Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности




Скачать 40.69 Kb.
PDF просмотр
НазваниеДмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности
Дата конвертации13.12.2012
Размер40.69 Kb.
ТипДокументы

Теория и исследования
42. Энгельс – Иосифу Вейдемейеру, 12 апреля 1853 г.
// Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2 е изд. Т. 28. С. 490, 491.
43. Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. М.,
1992. С. 107–109.
44.  Энгельс Ф. Анти Дюринг // Маркс К. и Эн
гельс Ф. Соч. Изд. 2. Т. 20. С. 294.
45.  Спиноза Б. Этика // Избр. произведения. М.,
1957. Т. I. С. 390.
46.  Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К. и
Энгельс Ф. Соч. Изд. 2. Т. 20. С. 495.
47. Там же. С. 496.
Дмитрий Колесов
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ 
ПОВСЕДНЕВНОСТИ

Психология должна
Психология должна быть жизненной, и поэтому
быть жизненной
психологам надо учиться «читать» реальную, повсед
невную жизнь: любая жизненная ситуация психоло
гически содержательна. Другой источник психоло
гического знания – разговорная речь, а также фольк
лор и произведения художественной литературы: их
тоже надо уметь «читать» с психологической точки
зрения. При этом всегда у психолога должен быть ба
ланс между первичной и вторичной информационной
средой. 
Первичная информационная среда – то, что непред
взято с профессиональной точки зрения и жизненно ак
туально, вторичная – тексты коллег, которые, несом
ненно, воплощают их интеллектуальные достижения,
но с другой стороны – порою несут на себе влияние из
лишне идеологизированных концепций, замкнутых са
ми на себя и далеких от реальной, полнокровной жизни.
Проблема
Полагающийся только на профессиональные текс
интерпретации
ты психолог вынужденно занимается интерпретацией
интерпретаций
чужих интерпретаций, вместо интерпретации реаль
ной, живой, полнокровной жизни. А если каждый из
поколения в поколение психологов интерпретирует
только тексты предыдущих, то возникает негативная
эстафета интерпретаций чужого. И все вместе психоло
38
№ 1–2007


Проблемы бытия личности
ги отдаляются от истины, которой в реальной жизни
всегда больше, чем в отражающих ее с теми или иными
неточностями и предвзятостью текстах. 
Психологическое 
О том, насколько психологически содержательной
содержание 
может быть повседневная, знакомая и привычная всем
повседневной 
ситуация, свидетельствует следующий пример.
ситуации
Мне нужно попасть в определенное место к опреде
ленному времени, но отправиться туда загодя возмож
ности не было. На остановке в нужном мне направлении
стоит троллейбус: вот вот отойдет. Но поскольку сразу
он не отошел, а продолжает стоять, у меня (как и у каж
дого в таком положении) возникает надежда: а вдруг он
постоит еще, и тогда я на него, быть может, успею. Од
новременно возникает обращенное к нему желание:
чтобы он постоял еще немного. 
Психические 
Таким образом, здесь сразу два психических фак
факторы 
тора: желание и эмоция (надежда). Последняя имеет
ситуации
два компонента, один из которых ориентирован на се
бя, а другой – на троллейбус: «Быть может, он еще пос
тоит?! Быть может, я в него попаду?!» Обратим внима
ние: если моя надежда оправдается, то и мое желание
окажется удовлетворенным, а если мое желание будет
удовлетворено, то оправдается и моя надежда. Это воз
можно потому, что здесь эмоция и желание имеют оди
наковую направленность. В случае же разной их нап
равленности (к примеру, я хотел, чтобы троллейбус
постоял, но в этом сомневался), удовлетворение жела
ния приведет не к оправданию сомнения, а к его угаса
нию, да еще и с дополнительной оценкой: «Зря я сомне
вался». 
Семантический 
Обратим внимание и на семантический аспект: если
аспект ситуации
бы моя надежда была более масштабной и охватываю
щей более продолжительный отрезок времени, мы бы
сказали: «сбудется», «сбылась», а для подобных мимо
летно ситуационных надежд достаточно и слова «оп
равдается». Заодно делаем вывод: надежда может быть
и установочного плана, и ситуационно рабочего. А так
же и на то, что содержанием надежды становится об
раз потребного результата, который надежда заим
ствует у желания
.
Какие побуждения могут быть связаны с моим ука
занным выше желанием? В той части, которая относит
ся к троллейбусу, никакие: ведь его «поведение» от ме
ня не зависит. Но в том, что возможность повысить ве
роятность удовлетворения ведущего в данный момент
желания – попасть в троллейбус – зависит и от меня, по
буждение возникает: ускорить шаги и, быть может, по
39
№ 1–2007


Теория и исследования
бежать (в зависимости от самочувствия и того, сколько
времени остается в моем распоряжении). В целом же,
данная ситуация возникает вследствие взаимодействия
двух активных элементов: троллейбуса (водителя) и ме
ня – потенциального пассажира.
Желания и 
Какой вывод мы делаем из этого? Очевидно, что мое
побуждения
желание может относиться ко всему, в том числе и к
проявлениям активности других индивидов и объек
тов, а побуждение – только к моим собственным
действиям
. Следовательно, между желанием и побуж
дением есть некий психический «промежуток», кото
рый может заполняться различной информацией. И в
зависимости от этого, побуждение формируется или
нет. Отсюда ясно, что побуждение возникает не автома
тически, просто вытекая из желания. Тем не менее, ес
ли уж оно возникнет, энергию ему дает именно жела
ние. В данном примере оно черпает свою энергию из бо
лее весомого источника: моего желания попасть в трол
лейбус, а последнее – непосредственно связано с моей
нуждой попасть в определенное место к определенному
времени. 
Источник надежды
Надежда тоже черпает энергию из этого же источ
ника, но «распоряжается» ею самостоятельно: усили
вая переживание желаемого и прибавляя сил для его
удовлетворения. Здесь желание дает мне силы бежать, а
надежда порождает энтузиазм, с которым я бегу, что то
же эти силы увеличивает. Кстати, подобным образом,
по видимому, формируется и настрой спортсмена на ре
зультат: иногда он есть, а иногда и нет. Так что спортив
ная «форма» имеет и психические основания.
Тот факт, что между желанием и возможным фор
мированием на его основании побуждения (в данном
случае – побежать) есть некий психический «промежу
ток», в чем мы удостоверились на основании различий
в адресации желания (и на себя, и на действия других
индивидов и объектов), позволяет понять, как форми
руется вера в чудо. Она свойственна многим индивидам
и играет весьма значительную роль в общественных со
бытиях. 
Вера в чудо
Что такое вера в чудо? Это желание действия неких
посторонних сил, результат которого, однако, нужен
именно мне. Ведь и обращенное к себе желание – ус
петь, и обращенное к троллейбусу желание – чтобы он
постоял, имеют один и тот же необходимый мне резуль
тат. Действительно, самому то троллейбусу безразлич
но, успею ли на него. Но тем не менее я хочу, чтобы пос
тоял он. 
40
№ 1–2007


Проблемы бытия личности
Следовательно, чудо – это необходимый и желае
мый нами очень значимый результат, достижение кото
рого мы связываем не со своими действиями, а с
действиями кого либо другого. Но поскольку хотим мы
многого, то и силы эти полагаются могущественными.
А в условиях неясности того, как именно наше желание
будет ими удовлетворяться, они полагаются еще и таин
ственными.
«Могу, хочу, 
Еще один существенный момент, связанный с тем,
надеюсь»
что мое желание может относиться не только ко мне, но
и к действиям других (индивидов, объектов, явлений) –
слова из песни: «Я хочу, чтобы лето не кончалось!» Ка
кое мое побуждение может возникнуть на основании
этого желания? Да никакого: от меня результат никак
не зависит. Поэтому и побуждения к каким либо
действиям не возникает. Но зато – очень интересный
момент: место побуждения может занять эмоция: воп
реки всему я могу надеяться, что лето, вдруг, действи
тельно все же не кончится. Как разум (мотивация) мне
не твердит: «Этого не может быть», я ему (же) отвечаю:
«А я так хочу!», «Я на это надеюсь!» 
Желание 
Следовательно, желание и эмоция всегда относятся
и эмоции
к одному и тому же, но проявляют себя по разному.
Первичным является желание: без него эмоция не воз
никнет. По ходу действий, направленных на удовлетво
рение одного и того же желания, могут быть различные
эмоции: в зависимости от возрастания или снижения
вероятности достижения потребного результата. Семан
тический момент: если желание мы удовлетворяем сво
ими действиями, то это именно «удовлетворение», если
же наше желание удовлетворяется действиями кого то
другого, то мы говорим: «Сбылось».
Эмоция радости
Но вернемся к нашему троллейбусу: пока мы нахо
димся в описанной выше ситуации, это именно «наш
троллейбус». После же завершения ситуации он для нас
становится неотличим от любого другого. Итак, мое же
лание оказаться в этом троллейбусе оказалось удовлет
воренным – благодаря двум факторам: он стоял, а я
быстро к нему шел/бежал. Вскочив в троллейбус и осоз
нав, что успел и, следовательно, мое желание удовлет
ворено, а надежда оправдалась, в течение нескольких
мгновений я испытываю радость (удачи): эмоция на
дежды «конвертировалась» в эмоцию радости. 
Радости тем больше, чем важнее дело, которое мне
предстоит сделать, попав в нужное место к нужному
времени. Если же дело небольшое, то и мера радости не
велика. Семантический момент: если все решают мои
41
№ 1–2007


Теория и исследования
усилия, то это успех, если результат от меня не зави
сит или зависит мало, то это удача
, хотя «удачным»
могут считаться и действия, которые привели к успеху.
От позитивных
Итак, у меня небольшая, но радость: «Успел!» Но
эмоций к 
что это? Троллейбус почему то продолжает стоять и пос
негативным
ле того, как я в него вскочил (или вошел: последнее за
висит как от уровня спешки, так и от моего темперамен
та). Теперь этот благоприятный для меня поначалу
факт меняет свой знак: ведь продолжение стояния трол
лейбуса входит в противоречие с главным для меня –
доехать до определенного места к определенному време
ни. И тогда на место радости, постепенно нарастая, при
ходит досада: «И чего это он так долго стоит?!» Харак
терно: имеется в виду не весь период стояния троллей
буса, а только время после того, как я в нем оказался: в
этом проявляет себя моя субъективность. 
Сначала досада небольшая, но троллейбус все стоит,
и ее интенсивность нарастает. Досада тем более велика,
что теперь то ничего от меня не зависит, ничего своими
усилиями сделать я не могу: остается только терпеливо
ждать. Это ожидание требует терпения и выдержки, а
они – в свою очередь – заметного психического усилия.
Здесь ведь необходимо еще и переключение: с програм
мы быстрейшего сближения на программу ожидания, и
это тоже не всегда легко или безразлично. 
Кроме того, приходится еще и сдерживать себя: то
ли от интуитивного побуждения (куда то) бежать, то ли
от разрядочной реакции – выругаться. И к тому же, сто
яние троллейбуса обесценивает предыдущие мои жела
ния, эмоции и усилия: они как бы девальвируются, и
мой успех оказывается под сомнением! Действительно,
если он простоит долго, я опоздаю прибыть вовремя в
нужное мне место. Так что здесь возникает еще одна –
негативная – эмоция: опасение.
Перемена 
Действительно, чего было переживать и бежать, ес
желания
ли он «все равно стоит»?! Следовательно, только что я
хотел, чтобы он постоял еще, но оказавшись внутри, я
хочу противоположного. Очевидно, что здесь имеет мес
то  феномен перемены знака желания, связанного с од
ним и тем же объектом и одним и тем же его действи
ем
. Энергетическая насыщенность ситуации активиру
ет мышление, а ситуация определяет содержание мыс
лей, подвигая меня даже на «обобщение». Отсюда –
мысль: «так я вообще никуда не доеду!» В то же время
мои переживания немного умиряет пробудившаяся со
весть: «Ты же только что хотел, чтобы он стоял, так хо
тя бы не ругай его за то, что он стоять продолжает, ведь
42
№ 1–2007


Проблемы бытия личности
не тебя же одного он должен слушать!»
Еще один семантический момент: мое желание ус
петь попасть в троллейбус до его отхода удовлетворяет
ся «путем» – путем моих и троллейбуса действий: я
шел/бежал, а он стоял. Надежда же не удовлетворяет
ся, а «оправдывается», причем не «путем», а «благода
ря» (этим нашим совместно с троллейбусом) действиям.
И еще: желая, чтобы троллейбус еще постоял, я однов
ременно и ожидал от него этого: здесь «ожидание» име
ет фактуру надежды. Оказавшись внутри, я тоже начал
ожидать, но в другом смысле: «терпеливо ждать». Сле
довательно, слово «ожидание» имеет два вектора смыс
ла: смысл надежды (проекции в будущее) и смысл тер
пения, выдержки, самообладания.
Множественность
Итак, по ходу этого жизненного эпизода у меня бы
желаний в
ло несколько желаний:
жизненном 
● доминирующее во всей этой ситуации – приехать
эпизоде
вовремя в нужное место;
● промежуточное (рабочее) – успеть попасть на пер
вый же троллейбус;
● ситуационное – чтобы он постоял, пока я к нему
приближаюсь;
● дополнительное – чтобы он тронулся сразу, как
только я в нем окажусь;
● относимое к себе (успеть внутрь троллейбуса и ус
петь в нужное мне место);
● относимое к троллейбусу – чтобы он постоял и тем
самым меня как бы подождал: а вдруг водитель заме
тил, как я бегу и решил подождать; но когда он стоять
продолжает, выясняется, что ему до меня нет никакого
дела, а это даже обидно…
«Эстафета» 
Что же касается эмоций, то здесь их целая эстафе
эмоций 
та: одна сменяет другую, способствуя достижению пот
ребного результата: надежда → радость → досада. Имен
но досада, а не «разочарование», поскольку «очаровы
ваться» здесь было нечем. Досада – относительно низ
кая эмоция, тогда как разочарование – относительно
возвышенная, хотя обе имеют один знак – отрицатель
ный. 
Если же ситуация повторяется (а описанная отно
сится к этой категории), то эмоции становятся привыч
ными: привычная надежда поначалу, привычный энту
зиазм по ходу, привычная радость в случае успеха, при
вычная досада, если этот успех чем либо омрачается
или девальвируется. Или же разочарование: когда на
дежды были большими, а успеха – (почти) никакого.
43
№ 1–2007


Теория и исследования
Психологическое
Следующая ситуация – фольклорная: русская на
содержание
родная сказка о Курочке Рябе. Напоминаем сюжет.
фольклорного
Снесла Курочка яичко. Дед бил бил – не разбил, баба
сюжета сказки
била била – не разбила. А мышка бежала, хвостиком
зацепила, яичко упало и разбилось. Дед плачет, баба
плачет, а Курочка кудахчет: «Не плачь дед, не плачь ба
ба – я еще снесу вам яичко, да не простое, а золотое!»
Попробуем добраться до смысла сказки.
Векторы смысла 
На первый взгляд, главным здесь является
одного сюжета
действие, относящееся к разбиванию яйца: дел бил бил,
баба  била била, мышка бежала, хвостиком зацепила,
яичко упало и разбилось, Курочка обещает снести но
вое. Но если принять данный вектор смысла в качестве
главного (доминирующего), то возникает сразу два не
доуменных вопроса. Первый: с чего же это дед и баба
заплакали, когда яичко разбилось? Ведь они и сами ста
рались его разбить («бил бил», «била била»), так что
спасибо мышке: в этом она им помогла? Второй: как их
может успокоить обещание Курочки снести золотое яй
цо: ведь его тем более не разбить? Очевидно, что народ
ная сказка, в отличие от литературной, не может быть
глупой, и, следовательно, смысл ее не в содержании
действий, или по крайней мере – не всех, а наиболее де
монстративных, выступающих на первый план.
Обратимся ко второму вектору смысла: потреби
тельской ценности яйца. Если его разбить, держа в ру
ке, то потом его можно использовать. Если же оно упа
дет на пол и разобьется, то разольется, и съесть его уже
будет нельзя, разве что отдать кошке. Этот смысл впол
не оправдывает переживания деда и бабы: полезный
предмет они утратили. Но этот вектор смысла не объяс
няет того, как и почему их может утешить вместо обыч
ного золотое яйцо: оно ведь несъедобно?
Подлинные 
Обращаемся к третьему вектору смысла – не столь
смыслы сказки
очевидному: о ценном предмете как таковом, независи
мо от конкретных его черт (простое ли яйцо, золотое
ли). Тогда объяснимым становится и утешительный
смысл обещания Курочки снести золотое яйцо: ведь это
более ценный предмет, чем то, что было утрачено. Сле
довательно, подлинный смысл этой сказки таков: ком
пенсация потери (утраты) с избытком. Действительно,
если отпадает цель разбить, чтобы съесть яичко, и мы
воспринимаем его именно как ценный объект, то все по
нятно, и никаких противоречий: вместо утраченного
дед и баба получают более ценное.
Но есть еще один вектор смысла: сказка то называ
ется «Курочка Ряба»! Значит, сказка о самой Курочке?
44
№ 1–2007


Проблемы бытия личности
Да, это так: сказка демонстрирует именно ее положи
тельные черты:
● покладистость (не обиделась, что дед и баба так
старались разбить ее творение – яйцо);
● отзывчивость (увидела, как они расстроились, по
сочувствовала и решила их утешить);
● трудолюбие (взялась снести золотое яичко, а это,
надо полагать, более трудно, чем снести обычное).
Тот же факт, что взялась она снести золотое яичко –
дело житейски нереальное, – вполне оправдывается
тем, что Курочка то была сказочной. И быть может,
сказка явилась модификацией известного межэтничес
кого блуждающего сюжета – о чуде природы – курице,
которая «несет золотые яйца». Наша Курочка как раз
такой и была, но применительно к повседневной жи
тейской ситуации: т.е. чудо здесь «вписано» в обыден
ную жизнь. Мышка же играет только вспомогательную
роль: поскольку она бежала и хвостиком зацепила, то
яичко упало на пол с размаху, и ясно, что разбилось
настолько, что есть его было уже нельзя.
О различии смысла
Семантическое дополнение: о различии смысла по
понятий «потеря» 
нятий «потеря» и «утрата». Первое относится к обыден
и «утрата»
ному или же к какой либо неотрывной своей ценности:
«потерял кошелек», «потерял память», «потерял ру
ку»… «Утрата» же относится к более самостоятельным
объектам, связанным с другими людьми: «утратил до
верие окружающих», «утратил близкого человека»…
Ситуация
Еще одна фольклорная ситуация: русская народная
фольклорного
песня. Напоминаем текст: «Во поле березка стояла, во
сюжета песни
поле кудрявая стояла. Люли люли стояла, люли люли
стояла. Я пойду погуляю, белую березу заломаю. Люли
люли заломаю, люли люли заломаю!» Попробуем раск
рыть и ее смысл.
Начнем со слов «заломаю». Во первых, это
действие явно не прагматическое, а эгоцентрическое:
«герой» сказки тешит себя своевольными действиями в
отношении беззащитного объекта, и другой «пользы»
для него в этом, как очевидно, нет. И к тому же, эти
действия становятся содержанием его намерения: «по
гулять». Следовательно, «погулять» для него – это где
либо что либо «заломать»! Не из за таких ли индивидов
возникла деревенская традиция регулярных кулачных
боев село на село, стенка на стенку? Хоть и физиономия
вся в крови, а все равно на душе радостно: «погулял» то
вволю! В соответствии с известным принципом: «раззу
дись плечо, размахнись рука!». Но наш то «герой», ви
димо, трус: избрал целью своего «гулянья» беззащит
45
№ 1–2007


Теория и исследования
ный объект. Уж если он такой «крутой», то пошел бы
лучше в лес, набил бы морду медведю!
«Полукультура»
Но есть здесь и еще один вектор смысла, связанный
хуже бескультурья
с характеристикой березки: «кудрявая». Очевидно, что
это положительный эпитет, и тогда выясняется, что
«полукультура» хуже бескультурья. Действительно,
герой понимает, что березка то красивая: этим она и
привлекает его внимание. Следовательно, начало эсте
тического чувства у него есть, но культуры поведения –
никакой: ничего иного, кроме «заломать», связать для
себя с этим объектом в своих действиях он не способен.
Да еще и эгоцентризм: самодурство. 
В общем, получается: «так хороша березка» (эсте
тический момент), что трудно удержаться, чтобы ее не
заломать (момент дурного самоутверждения). Здесь и
основание вандализма: объект для индивида не безраз
личный (что в данном случае было бы лучше для этого
объекта), а именно привлекательный. Но проявить себя
индивид не умеет иначе, как насильственными, разру
шительными действиями, устраняющими этот раздра
житель. Его психическая энергия не разряжается в по
ложительных эмоциях (восхищение, умиление), а нап
равляется сразу в двигательную сферу, в соответствии с
намерением (установкой) «пойти» и «погулять». «Пой
ти» для него – это не столько погулять, сколько полу
чить возможность именно «заломать». 
Наконец, последний, обобщенный смысл текста
этой песни: возможность индивида проявить себя ак
тивными действиями, демонстративно. Причем эту де
монстративность он еще и обещает, о ней предупрежда
ет. Поэтому его действия не случайны, а идут «от ду
ши»?! Об этом говорит откровенность его слов: «Я пойду
погуляю, белую березку заломаю». И никакого стыда
при мысли об этом у него нет: он просто не знаком с этим
переживанием и не понимает, что задумано им плохое.
Обогащение 
Очевидно, что каждый, кто хочет стать психологом
психологии 
жизненным и полноценным, должен вырабатывать у
жизненностью
себя привычку анализировать происходящее с психоло
гической точки зрения, овладевать методами препара
тивной психологии, строить модели того, что происхо
дит и в его собственной психике, и во внутреннем мире
окружающих. В сферу его внимания обязательно долж
ны входить также проблемы, которые ставили и реша
ли специалисты широкого культурологического профи
ля Н.Я. Марри, В.Я. Пропп. Это будет обогащать психо
логию. 
46
№ 1–2007


Похожие:

Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconУрока по химии в 8 классе Тема : ” Митя, Дмитрий, Дмитрий Иванович”
Весь мир знает и помнит Дмитрия Ивановича Менделеева. Мы познакомимся с разными этапами его жизни, поэтому наш урок называется «Митя,...
Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconЗакономерно.  Не  только  потому,  что  Дмитрий  Сергеевич  Лихачев  все  долгие 
«дмитрий  лихачев  ―  великий  русский  культуролог»  И  «дмитрий  лихачев:  многогранность  научного  наследия» 
Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconАвтомобиль
Воркачев,  В. И.  Карасик,  В. В.  Колесов,  В. В.  Красных,  Д. С.  Лихачев,  В. А.  Лукин, 
Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconМодульный курс III «Психологический тренинг как способ развития индивида и группы» лекция №7
А значит сделать точную копию, повторить «тютелька в тютельку» придуманный кем-то сценарий всего тренинга или даже одного занятия...
Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconТулупов Факультет «Потенциал России»
«Потенциал России»   3
Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconВ. Н. Бобылев, А. И. Колесов, Н. М. Коннов,  
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования 
Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconАнализ повседневности / И. Т

Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconСерия: Культура повседневности
С первых дней своего существования Барби стала восприниматься как социокультурный
Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconУчебник: «Биология. Человек»,  Д. В. Колесов, Р. Д. Маш, И. Н. Беляев.  Москва «Дрофа»
Отсутствие ошибок и недочѐтов при воспроизведении изученного материала, при устных 
Дмитрий Колесов психологический потенциал  повседневности iconПоложение и потенциал женщин-фермеров Таджикистана в контексте климатических изменений Исследование проведено организацией Oxfam Июнь 2011 года
Положение и потенциал женщин-фермеров Таджикистана в контексте климатических изменений
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница