Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит




PDF просмотр
НазваниеОн только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит
страница14/295
Дата конвертации08.12.2012
Размер4.54 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   295

Поначалу его здания лишь незначительно отличались от прочих, не настолько, 
чтобы кого-то отпугнуть. Изредка он проводил эксперименты, удивлявшие всех, но от 
него этого ждали, и с Генри Камероном никто не спорил. С каждым новым зданием в 
архитекторе что-то вызревало, наливалось, оформлялось, накапливая критическую 
массу для взрыва. Взрыв произошёл с появлением небоскрёба. Когда дома 
устремились ввысь не громоздкими каменными этажами, а невесомыми стальными 
стрелами, Генри Камерон одним из первых понял это новое чудо и начал придавать 
ему форму. Одним из первых и немногих он осознал истину, что высокий дом должен 
и выглядеть высоким. Когда архитекторы, проклиная всё на свете, изо всех сил 
старались, чтобы двадцатиэтажный дом выглядел как старинный кирпичный особняк, 
когда использовали любую из имеющихся горизонтальных конструкций, лишь бы дом 
казался пониже, поближе к традиции, лишь бы замаскировать позорный стальной 
каркас, выставить своё творение маленьким, привычным, старинным, Генри Камерон 
возводил небоскрёбы прямыми вертикальными линиями, щеголявшими сталью и 
высотой. Пока архитекторы вырисовывали фризы и фронтоны, Генри Камерон решил, 
что небоскрёбу не пристало копировать Древнюю Грецию. Генри Камерон решил, что 
ни одно здание не должно быть похоже на другое.
Тогда ему, крепкому неопрятному коротышке, было тридцать девять лет. Он работал 
как проклятый, недосыпал, недоедал, пил редко, но до озверения, называл своих 
клиентов непечатными словами, смеялся над ненавидевшими его и сознательно 
раздувал эту ненависть, вёл себя как помещик-феодал, как портовый грузчик и жил в 
страшном напряжении, которое передавалось всем оказавшимся с ним в одной 
комнате. Этот огонь ни он, ни другие не могли переносить слишком долго. Так было в 
1892 году.
А в 1893 году в Чикаго прошла Всеамериканская выставка.
На берегах озера Мичиган вырос Рим двухтысячелетней давности, Рим, дополненный 
кусками Франции, Испании, Афин и всех последующих архитектурных стилей. Это 
был город мечты, состоявший из колонн, триумфальных арок, голубых лагун, 
хрустальных фонтанов и хрустящей кукурузы. Архитекторы состязались, кто искуснее 
украдёт, кто воспользуется самым древним источником или наибольшим числом 
источников одновременно. Здесь перед глазами молодой страны развернулась 
картина всех преступлений из области архитектуры, когда-либо совершённых в более 
древних странах. Это был белый город, белый, как чумной балахон, и появившаяся 
здесь зараза распространялась со скоростью чумы.
Люди приходили, смотрели, дивились — и увозили с собой во все города Америки 
впечатления от увиденного. Из этих семян вырос буйный сорняк — почты с 
черепичными крышами и дорическими портиками, кирпичные особняки с чугунными 
фронтонами, высотки из двадцати Парфенонов, поставленных друг на дружку. 
Сорняки разрастались и душили всё остальное.
Генри Камерон отказался работать на Всеамериканскую выставку, он ругал её всеми 
непечатными словами, допустимыми, однако, к воспроизведению, — но только не в 
обществе дам. Его слова незамедлительно воспроизводились наряду с рассказами о 
том, как он бросил чернильницу в лицо известнейшему банкиру, когда тот попросил 
его спроектировать железнодорожный вокзал в форме храма Артемиды Эфесской. 
Банкир больше к Камерону не обращался. И не он один.
Едва лишь замаячила вдали цель, к которой Камерон шёл долгие и трудные годы, 
едва лишь истина, которую он искал, стала приобретать осязаемые формы, как перед 
ним опустился последний шлагбаум. В молодой стране, наблюдавшей за его безумной 

ним опустился последний шлагбаум. В молодой стране, наблюдавшей за его безумной 
карьерой, удивлявшейся и восхищавшейся, начал было прививаться вкус к величию 
его творений. Но в стране, отброшенной на два тысячелетия назад в безудержном 
приступе классицизма, ему не было места, такой стране не было до него дела.
Теперь стало вовсе не обязательно проектировать дома, достаточно было их 
сфотографировать. Архитектор с наилучшей библиотекой признавался наилучшим 
архитектором. Подражатели подражали подражаниям. И всё это благословлялось от 
имени Культуры с большой буквы; из руин поднялись двадцать веков; торжествовала 
великая Выставка; а в каждом семейном альбоме появились европейские цветные 
открытки на любой вкус.
Этому Генри Камерон ничего противопоставить не мог. Ничего, кроме веры, которой 
он держался только потому, что сам её основал. Ему некого было цитировать и нечего 
сказать. Он всего лишь говорил, что форма здания должна отвечать его назначению; 
что конструкция здания — это ключ к его красоте; что новые методы строительства 
требуют новых форм; что он хочет строить так, как ему вздумается, и только по этой 
причине. Но как могли люди прислушаться к нему, когда они обсуждали 
Витрувия{22}, Микеланджело{23} и сэра Кристофера Рена{24}?
Люди ненавидят страсть, особенно страсть великую. Генри Камерон совершил 
ошибку — он страстно полюбил свою работу. Поэтому и сопротивлялся. Поэтому и 
проиграл.
Все говорили, что он так и не понял, что проиграл. А если и понял, то никому не дал 
это почувствовать. Чем реже появлялись заказчики, тем высокомернее он с ними 
держался. Чем меньшим становился престиж его имени, тем заносчивее звучал его 
голос, это имя произносивший. У него был очень толковый менеджер, маленький, 
тихий и скромный человечек с железным характером, который в дни славы Камерона 
спокойно выдерживал бурные истерики архитектора и приводил ему клиентов. 
Камерон оскорблял их и выставлял вон, но маленький человечек добивался того, что 
заказчики, забыв об оскорблениях, возвращались. Этот человечек умер.
Камерон никогда не умел обращаться с людьми. Они для него не имели ни 
малейшего значения, как не имела значения и сама жизнь, и вообще всё, не считая 
зданий. Он так и не научился объяснять, а только приказывал. Его никто не любил. 
Его боялись. А теперь и бояться перестали.
Его оставили в живых. Он жил и проклинал улицы города, который когда-то так 
мечтал перестроить. Он жил, сидя за столом в своей пустой конторе, неподвижно, в 
праздном ожидании. Он жил и однажды прочёл в газетной статье, написанной с 
самыми благими намерениями, упоминание о «покойном Генри Камероне». Он жил и 
начал пить — пить одиноко, тихо, страшно, дни и ночи напролёт. Он жил и слышал, 
как те, кто довёл его до такой жизни, говорили, когда его имя упоминалось в связи с 
возможным заказом: «Камерон? Я бы не советовал. Он пьёт как сапожник. Поэтому и 
сидит без заказов». Он жил, перебираясь из бюро, занимавшего три этажа в очень 
престижном офисном центре, в другое, занимающее один этаж в здании куда менее 
известном; оттуда — в гостиничный номер ближе к окраине; потом в три комнаты с 
видом на вентиляционную шахту. Он остановил свой выбор на этих комнатах в самом 
трущобном районе лишь потому, что, прижавшись щекой к оконному стеклу, мог 
видеть поверх кирпичной стены кусочек здания Дэйна.
Говард Рорк тоже смотрел на здание Дэйна, пока стоял под окнами, пока 
поднимался, останавливаясь на каждой площадке, на шестой этаж, в кабинет Генри 
Камерона, — лифт не работал. Давным-давно лестницу покрасили грязновато-зелёной 
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   295

Похожие:

Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconИтак, грамотно верстать странички, размещать и грамотно форматировать информацию на них, и делать к ним гибко модифицируемое оформление, вы уже умеете. Тем не
Тем не менее, что называется, глядя в интернет, можно заметить, что статических страниц там хоть и много, но самое интересное из...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит icon«Музыкально-театральный кружок в первом классе»
Всё очень таинственно. Или нет? Ведь слова, которые вы сейчас слушаете, тоже всего на всего точки и линии, только другие. Вы знаете,...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconОтветить на эти вопросы. 
Все мы любим получать и  ли  убеждение,  что  зажиточная  да привела их в Вифлеем к ме
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconКурсовая работа формирование мотивации учеников к изучению информатики. Выполнила учитель мбоу «сош №17»
«жизни». Не секрет, что нынешние дети достаточно хорошо владеют компьютерами и этим надо пользоваться не только на предмете «Информатика»,...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит icon«Центр детского творчества» Студия «Народная игрушка»
Космоса или она есть только на нашей Земле? Для чего живёт человек, есть ли какой-то смысл в том, что мы родились и живём на нашей...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconКогда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного 
...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconНа все эти вопросы ответ один: потому что
Посвящается моей маме Маховской Антонине Федоровне, талант и сердце которой были отданы детямсиротам школыинтерната № 2 г. Светловодска...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconВ ответ на все  эти вопросы, если, паче чаяния, британец почувствует
...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconРова они связаны? Ответить на эти вопросы мы можем только вместе, став участниками
Н А У Ч Н О П О П У Л Я Р Н Ы Й   Ж У Р Н А Л Д Л Я Д Е Т Е Й И Ю Н О Ш Е С Т В А
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconПросов стратегии развития компании. Могу сказать, что в эти годы  в лице Валерия Исааковича я обрел не только мудрого учителя, но 
Могу сказать, что в эти годы  в лице Валерия Исааковича я обрел не только мудрого учителя, но 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница