Дети Безлюдных пространств




Скачать 216.03 Kb.
НазваниеДети Безлюдных пространств
Насибулина Э А
Дата конвертации06.12.2012
Размер216.03 Kb.
ТипИсследовательская работа


Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Куединская средняя общеобразовательная школа №2 – БШ»


Дети Безлюдных пространств

Исследовательская работа по литературе

Выполнила: Макурина Юлия,

ученица 11 класса
Руководитель:

Насибулина Э. А., учитель

русского языка и литературы

высшей квалификационной

категории


Куеда

2010

Оглавление

Введение…………………………………………………………………………………………..3

Основная часть

Глава 1. Биография В. П. Крапивина и особенности его творчества………………………........5

Глава 2. Характеристика крапивинского героя и особенности его мира………………………..7

Глава 3. Художественное своеобразие произведений В. П. Крапивина……………………….14

Заключение………………………………………………………………………………............18

Список литературы…………………………………………………………………………….19

Введение


В Национальной программе поддержки развития чтения, принятой в нашей стране в

2006 году, прямо сказано: «Возрастающий дефицит конструктивных идей и знаний в российском обществе (на фоне нарастания других острых общественных проблем) усиливается резким снижением у населения России интереса к чтению. Современная ситуация с чтением в России характеризуется как системный кризис читательской культуры. Россия подошла к критическому пределу пренебрежения чтением».

Характеризуя сложившуюся ситуацию, можно говорить о существенном снижении статуса чтения (в досуге школьников чтение занимает одно из последних мест), возрастает сугубо развлекательная составляющая чтения, утрачены традиции семейного чтения. Снижение у подростков интереса к книге во многом обусловлено тем, что нет высокохудожественной литературы о них самих, и это отсутствие осознается как актуальная государственная проблема. Существенно изменился круг востребованных подростками книг: «На место того, что принято называть «высокой литературой», пришла в лучшем случае беллетристика, а в основном – масскульт». Сегодня дети не любят читать еще и потому, что не понимают значений многих слов родного языка, активный запас которых резко сокращается. Но словарь школьников и чтение находятся в тесной связи.

Сегодня в условиях приоритета видеокультуры и нежелания детей читать, проблема первоначального чтения на уроках становится, как никогда, актуальной, потому что успешное освоение школьниками курса литературы возможно только при прочтении художественных произведений, экранизации которых не могут полностью заменить чтения. Это другое искусство, по-своему подающее классику и современную литературу, в большей степени формирующее конкретные представления, дающее готовые решения. А чтение книг в большей степени развивает воображение, значение которого в умственном и психологическом развитии детей трудно переоценить.

Снижение уровня читательской культуры – проблема, которая требует комплексного, междисциплинарного подхода, и решать ее следует в семье, начальной школе. Чтение следует рассматривать как фактор развития интеллекта, творческих способностей, расширения кругозора, формирования мировоззрения человека, оно является важнейшим условием, обеспечивающим психосоматическое здоровье и духовно-нравственное становление школьников. Важное воспитательное значение имеет творчество Владислава Крапивина. Оно способно сделать для современных детей и подростков притягательными ценности товарищества, открытости к людям, готовности встать на защиту добра и справедливости. 

Цель: выявить, в чем актуальность и ценность произведений В. П. Крапивина для современного читателя.

Задачи:

  • прочитать произведения В. П. Крапивина «Семь фунтов брамсельного ветра», «Полосатый жираф Алик», «Лужайка, где пляшут скворечники»;

  • познакомиться с критическими статьями по творчеству В. П. Крапивина;

  • отобрать и систематизировать материал;

  • проанализировать отдельные эпизоды текста;

  • создать фильм по творчеству В. П. Крапивина (подобрать цитаты для фильма, музыку и изображения, смонтировать фильм в программе Windows Movie Maker)

Данная работа может быть использована на внеклассных мероприятиях, на уроках литературы, на родительских собраниях, посвященных проблеме воспитания детей.

Основная часть

Глава 1. Биография В. П. Крапивина и особенности его творчества

«…Все начинается с детства: первые паруса, первые стихи и первые неудачи, первая любовь и первый смелый поступок. Детство - это как сказка, которую можно каждый раз рассказывать по-разному. Главное в нем все равно остается: радость открытия мира, радость ребячьей дружбы и ощущение свежести и синевы...»

Понятие "детский писатель" и имя Владислава Крапивина живут в нашем сознании в столь тесной связи, что стоит возникнуть одному из них, как тут же возникает и второе.

Отвечая на вопрос о том, почему он выбрал основным занятием в жизни именно детскую литературу, Крапивин неизменно отвечает: «Дети обычно скорее хотят стать взрослыми, а мне наоборот, хотелось, чтобы подольше было детство... Не хватало собственного детства из-за войны, наверное, поэтому и стал писать о ребятах и для ребят», и добавляет: «Мне всегда двенадцать лет».

В современном мире проблема необычного детства во враждебном ему мире пока не осознана взрослыми, не освоена нашей культурой — живописью, литературой, кинематографом. Пока только писатели-фантасты находятся на подступах к ее осмыслению.

В нашем мире нелегко быть ребенком. Несправедливость мира ломает судьбы людей на взлете — в период детства. Детство требует защиты, чтобы нежный росток смог превратиться в могучее дерево, его необходимо уберечь от жестоких рук. В книгах Владислава Крапивина есть люди, которые сделали защиту необычного детства и детства вообще делом своей жизни. В буквальном смысле этого слова, ибо иногда им приходится отдавать жизнь, чтобы охранить, чтобы спасти ребенка. Их называют Командорами. «С давних пор были на свете люди, которые посвящали себя одной цели: сохранить для будущего мальчиков и девочек, которым природа подарила особые свойства. Тех, кто как бы разламывал рамки привычной жизни и науки. Это были дети, которые надолго опередили свой век, и защитить их было нелегко. И не всегда удавалось. Ведь в тех, кто читает мысли других людей, зажигает взглядом огонь, чует рядом с собой другие миры или умеет за миг перенести себя на сотню верст, многие видели колдунов и врагов человечества... Да и потом, когда стыдно стало верить в колдунов и отыскивать где попало врагов, люди смотрели на непонятное с подозрением...»

По словам Крапивина, он всю жизнь был писателем одной темы: «Это - положение детей в нынешнем неспокойном, жестоком, неприспособленном для нормального детства мире. Это ответственность (а чаще безответственность) взрослых за детей. Это - право ребенка на свою жизнь, в которой есть дом, семья, друзья, радости, безопасность, - право, которое, увы, далеко не всегда осуществляется».

Но Крапивин никогда не был «просто» детским писателем, как не бывает «просто взрослых». Ему всегда дорог был особый тип мальчишки-рыцаря, юного интеллигента, даже мистика, из каких бы слоёв общества тот ни происходил и в каких бы временах ни жил. Внимательный читатель заметит, что повести Крапивина не только учат подростков нелегкому искусству взросления. В его повестях стремительно поселяется тревога.

Глава 2. Крапивинский герой и особенности его мира

Крапивинские герои восстают против привычного зла, ищут правды – своей правды, а не какой-нибудь «взрослой».

Не сразу понимаешь, что заметная часть обаяния Детства в книгах Крапивина заключается именно в сочетании хрупкости и необыкновенной стойкости. Крапивинские герои иногда роняют слезы, ведь они дети. Но они задают такие философские вопросы, на которые порой взрослые не только не способны ответить, а не способны даже задуматься о некоторых перипетиях жизни.

«Если в этот мир попадают только дети, то куда деваются взрослые? Почему нельзя сделать так, чтоб следом за нами прилетали те, кто нас любит?

«Обратной дороги нет»… А путь вперед – есть? Мы здесь – зачем? По каким законам Вселенной? Или не по законам, а просто так?

Я не хочу! Лучше уж Абсолютное Ничто! В нем не помнишь, не чувствуешь, в нем тебя просто нет. Ничего нет. И Серой печали…

Меня вдруг затошнило. Сильно. Я быстро сел, нагнулся, непереваренные пельмени ушли в мировое пространство.

Я заплакал.

Я всхлипывал, размазывал по лицу сырость и тихонько скулил. Как в детсадовские времена, когда тебя накажут и ты сидишь в пустой комнате, пускаешь слезы и надеешься, что кто-нибудь придет и пожалеет…

Кто?..

Бесшумно спланировал из пустоты Голован. Уселся рядом. Чуть не вывернул меня из гамака, но тут же уравновесил тяжесть.

Я сердито отвернулся – звезды, конечно же, блестели на моих сырых щеках.

- Да не прячься, - тихо сказал Голован. – Чего такого… Думаешь, ты один плачешь по ночам?

- А кто еще? – буркнул я. – Веранда, что ли?

- Все. Когда одни…»

Сегодня еще нередки утверждения, что в современной детской литературе отсутствует героический характер, что сегодняшние мальчишки и девчонки слишком обыкновенны. Всем своим творчеством Владислав Крапивин опровергает подобные суждения. Его главный герой — подросток положительный, смелый, отважный, почти лишенный каких-либо недостатков. Крапивинский герой появляется перед читателем как личность в основном определившаяся. В его характере необычайно развиты чувства собственного достоинства, справедливости, ответственности, душевная открытость, доброта, честность. Все это воспитано семьей.

Вот уже много лет писатель талантливо и небезуспешно борется против черствости и бытовой жестокости мира взрослых. Самая трудная борьба, которую ведут герои Крапивина, — не поединки со сверстниками. Наиболее сложны для них ситуации, когда выступать приходится против взрослых: учителей, родственников, соседей. Такое столкновение носит принципиальный характер. Как правило, это борьба с обывательским миросозерцанием. И читатели крапивинских произведений видят, как трудно героям доказывать свою правоту. По существу, взрослые обладают неограниченной властью над ребенком и далеко не всегда разумно пользуются ею. Так в романе «Семь фунтов брамсельного ветра» ребята, занимающиеся во Дворце молодежи, отстаивали свои права на него плакатами: «Генерал, воюйте с террористами, а не с детьми!», «Все лучшее – детям, да?». В романе «Лужайка, где пляшут скворечники» жители Безлюдных пространств отстаивали свою территорию: «Он возвратился на Пустыри и первым делом пошел к Егорычу. Тот уже все знал. Потому что у него сидел Володя. Здесь же притулились по углам несколько пацанов: Андрюшка-мастер, очкастый Костик, белобрысый Валерчик. И, конечно, Кей с Лелькой.

Артем сумрачно изложил беседу с Ю.Ю.

- Ничего у них не выйдет, - вдруг подал голос тихий Валерчик. – У бульдозеров на Пустырях заглохнут моторы.

- Боюсь, что не заглохнут, - отозвался Володя. – Машины мощные. Да и вообще «против лома нет приема».

- Задержать бы их до того дня хотя бы, когда приблизится Город, - тихо сказал Кей. – Зонтик говорит, что никто уже тогда не сунется.

- Мифы Безлюдных пространств, - вздохнул Володя».

Романтика - в крови крапивинских героев, которые умеют мечтать, ощущая зов дальних дорог и островов. В своих произведениях Крапивин создал легко узнаваемый образ подростка: его мальчишки – «мятежники, повстанцы, защитники, воины, романтики». Они отличаются нравственной чистотой, справедливостью, обостренным чувством собственного достоинства. Не менее важно, что они энергичны в утверждении своего взгляда на мир, жизненной позиции, способны на поступок, мужественны и последовательны. Может быть, поэтому герои Крапивина часто «лезут в разные истории», чтобы защитить свою честь и спасти кого-то от «молний»:

- Духотища такая. Искупаться бы…

- В купалке, наверное, вожатые бултыхаются. Сразу нас выловят.

- А давай на Запретку…

- С ума сошла, - искренне сказал Тем. И тут же перепугался: Нитка его запрезирает.

Но она зашептала очень убедительно:

- Тем, я ничуточки не сошла. Там же сейчас точно никого нет. Сторожей там и днем-то не бывает, а сейчас тем более. И купальщиков – тоже. Кто туда сунется в такое время?

Герои Крапивина - дети разных возрастов, но их объединяет сходство взглядов на жизнь и окружающий мир. Почти во всех произведениях писателя старшие дружат с младшими и опекают их. Герой-подросток оказывается тем старшим другом, которому дано облегчить младшим болезненность и трудность взросления. По сути дела, мир крапивинского детства - мир без взрослых: их присутствие на страницах произведений, участие в действии предельно ограничено и носит часто негативный по отношению к детям характер. Подростки же оказываются мудрыми наставниками и друзьями, которые помнят еще свою беспомощность перед лицом зла и несправедливости и всегда готовы прийти на помощь. Нередко взрослые сами опошляют чистый и хрупкий мир детей:

- Они просто купаются, не в таком виде, как вы…



- А в каком виде?

- Ты сама знаешь!

- А ни в каком не «в виде», - тем же тоном сообщила Нитка. – «В виде», это когда люди друг друга видят. А мы даже ни разу не взглянули друг на дружку, когда в воду шли и обратно… Тем, скажи!

Взрослые сомневаются в искренности, честности детей. Они забыли, что мир ребенка – это вера в сказку, в чудо, вера в чистое и непорочное:

- Вы что ли, правда ни разу не взглянули там друг на друга?

- Да конечно же! – Тём вскинул лицо, по нему сразу ударили капли. Тём опять нагнул голову. Бесполезно объяснять. Как тут скажешь? «Мы же обещали друг другу… Иначе поломалась бы сказка… Тогда бы мы перестали быть теми, кто есть – Ниткой и Темом, у которых тайна…»

Демьян несколько долгих секунд шагал молча. Потом вздохнул:

- Ну, значит, я прав. Я Климовне так и говорил: «Ничего у них не было, просто игра в пионерскую любовь»…

Часто крапивинские герои вынуждены вести самостоятельную жизнь, будучи детьми. Так Нитка из романа «Лужайки, где пляшут скворечники» после смерти мамы воспитывала своего маленького брата сама:

- Анита – испанское имя. Моя мама была на четверть испанка. По своему дедушке.

«Была… - отдалось в Теме. – Была?!»

Нет, не отдалось. Это он сказал. Шепотом. И сразу испугался.

Нитка отозвалась тихо и просто:

- Ну да. Мама умерла в позапрошлом году. От сердца.

- Нитка… ты меня прости.

- Господи, да чего ты такого сказал? Спросил только…

Владислав Крапивин показывает, что современные дети живут в сложном, противоречивом мире. Нелегко подростку принять правильное решение, но еще труднее отстоять его, доказать свою правоту. Ощущение достоверности происходящего и его значительности усиливается оттого, что автор не скрывает ни от героев, ни от читателей жестокой правды жизни: у его мальчишек часто происходят конфликты с окружающими, нередко они вступают в стычки с хулиганами, даже бандитами. Жесткость авторской позиции предельна - иногда его герои погибают:

- Господи… Тем…

- Что? – сразу ахнуло в нем темное эхо беды.

- Ты же… ну да. Откуда ты мог про тот ужас знать…

- Нитка, что?!

Она заплакала сразу, взахлеб, с крупной дрожью. Прижалась опять.

- Нету Кея…

Вообще же вопрос об обратимости смерти, о возможности существования по ту сторону Стикса, очень часто возникает в поздних произведениях писателя. Особенно выделяется в этом плане мрачная повесть «Полосатый жираф Алик». Действие повести происходит большей частью на Астероидах, а ведь Астероиды – это место, куда дети попадают после смерти, своеобразный детский рай. И герои «Алика…» умудряются вернуться на Землю, но некоторым позже приходится умереть во второй раз... В романе «Лужайка, где пляшут скворечники» мальчик Кей после смерти попал в Безлюдные пространства и остался там.

Автор дает своим героям еще один шанс на жизнь. После смерти он переселяет их в другой мир, в котором они будут в безопасности, в мир, где царит добро и понимание – в Безлюдные пространства.

Безлюдные пространства – это не пространства, в которых нет людей. Это просто места, уставшие от человеческой злобы, от ненависти, переполнившей все вокруг. Ведь «...пространства в разных измерениях должны отдыхать от людей. Тем более, что люди постоянно делают глупости: воюют, природу портят. Второй раз пустынные пространства вредных людей на себя не пустят. ... Потому что каждое Безлюдное пространство сделалось живым. Люди ушли, а оно как бы сохранило человеческую душу...» – так объясняет

происхождение Пространств ученый, которого все зовут Стариком. Это параллельные миры, которые пытаются соответствовать основному значению слова «мир». Ведь «мир» - это, прежде всего, отсутствие войны. Наверное, именно поэтому эти пространства расположены, как правило, на территории заросших травой полуразрушенных военных объектов. Но это только первый слой, своеобразный предбанник, через который можно попасть в действительно странные миры. Там перепутались время и расстояние, сон и явь, сказка и реальность.

«Есть основание считать, что история Безлюдных пространств уходит корнями в глубокую древность, во времена библейских пустынь. А может быть, еще дальше – к неизведанным красным пескам Марса, которые в незапамятные времена неведомым способом соединились с песками Земли (так говорит одна туманная легенда). При некоторых размышлениях можно сделать вывод, что Пространства возникали там, где в какой-то момент цивилизация начинала уставать от собственных противоречий и жестокостей. Впрочем, это лишь одна из догадок».

Безлюдные пространства автор называет Пустырями: «Жизнь сделалась похожей на хороший сон. Было на пустырях столько замечательного, столько загадочного. И столько мест для всяких игр…»

Безлюдные пространства выросли из Кристалла. Наверное, потому, что миры Кристалла оказались населены теми же людьми. И потому, что проблемы и заботы у персонажей миров Кристалла оказались теми же, что и у нас, живущих в России. И результат может быть только тот же.

Со второй половины 80-ых гг. начинают одно за другим появляться аллегорические сказки писателя и произведения, составившие основу цикла о Великом Кристалле. Мир Великого Кристалла - это множественность живых миров, переходящих друг в друга или соприкасающихся, существующих в едином «вертикальном времени». Населен он, в основном, детьми (взрослых в нем мало, они редко имеют «решающий» голос, а героями становятся лишь при условии сохранения детства в своей душе). В основе сюжета каждого из произведений цикла - судьба одного или нескольких мальчишек - Пограничников, которые наделены способностью проникать в иные миры.

Слагаемые системы мироздания Великого Кристалла стали появляться в произведениях Крапивина раньше, чем возник замысел цикла. Да и после формального завершения цикла появляются произведения, фактически апеллирующие к мифосемантической системе Великого Кристалла. Тогда же появляется в творчестве Крапивина тема параллельных миров, многовариантности их развития, условий и возможности их сближения, даже соединения.

Нельзя не обратить внимание на усложнение картины мира, происшедшее в последние десятилетия в творчестве Крапивина: сохранив верность ведущим принципам конечной победы добра, справедливости, писатель тем не менее отчетливо сознает силу и жизнеспособность зла, в его произведениях есть и боль, и разочарование, и смерть.

«А где наше настоящее Солнце, где Земля, мы понятия не имели. Скорее всего, мы были в какой-то другой галактике. Или даже в ином пространстве Великого Кристалла…»

В последние годы все большее распространение получает в детской литературе такая ее разновидность, как «фэнтези» – литературная сказка, допускающая гораздо большую, чем научная фантастика свободу в обосновании исходной сюжетной ситуации. В русле «фэнтези» развивается и творчество Владислава Крапивина.

О причинах своего обращения к фантастике Крапивин говорит так: «Наверное, для того, чтобы проверить на прочность, на гражданственность моих «реальных» героев. Фантастика позволяет создать обостренные конфликты, ситуации, когда борьба идет не на жизнь, а на смерть - то есть ситуации в сегодняшней реальной жизни для моих мальчишек редкие, почти невозможные, хотя вполне реальные для мальчишек военных лет, например. Но мне-то важны сегодняшние мальчишки! Вот и сталкиваю их с необычными обстоятельствами. Таким образом, фантастика для меня - это создание экстремальных ситуаций, обстоятельств, в которых действуют сегодняшние реальные мальчишки!»

Вообще же главными героями крапивинской прозы, несмотря на фантастический ли, исторический ли, бытовой ли антураж, остаются люди. Чаще дети, реже взрослые. И хотя мы считаем цикл о Безлюдных пространствах циклом фантастическим – не это главное. В одном из интервью Владислав Крапивин сказал: «Я никогда не старался писать фантастику ради фантастики. У меня фантастика получалась тогда, когда моим героям становилось тесно в трехмерном, обыденном пространстве. Я придумывал всякие другие миры и планеты, чтобы расширить сцену действия для героев. Чтобы они могли реализовать себя более ярко и полно, чем в рамках нынешней жизни...»

Если задуматься, то понимаешь, что все книги Крапивина об одном, о настоящей дружбе. Не важно, сказка это или фантастика, все они о дружбе и друзьях. О настоящих, которые не предадут, придут в трудную минуту на помощь, преодолеют любые преграды, даже самые непреодолимые.

Друзей у нас много, но таких, как в книгах Крапивина нет, как это ни печально. Вряд ли, если бы мы уезжали навсегда в другой город, кто-то бросился вдогонку за поездом, нарушая

все правила и зная, что ему за это очень влетит, стал бы нас приковывать цепью, чтобы взрослые не смогли увезти. Да и мы сами на такое не способны.

Глава 3. Художественное своеобразие произведений В. П. Крапивина


Дети в произведениях Крапивина искренние, добрые, отзывчивые. Они в любой момент готовы прийти друг другу на помощь, рискуя своим здоровьем, а порой и жизнью. В крапивинских произведениях всегда есть группы друзей (что-то вроде братства), у которых есть свои символы, связывающие дружбу. Символ, который тонкими невидимыми нитями связывает всех членов «братства», объединяет их, является для них чем-то большим, чем

просто общая вещь, становится для них оберегом дружбы.

Так в произведении «Полосатый жираф Алик» у детей, попавших в иной мир на астероиды, был «невыдуманный» (как все на астероидах) жираф. «…Жители астероидов могли придумать любые игрушки. Говорящих роботов, веселых бородатых гномов, конструкторы с хитроумными деталями, ковбоев со старинными револьверами, ласковых плюшевых котов и мишек, шахматы с шагающими фигурами, механических лошадей в натуральную величину, которых можно запрягать в золоченые кареты… Ну, короче говоря, все, что угодно. Живые существа не получались, а игрушки – сколько хотите! И они не исчезали, это ведь не стебельки и листики… Но вот беда – развлечения с такими игрушками быстро надоедали. А потрепанный жирафчик Алик, неумело заштопанный Коптилкой, не надоедал. Он был настоящим. Он был оттуда».

Жираф Алик был для ребят не просто игрушкой «оттуда», он был членом братства: «Пока мы строили клипер, Алик все время был с нами. Смотрел на корабль синими глазами-пуговками. А мы то и дело поглядывали на Алика. Посмотришь на него, и появляется… надежда какая-то, что ли…»

В произведении «Семь фунтов брамсельного ветра» Женька раздавала всем членам братства по монете из своей коллекции, полученной в подарок:

- Он именинник, - торопливо сказала я, чтобы речь не зашла о костюме.

- Да? Я и не знала! Надо было что-то подарить… Ой, он сказал мне, что у тебя есть подарок для меня. Правда?

- В общем-то… да. Раздаю коллекцию. Всем друзьям по монетке. Выбирай…

- Какая прелесть! Это будут как талисманы тайного корабельного братства, да?

- Ну… можно считать, что так.

Неизменные атрибуты Крапивина, выросшие до уровня символа, - барабаны, паруса, шпаги: «В давние времена летний лагерь «Приозерный» назывался пионерским, и были здесь трубы и барабаны, маршировки с бодрыми песнями, утренние построения отрядов с выносом знамени и подъемом мачтового флага».

Изображение этих символов связано с некоторыми фактами из биографии В. Крапивина. В 1961 году Владиславом Крапивиным по собственной инициативе был создан детский отряд «Каравелла». Профилем отряда были журналистика, морское дело и фехтование. Отряд существует до настоящего времени, ранее имел статус пионерской дружины, пресс-центра и парусной флотилии журнала «Пионер». Владислав Петрович руководил отрядом более тридцати лет.

Наиболее часто, конечно, автор обращается к морскому делу. В романе «Семь фунтов брамсельного ветра» он использует некоторые знания из этого ремесла, термины и интересные факты, приводит в пример произведения других писателей, обращавшихся к этой теме: «Теперь галиоты никто уже не строит. Поэтому, когда снимали «Алые паруса», греевский «Секрет» изображала баркентина «Альфа». Неизвестно, куда потом девали весь этот шелковый парусный комплект. А баркентину, говорят, растащили на дрова, когда состарилась. Жаль, верно?»

Все произведения В. Крапивина написаны простым языком, понятным каждому. Его речь проста, но в то же время необычна, интересна, насыщенна. Она не изобилует художественными приемами, но она настолько гармонична и певуча, что проникает в самое сердце читателя.

Предложения у Крапивина небольшие, лаконичные, в них меньше описания и больше действий. При построении предложений Крапивин использует парцелляцию, тем самым акцентируя внимание на отдельных словах и фразах и придавая речи ясность и четкость: «В начале сентября к ребятам прислали студентку. На практику. Она должна была вести уроки как взаправдашняя учительница. И повела. На последнем уроке, на чтении, она сообщила, что «сейчас будем развивать фантазию», и велела всем ученикам придумать сказку: один начинает, другой продолжает и так далее. У Миньки ничего не получилось. Он встал, хлопал белыми ресницами и молчал. Смотрел за окошко, где на сухом клене два воробья дрались с облезлой вороной».

Часто в речи Крапивина встречаются и безличные предложения:

«Вскоре оказалось, что фантазии у него и правда маловато. Не могу сперва ничего для себя придумать. Ну и что? Это уж у кого какие способности».

В произведениях встречается множество риторических вопросов, которые автор задает не только себе, но и читателю, подталкивая его на размышления о философских вопросах, являющихся основой жизни: «Сморщился, будто заплакать хотел. Не заплакал, только губу прикусил. А в глазах отчаянный вопрос: «Что случилось? Где я?»; «Конечно, я не сразу освоился на астероидах. И не верилось, и казалось, что это сон; и вся душа была еще там. «Ох, что же с мамой-то? Она же с ума сойдет… А как тетя Соня? Уцелела? А в автобусе никого не зацепило? А…»; «Но все-таки, почему так? Почему пусто кругом? Везде-везде-везде…» С помощью восклицательных предложений автор передает эмоциональность, свойственную детям:

«Я велел катапульте закрутить свою пружину из синтетических жил и сказал:

- Пуск!

-…А-а-а! Бандиты! Сопляки паршивые! Что я вам сделал, негодяи?!

Слышно было, как Рыкко лупит по спине и пузу лапами и хвостом. Лупи, лупи, всех моих ос быстро не перебьешь!..

Наконец он их все же перебил. И снова:

- За что?! Шпана!.. Я же вас не трогал, спал себе спокойно! Живодеры!

- Если мы живодеры, то ты… драная живность! – громко ответил я».

На размышления в крапивинских произведениях наталкивают и часто встречающиеся многоточия:

«Миллиарды звезд, миллиарды планет, и ни одной живой… Куда ни прилетишь – не то что человека, даже букашки никакой, даже травинки. Камень, камень… Да еще эти оранжевые межпланетные комары… Но они, по-моему, мертвые…»

- Потому что мы и они в разных измерениях. Мы ушли с нашей планеты, оставили там свои тела. И теперь… ну, как бы прозрачны для землян… и вообще для всех живущих. А они – для нас. Мы в разных мирах…

Для выражения чувств, ощущений, душевных состояний и других реакций автор использует междометия:

- А-а-а! О-о-о! – Это каким-то образом оказалась подо мной механическая пчела, из тех, что не попали в шар. – Ой-ёй-ёй! – Так я вопил, пока не догадался сделать укушенное место бесчувственным.

Когда описать жестокость мира уже невозможно, Крапивин использует нецензурную брань:

- С-сука, - сказал в эту дверь Артем. И вдруг изо всех сил разозлился на Нитку. Похоже, у нее что-то случилось, но предупредить-то могла! Хотя бы звякнула перед отъездом.

В речи подростков присутствуют просторечия и жаргонизмы:

- Нитка, а ты бывала на Запретке раньше? – «Вот дубина! Иначе откуда бы она так хорошо знала этот путь?»

- Конечно! И с девчонками, и одна… Я там знаю одно тайное местечко, в котором даже днем человека трудно заметить… Тем, я туда в тихий час бегала. А сейчас одна бы ни за что на свете…»

Искренность, доброту и наивность детей Крапивин показывает, включая в произведения стихи, сочиненные его героями:

Стих

Ёлки-палки, лес густой.

Путь по лесу непростой.

Там колючие шипы

Всех хватают за штаны.
Но за лесом тем, я знаю,

Сто волшебнистых лужаек.

Солнце светит с высоты

На цветущие цветы.
Там избушки Бабов Яг

Стопом пляшут краковяк.

Здравствуй, месяц и луна,

Здравствуй, странная страна.

Крапивин уже не раз прибегал к принципу построения литературного произведения по типу «роман в романе». В «Лужайках, где пляшут скворечники» пересекаются исторические (или якобы исторические) и современные события, красивая сказка сочетается с суровой прозой жизни, героями разных частей стали ребенок и взрослый – все это подчеркивает «объединяющую» сущность романа.

Основным отличием В.Крапивина от всех писателей, в той или иной мере близких ему, является, пожалуй, его гриновский романтизм, с одной стороны, и макаренковский педагогизм (педагогическая деятельность в произведениях А. С. Макаренко) с другой, хотя в целом он идет в русле гайдаровских традиций, как и другие. Надо здесь подчеркнуть, что именно макаренковский педагогизм повествования и выводит творчество В.Крапивина за пределы собственно детской литературы.
Заключение

Творчество В. П. Крапивина в течение более чем тридцати лет привлекает к себе большое внимание. Возрастают тиражи его произведений. Но несмотря на это, Владислав Крапивин остается одним из самых парадоксальных авторов современной детской и юношеской литературы.

При всей своей колоссальной известности он на удивление мало исследован серьезной критикой. Обстоятельно проанализирована его ранняя «реальная» проза, в особенности, характеры центральных героев. Отмечено четкое понимание автором особенностей подростковой психологии, подкрепленное личным педагогическим опытом, что открывает для произведений В. Крапивина богатейшие возможности по использованию в школе: Владислав Крапивин — один из создателей «педагогической» прозы, не «поучающей», но «воспитывающей», то есть оказывающей положительное влияние на становление характера и формирование психологических мотиваций подрастающего читателя.

Кроме того, Крапивин — интереснейший писатель-фантаст, художественный мир которого все еще остается мало исследованным. Анализируя его произведения, можно каждый раз открывать что-то новое и интересное. Изучая и оценивая его творчество, я задумалась о многих проблемах, затрагивающих не только детский мир, но и мир взрослый. Творчество Крапивина наталкивает на философские рассуждения и призывает делать мир ярче, добрее, призывает любить окружающих. Проделанная работа дала мне пищу для размышлений и практические навыки (анализ художественного произведения).

Список используемой литературы


  1. Крапивин В. П. Семь фунтов Брамсельного ветра // Путеводная звезда. Школьное чтение. – М., 2003. – 80с.

  2. В. П. Крапивин Полосатый жираф Алик. - М.: Эксмо, 2008. – 560с.

  3. В. П. Крапивин Лужайка, где пляшут скворечники. - М.: Эксмо, 2008. – 560с.

  4. Т. А. Калганова Проблема чтения в современном обществе и пути её решения // Лвш №12. – М., 2009. – 48с.

  5. Материалы сайта http://www.rusf.ru



Похожие:

Дети Безлюдных пространств iconЛюбите ли Вы кино, как любят его Ваши дети?
Ваши дети? Видели ли Ваши дети фильмы, которые Вы смотрели в детстве? Всегда ли Ваши дети разделяют Ваши чувства при просмотре этих...
Дети Безлюдных пространств iconУзнают ли дети на картинках осень, различают ли сезоны года?
Организовать игру «Времена года». Воспитатель читает стихотворения, дети должны показать картинку с изображением того сезона, о котором...
Дети Безлюдных пространств iconСтатья  посвящена  изучению  современных  тенденций  глобализации,  слож
...
Дети Безлюдных пространств iconСочинение «Дети есть дети, и все с изюминкой»
Основная роль в воспитательном процессе принадлежит уникальному человеку – классному руководителю
Дети Безлюдных пространств icon«Сказка в подарок» 8 марта
Дети садятся на стульчики. Дети, которые участвуют в сказке, одевают костюмы и занимают свои места
Дети Безлюдных пространств iconРоль цветовых концепций в создании графического обеспечения малых музейных и выставочных пространств
Дипломная работа Кочетовой Елизаветы Дмитриевны выполнена в соответствии с дипломным заданием, в срок и в полном объеме. Практическая...
Дети Безлюдных пространств iconПринципы формирования навигационных систем в экстерьерной зоне культурно-образовательных пространств
Дипломная работа Веселовой Марины Александровны выполнена в соответствии с дипломным заданием, в срок и в полном объеме. Практическая...
Дети Безлюдных пространств iconРоль цветовых концепций в создании графического обеспечения малых музейных и выставочных пространств
Дипломная работа Кочетовой Елизаветы Дмитриевны выполнена в соответствии с дипломным заданием, в срок и в полном объеме. Практическая...
Дети Безлюдных пространств iconИ достоинством исполнять свой профес- сиональный долг. Выражаем вам сердеч- номера: 
Это дети с ограниченными  праздник возможностями, дети-сироты и ребята, находящиеся 
Дети Безлюдных пространств iconИграем вместе викторина дл детей и родителей
Участники игры дети и родители делятся на две команды так, чтобы в каждой команде были и дети, и взрослые
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница