Сказка о царе 




Скачать 44.55 Kb.
PDF просмотр
НазваниеСказка о царе 
Дата конвертации01.01.2013
Размер44.55 Kb.
ТипСказка
Николаев  Г.А.  Пушкинский  сюжет  в  русской  опере / Г.А.Николаев // 
Ученые записки Казанского государственного университета: А.С.Пушкин 
и  взаимодействие  национальных  литератур  и  языков  (К 200-летию  со 
дня рождения А.С.Пушкина). - Казань: УНИПРЕСС, 1998. - Т. 136. - С. 71-78.  

А.С.Пушкину принадлежит мировой приоритет среди писателей и поэтов, 
чьи  сюжеты  были  использованы  в  качестве  литературной  основы  в  опере.  В 
этом  он  превосходит  даже  В.Шекспира,  оперы  на  сюжеты  произведений 
которого широко известны специалистам и любителям. Более десятка русских 
и  европейских  композиторов  писали  оперы  на  сюжеты  А.С.Пушкина.  Среди 
них - М.Глинка ("Руслан и Людмила"), А.Даргомыжский ("Русалка", "Каменный 
гость"
), М.Мусоргский ("Борис Годунов"), Н.Римский-Корсаков ("Сказка о царе 
Салтане", "Золотой  петушок", "Моцарт  и  Сальери"
),  П.Чайковский 
("Евгений  Онегин", "Пиковая  дама", "Мазепа"),  Э.Направник  ("Дубровский"), 
С.Рахманинов ("Алеко") и др.  
 Случайно это или нет, но самые популярные во всем мире русские оперы 
написаны на пушкинские сюжеты. Безусловный лидер здесь - "Борис Годунов" 
М.Мусоргского, далее - "Пиковая дама" и "Евгений Онегин" П.Чайковского. И 
эти три оперы весьма устойчивы в репертуарах мировых оперных театров, а 
их  постановку  могут  осуществить  только  наиболее  авторитетные  оперные 
сцены мира, такие, как Метрополитен Опера (Нью-Йорк), Гран Опера (Париж), 
Ковент-Гарден  (Лондон),  Венская  Опера,  оперные  театры  Италии  и  др. 
Причем все чаще в этих постановках участвуют лучшие певцы России.  
 Конечно,  авторы  либретто  опер  и  композиторы  стремились  как  можно 
точнее передать пушкинские сюжеты и как можно полнее - пушкинское слово. 
Но это не всегда удавалось, особенно, когда опера была написана на сюжеты 
пушкинских  поэм  ("Руслан  и  Людмила", "Полтава", "Цыганы"  и  др.)  или 
прозаических произведений. В этих случаях создатели оперы дорожат любой 
возможностью  сохранить  слово  поэта.  Так,  М.Глинка  блестяще  использовал 
монолог Руслана О, поле, поле, кто тебя Усеял мертвыми костями?, построив 
на нем философскую линию оперы - тему памяти и забвенья:  
Времен от вечной темноты, 
Быть может, нет и мне спасенья! 
Быть может, на холме немом 
Поставят тихий гроб Русланов, 
И струны громкие Баянов  
Не будут говорить о нем!  
Композитор  нашел  убедительное  продолжение  этой  темы,  вложив  ответ 
на  вопрос  Руслана  во  вторую  песню  Баяна,  песню-предсказание  "вещего 
Баяна" (каким он предстает в "Слове о полку Игореве"):  
Есть пустынный край, 
Безотрадный берег, 
Там на полночи далеко. 
Солнце летнее на долины там 
Сквозь туман глядит без лучей. 
Но века пройдут,  
И на бедный край  
Воля дивная низойдет: 
Там младой певец славу родины 

На златых струнах запоет.  
И Людмилу нам с ее витязем  
От забвения сохранит... (либретто В.Ширкова).  
Фактически  это  панегирик  самому  Пушкину, "младому  певцу",  а  опера 
Глинки - вечный памятник поэту.  
Это,  конечно,  отход  от  пушкинского  сюжета.  Но,  как  позднее  скажет 
музыкальный  критик  Г.Ларош:  "Что  у  Пушкина  намек,  то  у  Глинки  полное 
воплощение"
 [1]. Такие  отходы  от  литературных  сюжетов  связаны  с 
требованиями музыкально-сценического оперного жанра и приняты в мировой 
оперной  классике:  опера - это  не  музыкальная  иллюстрация  к  тексту  поэта, 
писателя  или  драматурга,  а  специфическое  произведение  искусства  со 
своими  законами  жанра.  И  это  объясняет  тот  сюжетный  "произвол",  который 
"сотворил"  П.И.Чайковский  с  героями  пушкинской  "Пиковой  дамы".  Правда, 
блюстители  чистоты  и  верности  пушкинскому  сюжету  всегда  будут 
недовольны  таким  отходом  от  оригинала.  Но  благодаря  этому  опера  стала 
сценичной, драматически напряженной и пользуется большой популярностью 
у ценителей оперного искусства во всем мире.  
Отступления от пушкинских сюжетов в операх, дописывание за Пушкина 
отдельных  сцен  вызвано  часто  одним,  как  я  полагяю,  художественным 
приемом  поэта:  все  свои  самые  знаменитые  произведения  он  оставляет  как 
бы незавершенными, заканчивая (или "обрывая") их на самом остром месте, 
предоставляя самому читателю придумывать развязку (это "Евгений Онегин", 
"Дубровский", "Капитанская  дочка", "Русалка"
  и  др.;  впрочем,  среди 
произведений  Пушкина , действительно,  могут  быть  незавершенные,  но  их 
незавершенность,  не  несущая  композиционной  нагрузки,  как  правило,  легко 
обнаруживается).  Трудно  представить,  чтобы  опера  "Русалка"  завершалась 
так  же,  как  пушкинская  драма,  словами:  "Что  я  вижу!  Откуда  ты, 
прелестное  дитя?"
  Здесь  должен  был  проявиться  сюжетный  талант 
композитора  и  либреттиста,  чтобы  "по-пушкински"  завершить  пушкинский 
сюжет.  
В  этом  отношении  опера  П.Чайковского  "Евгений  Онегин"  завершается, 
можно  сказать,  как  роман  Пушкина.  Но  что  пародоксально:  опера  не 
производит  впечатления  незавершенной:  она  вполне  закончена  как 
музыкально-сценическое произведение. Е.Колобов, поставивший недавно эту 
оперу  в  театре  Новая  Опера  (Москва),  завершает  ее,  так  сказать,  по-
пушкински:  во  время  знаменитой  заключительной  реплики  Онегина  (Позор! 
Тоска!  О  жалкий  жребий  мой!)  раскрывается  дверь - и  входит  Гремин,  муж 
Татьяны.  И  идет  занавес.  За  это  нововведение  Е.Колобов  имел  много 
нареканий со стороны критики.  
Некоторые  сюжетные - и  особенно  идейные - несовпадения  в 
произведениях Пушкина и в операх на его сюжеты связаны с тем, что оперы 
эти  писались,  как  правило,  спустя  не  менее  четверти  века  после  создания 
литературных  произведений:  "Руслан  и  Людмила" (1820 - 1842), "Русалка" 
(1830 - 1856), "Борис Годунов" (1824 - 1872) и др. Между этими датами лежали 
большие  общественные  изменения  в  стране,  в  настроении  интеллигенции,  в 
духовной  и  идейной  жизни  общества [2]. Между  ними  лежало  восстание 
декабристов  и  смерть  Пушкина.  Поэму  "Руслан  и  Людмила"  создавал 
двадцатилетний  поэт,  а  оперу - почти  сорокалетний  композитор.  Но  из  всех 

опер  "Руслан  и  Людмила" - это  не  только  опера  на  пушкинский  сюжет, 
удивительно точно передающая дух юношеской поэмы поэта, но и опера про 
Пушкина ("младой певец").  
Наибольшей сценичностью, близостью к пушкинскому слову и сюжету (а в 
связи с этим и успехом у любителей оперного искусства) отличаются оперы, 
написанные  на  драматические  сюжеты  Пушкина.  И  в  этом,  пожалуй,  первая 
причина  популярности  оперы  "Борис  Годунов"  в  мире:  опера  имеет  хорошую 
драматическую  основу,  драматическую  напряженность,  которая  растет  к 
финалу.  Показательны,  например,  колебания  отдельных  постановщиков 
оперы  ,"Борис  Годунов",  разрывающихся  между  логикой  драматического 
сюжета  (завершение  оперы  сценой  смерти  Бориса)  и  стремлением,  идущим 
от  композитора  и  его  духовного  наставника  В.В.Стасова,  обострить  идейную 
сторону  оперы,  завершив  ее  сценой  народного  бунта  под  Кромами, 
отсутствующей у Пушкина. Победила логика драмы главного героя, и опера в 
ведущих театрах заканчивается сценой смерти Бориса, а сцена под Кромами 
предшествует ей.  
Усиление  драматической  напряженности  оперы  "Борис  Годунов" 
произошло и за счет сокращения ряда сцен пушкинской трагедии. И, конечно, 
за  счет  силы  драматического  таланта  исполнителя  заглавной  партии - 
Ф.И.Шаляпина. Именно на этой партии вырос и сам певец, и именно Шаляпин 
силой  своего  гения  заставил  содрогнуться  всю  музыкальную  Европу,  где  он 
часто  пел  в  этой  опере.  Рассказывают,  что  в  сцене  с  курантами,  когда 
Шаляпин-Борис  уставил  свои  безумные  от  страха  глаза  в  зрительный  зал  и 
срывающимся  голосом послал реплику:  Кто  это!? Вон там,  в углу!?,  зрители, 
не понимая русского языка (а опера, как это принято на Западе, шла на языке 
оригинала), в страхе вскочили и оглянулись назад, куда показывал Шаляпин. 
Фактически  у  оперы  "Борис  Годунов"  три  автора - Пушкин,  Мусоргский  и 
Шаляпин.  
Стремление композиторов "Могучей кучки" , идущее от их духовного отца 
А.Даргомыжского, писать оперы на драматические сюжеты, не меняя ни слова 
в  тексте  литературного  произведения  ("Каменный  гость"  А.Даргомыжского, 
"Моцарт  и  Сальери"  Н.  Римского-Корсакова,  "Женитьба"  М.Мусоргского  и 
др.),  не  дали  желаемого  результата:  лучшими  оказывались  оперы, 
написанные на драматические сюжеты, но с учетом законов оперного жанра. 
К таким операм и относится "Борис Годунов" М.Мусоргского.  
Из  всех  опер,  написанных  на  сюжеты  не  драматических  произведений 
поэта,  наибольшей  близостью  к  пушкинскому  тексту  отличается  опера 
П.И.Чайковского  "Евгений  Онегин".  В  ней  максимально  использованы  все 
диалогические места романа в стихах, почти в неприкосновенности сохранено 
пушкинское слово в сцене письма Татьяны, объяснения в саду, в сцене дуэли, 
в заключительной сцене оперы, а также в таких "непушкинских" сценах, как в 
сцене с ариозо Ленского, с арией Гремина и др. Здесь используется удачный 
прием  перевода  местоимений  третьего  лица  в  первое  и  второе  (с 
соответствующими  изменениями  и  в  глагольных  формах).  Например:  у 
Пушкина (о Ленском): Он был свидетель умиленный Ее младенческих забав; в 
опере - Я был свидетель умиленный Твоих младенческих забав и т.п.  
Сохраненное 
пушкинское 
поэтическое 
слово 
получает 
в 
опере 
дополнительную  музыкально-эмоциональную  осложненность.  При  этом  на 

первое  место  выдвигается  музыкальная  сторона  оперного  текста,  а  к 
изобразительным  словесным  средствам  добавляются  музыкальные,  такие, 
как лад (мажор или минор), тональность, ритмический рисунок, динамические 
оттенки и т.п. Музыкальными средствами создается образ персонажа.  
Так,  в  "Евгении  Онегине"  Чайковского  каждый  герой  имеет  свою 
музыкальную  характеристику,  которая  лейтмотивом  проходит  через  оперу. 
Композиционно опера "Евгений Онегин" состоит из двух частей, неравных по 
сценической протяженности, количеству картин (пять картин в первой части и 
две  во  второй),  но  уравновешенных  по  силе  драматической  напряженности: 
одна  часть  заканчивается  дуэлью  Онегина  с  Ленским,  другая - дуэтом 
Онегина  и  Татьяны.  По  сути  это  тоже  дуэль,  что  фактически  отражено  в 
музыке: в начале обеих сцен звучат сходные удары оркестра, выход Онегина 
в 
последней 
сцене 
сопровождается 
оркестровым 
вступлением, 
напоминающим сцену "схождения" Онегина и Ленского к барьеру; есть здесь и 
оркестровый  выстрел:  в  сцене  дуэли  он  совпадает  со  сценографическим 
выстрелом  Онегина  в  Ленского;  в  заключительной  сцене,  когда  уходит 
Татьяна, "выстрел" звучит на фермате онегинской реплики "жре-бий".  
Из  всех  музыкальных  характеристик  наиболее  устойчивыми  являются 
секвенции Татьяны. На них построено вступление к опере; они проходят через 
обе композиционные части оперы, имеющие, кстати, симметрическое, если не 
зеркальное,  построение,  в  значительной  степени  поддержанное  этими 
лейтмотивами.  Наиболее  яркой  такой  симметрической  точкой  является 
ариозо Онегина, которое и в текстовом, и в музыкальном плане построено на 
одной из тем "страстного порыва" (Б.Асафьев) сцены письма Татьяны (Пускай 
погибну  я,  но  прежде  Я  в  ослепительной  надежде...) . Эти  слова  произносит 
Татьяна  в  сцене  письма,  эти  же  слова  под  ту  же  мелодию  поет  Онегин  в 
ариозо  шестой  сцены  на  балу  у  петербургского  вельможи.  Основная 
музыкальная  тема  Татьяны  звучит  и  в  эпизоде  представления  ей  Греминым 
Онегина,  и  в  реплике  Татьяны  в  заключительной  сцене  (Как  будто  снова 
девочкой я стала); а в дуэте Татьяны и Онегина (Счастье было так возможно, 
так  близко)  мы  слышим  реминисценцию  светлой  темы  письма  (Кто  ты:  мой 
ангел  ли  хранитель...),  но  измененную  в  ладовом  отношении  (минор  вместо 
мажора) и несколько - в плане музыкального рисунка.  
Но  музыкальная  характеристика  Татьяны  во  второй  части  оперы  более 
сложна  как  по  сравнению  с  характеристикой  ее  в  первой  части,  так  и  по 
сравнению  с  музыкальными  характеристиками  Онегина  и  Гремина.  В 
музыкальном  образе  Татьяны,  наряду  с  секвенциями  ее  из  первой  части 
оперы,  появляются  очень  четко  лейтмотивы  Гремина  и  Ленского.  Так, 
"душевно  теплая", "насыщенная  спокойным  размышлением" [3] мажорная 
мелодия  арии  Гремина  (Любви  все  возрасты  покорны)  трансформируется  в 
минорное  воспоминание  Татьяны  о  невозвратном  прошлом  (Онегин,  я  тогда 
моложе, Я лучше, кажется, была).  
И  все  же  весьма  показательно  то,  что  в  музыкальную  характеристику 
замужней  Татьяны  (княгини  Греминой)  вкрадывается  мелодия  предсмертной 
арии Ленского (Что день грядущий мне готовит?), повторяющая тональность и 
мелодический рисунок именно данного фрагмента арии (Он взором огненным 
мне  душу  возмутил,  Он  страсть  заглохшую  так  живо  воскресил!).  Такие 
реминисценции  из  интонаций  Гремина  и  Ленского  в  музыкальном  образе 

Татьяны  подводят  нас  к  мысли,  что  Чайковский  показал  в  опере  сильную 
драму Татьяны, брак которой с Греминым, ее убежденное обязательство быть 
верной  мужу  представляет  собой  "конечный  предел,  смерть  младости  и  ее 
девического  чувства,  ее  единственной  радости  в  жизни"
 [4], а  все  это 
равносильно  гибели  Ленского.  В  финале  оперы,  как  уже  сказано,  звучит 
оркестровый "выстрел", выстрел судьбы. В кого же он направлен: в Онегина, 
Татьяну или в обоих героев?  
Мастерски  построена  заключительная  сцена  в  текстовом  отношении. 
Нарастание  драматизма  к  концу  ее  как  бы  компенсируется  наметившимся 
сближением  героев  после  реплики  Татьяны:  К  чему  скрывать?  К  чему 
лукавить? - Я вас люблю... Слышится явный эмоциональный спад в оркестре, 
передающий  внутреннее  состояние  Татьяны,  которую  покинули  ненадолго 
душевные  силы  после  вырвавшегося  у  нее  признания.  В  репликах  Онегина 
вместо  местоимения  Вы,  с  которым  он  до  сих  пор  обращался  к  Татьяне, 
появляется  дружеское  Ты  (Ты  прежнею  Татьяной  стала!).  Однако  героиня, 
считающая, что прежнего не воротить, поскольку она отдана теперь другому и 
будет  век  ему  верна, "сохраняет  дистанцию"  и  продолжает  обращаться  к 
Онегину на Вы. Но как бы поддавшись пылким и страстным словам Онегина, 
расставаясь с ним навек, она, вместо холодного Я Вас прошу меня оставить, 
бросает на высокой ноте, переходя тоже на Ты: Навек прощай! У Пушкина нет 
этого  диалога  в  романе,  но  как  это  перекликается  с  пушкинским 
стихотворением Ты и Вы!  
Пустое вы сердечным ты 
Она обмолвясь заменила, 
И все счастливые мечты 
В душе влюбленной возбудила. 
Пред ней задумчиво стою, 
Свести очей с нее нет силы; 
И говорю ей: как вы милы! 
И мыслю: как тебя люблю! 
Избранная  композитором  данная  сюжетная  линия  пушкинского  романа 
вполне допускает такое творческое осмысление судьбы его героев, хотя оно, 
может  быть,  и  расходится  с  пушкинским  замыслом.  Глубина  содержания 
романа  А.С.Пушкина  допускает  возможность  разных  интерпретаций 
отношений  между  героями  и  их  судеб.  Глубина  музыкального  содержания 
оперы  П.И.Чайковского  позволяет  по-разному  интерпретировать  его  в 
сценических  постановках,  наиболее  интересной  среди  которых  является 
постановка в Мариинском театре в 80-е годы под музыкальным руководством 
Ю.Темирканова  с  неподражаемой  Татьяной  Новиковой  (Татьяна)  и 
великолепным Сергеем Лейферкусом (Онегин).  
 
Примечания 
1.  Цитируется по книге: Яковлев М. Пушкин в музыке. - М.,Л.: Музгиз, 1958. - 
С. 48.  
2.  Сменой  общественных  настроений  объясняются  и  введение  в  текст 
пушкинских сцен оперы "Борис Годунов" отдельных реплик, отсутствующих 
у  поэта  (например:  Господи,  ты  не  хочешь  смерти  грешника,  преступного 

царя  Бориса?),  и  новых  сцен  (например,  сцены  народного  бунта  под 
Кромами).  
3.  Асафьев  Б.В. "Евгений  Онегин":  Лирические  сцены  П.И.Чайковского. - М., 
Л.: Музгиз, 1944. - С.  
4.  Асафьев Б.В. Там же.  


Похожие:

Сказка о царе  iconАлександр Сергеевич Пушкин Сказка о царе Салтане
Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне лебеди
Сказка о царе  iconКнига далекая и близкая Рассказ о царе Шаxрияре и его брате Сказка о купце и духе Сказка о рыбаке Сказка о горбуне Из «Рассказов о животных и птицах»
...
Сказка о царе  iconА урок наш посвящен произведению «Сказка о царе Салтане…», которую написал
Открытый урок в 4 «А» классе по чтению интегрированный с уроком музыки по произведению А. С. Пушкина «Сказка о царе Салтане…»
Сказка о царе  iconСказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о золотом петушке»
А. С. Пушкин «Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о золотом петушке», «Сказка о царе Салтане», «Сказка о попе и работнике его Балде»,...
Сказка о царе  iconСказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о золотом петушке»
А. С. Пушкин «Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о золотом петушке», «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях», «Сказка о царе Салтане»,...
Сказка о царе  iconМетодическая разработка урока литературы в 4 классе. "Сказка о царе Салтане, о сыне его, славном могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди" Тема: «Сказка о царе Салтане,
Тема: «Сказка о царе Салтане, о сыне его, славном могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди»
Сказка о царе  iconЛетнее чтение – 6 класс 
В. А. Жуковский.  Сказка  о  царе  Берендее.  Сказка  об  Иване-царевиче  и  Сером 
Сказка о царе  iconСказка о царе Салтане, Три медведя  
Морозко,  По  шучьему  велению,  Сказка  о  мёртвой  царевне  и  о  семи  богатырях, 
Сказка о царе  iconМежпоселенческая центральная библиотека  Информационно-библиографический отдел 
«Сказка о попе и работнике его Балде» (1831) А. С. Пушкина 180 лет – «Сказка о царе Салтане, о    
Сказка о царе  iconСказка о царе Салтане

Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница