объем диссертации составил 177 страниц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении представлены общая проблематика диссертации, ее актуальность и новизна, теоретическая и практическая значимость, определены цели и задачи, объект и предмет исследования, указаны методы, используемые в работе, основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Проблема выделения метатекста в тексте» определяются исходные теоретические понятия, сопоставляются точки зрения лингвистов на понятия «текст» и «метатекст», вырабатываются позиции, обеспечивающие дальнейшее развитие темы диссертационного исследования.

В § 1 приводятся позиции исследователей (И.Р. Гальперина, Е.И. Диб­ровой, Н.Д. Зарубиной, Г.В. Колшанского, Л.М. Лосевой, О.И. Москальской, Н.П. Перфильевой, Г.Я. Солганика, З.Я. Тураевой и др.) относительно природы текста как лингвистического феномена. Такое сопоставление позволило сделать следующее заключение: сущест­вует два подхода к изучению текста – статический и динамический. Первый представляет собой выявление сущностных характеристик текста как организованной структуры и даeт возможность определить текст как единицу языка. Динамический подход позволяет рассматривать текст в коммуникативном аспекте и определить его как единицу речи. В диссертационном исследовании синтезируются оба подхода, вследствие чего текст определяется как продукт речемыслительной деятельности, имеющий свои закономерности образования. Текстообразование осуществляется под влиянием целеустановки самого текста и целеустановки конкретного автора текста. Первое диктуется самим текстом, его типом, жанром, задачами, которые он реализует. Второе всецело связано с авторской модальностью, т. к. любое сообщение заключает в себе не только информацию, но и отношение автора к сообщаемой информации. Последнее особенно важно для нашего исследования, поскольку непосредственно связано с функционированием метатекста.

В § 2 дается подробный анализ точек зрения на одну из сложнейших проблем современного языкознания – проблему метатекста (Т.Я. Анд­рющенко, Ю.М. Бокарева, Н.С. Валгина, А. Вежбицка, И.Т. Вепрева, С.В. Лосева, М.В. Ляпон, Н.П. Перфильева, А.Н. Ростова, Н.К. Рябцева, В.А. Шаймиев, Н.Ю. Шведова, Т.В. Шмелёва, Р.О. Якобсон и др.). В процессе создания текста произведения автор осуществляет рефлексию на собственные речевые действия. Это может быть как скрытым, не вербализованным в тексте процессом, так и, напротив, эксплицированным с помощью определённых языковых средств. Именно эти средства традиционно относят к метатекстовым. Сущест­вует мнение, что произведение без метатекста не может считаться текстом [Барт 1994].

Подробное изучение метатекста и выявление его структурных образований началось после того, как на это явление обратила внимание А. Вежбицка. В статье «Метатекст в тексте» (1978) именно ею был впервые употреблен термин «метатекст» в собственно лингвистическом (не литературоведческом. – Н.Л.) его понимании. Отсутствие четко сформулированного определения понятия «метатекст» дает исследователям возможность вырабатывать собственное определение, соответствующее целям и задачам исследования. В нашей работе метатекст определяется как особый компонент текста, представляющий собой совокупность вербальных и невербальных знаков, передающих рефлексию говорящего относительно особенностей собственного речевого поведения.

В ходе анализа, проведенного в исследовании, были выделены такие признаки метатекста, как обязательность, связанность с «материнским» текстом, коммуникативность, оценочность, неоднородность компонентного состава, а также разграничены метатекстовые единицы на основе структурного анализа. В качестве таковых последовательно выделяются метакомпоненты, метавысказывания, метафрагменты первого и второго типов, а также метамаркеры, указывающие на наличие имплицитного метатекста.

Метатекстовый компонент – единица метатекста, которая репрезентируется отдельной словоформой, словосочетанием или фразеологическим оборотом, например: «Вот буквально только что этим летом, да что там, в августе, вот в этом самом августе Перхушков пережил драму, описать которую не возьмётся ничьё перо – ещё не ослеп такой Гомер, чтобы поднять эту тему. Ад, – горько рассказывал Перхушков, – это просто вечеринки с девушками, это, не сказать худого слова, ЦПКиО им. Горького на фоне того, что с ним было!» [Толстая 2006: 94]. В произведениях Т. Толстой зафиксирован 141 метатекстовый компонент, что составляет 22% от общего количества единиц метатекста.

К метатекстовым высказываниям отнесены единицы метатекста, представленные предикативными единицами, т. е. простыми предложениями разных типов, напр.: «Бенедикт перебелил Указ четырежды, отдал Оленьке бересту, чтобы буквицы покрасивее изукрасила – плетеными ленточками, птичками и цветочками, потому как дело сурьёзное, или, как выразил Шакал, судьбоносное, – и сам просветлел и порадовался» [Толстая 2004: 79]. Нами зафиксировано 224 метатекстовых высказывания (35 % от общего количества).

Метатекстовыми фрагментами в исследовании считаются такие единицы метатекста, которые представлены полипредикативными единицами разных типов и, с точки зрения структуры, являются более объемными, чем метакомпоненты и метавысказывания. Нами по­следовательно выделяются метафрагменты первого и второго типов. В качестве метафрагментов первого типа рассматриваются такие единицы, как: «А все улицы, говорит, были ОСФАЛЬТОМ покрыты. Это будто бы такая мазь была, твёрдая, чёрная, ступишь – не провалишься» (Там же: 17) (249 единиц, 39 %). Метафрагментами второго типа (25 единиц, 4 %) названы такие единицы, как:

«Вот и Фёдор Кузьмич сочинил:

О весна без конца и без краю! / Без конца и без краю мечта! / Узнаю тебя, жизнь, принимаю, / И приветствую звоном щита!”

Только почему “звоном щита”. Ведь щит-то для указов – деревянный. Ежели когда приколачиваешь указ о дорожной повинности, али чтоб не смели самочинно сани ладить, али у кого недоимки – мало мышиного мяса сдал, к примеру, – али Складской день в который раз переносят, – то щит не звенит, а глухо так побрякивает» (Там же: 23).

В § 3 рассматриваются средства выражения единиц метатекста. В ходе исследования выявлено, что метакомпоненты могут быть репрезентированы:

а) частицами: «Что-то неуловимо новое в квартире… а, понятно: витрина с бисерными безделушками сдвинута, бра переехало на другую стену, арка, ведущая в заднюю комнату, зашторена, и, отогнув эту штору, выходит и подаёт руку Алиса, прелестное якобы существо» [Толстая 2006: 38];

б) вводными элементами: «Сегодня он почему-то называл пирожки тарталетками – должно быть, из-за Алисы» [Толстая 2006: 39];

в) фразеологизмами: «Как говорится, прощай, Антонина Петровна, неспетая песня моя!..» [Толстая 2006: 54];

г) свободными словосочетаниями: «Но Лёнечка был сразу обворожён и сражён, причём резоны для этой внезапной нахлынувшей страсти были, как и все Лёнечкины резоны, чисто идеологические: умственный завихрянс, или, проще выражаясь, рациональная доминанта всегда была его основной чертой» [Толстая 2006: 59].

Метавысказывания могут быть представлены простыми осложненными и неосложненными предложениями: «Куда ни кинь, всюду клин (желающих всюду прозревать фрейдистские аллюзии просят порадоваться этой плохо завуалированной фаллоцентрической поговорке). Можно утверждать, что мужчина всегда морально дурён – агрессивные феминисты (-ки) это постоянно и делают» [Толстая 2005: 241]; «Есть расовая политическая корректность (political correctness или, сокращённо, РС – «писи»), экологическая, поведенческая, ценностная, какая угодно. Упрощая (но не слишком) можно сказать, что она базируется на следующем современном мифе: белые мужчины много веков правили миром, угнетая меньшинства, небелые расы, женщин, животных, растения. Белый мужчина навязал всему остальному миру свои ценности, правила, нормы. Мы должны пересмотреть эти нормы и восстановить попранную справедливость» (Там же: 241).

Также определены средства выражения метафрагментов первого и второго типов: 1) сложное предложение, напр.: «А Никита Иваныч говорит, что Бенедикт не ВРАСТЕНИК. Ну что же – нет так нет, это уж как кому повезло. А только обидно до слёз [Толстая 2004: 104]; 2) сложное синтаксическое целое, например: «Ахти мне! – красота ума человеческого, кто б её воспел? Кто бы взялся песню сложить, громкую, счастливую, да с руладами, да с переливами, да чтоб выйти на бугор али на холм какой, покрепше встать, расставя ноги, а руками-то размахнувши в стороны, да и топнуть! Ножкой-то! – только чтоб не упасть, конечно, – топнуть, говорю, да и – эх! – да разлюли мои-лёли, эх! – дак вы ж мои люли!!! Зеленеет травка-муравка, да эх! – да травка-муравка!!! Ах! – зелёная травка; эх! – зелёная травка!!!

Не так, пожалуй, но что-нибудь такое, разудалое, радостное, чтоб напев сам из грудей рвался, чтоб счастье в голове чувствовалось, чтоб оно, счастье, между ушей бултыхалося, как щи в котелке, чтоб в затылке щекотало. Чтоб на всю слободу, на весь мир разнеслося: слава уму-разуму человеческому, слава! Разумению, размышлению, промышлению, хитроумному расчислению – слава! Голове – слава! Да! Ура!!!» [Толстая 2004: 92–93].

Кроме того, в работе уделяется внимание графическому пространству письменного текста и метамаркерам как сигналам наличия имплицитного метатекста, в частности графическому выделению слов, нарочитому искажению орфографического облика слова и кавычкам: «Этот Салтыков то “бичевал язвы”, то “вскрывал родимые пятна”, и за бешеным, остановившимся его взглядом вставали окровавленный фартук садиста, напряжённые клещи палача, осклизлая скамья, на которую лучше бы не смотреть» [Толстая 2006: 63]; «Будто люди играли и доигрались с АРУЖЫЕМ», «Ты меня пальцем тронуть не смеешь! У меня ОНЕВЕРСТЕЦКОЕ АБРАЗАВАНИЕ» [Толстая 2004: 15–16].

В § 4 выявляются и описываются типы метатекста, присутствующего в произведениях Т. Толстой. Нами рассмотрены разные точки зрения на их классификацию (А. Вежбицка, Н.П. Перфильева, Н. Турунен, В.А. Шаймиев). Так, по степени отделенности от основного текста выделяется метатекст включенный (иннективный) и автономный (сепаративный). Метатекст включенный (иннективный) переплетается с основным (материнским) текстом, один из фрагментов которого служит объектом комментирования. В свою очередь, метатекст автономный (сепаративный) представляет собой метатекстовую рамку повествования и является авторским предисловием, введением, послесловием, отдельными главками, авторскими отступлениями.

По степени экспликации различаются метатексты эксплицитный и имплицитный. Эксплицитный метатекст – это совокупность вербальных знаков, представляющих особый компонент текста и передающих рефлексию говорящего относительно особенностей собственного речевого поведения. Понятие имплицитного метатекста мы рассматриваем, вслед за Н.П. Перфильевой [Перфильева 2006], и определяем как метатекстовый потенциал текста, не выраженный языковыми знаками, но так или иначе извлекаемый из текста. Иначе говоря, имплицитный метатекст – это скрытая рефлексия говорящего относительно собственной речевой деятельности, наличие которой (рефлексии) выявляется с помощью невербальных средств (шрифтовых, пунктуационных).

По степени клишированности различаются стереотипный и индивидуально-авторский метатексты. Согласно выполняемым в тексте функциям, выделяется несколько типов стереотипного метатекста: 1) метатекст, структурирующий текст как единое целое (конструкции оформления композиционно-логической структуры: во-первых..., во-вторых..., итак, следовательно, подведём итоги и под.); 2) метатекст, сигнализирующий о переходе от одной части изложения к другой (абзацирование, выражения-сигналы типа: далее рассмотрим); 3) метатекст, выражающий субъективное отношение автора к собственному речевому поведению (образно говоря, так сказать, прямо сказать, откровенно говоря и т.п.); 4) метатекст, выражающий степень уверенности автора текста в истинности сообщаемого (возможно, конечно, разумеется и т.п.).
  1   2

Похожие:

Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconТематическое планирование по литературе. 6 класс
Подросток герой художественных произведений. «Золотое детство» и «пустыня отрочества» (Лев Толстой) в художественной литературе....
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconЛ. Н. Толстой Детство
Л. Н. Толстой Детство 12 августа 18 г десятилетний Николенька Иртеньев просыпается на третий
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconПримерное выступление ученика о биографии Пастернака
Л. О. Пастернака и пианистки Р. И. Кауфман. В доме родителей собирался цвет русской творческой интеллигенции. Среди гостей бывали...
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  icon3. Структура дій оператора (Функціональна структура виконавчих дій. Функціональна структура пізнавальних дій. Дія оператора у нестандартних ситуаціях)
Мета курсу: формування системи теоретичних І прикладних знань по питанням ергономічного аналізу діяльності оператора, ергономічним...
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconЛев Николаевич Толстой, пятница, 10 апреля 1857 года  
Сто  пятьдесят  три  года  назад  Лев  Толстой   в  1857  г.  молодому  графу  не  было  ещё  и 
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconЛев Николаевич Толстой Казаки Лев Николаевич Толстой казаки I
Пройдет старушка в церковь, где уж, отражаясь на золотых окладах, красно и редко горят несимметрично расставленные восковые свечи....
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconПрограмма XIII фестиваля развития и позитивного творчества «Сказочный Город»
Школа Скоморошества, Академия Мира-Творчества, учредитель и руководитель клуба творческой самореализации "Радуга", основатель Школы...
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconКурсовой работы   курсовой работы 
Уильям Брайт «Введение: параметры  социолингвистики». Ф. К. Бок «Структура общества  Акутина Наталья  и структура языка» 
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconВсе мы храбримся друг перед другом и забываем
«Получено было пора зившее всех известие о том, что Л. Н. Толстой в со провождении доктора Маковицкого неожиданно покинул Ясную Поляну...
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconЛ. Н. Толстой После бала
Л. Н. Толстой После бала Среди друзей зашёл разговор о том, что «для личного совершенствования необходимо прежде изменить условия,...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница