Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова 




Скачать 67.51 Kb.
PDF просмотр
НазваниеЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова 
Дата конвертации15.12.2012
Размер67.51 Kb.
ТипДокументы

 
ПЯТЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ «ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА». 
ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 10– 11 ЯНВАРЯ 1998 ГОДА. 
А. В. Захарова 
СЦЕНЫ ИЗ ДАЧНОЙ ЖИЗНИ ПАВЛОВСКА  
НАЧАЛА XX ВЕКА 
Так и мне на театре стал мечтаться другой 
театр, на сцене – другая сцена, а из-за лиц, к ко-
торым  уже  пригляделись  глаза  мои,  стали  мере-
щиться другие лица, с таким чудным выражени-
ем, так непохожие на жильцов здешнего дольне-
го мира. 
В. Г. Белинский 
Еще  с XIX века  в  русской  литературе  начинает  формироваться  образ  Петер-
бурга как города особенного, призрачного. Это не только город, в который посы-
лают  писатели  героев  своих  произведений,  он  сам –  действующее  лицо  со  своей 
«душой»  и  «физиологией».  Не  случайно  отпечаток  петербургской  тайны  лег  и  на 
некоторые окружающие его места. 
«Мало кто из жителей Петербурга не был в Павловске или, по крайней мере, 
не слышал о нем», – отмечают газеты того времени. Чем же именно Павловск за-
служил такое внимание петербуржцев? Почему авторы делали Павловск сценой для 
развертывания действия своих произведений, а сложная атмосфера романа Досто-
евского  «Идиот»  соответствовала  именно  здешнему,  павловскому  духу?  Почему 
именно  здесь  были  написаны  Гоголем  столь  завораживающие  «Вечера  на  хуторе 
близ Диканьки»?.. Давайте попробуем уловить характер, разгадать тайну этого ис-
ключительного и своенравного в своей необычности города. 
В 1892 году новым владельцем Павловска стал «августейший поэт», великий 
князь К. К. Романов, поэтическая муза которого была тесно связана с этим городом, 
где все завораживает, пробуждает мысли о прошлом, словно человек созерцает по-
груженное в сон царство «Спящей красавицы». 
В Павловске с 1902 года, так же как и в Царском Селе, было уже два вокзала. 
Новая станция Павловск-II была построена за пределами парка, у начала Садовой 
улицы, в связи со строительством новой линии железной дороги через Дно на Ви-
тебск,  которое  осуществлялось  акционерным  обществом  Московско –  Виндаво – 
Рыбинской  железной  дороги.  В  самом  же  парке  находился  тот  самый  известный 
повсюду Павловский вокзал, в котором функции вокзала занимали далеко не глав-
ное  место,  поскольку  не  паровозные  гудки,  а  музыка  провозгласила  зарождение 
вокзальной жизни первой русской «филармонии». Именно здесь в течение XIX и в 
начале XX века сосредотачивалась необычайная энергия этого города-парка. Неда-
ром  говорили  газеты,  что  «жизнь  в  Павловске  начинается  с  открытием  вокзала  и 
замирает с его закрытием». 
Павловск, как заколдованный замок из сказки Перро. Сказочные, легендарные 
времена ушли вместе с их творцом – романтическим императором, но над руинами 
его сказки витает странный дух, продлевая ее во времени. Бродит по городу пору-
чик Киже, мертвый среди живых, живой среди мертвых. Все еще спешит к вершине 
горы,  на  которой  росла  прекрасная  роза  без  шипов,  герой  другой  мистификации, 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

А. В. Захарова 
Сцены из дачной жизни Павловска начала XX века 
царевич Хлор из придуманной Екатериной II для внука – великого князя Александ-
ра – сказки, которая была материализована в архитектурных и пейзажных образах 
именно  этого  города.  По  аллеям  темного  парка  пробегает  в  утренних  сумерках 
князь Мышкин на свидание с Аглаей. Разносится по парку музыка Штрауса, и зву-
чат  романсы  его  романтической  любви  Ольги  Смирницкой;  звуки  «Павловского 
вальса», «Вальса-фантазии» Глинки завораживают и уносят с собой чувства, рож-
денные в заколдованном месте. 
Зачарованный  город  вступает  в  XX век,  не  замечая  его.  Павловск –  «город-
театр» – в который раз поднимает занавес вместе с открытием музыкального вокза-
ла. Пройдемте на открытие вслед за неловким гимназистом Всеволода Рождествен-
ского. 
Вновь гимназист, смущен и кроток, 
Иду тревожно по рядам 
Средь генеральш, актрис, кокоток 
И институтских классных дам. 
У входа фраки и мундиры, 
Билеты рвут кондуктора, 
Волочат саблю кирасиры, 
Вербеной веют веера… 
Удивительные особенности «павловского театра» обнаруживаются еще до от-
крытия.  Странное,  причудливое,  порой  гротескно-смешное  переплетение  XIX  и 
XX веков. Грань двух столь различных столетий: веера, веющие вербеной, – и кон-
дуктора, проверяющие билеты; кирасиры, волочащие саблю, как сто лет назад во-
лочили ее их деды, – и гимназист, оглядывающийся робко на классных надзирате-
лей. Страх XX века, его тяжелая и темная фигура стояла за спинами убегающих в 
сказку века девятнадцатого: 
Как передышка от парадов, 
Как заглушенный вальсом страх, 
Тупое скрещиванье взглядов 
И рядом с Бахом – Оффенбах. 
Все  страшное  будет,  но  будет  потом.  А  сейчас  странная  и  вычурная  сказка 
продолжается: до открытия магического театра остались часы. 
Дело к вечеру. Павловский вокзал весь в огнях. Еще несколько минут, и Пав-
ловск вступит в свой новый сезон. Но действие начинается еще до открытия вокза-
ла. Зрители – вот главные актеры театра мод и нравов! Вот что пишет об открытии 
сезона 1909 года газета «Царскосельское дело»: «Несмотря на почти зимнюю сту-
жу,  в  день  открытия  “Музыки”  Павловск  ожил  от  своей  восьмимесячной  спячки. 
Накануне отмечалось усиленное прибытие возов с мебелью, а в самый день откры-
тия, с утра на улицах появились мужественные дачницы в легкий костюмах и дамы 
без шляп. Что же такое, что чуть ли не морозит, что за беда, если с неба падает не 
то крупа, не то снег, ведь сегодня открытие вокзала. Следовательно – да здравству-
ет лето! С 6-ти часов вечера по направлению к вокзалу потянулись сперва отдель-
ные пешеходы, потом группы, потом целые вереницы. Это Павловские аборигены и 
ранние дачники, стремятся пораньше занять места в музыкальном зале.  У многих 
флюсы,  почти  у  всех  отчаянные  насморки,  но  соломенные  шляпки  у  дам  все  же 
преобладают. К 8-ми часам вечера огромный зал Павловского вокзала переполнен, 
а между тем публика все пребывает. Оригинальнейшая смесь костюмов. Соломен-

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

А. В. Захарова 
Сцены из дачной жизни Павловска начала XX века 
ные и газовые шляпки с ворохами ярких цветов, легкие летние туалеты, шубы, боб-
ровые и каракулевые шапки, боа, шляпы-панама, словом никак не разобрать – то ли 
мы в Ницце, то ли в Архангельске, июль ли месяц на дворе или декабрь. Во всей 
красе  предстала  современная  мода.  Дамские  шляпы  представляют  собою  все  до-
машнее  хозяйство.  Попадаются  шляпы  в  точности  копирующие  формы  для  блан-
манже или для заливного, шляпы, изображающие глиняные латки, умывальные та-
зы, корзинки для бумаг, абажуры. Все эти поэтические предметы обильно украше-
ны  цветами,  но  красивее  они  от  этого  не  стали,  а  обладательниц  своих,  которые 
сделались в них похожими на “грибы-опенки”, обезобразили преизрядно»1. 
На сцене музыка, но зал продолжает жить своей жизнью. Вокзал – лучшая де-
корация для продолжения представления. «Во время исполнения первого отделения 
разыгрывается инцидент. Кто-то уронил расставленные в проходе, несмотря на за-
прещение,  стулья,  кто-то  с  перепугу  крикнул  “пожар!”,  а  некий  безобразник  вы-
крикнул  какую-то  угрозу  по  адресу  евреев,  тут  же  возник  переполох  и  зазвенели 
разбившиеся стекла»2. 
Проходит год, и в 1910 году представление театра мод и нравов продолжает-
ся: «Очень полная дама, разряженная согласно последнему визгу моды, пробирает-
ся сквозь толпу. Навстречу попадается молодой франт в котелке на затылке. “И вы 
здесь?” –  воскликнул  он.  “И  я!” –  отвечает  дама.  “Только  знаете,  тощища  здесь 
страшная.  И  странное  дело –  всегда  на  этих  открытиях  тоска.  А  все-таки  идешь”. 
“Да!” – отвечает франт. “Не быть на открытии Павловска – все равно, что все лето 
без галстуха проходить”»3. 
Действительно,  и  людно,  и  шумно,  а  скучно.  Но  все-таки  все  довольны,  что 
снова открыт милый Павловский вокзал, к которому все привыкли. На эстраде раз-
махивает  белокурой  шевелюрой  женоподобный  дирижер.  Льются  звуки  русской 
песни… В саду накрапывает дождь. Публика начинает расходиться и из ярко осве-
щенного зала попадает сразу в павловскую тьму. «“Вот. Ведь есть теперь общество 
благоустройства”, – сердится какой-то седой господин в цилиндре… – “деньги со-
бирает, а нет чтобы на площади фонарь поставить”. “А вы деньги в общество вне-
сли?” –  спрашивает  его  полная  дама.  “Нет!”  “Так  вы  сначала  внесите,  а  потом  и 
спрашивайте света”, – отвечает дама. “А то все от общества чудес требуют – устрой 
мол и освещение, и тротуары, и еще бог знает что, а денежек не дадим”. Цилиндр 
смущенно исчезает во тьме»4. 
На Павловск ложится ночь. Первый день летней и самой увлекательной жизни 
этого города закончился. Но наступит утро, и Павловск в этот сезон – один из сезо-
нов начала века – еще покажет нам свой странный, а иногда и комичный характер, 
характер своих дачников и обывателей. Доброй ночи! 
Но может ли ночь в Павловске быть спокойной? «Какая масса любителей по-
слушать соловья в парке ночью! Ходят все попарно. И много же этих соловьев, а 
еще больше “этих пар”. Масса птичек заливается на всевозможные лады, старается 
перекричать друг друга, и этот веселый шум, сливаясь с шуршанием вековых сосен 
и елей, навевает на всякого – сентиментальные мечты, грезы весенней мелодичной 
песни,  любви  и  упоения»5.  И  эта  идиллия  озаряется  вспыхивающими  и  внезапно 
                                                      
1  Царскосельское  дело.  1909.  9 мая.  № 19.  Здесь  и  далее  даты  указаны  по  старому  стилю, 
граматические особенности газетных сообщений в основном сохранены. 
2 Там же. 
3 Царскосельское дело. 1910. 7 мая. № 19. 
4 Там же. 
5 Там же. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

А. В. Захарова 
Сцены из дачной жизни Павловска начала XX века 
гаснущими среди ночной тиши яркими кострами горящих сухих листьев, придавая 
атмосфере ночного парка что-то завораживающее и таинственное. 
Не случайно говорят, что слово – материально: идеи, как известно, тоже име-
ют громадную силу и могут оживать. После того, как герои Достоевского уже соз-
дали  Павловску  славу  города  странного,  загадочного  и  мистического,  он  стал  во 
всю стремиться стать таковым. Этому помогало еще и то обстоятельство, что каж-
дое место, описываемое в романе, как и в Петербурге, так и в Павловске существо-
вало реально. Именно эти места и сосредоточили, наверное, на многие годы энерге-
тику романа, словно герои его существовали на самом деле. В противном случае, 
чем объяснить те трагические, почти театральные случаи, которые происходили в 
Павловске. 
Один из них случился летом 1909 года как раз недалеко от вокзала на Садовой 
улице,  где  жили  Епанчины  и  князь  Мышкин6,  и  был  описан  в  газете  «Дачник»: 
«Ночью 1-го июля в Павловском парке покончила самоубийством жена врача Со-
фия Иосифовна Игнатьева – урожденная грузинская княжна. Текущее лето молодая 
женщина проводила недалеко от Павловска в деревне Глазово. В роковую ночь она 
в сопровождении лицеиста возвращалась на извозчике с музыки домой. По словам 
извозчика молодые люди о чем-то возбужденно разговаривали, и дама даже плака-
ла. Не доехав до места, лицеист, простившись с дамой, покинул ее. Спустя некото-
рое  время  в  парке  раздался  выстрел.  Вернувшийся  лицеист  увидел,  что  молодая 
женщина  нанесла  себе  смертельную  рану  в  грудь.  Пораженный  молодой  человек 
сам доставил тело женщины к ее дому, откуда оно после неизбежных формально-
стей было отправлено в Мариинский придворный госпиталь»7. 
«Причины  самоубийства  Игнатьевой  продолжают  выясняться, –  продолжает 
рассказ  газета  в  следующем  номере. –  Оказывается,  что  покойная  вдова,  ей  едва 
минул  21 год,  принадлежала  к  княжескому  роду  Грузии.  Последний  день  своей 
жизни молодая женщина проводила в саду, на музыке. Была оживлена и бурно ве-
села.  Роковой  вечер  компания  г. Игнатьевой  решила  закончить  ужином,  во  время 
которого, поднимая бокал шампанского, молодая женщина предложила всем испы-
тать в жизни хотя бы минуту счастья, – “За счастливый час!” закончила она. Затем 
госпожа Игнатьева с провожатым, лицеистом Депаровым, отправилась на извозчи-
ке домой. С этого места показания свидетелей расходятся. Лицеист Депаров гово-
рит, что на извозчике его молодая спутница продолжала быть в бурном настроении 
и так как это производило на него неприятное впечатление, то он в шутку сказал, 
что уйдет от нее, на что она, продолжая шутить, ответила, что в таком случае она 
застрелится. Лицеист соскочил и вслед ему раздался выстрел. Вскрытие обнаружи-
ло, что пуля прошила сердце пополам сверху донизу. Смерть была мгновенной»8. 
Не правда ли, эта заметка в газете очень похожа на отрывок из какого-то сим-
волистского романа, где смерть и шутка ходят рядом. 
Но почтенным обывателям Павловска могли угрожать совсем другие опасно-
сти.  «Остерегайтесь  телеграфных  столбов!» –  предупреждает  газета  «Царскосель-
ское  дело»  весной  1910 года.  «Оказывается,  что  эти  громадные,  тяжелые  бревна 
держатся в земле, так сказать, на честном слове. 19 мая от ветра (никакой бури не 
было) на Пограничной улице свалился один из этих столбов, упав в нескольких ша-
                                                      
6 Павловские экскурсоводы указывают «дачу Лебедева», где жил князь Мышкин, по совре-
менному адресу: ул. Революции (бывшая Садовая), д. 3. 
7 Дачник. 1909. 3 – 4 июля. № 27. 
8 Дачник. 1909. 5 – 7 июля. № 28. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

А. В. Захарова 
Сцены из дачной жизни Павловска начала XX века 
гах от фонаря местного общества благоустройства и чуть не раздавив его. Желез-
ный кронштейн с изоляторами сломался, провода порвались. 
Впрочем,  происшествие  никому  не  причинило  вреда,  а  местным  уличным 
мальчишкам принесло даже пользу, так как сии почтенные джентльмены, пользу-
ясь обычным у нас отсутствием блюстителей порядка, преблагополучно срезали с 
лежавшего на земле столба медную проволоку и утащили к себе»9. 
Жители города были внимательны к сведениям, сообщаемым дачной газетой, 
и спешили исполнить ее пожелания. «В то время как в Царском Селе никто не име-
ет  права  выпускать  на  улицу  собак  без  намордника,  в  Павловске  собакам  полное 
раздолье  и  неудивительно,  что  чуть  ли  не  каждую  неделю  приходится  отмечать 
случаи  укусов  людей  собаками. Теперь, когда  стоит  жара,  и  случаи  бешенства  не 
редки,  не  мешало  бы  обратить  внимание  на  кусающихся  “друзей  человека”»10.  И 
вот, очевидно, результат:  «В Павловске, у генеральши С. околела собака, похоро-
нена на православном кладбище. Сторож сошел с ума»11. 
Ей-богу,  город  Павловск  начинает  внушать  опасения  странными  происшест-
виями и выходками жителей. В чем же дело? Особые качества местности, климат 
или что-либо иное? Газеты, конечно, задумываются об этом. «Масса прудов, озер и 
искусственных бассейнов придают воздуху какой-то странный оттенок, совершен-
но несхожий с цветом петербургского воздуха», – пишет одна из них12. «Павловск – 
город природы. В нем естественные условия местности преобладают над усилиями 
цивилизации человека», – утверждает издание, призванное ориентировать горожан 
при выборе дачного варианта13. 
Примесь  неизменной  павловской  комедии  присутствует  даже  при  холерной 
угрозе.  «Дачники встревожены появлением холеры и по поводу их тревог наблю-
даются интересные приключения. Из Царского Села в Павловск прибыл некто Го-
ращенко,  после  приезда  сразу  почувствовал  некоторое  расстройство  желудка.  Ре-
шив, что у него холера, он просил госпитального доктора поместить его в барак для 
подозрительных, где он и обретается до настоящего времени»14. 
Но  даже  угроза  холеры  не  отменяет  дачную  жизнь.  Воскресенье  на  даче  в 
Павловске –  особенная  пьеса  «павловского  театра».  Вот  как  она  представлена  на 
страницах газеты «Дачник»: «Дачные дамы ужасно не любят воскресного дня. Во-
первых, мужья, большей частью, не уезжают в город в этот день. – А, во-вторых, в 
воскресенье  приезжают  гости.  Две  неприятности,  и  жены  весь  день  в  хлопотах. 
Дачные мужья в воскресенье до обеда очень скучают. Они бреются, купаются, бро-
дят по парку и никак не могут дотянуть до 4 часов, когда можно будет засесть иг-
рать в винт. После обеда со всех террас слышна страшная брань, словно здесь со-
брались десять ломовых извозчиков или точно здесь происходит заседание Думы. 
Ничего подобного. Это просто спорят винтеры, которые тогда забывают весь мир. 
Жены занимают приезжих гостей. Они водят их по парку и объясняют: – Вот это 
парк!  Причем  гости  обязательно  восхищаются. –  Здесь  у  вас  чудно,  великолепно. 
Если бы я могла, я осталась бы у вас дня на два-три. – Ax, мы были бы очень ра-
ды, – отвечает хозяйка, думая: не дай бог, еще останется. Потом пьют чай, ужинают 
                                                      
9 Царскосельское дело. 1910. 28 мая. № 22. 
10 Дачник. 1909. 26 июня. № 26. 
11 Царскосельское дело. 1909. 14 авг. № 33. 
12 Дачная жизнь. 1911. 10 – 16 апр. № 1. 
13 Куда ехать на дачу?: Петербургские дачные местности в отношении их здоровости. СПб., 
1884. Вып. 2. С. 55. 
14 Дачник. 1909. 29 – 30 июля. № 38. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

А. В. Захарова 
Сцены из дачной жизни Павловска начала XX века 
и идут провожать гостей. Ждут поезда и усиленно стараются найти свободное мес-
течко для дорогих гостей, чтобы они, упаси бог, не остались ночевать»15. 
Впрочем, ведь в этом городе-театре существует и самый настоящий театр. Со-
всем  недавно,  21 июля  он  открыл  свой  новый  сезон.  Подрастающее  поколение  в 
избытке посещает Павловский театр, особенно в дни опереточных спектаклей. Что 
же они там видят? «В Павловский театр в прошлую среду, – сообщает газета “Пе-
тербургский листок”, – приехал Опереточный ансамбль “Нового летнего театра” с 
целым транспортом современных жрецов и жриц искусства, к сожалению, позоря-
щих своими пошлостями храм Мельпомены…». «Непостижима халатность родите-
лей,  смело  берущих  с  собой  на  подобные  спектакли  малолетних  для  просвеще-
ния…», – заключает газета16. 
Стремление павловчан к игре, к театру (хорошему и не очень) поистине неис-
требимо! Они хотят во всем быть не только зрителями, но и участниками: «Павлов-
ский кружок любителей оперетки уже несколько дачных сезонов удивляет своими 
успехами и пользуется общими симпатиями. На днях поставив известную оперетту-
мозаику “Ночь любви” кружок еще раз доказал, что при хорошем режиссере и ста-
рании артистов, любители могут сойти и за настоящих профессионалов»17. 
Замечательно  чувствуют  себя  в  этом  необычном  городе  дети.  Помимо  того, 
что их свободно пускают в театр и на музыку в вокзал, у них есть и своя «дневная 
музыка», и «дневные игры», и детская «гимнастика» и танцы. «Площадка для дет-
ских игр в Павловске. Управление Санкт-Петербургской сети Московской – Вин-
даво – Рыбинской железной дороги, в заботах о  доставлении  удовольствия моло-
дому поколению, проживающему летом в Павловске, заручилось согласием опыт-
ного  специалиста  по  организации  и  руководству  детских  игр  и  забав 
г. А. А. Дювернуа,  по  указанию  и  под  наблюдением  которого  учреждает  в  этом 
году  в  саду  и  при  вокзале  бесплатную  площадку  для  детских  игр  и  забав.  Будут 
установлены гимнастические снаряды и игры по шестнадцати группам и отдельно 
представленные игры: домино-крокет, кегли, боуэ, миниатюрный теннис, парашю-
ты Копа, мишени для стрельбы и мяча, бильбоке обыкновенное и воздушное, кро-
кет,  диски  и  ядра  для  метания,  скакалки,  кольца  для  катанья,  мешки  для  бега, 
коньки на роликах и многое другое… Открытие ожидается в первых числах июня. 
Во  время  игр  будет  играть  оркестр  военной  музыки.  Желающие  получить  более 
подробные разъяснения могут письменно обратиться к заведующему Павловским 
вокзалом С. С. Макарову»18. 
Интересно, что Павловск по своему устройству концентричен. Город со всех 
сторон  окружает  парк,  замыкаясь  вокруг  парка  и  подчиняясь  ему  полностью.  Не-
смотря на то, что в парке «пахнет дымом дуэлей», «падают при первой буре дере-
вья», случаются самоубийства, «велосипедисты сбивают детей» на «Объездной до-
рожке»,  за вокзальным прудом находят мертвых младенцев, а на знаменитой тяр-
левской просеке царит атмосфера преступлений, Павловский парк привлекает дач-
ников и жителей Павловска. Бескрайний и таинственный, по вечерам он сужается 
до площади перед вокзалом и самого вокзала. И уже там, внутри него, на «высшем 
круге»  главенствует  музыка  и  тот, кто  ею  управляет,  властитель  нотных  знаков  и 
ежевечерних настроений павловских обывателей, центр вечернего мира – Демиург-
Дирижер. Долгое время им был Herr Hessin – настоящий немецкий маленький, ак-
                                                      
15 Дачник. 1909. 19 – 21 июля. № 34. 
16 Царскосельское дело. 1909. 17 июля. № 29. 
17 Дачник. 1909. 24 – 25 июля. № 36. 
18 Царскосельское дело. 1909. 9 мая. № 19. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

А. В. Захарова 
Сцены из дачной жизни Павловска начала XX века 
куратный Мефистофель – необходимый элемент павловской жизни. В газетах его и 
ругают, и хвалят, но вот обойтись без него никак не могут – фамилия Хессин с теми 
или  иными  эпитетами  встречается  почти  в  каждой  газете  с 1907  по  1909 год.  И  в 
целом, эти публикации дают полную характеристику и этому интересному челове-
ку, который находился на сцене Павловского музыкального вокзала несколько дач-
ных сезонов, и программам его концертов. 
«Третий год г. Хессин сидит в Павловске, – сообщает в 1909 году газета “Пе-
тербургский  листок”. –  Именно  “сидит”,  не  двигаясь  ни  вперед,  ни  назад.  Все  он 
тот  же:  аккуратное,  малоизменное  помахивание  палочкой,  почти  непрерывные, 
кстати и не кстати движения левой рукой, неподвижность фигуры, таковая же не-
подвижность лица – таковы внешние данные г. Хессина, как дирижера. 
В  соответствии  с  внешними  дирижерскими  особенностями  г. Хессина  нахо-
дятся и “внутренние” его особенности, как дирижера. И тут он “аккуратен”, а по-
этому не позволяет себе слишком увлечься»19. 
Все когда-то кончается. Еще один сезон, быстрый, как мгновение, в набирав-
шем  скорость  «железном  веке»  подошел  к  концу.  Сказки  кончаются  быстро,  и  в 
особом пространстве и времени, мало связанном с временем реальным, существуют 
в нашей памяти, населенные образами людей, музыкой, запахами. 
Задержимся в Павловске еще на мгновение. Он закрывает сезон прощальным 
концертом на вокзале, где в последний раз соберутся дачники и «зимогоры», и где 
театр  этой  удивительной  павловской  жизни  дает  свое  последнее  представление: 
«При  салютах  небесной  артиллерии  под  огнями  грозового  фейерверка  состоялось 
нынче закрытие Павловского вокзала. Явление совершенно необычное для сентяб-
ря месяца, который в этом году словно хочет заплатить за то, что не додано было 
июнем. Но ни оглушительные раскаты грома, ни ослепительные молнии, ни даже 
потоки дождя не могли остановить присяжных “закрывателей” и павловских мело-
манов. 
Концертный зал был набит: извозчики в городе были все нарасхват. Из-за них 
чуть не дрались (и все ехали на музыку). А на этой самой музыке можно было по-
слушать все, но не музыку. На эстраде появляются певцы и певицы, публика видит 
как они открывают рты, но пения не слышно. Впрочем, это не мешает исполните-
лям иметь большой успех. Добродушно настроенная аудитория верит на слово, что 
они хорошо поют и хлопает им вовсю. Жарища в зале тропическая, теснота нево-
образимая. И вот несмотря на то, что площадка перед залом похожа на дно речное, 
а сверху все льет и льет, один за другим выходят слушатели из зала и на площади 
образуется оригинальное гуляние под зонтиками. 
“А, говорят, в будущем году Хессин больше не выступит”, – с надеждой гово-
рит солидный господин в непромокаемом плаще. “Мало ли, что говорят”, – откли-
кается  другой  пожилой  господин  под  зонтиком.  “Надо  быть  пессимистом.  Тогда 
избежишь разочарования”. 
“Да  ведь  это  ужасно!”, –  восклицает  первый.  “Ведь  при  нем  оркестр  совсем 
разладится. Его наверное больше не выпустят”. 
“Господа,  скандал!” –  восклицает  какой-то  молодой  человек,  обращаясь  к 
группе молодежи, собравшейся под навесом у буфета. “В буфете одна дама подвяз-
ку потеряла, а какой-то господин намотал ее на шею и ходит…” “Выведут”, – глу-
бокомысленно замечает кавалерийский юнкер. 
Небо проясняется. Появляются звезды. Публика спешит выбраться из залы и 
образуется привычный людской водоворот. Снаружи сыро, темно, шумно, но весе-
ло. Завтра Павловск погрузится в длительную зимнюю скуку. Прощай лето! 
                                                      
19 Петербургский листок. 1909. 21 мая. № 136. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

А. В. Захарова 
Сцены из дачной жизни Павловска начала XX века 
“Serge”, – говорит своему соседу франт в нелепом котелке с отогнутыми к ни-
зу полями и в насквозь промокших желтых ботинках. – “Serge, здесь настоящая вы-
ставка дамских чулок”. “И не одних чулок только”, – отвечает Serge. В самом деле, 
некоторые щеголихи, стараясь не замочить подолов своих светлых gran костюмов, 
несколько потеряли чувство меры. 
“Прощай  музыка”, –  тоскливо  слышится  в  толпе  женский  голосок. –  “Опять 
тощища будет в Павловске”. “Не унывай, Маруся”; отвечает густой бас: “Не уны-
вай  и  помни  бессмертные  слова  Пруткова:  ' Юнкер  Шмидт,  честное  слово,  лето 
возвратится!''”»20 
                                                      
20 Царскосельское дело. 1909. 11 сент. № 37. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 


Похожие:

Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  Н. Г. Гаврилова 

Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  В. И. Аксельрод 
И. М. Гревса,  Н. П. Анциферова,  Н. А. Гейнике,  А. Я. Закса и др.  был  экскурсион
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  Л. С. Савченко 
Этот  молодой  человек  из  Нежина3  появляется  в  Петербурге  в  1893 году  для 
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 8- 9 января 2000 года.  В. И. Аксельрод 
И. М. Гревс,  Н. П. Анциферов,  Б. Е. Райков,  Л. А. Ильин,  П. П. Вейнер  и другие. 
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 10 января 1999 года.  Г. А. Шатаева 
Ф. И. Шаляпин,  А. А. Блок3,  Л. А. Орбели,  Л. С. Вивьен,  но  из-за  большой  загру
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Н. Е. Савина 
Захарьевская –  по  находившейся  здесь  церкви  Святых  Захарии  и  Елизаветы,  по
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 10 января 1999 года.  Н. А. Маловичко 
Не  понимаю,  за  что  Париж  прозвали  столицей  мира! –  горячился  он. –  Наш  Пе
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 8- 9 января 2000 года.  Н. М. Манизер 
Клиническом  институте  закончилось  тем,  что,  признавая  основательность  зна
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева 
Зарины,  стремившиеся  в Петербург,  приехавшие  туда  из  провинции,  во  многом 
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 13 января 2002 года.  Н. А. Суровенко 
С приходом  нового  столетия  люди  ожидают  перемен,  обновления.  И это  прежде 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница