Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит




PDF просмотр
НазваниеОн только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит
страница7/295
Дата конвертации08.12.2012
Размер4.54 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   295

похвастаться зелёными мраморными панелями, коринфскими колоннами литого 
железа, расписанными золотом и украшенными гирляндами позолоченных плодов; 
Гай Франкон подумал, что особенно хорошо выдержали проверку временем ананасы. 
«Как трогательно, — подумал он, — ведь это я двадцать лет назад пристроил это 
крыло и продумал этот большой холл, и вот я здесь». Зал был так набит, что с первого 
взгляда невозможно было различить, какое лицо какому телу принадлежит. Всё 
вместе напоминало подрагивающее заливное из рук, плеч, грудных клеток и животов. 
Одна из голов, бледнолицая, темноволосая и прекрасная, принадлежала Питеру 
Китингу.
Он сидел в первом ряду, стараясь смотреть на сцену, потому что знал — сотни 
человек смотрят на него сейчас и будут смотреть позже. Он не оборачивался, но 
сознание того, что он в центре внимания, не покидало его. У него были карие, живые и 
умные глаза. Его рот — маленький, безупречной формы полумесяц — был мягко-
благородным, тёплым, словно всегда готовым расплыться в улыбке. Голова его 
отличалась классическим совершенством — и формы черепа, и чёрных волнистых 
локонов, обрамляющих впалые виски. Он держал голову как человек, привыкший не 
обращать внимания на свою красоту, но знающий, что у других подобной привычки 
нет. Он был Питером Китингом — звездой Стентона, президентом студенческой 
корпорации, капитаном лыжной команды, членом самого престижного землячества; 
большинством голосов он был назван самым популярным человеком в кампусе.
А ведь все собрались здесь, думал Питер Китинг, чтобы видеть, как мне будут 
вручать диплом; он попытался прикинуть, сколько человек вмещает зал. Все знали его 
блестящие оценки, и никому сегодня его рекорда не побить. Ах да, тут Шлинкер. 
Шлинкер был очень тяжёлым соперником, но он всё-таки побил Шлинкера в этом 
году. Он трудился как собака, потому что очень хотел побить Шлинкера. Сегодня у 
него нет соперников… Он вдруг почувствовал, как у него внутри что-то упало, из 
горла в живот, что-то холодное и пустое, зияющая пустота, свалившаяся вниз и 
оставившая ощущение падения — не конкретную мысль, а неуловимый намёк на 
вопрос, действительно ли он так великолепен, как сегодня провозглашают. Он увидел 
в толпе Шлинкера. Он смотрел на его жёлтое лицо и очки в золотой оправе, смотрел 
пристально, с теплотой и облегчением, с благодарностью. Было ясно, что Шлинкер не 
мог даже надеяться сравняться с его собственной внешностью и способностями, у 
него не было никаких сомнений: он всегда будет бить Шлинкера и всех Шлинкеров 
мира, он никому не позволит достичь того, чего сам достичь не сможет. Все смотрят 
на него — и пусть смотрят. Он ещё даст им хороший повод смотреть на него не 
отрываясь. Он чувствовал, как все взгляды вгрызаются в него с ожиданием и 
нетерпением, и это действовало на него тонизирующе. «Жизнь прекрасна», — думал 
Питер Китинг. У него немного закружилась голова. Это было приятное чувство, оно 
понесло его, безвольного и беспамятного, на сцену, на всеобщее обозрение. Вот оно 
выплеснуло его поверх голов — стройного, подтянутого, атлетически сложённого, 
полностью отдавшегося поглотившему его потоку. Он уловил в этом шуме, что 
выпущен с отличием, что Американская гильдия архитекторов вручает ему золотую 
медаль и что он награждён призом Общества архитектурного просвещения США — 
стипендией на четыре года обучения в парижской Школе изящных искусств{10}.
Потом он пожимал руки, кивал, улыбался, соскребал с лица пот концом 
пергаментного свитка, задыхаясь в своей чёрной мантии и надеясь, что другие не 
заметят, как его мать рыдает, закрыв лицо руками. Ректор пожал ему руку, прогудев:
— Стентон будет гордиться вами, мой мальчик.

Декан тряс его руку, повторяя:
— Славное будущее… Славное будущее… Славное будущее…
Профессор Питеркин пожал ему руку и потрепал по плечу, говоря:
— …и вы признаёте это совершенно необходимым; например, когда я строил 
почтамт в Пибоди{11}…
Дальше Китинг не слушал — он слышал историю почтамта в Пибоди много раз. Это 
было единственное из кому-либо известных сооружений, возведённое профессором 
Питеркином до того, как он принёс свою практическую деятельность в жертву 
обязанностям преподавателя. Блестящая работа — так было сказано о дипломном 
проекте Китинга — дворце изящных искусств. В этот момент Китинг ни за что бы не 
вспомнил, что это за дворец такой.
Сквозь всё это в его глазах отпечатался облик Гая Франкона, пожимавшего ему руку, 
а в ушах переливался густой голос: «…как я сказал вам, она ещё открыта, мой 
мальчик. Конечно, теперь у вас есть возможность продолжить обучение… Вы должны 
будете принять решение… Диплом Школы изящных искусств очень важен для 
молодого человека… Но я был бы доволен, увидев вас в нашем бюро».
Банкет выпуска двадцать второго года был долгим и торжественным. Китинг слушал 
речи с интересом; вокруг на все лады звучали бесконечные сентенции о «молодых 
людях — надежде американской архитектуры» и о «будущем, открывающем свои 
золотые ворота», и Питер знал, что «надежда» — это он и что «будущее» 
принадлежит ему; приятно было слышать подтверждение этому из стольких 
уважаемых уст. Он скользил взглядом по седовласым ораторам и думал о том, 
насколько моложе он будет, когда достигнет их положения, да и места повыше.
Потом он вдруг вспомнил о Говарде Рорке и удивился, обнаружив, что это имя, 
вспыхнув в его памяти, вызвало беспричинное удовольствие. Потом вспомнил: 
Говарда Рорка сегодня утром исключили из института. Питер молча упрекнул себя и 
принялся целеустремлённо вызывать в себе чувство сожаления. Но скрытая радость 
возвращалась всякий раз, когда он думал об исключении Рорка. Это событие 
безоговорочно доказало, каким он был глупцом, воображая Рорка опасным 
соперником; одно время Рорк беспокоил его даже больше, чем Шлинкер, хотя и был 
двумя годами и одним курсом младше. Если он и питал какие-либо сомнения по 
поводу своей и их одарённости, разве сегодняшний день не расставил всё по местам? 
Хотя, вспомнил Питер, Рорк был очень мил с ним, помогая ему всякий раз, когда он 
увязал в какой-нибудь проблеме… не увязал на самом деле, просто у него не хватало 
времени сидеть над всякой скукотищей — чертежами или чем-нибудь ещё. Господи! 
Как Рорк умел распутывать чертежи, будто просто дёргал за ниточку — и всё 
понятно… И что с того, что умел? Что это ему дало? Теперь с ним кончено. И, убедив 
себя в этом, Питер Китинг с удовлетворением испытал наконец нечто вроде 
сострадания к Говарду Рорку.
Когда Китинга пригласили произнести речь, он уверенно поднялся с места. Он не 
имел права показать, что сильно испуган. Ему нечего было сказать об архитектуре, но 
он произносил слова, высоко подняв голову, как равный среди равных, но с некоей 
толикой почтительности, так, чтобы никто из присутствовавших знаменитостей не 
почёл себя оскорблённым. Насколько он мог позднее вспомнить, он говорил: 
«Архитектура — великое искусство… С глазами, устремлёнными в будущее, и 
почтением к прошлому в сердцах… Из всех искусств — самое важное для народа… И, 
как сказал сегодня тот, кто стал для всех нас вдохновителем к творчеству, Истина, 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   295

Похожие:

Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconИтак, грамотно верстать странички, размещать и грамотно форматировать информацию на них, и делать к ним гибко модифицируемое оформление, вы уже умеете. Тем не
Тем не менее, что называется, глядя в интернет, можно заметить, что статических страниц там хоть и много, но самое интересное из...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит icon«Музыкально-театральный кружок в первом классе»
Всё очень таинственно. Или нет? Ведь слова, которые вы сейчас слушаете, тоже всего на всего точки и линии, только другие. Вы знаете,...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconОтветить на эти вопросы. 
Все мы любим получать и  ли  убеждение,  что  зажиточная  да привела их в Вифлеем к ме
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconКурсовая работа формирование мотивации учеников к изучению информатики. Выполнила учитель мбоу «сош №17»
«жизни». Не секрет, что нынешние дети достаточно хорошо владеют компьютерами и этим надо пользоваться не только на предмете «Информатика»,...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит icon«Центр детского творчества» Студия «Народная игрушка»
Космоса или она есть только на нашей Земле? Для чего живёт человек, есть ли какой-то смысл в том, что мы родились и живём на нашей...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconКогда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного 
...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconНа все эти вопросы ответ один: потому что
Посвящается моей маме Маховской Антонине Федоровне, талант и сердце которой были отданы детямсиротам школыинтерната № 2 г. Светловодска...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconВ ответ на все  эти вопросы, если, паче чаяния, британец почувствует
...
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconРова они связаны? Ответить на эти вопросы мы можем только вместе, став участниками
Н А У Ч Н О П О П У Л Я Р Н Ы Й   Ж У Р Н А Л Д Л Я Д Е Т Е Й И Ю Н О Ш Е С Т В А
Он только что попробовал обдумать все эти вопросы, но отвлёкся, глядя на гранит iconПросов стратегии развития компании. Могу сказать, что в эти годы  в лице Валерия Исааковича я обрел не только мудрого учителя, но 
Могу сказать, что в эти годы  в лице Валерия Исааковича я обрел не только мудрого учителя, но 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница