Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948)




НазваниеСмолин Михаил Петрович (20 ноября 1948)
страница3/5
Дата конвертации06.12.2012
Размер0.78 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5

Юрий Харламов




Юрий Харламов учился во ВГИКе у Алексея Яковлевича Каплера, долго работал на Таджикской киностудии. Сценарист более 30 документальных, мультипликационных и художественных фильмов. Пишет пьесы, поэмы и сказки для взрослых и детей, за которые был награжден премией имени Петра Ершова. С 1991 года живет в селе Генеральском Ростовской области. Автор произведений: «Сказки бабы Груши», « Декамерон», « Высотка», «Литературный Дон», «Мальчик из зернышка», «Новый календарь» и др. Харламов говорил, чтобы писать сказки нужно быть счастливым человеком или хотя бы чувствовать себя таким.

В Ишиме стоит скульптура Параши Луполовой, выполненная Вячеславом Клыковым. Когда она была маленькая, ее отца - отставного офицера - царь сослал за какие-то провинности в Ишим. И вот, достигнув 17 лет, девушка пешком, с котомкой, посохом и иконой Казанской Божьей Матери отправилась в Петербург, чтобы вымолить ему прощение, после чего ушла в монастырь. Ю.Харламов написал о ней сказку «Девочка и царь».

ДЕВОЧКА И ЦАРЬ

Давно-давно в небольшом сибирском городке Ишиме жила маленькая девочка по имени Паша. Когда она немного подросла, то узнала, что её отца за какую-то провинность сослали сюда, а они с мамой приехали вместе с ним по своей воле, чтобы папа тут не пропал один.

- Что ж ты такое натворил? - стала допытываться у него Паша.

Он долго отмалчивался да отнекивался, но маленькая упрямая Паша не отставала от него, пока он, наконец, не сдался.

- Однажды, когда мимо проезжал царь в карете, я не снял «ляпу, - признался он.

- Разве это преступление? - удивилась Паша.

- Дело в том, - продолжал папа, - что когда меня всё-таки вы­нудили снять шляпу, из неё вылетел чижик.

Тут Паша не выдержала и захлопала в ладоши:

- Ах, как это забавно! Как это весело и смешно, если бы все подданные сняли перед царём шляпы, котелки и цилиндры, а из них вылетели чижи, стрижи и ласточки!

Папа виновато опустил голову.

  • На моё несчастье, - сказал он, - чижик, пролетая мимо царя, свистнул, и царь страшно испугался, решив, что это покушение, и возле его уха просвистела пуля.

  • Так пусть бы чижика и наказали,- вполне резонно заметила Паша. - Чтоб не свистел где не надо.

- Но чижик-то мой, и я должен отвечать за его поведение.

  • А почему он вдруг оказался у тебя в шляпе? - продолжала недоумевать Паша. - Не сам же он туда залетел?

  • Я купил его тебе в подарок на Рождество, - объяснил папа, - но в тот день было очень холодно, и я, чтобы он не замёрз, пока донесу его до дома, достал его из клетки и посадил в шляпу, а шляпу надел на голову.

Тут в разговор вмешалась мама.

- Чижика пожалел, - вздохнула она, - а теперь мы сами замер­заем здесь, как чижики.

Она укутала папины ноги тёплым шерстяным платком, а сама, надев овчинный тулуп и валенки, пошла с вёдрами к обледенев­шему колодцу.

Мама держалась молодцом. Паша вообще не чувствовала, что она в ссылке - ей нравился и сам городок, занесённый снегом по самые резные окошки, и её новые друзья, с которыми она зимой каталась на санках, а летом купалась в речке и собирала грибы в лесу. А вот папе сибирский климат был явно не на пользу. Послед­нее время он всё чаще кашлял, на улице прятал нос в воротник, а спал с кошуркой Муркой в ногах, заменявшей ему грелку.

После этого разговора Паша стала часто о чём-то задумы­ваться, а когда наступила весна, сказала однажды за утренним чаем с любимыми папиными сухариками:

- Папенька и маменька, послушайте, что я придумала. Я ре­шила идти пешком к царю-батюшке и вымолить у него прощение папы, и чтобы нам разрешили вернуться в наш родной город.

Папа с мамой сначала расплакались, вспомнив родные края, то утешились тем, что у них растёт такая добрая заботливая дочь. Что же касается её пешего похода к царю-батюшке за три с по­ловиной тысячи вёрст, то, конечно же, они не приняли его всерьёз. Дети часто скажут что-нибудь и тут же забудут.

На всякий случай мама всё же попугала Пашу медведями - в тай­ге их видимо-невидимо! - и рассказала на ночь сказку про девочку, которая пошла в лес, заблудилась и нечаянно забрела в медвежий домик:

  • ...Поела она, попила и улеглась спать. А тут вернулись мед­веди: «Кто сидел на моём стуле? Кто ел из моей миски? Кто пил из моей чашки?» Пришлось девочке бежать от них без оглядки. Хорошо ещё - не догнали.

  • Ладно, - сказала Паша, уже засыпая. - Обещаю не брать пример с этой девочки...

Как только мама, перекрестив её, ушла, Паша открыла глазки и вылезла из-под одеяла, потому что она вовсе не спала, а только притворялась, и стала собираться в путь. Она погладила платье и бант - не могла же она явиться в царский дворец непричёсанной и наглаженной. Застелила постель. После этого сняла висевший в изголовье её кровати образок Божьей Матери - заступницы и по­кровительницы во всех добрых делах. Вместо посошка взяла пру­тик, которым гоняла гусей на речку и, соблюдая обычай, присела «а дорожку на край кровати.

Паша ни разу в жизни не ослушалась родителей и не соврала шт. Поэтому такой поступок, как самовольный уход из дома, был для неё, конечно же, непростым решением. Она не помнила, как шла по скрипучим половицам, как открывала дверь, а потом и ка­литку. Опомнилась лишь, когда оказалась уже в глубоком лесу.

Паша была очень впечатлительным ребёнком, и когда перед нею вдруг выросла, как из-под земли, избушка посреди землянич­ной поляны, ей тут же вспомнилась мамина сказочка про девочку и медведей, и она долго не решалась войти в избушку. «Скорее всего, в ней живут охотники или сборщики кедровых орешков», - убеждала она себя. Ну, а вдруг и правда медведи? Когда, нако­нец, преодолев страх, она постучалась и тихонько открыла дверь, - мама родная! - такого беспорядка она в жизни не видела! Само­вар не чищен, пол не метён, постели - клубком. Паша смертельно устала и хотела есть, но в доме не нашлось даже сухой корочки, а прилечь отдохнуть среди такого бедлама она ну никак не мог­ла. Схватив тяжеленные деревянные вёдра, она сбегала к речке и принесла студёной водицы. Перемыла всю посуду, выскоблила пол, перетряхнула и застелила постели, а потом и сама умылась и, свернувшись калачиком, улеглась на одной из кроватей.

Долго ли она спала или только вздремнула, как вдруг раз­жался рёв, шум, топот, грохот, избушка заходила ходуном, и в неё ввалились, - так и есть! - сразу четыре медведя: два взрослых и два медвежонка.

Паша мигом скатилась с кровати и юркнула под стол в надеж­де, что непрошеные гости, не найдя в доме ничего съестного, убе­рутся восвояси. Но по тому, как они себя вели, она вскоре поняла, что это вовсе не гости, а, наоборот, хозяева этой избушки, которые вернулись с ярмарки. Они побросали на пол набитые чем-то меш­ки и кульки, швырнули в угол балалайку с гармошкой и тут только заметили, что в доме что-то не так.

  • Это кто тут без нас хозяйничал?! - заревел басом глава семьи.

  • Это кто посмел перемыть всю мою посуду? Да ещё не разбив при этом ни одной тарелки! - подхватила баритоном его жена-медведица.

  • А кому пришло в голову застелить наши постельки, так уютно перекрученные жгутом!? - дискантом и фальцетом заску­лили их детки - медвежатки.

«Что я натворила! - испугалась Паша. - Сейчас они заглянут под стол - и я пропала!»

Но Михаил Потапыч не стал никуда заглядывать. Он хватил своей лапищей по столешнице и прорычал:

- Этот вредитель далеко уйти не мог. Догоним его и покажем, его в тайге хозяин!

С криками: «Догоним!», «Покажем!» - они, все четверо, толка­ясь в дверях, выбежали из домика и бросились в погоню.

«Кажется, я спасена! - подумала Паша. - Выскочу и спрячусь. А когда они вернутся, пойду дальше. Благодарю Тебя, Матерь Бо­жья!» - поцеловала она висевший у неё на груди образок. От Бо­городицы исходил свет доброты, в глазах Её не было ни тревоги, ни предостережения. Она вроде даже как улыбнулась: мол, эх ты, трусишка, медведь невинное дитя ни за что не тронет! Её спокой­ствие передалось Паше. Страх сразу прошёл. Заглянув в мешки и кульки, она обнаружила там столько сладостей, пряников и бу­бликов, сколько за всю свою жизнь не видела. Она быстро накрыла на стол, разложив на чистеньких тарелочках все эти лакомства, и уселась дожидаться тех, кто гонялся в это время за нею по лесу.

Медведи вернулись злые, как собаки! И что же они видят? Стол накрыт, а за столом сидит незнакомая девочка и вежливо им говорит:

  • Ну, мишутки, я вас заждалась! Вы аппетит, что ли, нагуливали?

  • Ты ещё кто такая и откуда здесь взялась? - взревел глава семейства.

  • Оттуда же, откуда и вы - с ярмарки, - спокойно отвечала Паша. - Мне так понравилось ваше представление, вы так талант­ливо пели и так задорно плясали, что мне захотелось побывать у «ас в гостях.

Мишки удивлённо переглянулись. Впервые в жизни они слы­шали в свой адрес столько хвалебных слов. До этого им было из­вестно о себе только то, что они кому-то наступили на ухо.

- Вот я и забралась незаметно к вам в мешок, когда вы делали покупки, - продолжала на ходу сочинять Паша. - Прошу, конечно, извинить, что я к вам без приглашения, но я ненадолго.

Говоря это, она заваривала чай, разливала его по чашечкам и вежливо подавала всем по старшинству.

  • Ах, как у вас чистенько, всё блестит, - приговаривала она. - Наверное, у вас есть домработница?

  • Сами, всё сами! - разомлел от чая, похвал и вежливого обра­щения глава семьи. - Собственными вот этими лапами! Стараемся, чтоб было не хуже, чем у людей.

Как ни торопилась Паша, но вырваться из гостеприимных объятий мишек раньше следующего дня ей не удалось.

Всё это время медвежата Миша и Маша показывали ей своё искусство кувырканья, лазанья по стволам поваленных деревьев и учили Пашу реветь по-медвежьи, хотя она уверяла их, что это ни­когда ей не пригодится. Паша, в свою очередь, рассказывала им сказки, обучала азбуке и таблице умножения.

Медведица Матрёна Ивановна научила Пашу ловить руками рыбу. А глава семейства Михаил Потапыч, увидав, что обувка у Паши совсем износилась, надрал лыка и сплёл ей лёгонькие удоб­ные лапотки, в которых она и пошагала дальше.

Миша и Маша долго бежали за нею, размазывая по щекам слёзы - так не хотелось им расставаться с нею. Чтобы хоть как-то утешить их, она пообещала при первой же возможности дать весточку о себе. Только после этого медвежата успокоились и вернулись домой.

Идёт Паша, торопится - где оленьими тропинками, где во­все без тропинок. Малые речки по камушкам перебегает, непро­ходимые болота с кочки на кочку перепрыгивает.

Вдруг слышит тоненький, как волосок, ласковый голосок:

- Ой, какая девочка! Ой, какая лапочка! А какие у нее тонень­кие ручки! А какие розовые щёчки!

Оглядывается Паша по сторонам - никого нет. А голосок опять ей в самое ухо:

  • А какое аппетитное ушко! А какая лакомая шейка!

  • Кто ты? Где ты? - спрашивает Паша.

-Да вот же я, на твоём курносом носике. А зовут меня комарик-сударик!

И, сказав это, незнакомец впился своим жгучим, как крапива, жалом-хоботком прямо ей в нос и стал наливаться кровью.

Паша уже занесла руку, чтобы прихлопнуть наглеца, но комарик-сударик мгновенно взлетел и, кружа вокруг неё, воз­мущённо запел:

- Нельз-з-з-з-зя! Нельз-з-з-з-з-зя! Разве ты не знаешь: кто комара убьёт - тот свою кровь прольёт.

И зазвенел ещё звонче, собирая на пир комариный народ:

Не зевайте, есть пожива! Все ко мне летите живо –

Хоботки свои вонзить,

Свежей кровушки попить!

Не успел он допеть свой призывный клич, как со всех сторон слетелась целая туча комарья, облепив Пашу с головы до ног. Как она ни отбивалась от них, они, не переставая, звенели и гудели над нею, немилосердно жаля её, даже сквозь платье. Через пять минут этого кровавого пиршества руки и ноги у Паши распухли и покрылись волдырями, а глаза превратились в щёлочки.

Не утерпела Паша, выломала хорошую берёзовую ветку и ста­ла направо и налево хлестать ею своих мучителей.

  • Зз-з-з-за что? 3-з-з-з-за что? - возмущённо зазвенели и завопили кровопийцы. - Ведь мы такие же Божьи твари, как все, должны же мы чем-то питаться!

  • Такие, да не такие! - отвечала она. - Потому что Господь при сотворении всего живого сказал вам: «А вы, кровопийцы, будьте на­казанием для злых, алчных, завистливых, для паразитов, живущих плодами чужих трудов!» А вы? Что я вам плохого сделала? Иду одна по лесу, не гуляю - по делу иду, к самому царю-батюшке с чело­битной. И как же я ему в таком растерзанном виде на глаза явлюсь? Спросит: «Кто это тебя так?» Что я ему отвечу? Да есть, мол, царь-батюшка, в твоём царстве-государстве такое кровожадное суще­ство - комарик-сударик: летит - поёт, а сядет - кровушку пьёт.

  • Не говори! Не говори! - испуганно зазвенело-запричитало комариное отродье. - Скажи: сама упала, споткнулась и упала... На муравейник! А они тебя искусали.

  • Да мурашики - первые на земле труженики! - воскликнула Паша. - А я на них такую напраслину буду возводить?

  • Ну, придумай что-нибудь, - продолжало ныть и скулить ко­марьё. - Клянёмся - честных людей не трогать!

  • Клянётесь? Ладно, тогда не скажу, - сменила гнев на милость Паша. - Летите, ищите тех, кто по правде да по совести жить не хочет. Они и поупитанней, и кровушка у них слаще, потому что сладко питаются, а не солёная, как у нас, горемычных, слезами разбавленная.

Говорят, в то лето в тайге и вправду не было ни комаров, ни москитов. Для грибников, лесорубов, горняков - райское житьё! Зато бесчестных да бессовестных людишек, завистников да не­навистников очень легко было отличить: они ходили, размахивая руками, как ветряные мельницы и выливали на себя флаконы жид­кости от комаров и тараканов.

Жаль только: всего одно лето длилась эта благодать. А потом комарики-сударики нарушили клятву, и всё стало, как прежде: крово­пийцы всегда между собой договорятся - они ведь все одной крови!

Какая же дорога без попутчика? Вот и он! Катится себе по тропинке, распевая песенку про самого себя:

Я - колобок, Румяный бок,

Я всех лесных Дорог знаток!

Но даже без тропинок

Качусь я без запинок.

Открыл я с понедельника Пеньков пятнадцать штук,

Три новых муравейника

И дюжину гадюк.

Нанёс я их на карту,

А ночью муравьи

Не заперли экватор,

И змеи уползли...

  • Тебя же лисонька съела! - удивилась Паша. - А ты, оказыва­ется, жив-здоров!

  • Кто в сказку попал, того уже никто никогда не съест, - с гор­достью за себя отвечал Колобок. И добавил: - Надо только пра­вильно отвечать на всякие дурацкие вопросы.

  • Какие, например? - не поняла Паша.

  • Это меня один знакомый гриб научил, - хихикнул Колобок. - Если тебе скажут: «Колобок-колобок, я тебя съем», - а ты за­кричишь: «Ой, не надо, не надо!», - тебя тут же и схрумкают. А правильный ответ: «Пожалуйста, приятного аппетита, всю жизнь мечтал!» - и от тебя все будут шарахаться и обходить десятой до­рогой - подумают, что ты ядовитый, или больной, или вообще не­нормальный.

  • Куда же ты катишься? - поинтересовалась Паша.

  • Разве нужно катиться обязательно куда-то? Или откуда-то? -удивился Колобок.

  • Но иначе ведь не бывает. Если только ты не стоишь на месте.

  • А как же тогда: «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что»?

  • Но жить только ради того, чтобы считать лбом пеньки - тоже мало радости.

  • Я не только... пеньки, - обиделся Колобок. - Я ведь извест­ный путешественник и вокругсветаплаватель. Я открыл множество стран, материков, мысов, носов и полюсов, проливов, приливов и отливов! Но все их почему-то назвали любыми другими именами, только не моим. А вообще-то я прилетел на Землю из другой галак­тики, - совсем уж заврался Колобок. - Долго вертелся вокруг Земли, был самым маленьким её спутником. Но потом мне это надоело, и я опустился на земную поверхность. Теперь уже и не поймёшь, кто вокруг кого вертится - я вокруг Земли или Земля вокруг меня.

«Бедненький, - подумала Паша. - Как же у него всё в голове перемешалось. Немудрено: он ведь с детства был замешан. Да ещё столько времени вокруг земли кружил, это же любому голову вскру­жит!»

  • У тебя должно быть много друзей, раз ты везде бывал, -сказала Паша.

  • Ни одного! - честно признался Колобок. - Слоны очень тихо­ходные, куда им за мной угнаться! А антилопы, наоборот, слишком быстроногие, я не успеваю с ними даже двумя словами перебро­ситься, как они уже исчезают из виду. А у жирафа слишком длин­ная шея, он просто не видит меня с высоты своего роста. Да, когда ты всё время катишься, трудно завести друга, - вздохнул Колобок. - Прямо наказание какое-то!

И Паша поняла, что он очень одинокий и несчастный, хоть и не хочет в этом признаться.

  • Может, и вправду, наказание?

  • А за что?

«За то, что ты и от бабушки ушёл, и от дедушки ушёл», - хоте­ла сказать Паша, но побоялась обидеть Колобка.

  • А тебя домой не тянет? - спросила она.

  • Если б я знал, где мой дом и сколько до него парсеков! -ответил он.

  • Или сусеков! - засмеялась Паша. - Ладно, раз тебе всё равно, куда катиться, катись за мной!

И они пошли-покатились вместе: Паша впереди, а Колобок за нею, как собачонка на верёвочке.

«Тропинка утоптанная, значит, поблизости люди живут, - раз­мышляла Паша. - Далеко от дома этот путешественник укатиться не мог...»

Когда за берёзками показалась деревенька, Паша сказала ему:

- Постереги мой посошок, а я пойду спрошу у людей дорогу. Она притворилась нищенкой и, чтобы узнать, что за люди здесь

живут, стала стучаться в окошки и проситься переночевать. Ей пода­вали в форточку кто шанежку, кто горсть орешков, но в дом никто не пускал, видя, как она бедно одета, да еще вся искусана комарами.

И лишь в последней избушке ей гостеприимно распахнули дверь старенькие дедушка с бабулькой.

  • Только я не одна, - предупредила Паша.

  • Ничего, места всем хватит, - ответили они.

  • Только мой попутчик ещё неухоженней меня, - призналась Паша.

  • Не переживай, мы вам баньку истопим, - ответили они.

  • А если он захочет у вас насовсем остаться?

  • Пускай, лишняя пара рук в доме не помешает.




  • А вдруг он без рук? И без ног?! - решив до конца испытать их, выпалила Паша.

  • Ой, дед! - воскликнула старушка. - Давай скорее тележку, пойдём привезем несчастненького!

- Не утруждайтесь, - сказала Паша, - я его сама принесу. И она бросилась за Колобком.

- Знакомый домик! - воскликнул он, увидав избушку. - И окош­ко нечужое! И порожек свой в доску!

А когда на крыльце появились старик со старушкой, Колобок бросился к ним и закричал:

- Родненькие мои! Какой же я был глупый, что убежал из дому! Пока они обнимались-целовались, глядь - а Паши уж и след

простыл.
1   2   3   4   5

Похожие:

Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) iconАркадий Петрович Гайдар
Аркадий Петрович Гайдар (22 (9) января 1904 26 октября 1941; настоящее имя Аркадий Петрович Голиков) советский детский писатель
Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) icon«Варгатёрская основная общеобразовательная школа»
Команда учащихся : Банников Антон Евгеньевич, Швалев Алексей Алексеевич, Шадрин Юрий Петрович, Любченко Михаил Николаевич, Юфкин...
Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) iconМэри Хэррон «непристойная бетти пейдж»
В москве с 15 ноября по 5 декабря в кинотеатре "Пять звёзд на Новокузнецкой"; с 15 по 28 ноября в кинотеатре "Фитильклуб", "Пионер";...
Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) iconМихаил Васильевич Михаил Ломоносов Работа неизвестного художника. Масло [1]. Дата рождения
Деревня Мишанинская [2], ныне — село Ломоносово (близ Холмогор), Архангельская губерния
Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) icon«жизнь. Версия науки» Второй международный научно-популярный фестиваль фонда «Династия»
Константин Анохин, Борис Апарин, Михаил Батин, Михаил Бурцев, Павел Гурин, Александр Ефремов, 
Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) iconМихаил Евграфович Салтыков-Щедрин 1826 – 1889 ссыльный литератор: салтыков и щедрин сухих И. Н. Русская литература. ХIХ век (главы из учебника 10 класса)
Один литературный знакомый Салтыкова оказался свидетелем разговора с элегантно одетой дамой по поводу ее рукописи. «Будьте любезны,...
Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) iconШкольный тур олимпиады по музыке с 23 ноября по 27 ноября 2009 года
В симфонии №4 П. И. Чайковского звучит тема русской народной песни. Что это за песня?
Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) icon  Михаил Александрович Николаев   Добровольцы, шаг вперед!
...
Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) iconКурсовая работа 
Ассамблеей  Организации  Объединенных  Наций  10  декабря  1948  г.,  ряду  других 
Смолин Михаил Петрович (20 ноября 1948) iconПро город ульяновск кино
...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница