Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907)




Скачать 263.71 Kb.
НазваниеАлександр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907)
Дата конвертации04.01.2013
Размер263.71 Kb.
ТипДокументы

Блок, Александр Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии


Портрет работы Константина Сомова (1907)


Александр Александрович Блок (28 ноября 1880, Санкт-Петербург — 7 августа 1921, Петроград) — русский поэт.

Родился 28 (16) ноября 1880 года в семье дочери ректора Санкт-Петербургского Университета А.Н. Бекетова. Отец будущего поэта вскоре после рождения сына разошёлся с супругой.

С 3-х лет Саша воспитывался в богемной среде, к которой принадлежала семья матери. Первые стихи Блок начал писать в пять лет. С детства Александр Блок каждое лето проводил в подмосковном имении деда «Шахматово». В 8 км находилось имение Д.И. Менделеева «Боблово», с которым дружил Бекетов. В 1903 году Блок женился на Любови Менделеевой, дочери великого русского химика Д. И. Менделеева. Впоследствии он посвятил ей около 800 стихов.

Революцию Блок встретил со смешанным чувствами. Он отказался от эмиграции, считая, что должен быть с Россией в трудное время. Однако, оказавшись в тяжелом материальном положении, он серьезно болел и 7 августа 1921 года умер в своей последней петербургской квартире.




Стихотворение Александра Блока на стене одного из домов в городе Лейден (Leiden) (Нидерланды)
Ночь, улица, фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет.

Живи еще хоть четверть века -

Всё будет так. Исхода нет.
Умрешь - начнешь опять сначала

И повторится всё, как встарь:

Ночь, ледяная рябь канала,

Аптека, улица, фонарь.

10 октября 1912

x x x

Гроза прошла, и ветка белых роз
В окно мне дышит ароматом...
Еще трава полна прозрачных слез,
И гром вдали гремит раскатом.

20 мая 1899
x x x
Над гладью озёрных огней,
Рукою холодной разбитых,
Приветствую золото дней,
Осенним дыханьем овитых.

В молчаньи вечерних небес,
Над далью просторов усталых,
Чернеется никнущий лес
В убранстве из листьев увялых.

Повсюду виднеется смерть,
И трауром тихого тленья
Повита бесстрастная твердь...
А в сердце — прозрачность забвенья.

1898
* * *
Тоску и грусть, страданья, самый ад

Всё в красоту она преобразила

"Гамлет"
Я шел во тьме к заботам и веселью,

Вверху сверкал незримый мир духов.

За думой вслед лилися трель за трелью

Напевы звонкие пернатых соловьев.
И вдруг звезда полночная упала,

И ум опять ужалила змея...

Я шел во тьме, и эхо повторяло

"Зачем дитя Офелия моя?"
2 августа.1898

* * *
Там один и был цветок,

Ароматный, несравненный

Жуковский
Я стремлюсь к роскошной воле,

Мчусь к прекрасной стороне,

Где в широком чистом поле

Хорошо, как в чудном сне.

Там цветут и клевер пышный,

И невинный василек,

Вечно шелест легкий слышно:

Колос клонит... Путь далек!

Есть одно лишь в океане,

Клонит лишь одно траву...

Ты не видишь там, в тумане,

Я увидел - и сорву!
7 августа 1898
* * *
В ночи, когда уснет тревога.

И город скроется во мгле. -

О, сколько музыки у бога,

Какие звуки на земле!
Что буря жизни, если розы

Твои цветут мне и горят!

Что человеческие слезы,

Когда румянится закат!
Прими, Владычица вселенной,

Сквозь кровь, сквозь муки, сквозь гроба -

Последней страсти кубок пенный

От недостойного раба!
Сентябрь (?) 1898

ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР
Последние лучи заката

Лежат на поле сжатой ржи.

Дремотой розовой объята

Трава некошеной межи.
Ни ветерка, ни крика птицы,

Над рощей - красный диск луны,

И замирает песня жницы

Среди вечерней тишины.
Забудь заботы и печали,

Умчись без цели на коне

В туман и в луговые дали,

Навстречу ночи и луне!
13 декабря 1898
* * *
Мне сйилась снова ты, в цветах, на шумной сцене,

Безумная, как страсть, спокойная, как сон,

А я, повергнутый, склонял свои колени

И думал: "Счастье там, я снова покорен!"

Но ты, Офелия, смотрела на Гамлета

Без счастья, без любви, богиня красоты,

А розы сыпались на бедного поэта

И с розами лились, лились его мечты...

Ты умерла, вся в розовом сияньи,

С цветами на груди, с цветами на кудрях,

А я стоял в твоем благоуханьи,

С цветами на груди, на голове, в руках...
23 декабря 1898



* * *
О край небес - звезда омега,

Весь в искрах, Сириус цветной.

Над головой - немая Вега

Из царства сумрака и снега

Оледенела над землей.
Так ты, холодная богиня,

Над вечно пламенной душой

Царишь и властвуешь поныне,

Как та холодная святыня

Над вечно пламенной звездой!
27 января 1899



* * *
Ночной туман застал меня в дороге.

Сквозь чащу леса глянул лунный лик.

Усталый конь копытом бил в тревоге -

Спокойный днем, он к ночи не привык

Угрюмый, неподвижный, полусонный

Знакомый лес был странен для меня,

И я в просвет, луной осеребренный,

Направил шаг храпящего коня.

Туман болотный стелется равниной,

Но церковь серебрится на холме.

Там - за холмом, за рощей, за долиной -

Мой дом родной скрывается во тьме.

Усталый конь быстрее скачет к цели,

В чужом селе мерцают огоньки.

По сторонам дороги заалели

Костры пастушьи, точно маяки.
10 февраля 1899
* * *
Мы были вместе, помню я...

Ночь волновалась, скрипка пела...

Ты в эти дни была - моя,

Ты с каждым часом хорошела...

Сквозь тихое журчанье струй,

Сквозь тайну женственной улыбки

К устам просился поцелуй,

Просились в сердце звуки скрипки...
9 марта 1899


* * *
Я шел к блаженству. Путь блестел

Росы вечерней красным светом,

А в сердце, замирая, пел

Далекий голос песнь рассвета.

Рассвета песнь, когда заря

Стремилась гаснуть, звезды рдели,

И неба вышние моря

Вечерним пурпуром горели!..

Душа горела, голос пел,

В вечерний час звуча рассветом.

Я шел к блаженству. Путь блестел

Росы вечерней красным светом.
18 мая 1899
ПОСЛЕ ДОЖДЯ
Сирени бледные дождем к земле прибиты...

Замолкла песня соловья;

Немолчно говор слышится сердитый

Разлитого ручья...
Природа ждет лучей обетованных:

Цветы поднимут влажный лик,

И вновь в моих садах благоуханных

Раздастся птичий крик...
1 июня 1899
* * *
Там, за далью бесконечной

Дышит счастье прошлых дней

Отголосок ли сердечный?

Сочетанье ли теней?
Это - звезды светят вечно

Над землею без теней.

В их сияньи бесконечном

Вижу счастье прошлых дней
3 - 8 июня 1899



* * *
Когда я был ребенком, - лес ночной

Внушал мне страх; до боли я боялся

Ночных равнин, болот, одетых белой мглой,

Когда мой конь усталый спотыкался.
Теперь - прошло немного лет с тех пор,

И жизнь сломила дух; я пережил довольно;

Когда опять въезжаю в темный бор

Ночной порой, - мне радостно и больно.
18 июня 1899



ПЕРЕД ГРОЗОЙ
Закат горел в последний раз.

Светило дня спустилось в тучи,

И их края в прощальный час

Горели пламенем могучим.
А там, в неведомой дали,

Где небо мрачно и зловеще,

Немые грозы с вихрем шли,

Блестя порой зеницей вещей.
Земля немела и ждала,

Прошло глухое рокотанье,

И по деревьям пронесла

Гроза невольное дрожанье.
Казалось, мир - добыча гроз,

Зеницы вскрылись огневые,

И ветер ночи к нам донес

Впервые - слезы грозовые.
31 июля 1899

* * *
Город спит, окутан мглою,

Чуть мерцают фонари...

Там, далеко за Невою,

Вижу отблески зари.

В этом дальнем отраженьи,

В этих отблесках огня

Притаилось пробужденье

Дней тоскливых для меня.
23 августа 1899
* * *
Вы, бедные, нагие несчастливцы.

Лир
О, как безумно за окном

Ревет, бушует буря злая,

Несутся тучи, льют дождем,

И ветер воет, замирая!

Ужасна ночь! В такую ночь

Мне жаль людей, лишенных крова,

И сожаленье гонит прочь -

В объятья холода сырого!..

Бороться с мраком и дождем,

Страдальцев участь разделяя...

О, как безумно за окном

Бушует ветер, изнывая!
24 августа 1899
* * *
Не легли еще тени вечерние,

А луна уж блестит на воде.

Всё туманнее, всё суевернее

На душе и на сердце - везде...

Суеверье рождает желания,

И в туманном и чистом везде

Чует сердце блаженство свидания,

Бледный месяц блестит на воде...

Кто-то шепчет, поет и любуется,

Я дыханье мое затаил, -

В этом блеске великое чуется,

Но великое я пережил...

И теперь лишь, как тени вечерние

Начинают ложиться смелей,

Возникают на миг суевернее

Вдохновенья обманутых дней...
5 октября 1899
* * *
Лениво и тяжко плывут облака

По синему зною небес.

Дорога моя тяжела, далека,

В недвижном томлении лес.
Мой конь утомился, храпит подо мной,

Когда-то родимый приют?..

А там, далеко, из-за чащи лесной

Какую-то песню поют.
И кажется если бы голос молчал,

Мне было бы трудно дышать,

И конь бы, храпя, на дороге упал,

И я бы не мог доскакать!
Лениво и тяжко плывут облака,

И лес истомленный вокруг.

Дорога моя тяжела, далека,

Но песня - мой спутник и друг.
27 февраля 1900
* * *
В часы вечернего тумана

Слетает в вихре и огне

Крылатый ангел от страниц Корана

На душу мертвенную мне.
Ум полон томного бессилья,

Душа летит, летит...

Вокруг шумят бесчисленные крылья,

И песня тайная звенит
3 июня 1900
* * *
В ночь молчаливую чудесен

Мне предстоит твой светлый лик.

Очарованья старых песен

Объемлют душу в этот миг.
Своей дорогой голубою

Проходишь медленнее ты,

И отдыхают над тобою

Две неподвижные звезды.
13 июня 1900
* * *
Полна усталого томленья,

Душа замолкла, не поет.

Пошли, господь, успокоенье

И очищенье от забот.
Дыханием живящей бури

Дохни в удушливой глуши,

На вечереющей лазури,

Для вечереющей души.

18 июня 1900
* * *
Я вышел. Медленно сходили

На землю сумерки зимы.

Минувших дней младые были

Пришли доверчиво из тьмы...
Пришли и встали за плечами,

И пели с ветром о весне...

И тихими я шел шагами,

Провидя вечность в глубине..
О, лучших дней живые были!

Под вашу песнь из глубины

На землю сумерки сходили

И вечности вставали сны!..
25 января 1901. С.-Петербург
* * *
Белой ночью месяц красный

Выплывает в синеве.

Бродит призрачно-прекрасный,

Отражается в Неве.
Мне провидится и снится

Исполпенье тайных дум.

В вас ли доброе таится,

Красный месяц, тихий шум?
22 мая 1901
* * *
За туманом, за лесами

Загорится - пропадет,

Еду влажными полями -

Снова издали мелькнет.
Так блудящими огнями

Поздней ночью, за рекой,

Над печальными лугами

Мы встречаемся с Тобой.
Но и ночью нет ответа,

Ты уйдешь в речной камыш,

Унося источник света,

Снова издали манишь.

14 июня 1901
* * *
Внемля зову жизни смутной,

Тайно плещущей во мне,

Мысли ложной и минутной

Не отдамся и во сне.

Жду волны - волны попутной

К лучезарной глубине.
Чуть слежу, склонив колени,

Взором кроток, сердцем тих,

Уплывающие тени

Суетливых дел мирских

Средь видений, сновидений,

Голосов миров иных.

3 июля 1901

* * *
Прозрачные, неведомые тени

К Тебе плывут, и с ними Ты плывешь,

В объятия лазурных сновидений,

Невнятных нам, - Себя Ты отдаешь.
Перед Тобой синеют без границы

Моря, поля, и горы, и леса,

Перекликаются в свободной выси птицы,

Встает туман, алеют небеса.
А здесь, внизу, в пыли, в уничиженьи,

Узрев на миг бессмертные черты,

Безвестный раб, исполнен вдохновенья,

Тебя поет. Его не знаешь Ты,
Не отличишь его в толпе народной,

Не наградишь улыбкою его,

Когда вослед взирает, несвободный,

Вкусив на миг бессмертья Твоего.
3 июля 1901

* * *
Я жду призыва, ищу ответа,

Немеет небо, земля в молчаньи,

За желтой нивой - далёко где-то -

На миг проснулось мое воззванье.
Из отголосков далекой речи,

С ночного неба, с полей дремотных,

Всё мнятся тайны грядущей встречи,

Свиданий ясных, но мимолетных.
Я жду - и трепет объемлет новый.

Всё ярче небо, молчанье глуше...

Ночную тайну разрушит слово...

Помилуй, боже, ночные души!
На миг проснулось за нивой, где-то,

Далеким эхом мое воззванье.

Всё жду призыва, ищу ответа,

Но странно длится земли молчанье.
7 июля 1901

* * *

Признак истинного чуда

В час полночной темноты -

Мглистый мрак и камней груда,

В них горишь алмазом ты.
А сама - за мглой речною

Направляешь горный бег

Ты лазурью золотою

Просиявшая навек
29 июля 1901. Фабрика
ПОСВЯЩЕНИЕ
Встали надежды пророка -

Близки лазурные дни.

Пусть лучезарность востока

Скрыта в неясной тени.
Но за туманами сладко

Чуется близкий рассвет.

Мне мировая разгадка

Этот безбрежный поэт.
Здесь - голубыми мечтами

Светлый возвысился храм.

Все голубое - за Вами

И лучезарное - к Вам.
18 сентября 1901
* * *

Я долго ждал - ты вышла поздно,

Но в ожиданьи ожил дух,

Ложился сумрак, но бесслезно

Я напрягал и взор и слух.
Когда же первый вспыхнул пламень

И слово к небу понеслось, -

Разбился лед, последний камень

Упал, - и сердце занялось.
Ты в белой вьюге, в снежном стоне

Опять волшебницей всплыла,

И в вечном свете, в вечном звоне

Церквей смешались купола.

27 ноября 1901

* * *

С. Соловьеву
Бегут неверные дневные тени.

Высок и внятен колокольный зов.

Озарены церковные ступени,

Их камень жив - и ждет твоих шагов.
Ты здесь пройдешь, холодный камень тронешь,

Одетый страшной святостью веков,

И, может быть, цветок весны уронишь

Здесь, в этой мгле, у строгих образов.
Растут невнятно розовые тени,

Высок и внятен колокольный зов,

Ложится мгла на старые ступени....

Я озарен - я жду твоих шагов.
4 января 1902
* * *
Высоко с темнотой сливается стена,

Там - светлое окно и светлое молчанье.

Ни звука у дверей, и лестница темна,

И бродит по углам знакомое дрожанье.
В дверях дрожащий свет и сумерки вокруг.

И суета и шум на улице безмерней.

Молчу и жду тебя, мой бедный, поздний друг,

Последняя мечта моей души вечерней.
11 января 1902
* * *

Весна в реке ломает льдины

И милых мертвых мне не жаль:

Преодолев мои вершины,

Забыл я зимние теснины

И вижу голубую даль.
Что сожалеть в дыму пожара,

Что сокрушаться у креста,

Когда всечасно жду удара

Или божественного дара

Из Моисеева куста!
Март 1902
* * *
Поздно. В окошко закрытое

Горькая мудрость стучит.

Всё ликованье забытое

Перелетело в зенит.
Поздно. Меня не обманешь ты.

Смейся же, светлая тень!

В небе купаться устанешь ты -

Вечером сменится день.
Сменится мертвенной скукою -

Краски поблёкнут твои...

Мудрость моя близорукая'

Темные годы мои!
Май 1902

* * *
Ты не ушла. Но, может быть,

В своем непостижимом строе

Могла исчерпать и избыть

Всё мной любимое, земное..
И нет разлуки тяжелей:

Тебе, как роза, безответной,

Пою я, серый соловей,

В моей темнице многоцветной!
28 мая 1902
* * *
Ужасен холод вечеров,

Их ветер, бьющийся в тревоге,

Несуществующих шагов

Тревожный шорох на дороге
Холодная черта зари -

Как память близкою недуга

И верный знак, что мы внутри

Неразмыкаемого круга.
Июль 1902

* * *
Она стройна и высока,

Всегда надменна и сурова.

Я каждый день издалека

Следил за ней, на всё готовый.
Я знал часы, когда сойдет

Она - и с нею отблеск шаткий.

И, как злодей, за поворот

Бежал за ней, играя в прятки.
Мелькали жолтые огни

И электрические свечи.

И он встречал ее в тени,

А я следил и пел их встречи.
Когда, внезапно смущены,

Они предчувствовали что-то,

Меня скрывали в глубины

Слепые темные ворота.
И я, невидимый для всех,

Следил мужчины профиль грубый,

Ее сребристо-черный мех

И что-то шепчущие губы.
27 сентября 1902
* * *
Я искал голубую дорогу

И кричал, оглушенный людьми,

Подходя к золотому порогу,

Затихал пред Твоими дверьми.
Проходила Ты в дальние залы,

Величава, тиха и строга.

Я носил за Тобой покрывало

И смотрел на Твои жемчуга.
Декабрь 1902

* * *
Зимний ветер играет терновником,

Задувает в окне свечу.

Ты ушла на свиданье с любовником.

Я один. Я прощу. Я молчу.
Ты не знаешь, кому ты молишься, -

Он играет и шутит с тобой.

О терновник холодный уколешься,

Возвращаясь ночью домой.
Но, давно прислушавшись к счастию,

У окна я тебя подожду.

Ты ему отдаешься со страстию.

Всё равно. Я тайну блюду.
Всё, что в сердце твоем туманится,

Станет ясно в моей тишине.

И когда он с тобой расстанется,

Ты признаешься только мне.
20 февраля 1903
* * *
Снова иду я над этой пустынной равниной.

Сердце в глухие сомненья укрыться не властно.

Что полюбил я в твоей красоте лебединой -

Вечно прекрасно, но сердце несчастно.
Я не скрываю, что плачу, когда поклоняюсь,

Но, перейдя за черту человеческой речи,

Я и молчу, и в слезах на тебя улыбаюсь"

Проводы сердца - и новые встречи.
Снова нахмурилось небо, и будет ненастье.

Сердцу влюбленному негде укрыться от боли.

Так и счастливому страшно, что кончится счастье

Так и свободный боится неволи
22 февраля 1903

* * *
- Всё ли спокойно в народе?

- Нет. Император убит.

Кто-то о новой свободе

На площадях говорит.
- Все ли готовы подняться?

- Нет. Каменеют и ждут.

Кто-то велел дожидаться.

Бродят и песни поют.
- Кто же поставлен у власти?

- Власти не хочет народ.

Дремлют гражданские страсти -

Слышно, что кто-то идет.
- Кто ж он, народный смиритель?

- Темен, и зол, и свиреп:

Инок у входа в обитель

Видел его - и ослеп.
Он к неизведанным безднам

Гонит людей, как стада...

Посохом гонит железным...

- Боже! Бежим от Суда!
3 марта 1903
* * *

Иммануил Кант
Сижу за ширмой. У меня

Такие крохотные ножки..

Такие ручки у меня,

Такое темное окошко...

Тепло и темно. Я гашу

Свечу, которую приносят,

Но благодарность приношу.

Меня давно развлечься просят.

Но эти ручки... Я влюблен

В мою морщинистую кожу..

Могу увидеть сладкий сон,

Но я себя не потревожу

Не потревожу забытья,

Вот этих бликов на окошке

И ручки скрещиваю я,

И также скрещиваю ножки.

Сижу за ширмой. Здесь тепло

Здесь кто то есть. Не надо свечки

Глаза бездонны, как стекло.

На ручке сморщенной колечки
18 октября 1903
* * *
Вот он - ряд гробовых ступеней.

И меж нас - никого. Мы вдвоем.

Спи ты, нежная спутница дней,

Залитых небывалым лучом.
Ты покоишься в белом гробу.

Ты с улыбкой зовешь: не буди.

Золотистые пряди на лбу.

Золотой образок на груди.
Я отпраздновал светлую смерть,

Прикоснувшись к руке восковой.

Остальное - бездонная твердь

Схоронила во мгле голубой.
Спи - твой отдых никто не прервет.

Мы - окрай неизвестных дорог.

Всю ненастную ночь напролет

Здесь горит осиянный чертог.
18 июня 1904. С. Шахматово

СКАЗКА О ПЕТУХЕ И СТАРУШКЕ
Петуха упустила старушка,

Золотого, как день, петуха!

Не сама отворилась клетушка,

Долго ль в зимнюю ночь до греха!
И на белом узорном крылечке

Промелькнул золотой гребешок...

А старуха спускается с печки,

Всё не может найти посошок...
Вот - ударило светом в оконце,

Загорелся старушечий глаз...

На дворе - словно яркое солнце,

Деревенька стоит напоказ.
Эх, какая беда приключилась,

Впопыхах не нащупать клюки...

Ишь, проклятая, где завалилась!..

А у страха глаза велики:
Вон стоит он в углу, озаренный,

Из-под шапки таращит глаза...

А на улице снежной и сонной

Суматоха, возня, голоса...
Прибежали к старухину дому,

Захватили ведро, кто не глуп...

А уж в кучке золы - незнакомый

Робко съежился маленький труп...

Долго, бабушка, верно искала,

Не сыскала ты свой посошок...

Петушка своего потеряла,

Ан, нашел тебя сам петушок!
Зимний ветер гуляет и свищет,

Всё играет с торчащей трубой...

Мертвый глаз будто всё еще ищет,

Где пропал петушок... золотой.
А над кучкой золы разметенной,

Где гулял и клевал петушок,

То погаснет, то вспыхнет червонный

Золотой, удалой гребешок.

11 января 1906
* * *
День поблек, изящный и невинный,

Вечер заглянул сквозь кружева.

И над книгою старинной

Закружилась голова.
Встала в легкой полутени,

Заструилась вдоль перил...

В голубых сетях растений

Кто-то медленный скользил.
Тихо дрогнула портьера.

Принимала комната шаги

Голубого кавалера

И слуги.
Услыхала об убийстве -

Покачнулась - умерла.

Уронила матовые кисти

В зеркала.

24 декабря 1904

СКВОЗЬ ВИННЫЙ ХРУСТАЛЬ
В длинной сказке

Тайно кроясь,

Бьет условный час.
В темной маске

Прорезь

Ярких глаз.
Нет печальней покрывала,

Тоньше стана нет...
- Вы любезней, чем я знала,

Господин поэт!
- Вы не знаете по-русски,

Госпожа моя...
На плече за тканью тусклой,

На конце ботинки узкой

Дремлет тихая змея.

9 января 1907

* * *
Когда вы стоите на моем пути,

Такая живая, такая красивая,

Но такая измученная,

Говорите всё о печальном,

Думаете о смерти,

Никого не любите

И презираете свою красоту -

Что же? Разве я обижу вас?
О, нет! Ведь я не насильник,

Не обманщик и не гордец,

Хотя много знаю,

Слишком много думаю с детства

И слишком занят собой.

Ведь я - сочинитель,

Человек, называющий всё по имени,

Отнимающий аромат у живого цветка.
Сколько ни говорите о печальном,

Сколько ни размышляйте о концах и началах,

Всё же, я смею думать,

Что вам только пятнадцать лет.

И потому я хотел бы,

Чтобы вы влюбились в простого человека,

Который любит землю и небо

Больше, чем рифмованные и нерифмованные

Речи о земле и о небе.
Право, я буду рад за вас,

Так как - только влюбленный

Имеет право на звание человека.
6 февраля 1908
* * *
Я помню длительные муки:

Ночь догорала за окном;

Ее заломленные руки

Чуть брезжили в луче дневном.
Вся жизнь, ненужно изжитая,

Пытала, унижала, жгла;

А там, как призрак возрастая,

День обозначил купола;
И под окошком участились

Прохожих быстрые шаги;

И в серых лужах расходились

Под каплями дождя круги;
И утро длилось, длилось, длилось...

И праздный тяготил вопрос;

И ничего не разрешилось

Весенним ливнем бурных слез.
4 марта 1908




* * *
С мирным счастьем покончены счеты,

Не дразни, запоздалый уют.

Всюду эти щемящие ноты

Стерегут и в пустыню зовут.
Жизнь пустынна, бездомна, бездонна,

Да, я в это поверил с тех пор,

Как пропел мне сиреной влюбленной

Тот, сквозь ночь пролетевший, мотор.
11 февраля 1910




* * *
Седые сумерки легли

Весной на город бледный.

Автомобиль пропел вдали

В рожок победный.
Глядись сквозь бледное окно,

К стеклу прижавшись плотно...

Глядись. Ты изменил давно,

Бесповоротно.
11 февраля 1910

Ночь, улица, фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет.

Живи еще хоть четверть века -

Всё будет так. Исхода нет.
Умрешь - начнешь опять сначала

И повторится всё, как встарь:

Ночь, ледяная рябь канала,

Аптека, улица, фонарь.
10 октября 1912
* * *
Старинные розы

Несу, одинок,

В снега и в морозы,

И путь мой далек.

И той же тропою,

С мечом на плече,

Идет он за мною

В туманном плаще.

Идет он и знает,

Что снег уже смят,

Что там догорает

Последний закат,

Что нет мне исхода

Всю ночь напролет,

Что больше свобода

За мной не пойдет.

И где, запоздалый,

Сыщу я ночлег?

Лишь розы на талый

Падают снег.

Лишь слезы на алый

Падают снег.

Тоскуя смертельно,

Помочь не могу.

Он розы бесцельно

Затопчет в снегу.
4 ноября 1908

* * *
В неуверенном, зыбком полете

Ты над бездной взвился и повис.

Что-то древнее есть в повороте

Мертвых крыльев, подогнутых вниз.
Как ты можешь летать и кружиться

Без любви, без души, без лица?

О, стальная, бесстрастная птица,

Чем ты можешь прославить творца?
В серых сферах летай и скитайся,

Пусть оркестр на трибуне гремит,

Но под легкую музыку вальса

Остановится сердце - и винт.
Ноябрь 1910
* * *
Есть минуты, когда не тревожит

Роковая нас жизни гроза.

Кто-то на' плечи руки положит,

Кто-то ясно заглянет в глаза...
И мгновенно житейское канет,

Словно в темную пропасть без дна...

И над пропастью медленно встанет

Семицветной дугой тишина...
И напев заглушенный и юный

В затаенной затронет тиши

Усыпленные жизнию струны

Напряженной, как арфа, души.
Июль 1912


* * *
Ваш взгляд - его мне подстеречь...

Но уклоняете вы взгляды...

Да! Взглядом - вы боитесь сжечь

Меж нами вставшие преграды!
Когда же отойду под сень

Колонны мраморной угрюмо

И пожирающая дума

Мне на лицо нагонит тень,
Тогда - угрюмому скитальцу

Вослед скользнет ваш беглый взгляд,

Тревожно шелк зашевелят

Трепещущие ваши пальцы,
К ланитам хлынувшую кровь

Не скроет море кружев душных,

И я прочту в очах послушных

Уже ненужную любовь.
12 декабря 1913

31 ДЕКАБРЯ 1900 ГОДА
И ты, мой юный, мой печальный,
Уходишь прочь!
Привет тебе, привет прощальный
Шлю в эту ночь.
А я всё тот же гость усталый
Земли чужой.
Бреду, как путник запоздалый,
За красотой.
Она и блещет и смеется,
А мне - одно:
Боюсь, что в кубке расплеснется
Мое вино.
А между тем - кругом молчанье,
Мой кубок пуст.
и смерти раннее призванье
Не сходит с уст.
И ты, мой юный, вечной тайной
Отходишь прочь.
Я за тобою, гость случайный,
Как прежде - в ночь.

31 декабря 1900

Page of

Похожие:

Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) iconВасилий Иванович Материал из Википедии свободной энциклопедии
Последняя досмотренная версия (список всех) была проверена 22 марта 2009. 4 правки требуют проверки
Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) iconШютц, Генрих Материал из Википедии — свободной энциклопедии Генрих Шютц Генрих Шютц
Рассматривается как наиболее важный немецкий композитор до Иоганна Себастьяна Баха и
Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) iconПопечительский совет фестиваля александр Алексеевич Авдеев Александр Александрович Калягин Георгий Георгиевич Тараторкин

Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) iconТема: К. Г. Паустовский "Корзина с еловыми шишками"
На уроке мы с вами продолжим знакомиться с творчеством Константина Георгиевича Паустовского (портрет на доске)
Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) iconМетодические рекомендации к «Энциклопедии независимости»
Методические рекомендации призваны помочь сотрудникам образовательных учреждений в использовании «Энциклопедии независимости» для...
Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) iconМихаил Викторович Бабич Александр Александрович Калягин

Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) icon    Из энциклопедии «Британика». Издательство Вильяма Бентона, 1968, т. 1[1]   александр iii
...
Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) iconЗаконы или принципы формальной логики. 
Волков  Александр  Александрович.  Профессор  кафедры  общего  и  сравнительно- исторического  языкознания  филологического  факультета  мгу  им.  М....
Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) icon  Аркадий Александрович Вайнер Георгий Александрович Вайнер   Лекарство против страха
...
Александр Александрович Материал из Википедии свободной энциклопедии Портрет работы Константина Сомова (1907) iconВ  книгу  писателя  и  литературоведа  Леонида  Наумовича  Большакова  вошли  его  работы,  в 
Которых  он  с  присущей  ему «андрониковской» свободной  и увлекательной манере описывает 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница