М О С КО В С КО ГО   КО Н Ц Е П Т УА Л И З М А




PDF просмотр
НазваниеМ О С КО В С КО ГО   КО Н Ц Е П Т УА Л И З М А
страница4/138
Дата конвертации09.01.2013
Размер1.52 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   138

Монастырский)  и  группы  «Купидон»  (Альберт,  Скерсис,  Фи-
липпов). К этому можно отнести выход в свет целой библиотеки 
московского  концептуализма,  издаваемой  Германом  Титовым. 
Это уникальное начинание. Сюда относится и моя деятельность 
как архивариуса московского концептуализма и, как следствие, 
попытка создания фундаментального сайта, посвященного мо-
сковскому концептуализму... 

II


Илья Кабаков 
О картинах 
Юло Соостера 
Субъективные заметки
НЕГЛАВНАЯ ЧАСТЬ
1. ПО ВИДИМОСТИ
По видимости, по первоначальной видимости, когда в сво-
ем воображении представляешь себе Юло и его работы, 
ловишь себя на том, что внимание останавливается не на двух 
или трех картинах, как у других художников, а на их множестве 
или как бы россыпи. Но не на простом количественном множе-
стве, подобно зернам или песчинкам, а на особом, внутренне 
Илья Кабаков. О  картинах Юло Соостера
стр.19

связанном  множестве,  представляющем  собой  завершенное 
целое  со  сложной  системой  связей  и  соподчинений.  Каждый 
элемент такого множества связан с целым особой закономер-
ностью, подобно тому, как отдельная звезда находит свое место 
в галактике. Здесь впечатление множественности сродни впе-
чатлению,  производимому  деревом  с  его  обилием  листьев, 
больших и малых веток, их сложным и путаным переплетени-
ем, и хотя мы первоначально теряемся в этом беспорядке, через 
какое-то  время  мы  обнаруживаем  ствол  и  всю  прекрасную  и 
сложную взаимозависимость целого.
Особая трудность рассмотрения искусства Юло заключается 
как раз в том, что невозможно говорить об одной или несколь-
ких его работах, поскольку каждая из них органически связана 
с целым и может быть понята только при раскрытии и выявле-
нии смысла этого целого.
Более того, нельзя отделаться от ощущения, что все карти-
ны, рисунки, эскизы, иллюстрации возникают из какой-то еди-
ной точки, хочется сказать – праисточника, который явственно 
ощутим, хотя и не дан зрительно.
Другая  трудность  при  рассмотрении  его  искусства  состоит 
в том, что разглядывая каждый рисунок Юло, каждую его карти-
ну, вспоминая самого Юло, отмечаешь какую-то особую антино-
мичность, резко выраженную двойственность своего ощущения. 
С  одной  стороны  –  какой-то  особый  рационализм,  стремление 
к почти математической выверенности фигур и построений, а в 
самой личности Юло – страстное стремление к выявлению зако-
номерностей и причин, к обнаружению и выяснению внутренних 
связей, потребность в почти научной достоверности...
С другой стороны и одновременно с этим – ярко выраженная 
иррациональность его символов, его основных образов, рождённых 
где-то в глубинах подсознания, спонтанное возникновение фигур и 
предметов, особая нерасчленённость и густая связанность его факту-
ры... И весь его жизненный путь, таинственно и странно прошедший 
сквозь нашу реальность по неожиданному и глубокому руслу.
  Но всех этих смутных представлений о нём едва ли было 
достаточно,  чтобы  он  сохранился  в  нашей  памяти,  из  которой 
ведь  с  такой  лёгкостью  исчезает  всё,  что  уже  больше  не  стоит 
перед глазами.
Особая трудность рассмотрения с этим – ярко выраженная ир-
рациональность  его  символов,  его  основных  образов,  рожденных 
где-то в глубинах подсознания, спонтанное возникновение фигур и 
стр. 20

предметов, особая нерасчлененность и густая связанность его факту-
ры... И весь его жизненный путь, таинственно и странно прошедший 
сквозь нашу реальность по неожиданному и глубокому руслу...
Но всех этих смутных представлений о нем едва ли было доста-
точно, чтобы он сохранился в нашей памяти, из которой ведь с такой 
легкостью исчезает все, что уже больше не стоит перед глазами.
Все  дело  в  том,  что  особенно  таинственным  и  загадочным 
представляется всем, кто знал Юло и о чем многие с удивлением 
говорят, – это его «неисчезновение», его продолжающееся как бы 
постоянное присутствие, наличие его тут, с нами, и не только как 
культурной или интеллектуальной ценности, но как наполненной 
жизнью,  реальной,  пульсирующей  и  напряженной  сущности, 
которая постоянно находится рядом с нами, в виде нераспадаю-
щегося  и  почти  вещественного  сгустка  энергии.  Это  все  тот  же 
постоянный шар какой-то праэнергии, присутствие и излучение 
которой чувствовал каждый, знавший Юло при его жизни.
Этот же таинственный шар, космический «белый карлик» не-
слыханной плотности и энергии, внутри каждой сохранившейся 
его вещи и всего объема его искусства, не позволяет им ни по-
гибнуть, ни распасться, ни исчезнуть, и действует на каждого, 
кто попадает в «поле» его картин, вне зависимости от того, на-
сколько он подготовлен к восприятию этих непростых вещей.
Вот  это  неисчезновение,  нераспадаемость,  таинственное 
присутствие в нашей реальности этого живого шара заставляет 
постоянно  возвращаться  вновь  и  вновь  к  загадке  Юло,  чтобы, 
если и не разгадать ее, хотя бы говорить и думать о ней.
2. «СЛОВА» ЮЛО
Не исключено, что у каждого человека есть свои «главные 
слова», принадлежащие только ему и образующие смыс-
ловые акценты его жизни.
Я  постараюсь  припомнить  несколько  «слов»  Юло  и  попро-
бую выразить и описать тот смысл, который открывался в этих 
словах для меня.
«Давай рассуждать»
В его беседе эти слова возникали, когда обсуждалась какая-
либо идея, предлагалась какая-нибудь теория, высказывались те 
или иные взгляды. «Давай рассуждать» – это значит подвергнуть 
Илья Кабаков. О  картинах Юло Соостера
стр.21
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   138

Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница