М О С КО В С КО ГО   КО Н Ц Е П Т УА Л И З М А




PDF просмотр
НазваниеМ О С КО В С КО ГО   КО Н Ц Е П Т УА Л И З М А
страница5/138
Дата конвертации09.01.2013
Размер1.52 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   138

их испытанию на стройность, непротиворечивость, на внутрен-
нюю логику. Идея должна отчетливо выявить свое основание, 
логику построения, должны стать ясными ее выводы и послед-
ствия.  Она  должна  быть  рассмотрена  как  структура,  все  узлы 
которой  должны  пройти  испытание.  Идея  должна  выдержать 
проверку в каждом ее повороте, в каждой точке. Рассуждать – 
это разглядывать, испытывать идею. Но обсуждение совсем не 
предполагало придумывания и образования чего-либо нового.
«Странность, некоторая странность»
Вещь,  художественная  вещь  должна  обязательно  обладать 
«странностью», «некоторой странностью». Одним из условий ис-
пытания идеи было испытание на «странность». Она должна была 
быть немного странной. Под странностью можно было понимать 
некоторый сбой, небольшой сдвиг в уже существующей системе 
картины, который мог бы действовать как некий сигнал. Это нео-
жиданный, непредвиденный ход в уже существующей структуре.
«Итак»
Это  слово  говорилось,  когда  обсуждение  топталось  на  ме-
сте,  вращалось  по  замкнутому  кругу,  когда  надо  было  добить-
ся ясности, выявить существо дела. Это призыв к прояснению 
основного ядра, самого смысла дела. Второе же его значение – 
резкое движение в сторону итога, резюме, четко, ясно и прямо 
высказанному суждению без побочных вторых и третьих смыс-
лов и иносказаний. Это непременное стремление к завершению 
сообщения, к отчетливому выводу. «Итак, что ты этим хочешь 
сказать?»  Стремление  к  полной  ясности.  Но  одновременно  и 
призыв покончить с блужданием во мраке предварительной не-
ясности, достигнуть некой определенности. «Итак» – это резкий 
шаг от неопределенности к четкости, это воля к решению.
«Контур»
Довольно трудно изложить смысл и значение этого так часто 
употреблявшегося Юло слова. Для него оно обладало огромной 
емкостью  и  было  чрезвычайно  значимо.  Прежде  всего,  это  не 
обычное понимание этого слова как абриса предмета, изображе-
ния «вещи» на рисунке ее «контуром». «Контур» в понимании Юло 
приближается, может быть, к радиотехническому значению этого 
слова, как линия или цепь, связывающая лампы, сопротивления 
и  конденсаторы,  по  которой  идет  ток,  чтобы  после  ряда  преоб-
стр. 22

разований воплотиться в звук. Это, так сказать, «преобразование 
по мере движения». Это как бы «функциональная схема». И все-
таки, это еще не точно. «Контур» – это как бы прослеживаемая 
глазом бегущая линия соединения и обтекания фигур на картине, 
линия далеко не прямая, движение по которой совершается с раз-
ными скоростями и в разных направлениях. Но эта линия и это 
движение не связаны прямо с конфигурацией самих фигур. Труд-
но это выразить, но линия эта связана скорее со всей «картиной» 
как  напряженного  единого  целого.  Она  возникает,  когда  само 
целое, включающее много фигур, способно породить этот «кон-
тур»  как  некий  «разряд»,  как  результат,  как  исход  напряжения 
внутри самой картины. Происхождение и вид «контура» столь же 
естественны,  неизбежны  и  прихотливы,  как  форма  кристалла, 
выпадающего в перенасыщенном растворе, или узор молнии.
Но более всего затрудняет описание значения «контура» то, 
что он нигде не дан явно в картине, нигде не прорисован и не 
очерчен для глаза – он «чувствуем, но не зрим», часто двигается 
скачком от предмета к предмету, образован краями предметов 
и потому сам не виден, в его движении участвует направление 
пространства в глубину и на нас... Вот в этой сложности и пере-
бивке тактов Юло видел напор и сопротивление, которые прохо-
дят по контуру по мере его движения по картине. Я вижу жест, 
которым Юло обозначал присутствие «контура» в произведении. 
Это жестко сцепленные, ноготь к ногтю, большой и указатель-
ный пальцы правой руки, которыми он резко проводит в воздухе 
линию сверху вниз, стоя перед картиной.
«Красиво»
Похвала или одобрение, но никогда не ободрение; у Юло ни-
когда не было намерения никого поощрять. В этом слове не содер-
жалось никакой эмоции, скорее это была констатация правильно-
го, но одновременно и «странного» решения проблемы. Это могло 
относиться как к чьей-либо картине, так и к сообщенной ему или 
прочитанной идее или теории. Это констатация наличия ясного, 
напряженного и сильного решения. Юло применял это слово ча-
сто к вещам вообще внехудожественным – к теориям, гипотезам, 
а часто и к просто абсурдным построениям. Слово «красота» им 
употреблялось в том же смысле, как говорят о красивой шахмат-
ной партии или красивом решении проблемы. Но в применении 
к живописи это внутреннее построение должно быть и оптически 
зримо и находиться здесь, на самой картине.
Илья Кабаков. О  картинах Юло Соостера
стр.23
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   138

Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница