М О С КО В С КО ГО   КО Н Ц Е П Т УА Л И З М А




PDF просмотр
НазваниеМ О С КО В С КО ГО   КО Н Ц Е П Т УА Л И З М А
страница14/138
Дата конвертации09.01.2013
Размер1.52 Kb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   138

на столе рядом с одним и тем же интервалом груша, яблоко, ста-
кан, луковица. Но часто и в глубь пространства уходя рядами, 
такие же застывшие без движения по отношению друг к другу 
дома, львы, бутылки; в небе облака, где одно облако на одном 
и  том  же  расстоянии  от  другого;  воздушные  шары,  летящие  с 
одним и тем же интервалом...
Что это? Подчеркивание всеобщего мирового одиночества? 
Может быть, трагедия несвязанности, некоммуникабельности? 
Надо сказать, что никакой атмосферы психологизма у Юло не 
содержится,  и  во  взаимоотношении  его  персонажей  нет  ника-
кой  социальной  иронии  или  издевки,  наоборот,  вглядевшись, 
мы видим, что все идет своим чередом, что человек, по всей ве-
роятности, лесник, рубит дерево, лев гневно рычит, девочка се-
рьезно несет цветы бабушке. Они даже входят в «естественную» 
связь друг с другом: мальчик бежит с сачком, а бабочка летит от 
него; двое несут третьего.
Но все же это не имеет особого значения. Помещение их 
рядом  на  одной  линии,  ярусами,  изображение  их  через  рав-
ные промежутки одного подле другого выводит их всех совсем 
в  другой  ряд  восприятия,  который  снимает,  вообще  минует 
их различие в социальной действительности, делает несуще-
ственными  их  отдельные  жесты,  поступки,  делает  неразли-
чимым, казалось бы, существеннейшее для нас различие кам-
ня от человека, бабочки от стула. Общее и главное в них для 
Юло то, что они есть, что они тут, что они здесь, а что они тут 
делают, чем занимаются, это, в сущности, так неважно и так 
неинтересно. Видимо, неинтересно это и им самим. Поэтому 
они, главным образом, «стоят». Стоит, в сущности, все и вся, 
все,  что  ни  существует  в  мире.  Стоит  стол,  стоит  лев,  стоит 
дом,  стоит  шкаф,  стоит  женщина  с  крынкой,  стоит  молоко, 
которое она льет, стоит рядом девочка, стоит в воздухе птица, 
стоит облако, именно стоит, а не застыло, потому что застыть, 
остановиться можно в момент действия, а тут именно все сто-
ит изначально, стоит, лишь только появившись, остановилось 
сразу же после своего рождения.
3.  Третье,  что  хочется  отметить  при  определении  того,  ка-
кими становятся рожденные организмы у Юло в своей «новой», 
«взрослой»  жизни,  это  особое  понимание  им  проблемы  бес-
конечно старой, но каждый раз заново разрешаемой, которую 
можно было бы назвать проблемой «механизм – организм». Сам 
этот вопрос настолько интересно разработан у Юло, что, конеч-
стр. 44

но, эта тема может стать отдельной темой исследования образа 
мира Соостера, но сейчас мы коснемся ее только бегло.
Само место, которое занимают машины, механизмы в изо-
бразительном наследии Юло, количество изображаемых слож-
ных,  старых,  реальных,  фантастических  машин  уже  говорит 
само за себя. В самом Юло была очень сильна тяга к «механиз-
му вообще». В его мастерской было множество разнообразных 
и  «странных»  приборов  и  инструментов,  в  ящиках  и  коробках 
хранились  бесчисленные  детали,  узлы,  колесики,  самые  раз-
ные таинственные приспособления. Но интересно, что никакой 
прагматики, никакого инженерного приложения из своего этого 
отнюдь не вытекало, ни к какому изготовлению, ремонту вещей, 
устройств, механизации жизни это не приводило, как у других 
людей, уснащающих свою жизнь приборами и механическими 
помощниками.
В отношении Юло к механизмам было нечто другое, какое-
то  скорее  не  практическое,  а  можно  сказать,  созерцательное 
отношение. Механизмы в обществе Юло скорее просто находи-
лись, жили, пребывали наподобие домашних растений или жи-
вотных. Более того, кто хорошо знал Юло, помнит, что особым 
доверием пользовались механизмы, которые работали как бы от 
руки, у которых существовала связь напрямую с человеком (не 
электрическая мельница, а всегда ручная и т. д.).
Можно сказать, что в отношении к механизму не только в 
жизни, но, что для нас особенно важно, в искусстве Юло было 
понимание  его  как  живого  организма.  Он  чувствовал  и  видел 
в  механизме  особое  органическое  начало.  Глядя  на  механизм, 
изображенный  Юло,  нельзя  отделаться  от  чувства,  что  это  на 
самом  деле  живые  существа,  что  они  так  же  стоят,  ходят,  на-
клоняются, переползают, шевелятся и летают, как животные, 
насекомые и птицы, что они уже «почти» животные, почти дети 
природы  и  еще  немного,  и  они  совсем  станут  странными,  не-
известными еще, неназванными, но уже живыми существами. 
Даже приборы, пульты, котлы, вагоны в его картинках имели 
что-то  общее  с  тихими  и  толстыми  овцами  или  коровами.  Но, 
с  другой  стороны,  что  особенно  интересно,  сами  подлинные 
дети природы, изображенные Юло, все эти овцы, коровы, пти-
цы, лошади, люди двигались, ходили, ползали, подавали лапу, 
кланялись  и  бегали  тоже  наподобие  каких-то  странных  меха-
низмов! Эта необъяснимая, непонятная «странность» совсем не 
была связана с неумением Юло «правильно» рисовать или под-
Илья Кабаков. О  картинах Юло Соостера
стр.45
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   138

Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница