Литература в Сибири в первой половине xix века




PDF просмотр
НазваниеЛитература в Сибири в первой половине xix века
Дата конвертации22.12.2012
Размер53.4 Kb.
ТипЛитература






Продолжение. Начало в №3 за 2000 г.
Алексей ГОРШЕНИН
В ОТБЛЕСКАХ РУССКОГО РОМАНТИЗМА
Литература в Сибири в первой половине XIX века
Литературная жизнь Сибири начала XIX века. — Зарождение
интереса к романтизму и его особенности в сибирской словесности. —
Поэтическая Жар-птица Петра Ершова.
 — «Эй, баргузин, пошевеливай
— родоначальник исторического романа в Сибири.

Век XIX начался для русской литературы под знаменем романтизма, разверну-
тым в России
 Жуковским. Те же, в целом характерные для всей отечественной
словесности процессы наблюдались и в Сибири. Но были здесь и свои существен-
ные особенности. Например, отрицательно сказалось на дальнейшем развитии лите-
ратуры Сибири закрытие тобольских журналов, а следом (по царскому указу) — и
вольных типографий. С исчезновением собственной периодики литература в сибир-
ской провинции вновь пришла к рукописному состоянию. Широкое распространение
получила рукописная публицистика как своеобразная форма общественного протес-
та: сатирические стихи, анекдоты. Появился и такой «оригинальный» жанр, как «до-
нос». Ведь только жалобы в столицу и могли противопоставить беспределу наместни-
ков-сатрапов притесняемые ими люди. Жалобы иной раз были написаны с такой
страстью и словесным искусством, что перерастали свое назначение и становились
подлинными произведениями рукописной литературы. В то же время в Сибири
долго не приживались передовые взгляды и идеи, а читательские пристрастия, сло-
жившиеся под влиянием классицизма минувшего века, оставались архаичными.
Интерес к романтизму возник в Сибири лишь в 20-х годах XIX
 когда
в местной литературе появились первые подражания Жуковскому. Наиболее же



яркие произведения романтической поэзии со-
здаются в 30-х годах (стихи и поэмы Ф.
Бальдауфа, А. Кузьмина, П. Ершова). При-
мерно в то же время расцветает и романти-
ческая проза.
Почему не раньше?
Во-первых, в 1825 г. произошло событие,
которое потрясло всю Россию и не могло не
коснуться сибирской жизни. Это — восста-
ние декабристов. На долгие годы каторги и
ссылки Сибирь стала для них второй родиной.
Среди декабристов было немало одаренных
поэтов и прозаиков (вспомним хотя бы
Кюхельбекера или
 Марлинского), под
влиянием которых сибирские литераторы ста-
ли пробовать себя в романтизме. Было, во-вто-
рых, и еще одно важное обстоятельство, спо-
собствовавшее подъему в Сибири в 30-х годах
литературы и культуры.
Как известно, краеугольной чертой роман-
тизма является обостренное ощущение разры-
ва между желаемым (идеалом) и действитель-
ным. Ощущение это не в последнюю очередь
подвигло передовое дворянство выйти на Се-
натскую площадь. Но оно же, как ни парадок-
сально, владело представителями совсем дру-
гого сословия — сибирского купечества, наби-
равшего в те годы силу и игравшего в
экономической и культурной жизни родного
края прогрессивную роль. Богатые купцы со-
бирали большие библиотеки и художествен-
ные галереи, содержали театры, покровитель-
ствовали литераторам, издавали газеты. И если
в европейской России носителями культуры в
тот период было дворянство, то в Сибири —
просвещенное честолюбивое купечество. Бла-
годаря ему, в частности, начинают создаваться
кружки любителей словесности, а с выходом в
1828 году в Красноярске «Енисейского альма-
наха» возрождается и журнальная периодика.



П.П.Ершов
.
Что же представляла собой романтическая
литература Сибири?
Поэзия романтизма развивалась в Сибири
под влиянием ее российских столпов: малые фор-
мы и лирика испытывали на себе сильное воз-
действие Жуковского и Батюшкова, а романти-
ческая поэма целиком ориентировалась на Пуш-
кина. Но кое в чем сибирский романтизм заметно
отличался. Например, утрачивали свое особое
значение «местный колорит» и экзотика стран-
ствий. Скажем, если герой романтических поэм
Пушкина, порывая с цивилизацией, устремлялся
в неведомую романтическую даль, то у лиричес-
кого героя поэтов-сибиряков такой «земли обе-
тованной», куда можно было бы уйти от мирс-
ких забот и тревог, по существу не было: дальше
Сибири бежать все равно было некуда. А по-
тому в произведениях сибирских поэтов наблю-
далось значительно меньше романтических пре-
135







увеличений и условностей, зато больше досто-
верных картин и описаний, основанных на глу-
боком знании предмета изображения, на исполь-
зовании местной этнографии и фольклора. И
едва ли не самым красноречивым тому подтвер-
ждением может служить творчество
 Ер-
шова и
 Давыдова.
О Петре Павловиче Ершове — авторе зна-
менитого
 — слышали, на-
верное, все. Вот уже более полутора веков этой
замечательной сказкой зачитываются люди
разных возрастов и поколений. В чем же при-
чины ее необыкновенной популярности?
Сказать коротко — в глубоких народных
корнях и истоках, что особенно хорошо видно
в образах главных героев сказки — Ивана-
дурака и Конька-горбунка. Через них прежде
всего
 Ершову удалось выразить самую суть
русского человека, показать, каким духовным
богатством он владеет. Но и другим персона-
жам ершовской поэмы в народности не отка-
жешь. Хорошо знакомым фольклорным ти-
пом видится, например, жестокий, жадный и сла-
столюбивый царь, привыкший загребать жар
чужими руками.
Духом сказочного фольклора пронизано все
произведение П. Ершова. Великолепно зная
устное народное творчество, он широко пользу-
ется его поэтической стихией, проявляющейся
в разного рода фольклорных образах, поговор-
ках, присказках, сравнениях, местных сибирских
диалектизмах. Автор вообще стремится создать
впечатление устной разговорной речи. И ус-
пешно этого достигает. При чтении действи-
тельно возникает опущение, что сказка эта и
впрямь родилась в народе, а Ершов только за-
писал ее, сохранив в ней все богатство и разно-
образие народного языка и юмора. И, навер-
ное, такое вот поразительное умение автора
 подчинять народную
136





ковую стихию собственным художественным
задачам дало повод сказать Пушкину, что сей
«Ершов владеет своим стихом, как крепостным
мужиком». Сам искушенный сказочник, Алек-
сандр Сергеевич, надо заметить, вообще был
очень высокого мнения о «Коньке-горбунке».
Недаром же после знакомства с ним он с удов-
летворением заметил: «Теперь этот род сочине-
ний можно мне и
Впрочем, отношение к сказочной поэме П.
Ершова не было однозначным: у одних она вы-
зывала восторг, у других — неприязнь. За ан-
тимонархическую, античиновничью направлен-
ность ее отвергали официальные круги. Цен-
зура сначала беспощадно вымарывала в ней
острые места, а потом и вовсе запретила сказ-
ку, но что — цензура! Не принял ее и... вели-
кий Белинский, утверждавший, что сказка Ер-
шова «не имеет не только художественного до-
стоинства, но даже и достоинства забавного
фарса». Между прочим, «неистовый Виссари-
он» сказки Пушкина тоже считал неудачей,
«плодом ложного стремления к народности».
Время все, однако, расставило по местам: сказ-
ки Пушкина и Ершова продолжают жить.
Но вот что
 Если Пушкин к сво-
им сказкам пришел уже в зрелом возрасте и
в зените поэтический славы, то Ершов «Конь-
ка-горбунка» написал девятнадцатилетним
юношей в начале своего творческого пути. Фе-
номенально? Безусловно. Хотя, с другой сто-
роны, жизнь и судьба поэта могут многое
объяснить.
П. Ершов родился 22 февраля (5 марта по
н. ст.) 1815 года в деревне
 под
 Отец поэта служил исправником, и
все детство прошло в разъездах по Сибири.
Поэтому с ранних лет П. Ершову довелось об-
щаться и с крестьянами, и с казаками, и с ям-
щиками, и с охотниками. От них мальчик мно-







 узнал о жизни простого русского народа,
услышал живую, сочную разговорную речь. Да
и в сказках, песнях, которых в эти годы ему
также немало пришлось услышать, воспевался
и прославлялся человек-труженик
нин, солдат, мастеровой. Все это не могло не
отложиться в памяти и душе не по годам раз-
витого и восприимчивого ребенка и не стать
благодатной питательной средой, в которой
вызревал будущий поэт.
Заметный след в судьбе
 Ершова оставили
годы
 проведенные в Тобольске,
где он учился в гимназии. В его воспитании
приняли участие выдающиеся личности:
цов — в будущем автор «Исторического обо-
зрения Сибири», ссыльный композитор А. Аля-
бьев, замечательный педагог, директор гимназии
И. Менделеев — отец великого химика. Так
что, уезжая поступать в Петербургский универ-
ситет, П. Ершов имел за плечами и знание на-
родной жизни, и немалый культурный и духов-
ный багаж, и, конечно же, талант, — словом, все





необходимое, чтобы вырасти в настоящего поэта.
Первые годы пребывания в столице оказа-
лись для П. Ершова радостными и счастливы-
ми. Прежде всего, потому, что в 1834 году увидел
свет его «Конек-горбунок».
После публикации «Конька-горбунка» П.
Ершов — частый гость на страницах столич-
ных журналов,
 он выступает со стихами и
Поэмами, пьесами и даже рассказами. Но боль-
шинство их лишены неповторимой свежести и
оригинальности «Конька-горбунка».
Пытался П. Ершов вернуться и к счастли-
вому для себя жанру стихотворной сказки. Даже
задумал написать поэтический свод русского
народного творчества («сказку
 Но
дальше замысла и отдельных, не очень удачных
фрагментов дело не пошло.
Литературные неудачи у П. Ершова сопро-
вождались семейными несчастьями: умирает отец,
следом — старший брат. После окончания уни-
верситета поэт остается срактически без средств
к существованию. Выход из создавшегося по-


Вид гористой части Тобольска


ложения он видит один — возвращение в
Сибирь. Как писал он в стихотворении «Про-
щание с Петербургом»: «На небе родины да-
лекой меня другое солнце ждет». Ему кажется,
что на берегах Иртыша он снова обретет твор-
ческие силы и осуществит все свои замыслы.
Летом 1836 года П. Ершов с матерью уез-
жает в Тобольск. Навсегда.
Здесь он становится учителем местной гим-
назии. Ему удается проявить себя и на новом
поприще. Он рассказывает учащимся о своих
встречах с Пушкиным, Жуковским, другими
 организует гимна-
зический театр... Но и литературные занятия
тоже не оставляет. Хотя провинциальная кос-
ность, равнодушие, а то и откровенная враж-
дебность, с которой поэт то и дело сталкивает-
ся, а также постоянные обременительные забо-
ты о куске хлеба его угнетают и явно не
способствуют творческому вдохновению.
Едва ли не лучшим из написанного П. Ер-
шовым в Тобольске стала навеянная истори-




ческим прошлым Прииртышья и основанная на
старинном сказании поэма
 (1837), рас-
сказывающая о любви хана
 к черно-
глазой красавице-наложнице Сузге.
кие перипетии этой романтической истории раз-
ворачиваются на фоне событий, связанных с
присоединением Сибири к России. Поэма не
лишена существенных недостатков. Тем не ме-
нее, в литературе российской она стала явлени-
ем незаурядным и дожила, неоднократно пере-
издаваясь, до наших дней.
В 1857 году П. Ершова назначают дирек-
тором Тобольской гимназии. За пять лет пре-
бывания на этом посту он успел много сделать
для развития просвещения Сибири. В 1862
году П. Ершов вышел в отставку и остался
полностью не у дел. Жилось в ту пору ему очень
трудно: обремененный большой семьей, он под-
час бедствовал настолько, что не мог купить
дров для отопления дома...
18 (30 по н. ст.) августа 1869 года П. Ер-
шов скончался. На могиле поэта был уста-


Вид верхней и нижней части Тобольска
138




новлен памятник с
надписью: «Петр Павлович Ершов, автор на-
родной сказки «Конек-горбунок».
Мог ли предположить стихотворец из дале-
кого сибирского города, сочиняя «на заре туман-
ной юности» веселую и увлекательную сказоч-
ную поэму, что переживет она его на столетия, что
выпущенная им с листа бумаги фантастическая
Жар-птица осветит и согреет души и сердца не
одного поколения благодарных
Вряд ли полагал, что его обессмертит одно-
единственное стихотворное произведение, и со-
временник П. Ершова Д. Давыдов. Нет, вовсе
не тот знаменитый Денис Давыдов — поэт-
гусар, герой Отечественной войны и друг Пуш-
кина, а сибиряк Дмитрий Давыдов, имевший,
впрочем, с первым по отцовской линии род-
ственные связи.
Дмитрий Павлович Давыдов
родился в Ачинске в семье чиновника. Полу-
чив домашнее образование, служил писцом в
Ачинском окружном суде. Через некоторое вре-
мя, выдержав экзамен на звание учителя, ста-
новится преподавателем: работает сначала в
Якутске, потом в Верхнеудинске. Талантли-
вый педагог, Д. Давыдов добивался открытия
новых школ, заботился об улучшении препода-
вания. Кроме того, живо интересовался наукой
и литературой, занимался активной деятельно-
стью в области естествознания, археологии, эт-
нографии, вел метеорологические наблюдения,
принимал участие в экспедициях Географичес-
кого общества. Давыдов изучал бурятский, мон-
гольский, якутский языки, очень любил устное
народное творчество народов Сибири... Лич-
ностью, в общем, был удивительно разносто-
ронней. Но обессмертил он себя как раз не
всем этим. Помимо прочего, был он еще и по-
этом.







Стихи Д. Давыдов писал с юношеских лет,
хотя долго не решался их публиковать. Лишь в
1856 году в петербургской газете «Золотое руно»
стали появляться его стихотворения и очерки из
сибирской жизни. Здесь же увидела свет его поэма
 или Волшебная скамеечка». А
в 1871 году в Иркутске вышла своеобразная сти-
хотворная автобиография Д. Давыдова «Поэти-
ческие картины». Вот, собственно, и все, что дош-
ло из его творчества до нас.
Поэтические произведения Д. Давыдова на-
писаны простым легким слогом. Они насыще-
ны местным колоритом, впитали в себя фольк-
лорные мотивы и этнографические подробнос-
ти быта и обычаев аборигенов Сибири.
Наиболее же известным в поэтическом насле-
дии Д. Давыдова явилось его стихотворение
«Дума про беглеца на Байкале» (1858), пре-
вратившееся впоследствии в горячо любимую
народом песню «Славное море — священный
Байкал!» (названа по первой строчке).
На широкое распространение этой песни еще
в 60-х годах XIX в. обратил внимание извест-
ный этнограф С. Максимов, путешествовавший
по местам сибирской каторги. Приведя в своей
книге «Сибирь и каторга» текст этой песни, он
отмечал, что она, хорошо знакомая в нерчинских
тюрьмах, отличается «некоторыми достоинства-
ми и даже искусством, обличающим опытного
стихотворца». И далее Максимов писал: «Пес-
ню для пущего колорита подцветили даже мес-
тными
 Д. Давыдов в то время был
еще жив, но заезжий исследователь народного
быта так и не установил автора. Он ограничил-
ся лишь беглым замечанием: «Вот, стало
барин какой-то снизошел подарком и написал
арестантам
Большой знаток сибирской культуры Н.М.
 тоже считал «Славное море — свя-
щенный Байкал» произведением народной по-
139



эзии. В своей работе «Ссылка и ссыльные»
он писал, что уже сама переправа через гро-
мадное и бурное, как море, Байкал «дала пищу
многочисленным, дышащим правдой и непод-
дельной поэзией песням бродяг» и отмечал при
этом, что «даже в старинное время некоторые
 песни отличались безукоризнен-
ной отделкой внешней формы и верностью
стиха». А в качестве примера приводил пол-
ный текст «Славного
Превращение стихотворения «Дума беглеца
на Байкале» в народную песню, в своего рода
«сибирский гимн» отнюдь не случайно: от него
действительно веет байкальским простором, го-
рячей жаждой воли и отважным стремлением
преодолеть на пути к ней все преграды.
Любопытно, что, публикуя «Думы беглеца
на Байкале» в газете «Золотое руно», Д. Да-
выдов в примечаниях к нему пояснял и сам
сюжет, и встречающиеся в тексте местные сло-
ва. Оказывается, беглецов с каторжных заво-
дов — а герой песни один из них — называли
«прохожими». Во время побегов они питались
подаяниями сельских жителей и больше всего
боялись горной стражи и зверопромышленни-
ков, стрелявших в них без колебаний. Д. Да-
выдов в комментарии пишет: «Беглецы с нео-
быкновенной смелостью преодолевают есте-
ственные препятствия в дороге. Они идут через
хребты гор, через болота, переплывают огром-
ные реки на каком-нибудь обломке дерева, и
были примеры, что они рисковали переплыть
Байкал в бочках, которые иногда находят на
берегу моря и в которых рыболовы солят ому-
ля». Сравнивая с текстом эти комментарии,
убеждаешься, что Д. Давыдов очень правдиво
и точно отобразил конкретные реалии сибирс-
кой действительности. Правда, в процессе уст-
ной передачи стихотворение «Думы беглеца
на Байкале» претерпело изменения. В дошед-
140








шем до нас варианте сохранилось лишь пять
строф-куплетов из первоначальных одиннадцати.
Изменились отдельные слова и фразы, но ос-
нова осталась та же и сохранилось главное —
внутреннее состояние героя песни.
В автобиографическом стихотворении «Си-
бирский поэт» Д. Давыдов называл себя «си-
бирским
 певцом природы и людей.
Несколько высокопарно, но по
 верно.
И сибирскую природу, и людей родного края
поэт безмерно любил, и это нашло отражение в
его поэзии, венцом которой стало стихотворе-
ние «Дума беглеца на Байкале», где автору с
большой эмоциональной силой удалось выра-
зить страстный позыв человека к свободе.
Вечный позыв. Потому и песня живет доныне,
став нетленным памятником своему создателю.
И все-таки в целом, несмотря на появление
в ней таких ярких фигур, как Ершов и Давы-
дов, романтическая поэзия в Сибири получила
не особенно широкое распространение. А в
30-х годах пальма первенства прочно перешла
к прозе. Сибирские прозаики стремились чес-
тно и правдиво рассказывать о родном крае,
давать о нем реальное представление. В этом
убеждают произведения
 Щукина,
Бобылева,
 Полевого, с повести которого
«Сохатый», собственно, и началась романтичес-
кая проза Сибири.
 конечно же, нельзя не
вспомнить об одной из примечательнейших ее
фигур — об И.Т. Калашникове.
Ивана Тимофеевича Калашникова
1863) можно считать родоначальником исто-
рического романа в Сибири. В 30-х годах его
произведения пользовались немалым успехом.
О них с одобрением высказывались Пушкин,
Кюхельбекер. Написанные в романтическом
ключе, они, правда, с развитием «натуральной
школы» довольно быстро отошли в тень, тем
не менее, след свой в сибирской литературе И.







Калашников оставил. И прежде всего благо-
даря романам «Дочь купца
 и «Кам-
чадалка» .

Историю, которая легла в сюжетную основу
романа «Дочь купца
 писатель ус-
лышал от своего отца, ставшего очевидцем со-
бытий, связанных с сумасбродством выживше-
го из ума начальника Нерчинских заводов
Нарышкина. Автор щедро вводит в роман под-
линные факты и сведения из прошлого Сибири,
излагает историю Нерчинска. Правда, по соб-
ственному признанию И. Калашникова, «неко-
торые происшествия, случившиеся в разное
время», он «соединял в одну раму», оправдывая
себя тем, что «так делал и сам родоначальник
новейших романов, неподражаемый Вальтер
Скотт», который, к слову, был его кумиром и у
которого он многому учился.
Опираясь на авторитет В. Скотта, И. Ка-
лашников отстаивает свое право на отступле-
ния от исторической правды. Как и многие
романтики, он противопоставлял историю по-
эзии в пользу последней, считая, что история
может только побудить, но не удовлетворить
желание «быть зрителем рассказанных ею про-
 И тогда «на помощь душе прихо-
дит божественная всемогущая поэзия...» По-
добно А.
 И. Калаш-
ников считал, что воскресить прошлое — значит
оживить человеческие страсти, увидеть людей
с «тайными их думами, с неразгаданными му-
ками и наслаждениями, с утаенными злодей-
ствами и
 И как типичный
романтик И. Калашников стремился выразить
через изображаемые им конфликты идею



 неизбежности страданий добрых и че-
стных людей. И. Калашников показывает Си-
бирь как страну, где есть люди честные, силь-
ные и смелые, где рождаются высокие чувства
и стремления.
Достоинства и слабости предыдущего ро-
мана повторились и в «Камчадалке». Приме-
чательно, что, при всем романтическом антура-
же и тональности, в изображении быта камча-
далов И. Калашников этнографически точен и
объективен. Автор обращает внимание на то,
что, несмотря на свою темноту и отсталость, кам-
чадалы — народ честный, верный слову, муже-
ственный и стойкий в минуты испытаний. Чего
не скажешь о многих
 проживающих с
ними бок о бок. О казаках, например, устраива-
ющих аборигенам жестокие экзекуции. Нагне-
тание зла и ужаса в «Камчадалке» подчас чрез-
мерно, что, впрочем, вполне в духе романтизма,
однако подкупает искренняя авторская боль за
судьбы беззащитных людей, его гнев по поводу
произвола чиновников.
В романах И. Калашникова немало совер-
шенно реалистических сцен, эпизодов, описа-
ний, деталей и подробностей, тем не менее, его
произведения — типичные явления сибирской
романтической прозы, с которой этот дарови-
тый писатель связал всю свою творческую
жизнь.
Романтизм в сибирской словесности просу-
ществовал почти до середины девятнадцатого
столетия, но в недрах его уже созревало куда
более могучее и жизнеспособное направление
— реализм. И ему будет посвящен следующий
наш урок.


Похожие:

Литература в Сибири в первой половине xix века iconКонтрольная работа № Тема: Россия в первой половине XIX века
Назовите дату правления Александра I: а 1801-1825 гг.; б 1890-1900 гг.; в 1881-1896 гг
Литература в Сибири в первой половине xix века iconМетодические рекомендации по использованию учебников «Русская литература XIX века. 10 класс»
«Русская литература XIX века. 10 класс». Под редакцией Н. Н. Ионина, М., Мнемозина, 2003
Литература в Сибири в первой половине xix века iconЛитература древнерусская литература
Русская литература родилась в первой половине XI в в среде господствующего класса. В древней Руси ведущую роль в литературном процессе...
Литература в Сибири в первой половине xix века iconЛитература XIX века //«Олимп»;Издательство act, Москва, 1996 isbn: 5-7390-0274-х (общ.)
Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература XIX века //«Олимп»;Издательство act,...
Литература в Сибири в первой половине xix века iconI. Культура в первой половине xix в. 
Культура — одна из форм общественной жизни. Ее развитие есть результат творчества 
Литература в Сибири в первой половине xix века icon38 Ставров И. В.  Некоторые вопросы адаптации россиян в Маньчжурии в первой половине ХХ века 
Австралии  и  Канаде    38
Литература в Сибири в первой половине xix века iconА. Н. Островский Гроза
А. Н. Островский Гроза События происходят в первой половине XIX в., в вымышленном приволжском
Литература в Сибири в первой половине xix века iconИстория   западноевропейской  литературы xix века 
...
Литература в Сибири в первой половине xix века iconУроки, посвященные «Слову о полку Игореве», общей харак
«Литература xviii века в восприятии современного читателя», «В чем особен ности изображения внутреннего мира героев русской литерату...
Литература в Сибири в первой половине xix века iconОсновная образовательная программа Направление 031600 «Реклама и связи с общественностью»
Охватывает проблемы, включающие: возникновение русской периодической печати и ее развитие в первой половине хуш века
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница