А. Монастырский, Н. Панитков, Г, кизевальтер,  




PDF просмотр
НазваниеА. Монастырский, Н. Панитков, Г, кизевальтер,  
страница1/124
Дата конвертации28.12.2012
Размер1.81 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   124
 
 
 
А. МОНАСТЫРСКИЙ, Н. ПАНИТКОВ, Г, КИЗЕВАЛЬТЕР,  
С. РОМАШКО, И. МАКАРЕВИЧ, Е. ЕЛАГИНА 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ПОЕЗДКИ  ЗА  ГОРОД 
( 3 т. ) 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Москва, 1985 г. 
 


 
 
От авторов 
 
В третьем томе “Поездок за город” собраны документы акций, сделанных нами на протяжении 
последних  двух  лет.  Акции  расположены  не  в  хронологическом  порядке:  в  особый  раздел  выделены 
шесть акций серии “Перспективы речевого пространства”. 
Мы  приносим  искреннюю  благодарность  С.Хэнсген,  И.Кабакову,  С.Летову,  И.Бакштейну, 
Штеффену Андре и другим за деятельную помощь и поддержку нашей работы. 
Фотодокументацию акций осуществляли И.Макаревич, Г.Кизевальтер, М.Еремина, Е.Елагина. 
 
“Коллективные действия” 
 
 


 
Предисловие 
 
Особое  внимание  читателей  этого тома "Поездок за город" хотелось бы обратить на предметы 
или  на  "предметную  зону" демонстрационного поля новых акций. Прежде предметы в наших акциях 
выполняли  функции  приспособлений  для  создания  определенных  эффектов  восприятия  или 
фактографических  знаков,  вручаемых  после  акций  зрителям.  Специфика  предметов  акций  третьего 
тома  -  их  эстетическая  самостоятельность:  они  могут  экспонироваться  без  сопроводительной 
документации (описательных текстов, фотографий действия, где они использовались и т.д.) 
Ряд этих предметов состоит из: 
I.  Трех  серебряных  шаров  из  фольги,  поставленных  один  на  другой  (“Поездка  за  город  за 
третьим серебряным шаром для Сабины");  
2. Серебряного тора из фольги ("Серебряный тор"); 
3. "Золотых крыльев Н.Паниткова" и "Серебряного шара А.Монастырского" ("М"); 
4."Mягкой ручки" ("Русский мир", см. статью А.М. "ЦЗИ-ЦЗИ"); 
5. Контура зайца из белого картона ("Изображение ромба"); 
б. Двух черных ящиков из картона с фонарями ("Голоса", "Перевод", "Юпитер"); 
7. Восьми черных щитов с номерами ("Перевод"); 
8. Шести черных щитов с паралингвистическими знаками ("Юпитер"); 
9. "Черной партитуры" ("Юпитер"); 
10. Застекленного экрана в синем паспарту ("Бочка"); 
11. Предметов акции "Обсуждение". 
Разумеется,  перечисленный  ряд  предметов  входит  и  в  демонстрационное  поле  акций,  в  его 
"предметную  зону".  Все  эти  предметы  так  или  иначе  (в  основном  генетически)  связаны  или  с 
фактографией или с “приспособлениями”, но одновременно они указывают на те места в "предметной 
зоне",  где  проходит  граница  эстетики  действия.  В  данном  случае  эти  места  можно  определить  как 
"сияния"  (ряд  бело-золотых  предметов)и  "провалы"  (ряд  черных  предметов)  с  недвусмысленно 
символическим  значением,  разговор  о  котором  выходит  за  рамки  интересующих  нас  проблем 
демонстрационных отношений. 
За исключением акции "Русский мир" с довольно неожиданным концом (отбирание у зрителей 
врученных  им  предметов  -  фактографий  и  затем  их  сжигание)  все  акции  этого  тома  построены  без 
каких-либо  неожиданных  эффектов  по  принципу  "ожидания  без  получения".  Демонстрационные 
пространства  этих  "бесплодных  ожиданий"  довольно  разнообразны  -  от  комфортных  ("Описание 
действия",  "Юпитер")  до  трудновыносимых  ("Бочка").  Большинство  акций  строилось  на 
девальвированных прежними перформансами эстетических понятиях, то есть уже хорошо знакомых и 
отработанных:  "пустое  действие",  "человек  вдали",  "линия  удаления",  "группа"  и  т.п.  Новые 
демонстрационные  зоны  акций  третьего  тома  связаны  с  проблемой  "ритмов  восприятия"  – 
"повторение" (серия акций "Перспективы речевого пространства") и "незаметность" ("Мягкая ручка" из 
"Русского мира" и "Бочки"). Но главная эстетическая экзистенция новых акций это такие действия, как 
"хождение",  "стояние",  "сидение"  и  "лежание"  в  тех  своих  техническо-функциональных аспектах, где 
они  лишены  символического  и  эстетического  наполнения  и  остаются  за  пределами  суждения  и 
понятия,  то  есть  когда  они  выступают  в  том  качестве  само  собой  разумеющейся  необходимости, 
которая порождает их парадоксальную трансцендентность по отношению к эстетическим спекуляциям 
и  художественному  поведению.  В  таком  качестве  онтологического  основания  эстетики  действия  эти 
акты и выступают как парадоксально-метафизические пространственно-временные переживания. 
К  таким  же  "свободным  зонам"  (но  уже  несколько  суженым  границами  эстетической 
рефлексии)  можно  отнести  и  созерцательные  пространства,  например,  такие  как  созерцание  "белого" 
(см.  текст  Н.Паниткова  из  акции  "Описание  действия"),  "пейзажа"  (см.  статью  А.М.  "ЦЗИ-ЦЗИ")  и 
"звучания" ("Юпитер"). 
Эти  демонстрационные  зоны  непосредственных  действий  и  созерцаний  (рефлексия  "ритмов 
восприятия")-  как  раз  те  области,  куда  направлено  наше  экзистенциальное  внимание,  но  никак  не 
внимание наших зрителей. Зрительское восприятие в большинстве случаев направлено на ожидание и 
понимание  "пластического"  материала  –  приемов  и  структур,  которые  нами  использовались  в 
действиях.  Интересно,  что  этот  материал  в  виде  неподвижной  "предмет-рамы"  или  скользящей  рамы 
 

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   124

Похожие:

А. Монастырский, Н. Панитков, Г, кизевальтер,   iconV всероссийский конкурс
Елена Елагина; «Балаклавский кураж», Сергей Братков; «Ландшафты будущего», Павел Пепперштейн; «Большой адронный коллайдер», Николай...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница