Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к 




PDF просмотр
НазваниеНезаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к 
страница1/290
может рассчитывать
Дата конвертации12.12.2012
Размер3.84 Mb.
ТипЗакон
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   290
 
ДНЕВНИК К. И. ЧУКОВСКОГО 
 
Трудно  представить  себе,  что  дневник  пишут,  думая,  что  его  никто  никогда  не 
прочтет. Автор может рассчитывать, что кто-нибудь когда-нибудь разделит его горести и 
надежды, осудит несправедливость судьбы или оценит счастье удачи. Дневник для себя — 
это — в конечном счете — все-таки дневник для других. 
Я  знал  Корнея  Ивановича  Чуковского,  любил  и  ценил  его,  восхищался  его 
разносторонним  дарованием,  был  от  души  благодарен  ему  за  то,  что  он  с  вниманием 
относился  к  моей  работе.  Более  того.  Он  помогал  мне  советами  и  поддержкой. 
Знакомство, правда, долго было поверхностным и углубилось, лишь когда после войны я 
поселился в Переделкине и стал его соседом. 
Могу ли я сказать, что, прочитав его дневник, я встретился с человеком, которого я 
впервые увидел в 1920 году, когда я был студентом? Нет. Передо мной возникла личность 
бесконечно  более  сложная.  Переломанная  юность.  Поразительная  воля.  Беспримерное 
стремление к заранее намеченной цели. Искусство жить в сложнейших обстоятельствах, в 
удушающей  общественной  атмосфере.  Вот  каким  предстал  передо  мною  этот  человек, 
подобного которому я не встречал в моей долгой жизни. И любая из этих черт обладала 
удивительной  способностью  превращения,  маскировки,  умением  меняться,  оставаясь 
самой собой. 
Он — не Корней Чуковский. Он Николай Корнейчуков, сын человека, которого он 
никогда  не  знал  и  который  никогда  не  интересовался  его  существованием.  Вот  что  он 
пишет о своей юности в дневнике: 
«…А  в  документах  страшные  слова:  сын  крестьянки,  девицы  такой-то.  Я  этих 
документов до того боялся, что сам никогда их не читал. Страшно было увидеть глазами 
эти  слова.  Помню,  каким  позорным  клеймом,  издевательством  показался  мне  аттестат 
Маруси-сестры, лучшей ученицы нашей Епархиальной школы, в этом аттестате написано 
дочь  крестьянки  Мария  (без  отчества)  Корнейчукова  —  оказала  отличные  успехи.  Я  и 
сейчас  помню,  что  это  отсутствие  отчества  сделало  ту  строчку,  где  вписывается  имя  и 
звание  ученицы,  короче,  чем  ей  полагалось,  чем  было  у  других,—  и  это  пронзило  меня 
стыдом. «Мы — не как все люди, мы хуже, мы самые низкие» — и, когда дети говорили о 
своих отцах, дедах, бабках, я только краснел, мялся, лгал, путал. У меня ведь никогда не 
было такой роскоши, как отец или хотя бы дед. Эта тогдашняя  ложь, эта путаница  — и 
есть  источник  всех  моих  фальшей  и  лжей  дальнейшего  периода.  Теперь,  когда  мне 
попадает  любое  мое  письмо  к  кому  бы  то  ни  было  —  я  вижу  это  письмо 
незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма (за исключением некоторых писем к 

 
жене),  все  письма  ко  всем  —  фальшивы,  фальцетны,  неискренни  —  именно  от  этого. 
Раздребежжилась моя «честность с собою» еще в молодости. Особенно мучительно было 
мне  в  16—17  лет,  когда  молодых  людей  начинают  вместо  простого  имени  называть 
именем-отчеством.  Помню,  как  клоунски  я  просил  всех  даже  при  первом  знакомстве  — 
уже усатый — «зовите меня просто Колей», «а я Коля» и т д. Это казалось шутовством, но 
это была боль. И отсюда завелась привычка мешать боль, шутовство и ложь — никогда не 
показывать  людям  себя  —  отсюда,  отсюда  пошло  все  остальное.  Это  я  понял  только 
теперь». 
Что же представляют собой эти дневники, которые будущий К. Чуковский вел всю 
жизнь,  начиная  с  13  лет?  Это  не  воспоминания.  Горькие  признания,  подобные 
приведенному  выше,  почти  не  встречаются  в  этих  записях,  то  небрежно  кратких,  то 
подробных,  когда  Чуковский  встречался  с  поразившим  его  явлением  или  человеком. 
Корней Иванович написал две мемуарно-художественные книги, в которых рассказал об 
И.  Е.  Репине,  В.  Г.  Короленко,  Л.  Н.  Андрееве,  А.  Н.  Толстом,  А.  И.  Куприне,  А.  М. 
Горьком,  В.  Я.  Брюсове,  В.  В.  Маяковском.  В  дневнике  часто  встречаются  эти  —  и 
множество других — имен, но это не воспоминания, а встречи. И каждая встреча написана 
по  живым  следам,  каждая  сохранила  свежесть  впечатления.  Может  быть,  именно  это 
слово  больше  всего  подходит  к  жанру  книги,  если  вообще  осмелиться  воспользоваться 
этим термином по отношению к дневнику Корнея Ивановича, который бесконечно далек 
от  любого  жанра.  Читаешь  его,  и  перед  глазами  встает  беспокойная,  беспорядочная, 
необычайно  плодотворная  жизнь  нашей  литературы  первой  трети  двадцатого  века. 
Характерно, что она оживает как бы сама по себе, без того общественного фона, который 
трагически изменился к концу двадцатых годов. Но, может быть, тем и ценнее (я бы даже 
сказал  бесценнее)  этот  дневник,  что  он  состоит  из  бесчисленного  множества  фактов, 
которые  говорят  сами  за  себя.  Эти  факты  —  вспомним  Герцена  —  борьба  лица  с 
государством.  Революция  широко  распахнула  ворота  свободной  инициативе  в  развитии 
культуры, открытости мнений, но распахнула ненадолго, лишь на несколько лет. 
Примеров бесчисленное множество, но я приведу лишь один. Еще в 1912 году граф 
Зубов  отдал  свой  дворец  на  Исаакиевской  площади  организованному  им  институту 
искусств. После революции по его инициативе были созданы курсы искусствоведения, и 
вся  организация  в  целом  (которой  руководили  и  из  которой  вышли  ученые  мирового 
значения) процветала до 1929 года. «Лицо», отражая бесчисленные атаки всяких РАППов 
и  ЛАППов,  «боролось  против  государства»  самым  фактом  своего  существования.  Но 
долго ли могла сопротивляться воскрешенная революцией мысль против набиравшей силу 
«черни», которую заклеймил в предсмертной пушкинской речи Блок. 
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   290

Похожие:

Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconКнига знакомит с этикетом написания письма на английском языке, некоторыми правилами английской пунктуации и орфо­графии, а также содержит справочные материалы различного рода, необходимые при написании писем
С 88 Письма по-английски на все случаи жизни: Учебно-справочное пособие для изучающих английский язык / Худож. А. М. Гусаров.— Спб.:...
Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconКнига знакомит с этикетом написания письма на английском языке, некоторыми правилами английской пунктуации и орфо­графии, а также содержит справочные материалы различного рода, необходимые при написании писем
С 88 Письма по-английски на все случаи жизни: Учебно-справочное пособие для изучающих английский язык / Худож. А. М. Гусаров.— Спб.:...
Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconКнига знакомит с этикетом написания письма на английском языке, некоторыми правилами английской пунктуации и орфо­графии, а также содержит справочные материалы различного рода, необходимые при написании писем
С 88 Письма по-английски на все случаи жизни: Учебно-справочное пособие для изучающих английский язык / Худож. А. М. Гусаров.— Спб.:...
Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconВероятностей
Изложение, за исключением некоторых вопросов, соответствует учебнику Ю. П. Пытьева и И. А. Шишмарева
Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconН. К. Рерих Письма к А. М. Антокольскому
В ряду публикаций писем Н. К. Рериха нынешняя публикация - не совсем обычная. Перед нами юношеские 
Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconВместо предисловия Письма школьнику Письма студенту Письма артисту Письма солдату
...
Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconРазвитие межкультурной компетенции студентов-лингвистов средствами виртуальной образовательной среды специального факультета
Охватывает все аспекты обучения языку: аудирование радиопрограмм, телепередач (видеозаписей), разговоров по телефону; чтение текстов...
Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconСборник писем Его Божественной Милости  А. Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады, основателя-ачарьи  Международного общества сознания Кришны 
Пожалуйста, примите мои благословения. Хочу сообщить, что я получил Ваше недатированное письмо. 
Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconКнига  народного  артиста  ссср  Евгения  Павловича
Леонова  состоит  из  четырех  разделов:  «Письма школьнику»,  «Письма  студенту»,  «Письма  артисту»
Незаконнорожденного, «байструка». Все мои письма  за исключением некоторых писем к  iconСобрание сочинений в двадцати томах Том 16. Книга Сказки. Пестрые письма
...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница