#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка




PDF просмотр
Название#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка
страница1/179
Дата конвертации11.01.2013
Размер2.42 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   179


Сергей Солоух. Игра в ящик //Время, Москва, 2011
ISBN: 978-5-9691-0650-5
FB2: Denis, 24 August 2011, version 1.0
UUID: 4baa082c-ce3b-11e0-9959-47117d41cf4b
PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012
 
Сергей Солоух
 
Игра в ящик
 
 
Три героя между трех гробов. Краткое содержание нового романа Сергея Солоуха формулируется как математическая задача. И это не удивительно, ведь все герои – сотрудники
подмосковного  НИИ  начала  восьмидесятых,  на  переходе  от  Брежнева  к  Горбачеву.  Но  ощущение  вневременности  происходящего  всему  действию  придает  смерть  совсем  иная,
неосязаемая  и  невидимая,  четвертая –  неизбежный  и  одинаковый  во  все  времена  конец  детства.

Содержание
 
#1
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 0:0
ЧАСТЬ ВТОРАЯ 0:1
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ 1:1
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ПЕРЕИГРОВКА

Сергей Солоух
Игра в ящик
 
 
“Kerýho Ferdinanda, paní Müllerová?” otázal se Švejk, nepřestávaje si masírovat kolena, “já znám dva Ferdinandy”.
Jaroslav Hašek
 
 
‘Do you say these things simply to depress me, Frank?’
‘No, Uncle, simply to cheer myself up.’
Evelyn Waugh
 



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
0:0
 
 
ЯЩИК
 
Легкое косоглазие, небольшой перекос черных пуговок – признак настоящего математика. Природную общечеловеческую симметрию портит редкая
способность к необыкновенной и долгой концентрации мысли. Полное и абсолютное погружение в предмет анализа. Ноги, как правило, не могут вос-
пользоваться таким счастливым моментом неподотчетности, свободы от мелочной опеки головы, а вот глаза – всегда пожалуйста. Разъезжаются, правый
на запад к уху, а левый... а левый вот ни черта. Пока сосед-черныш на той стороне переносицы ворует свои миллиметры и наслаждается потерей фокуса,
левый  все  делает  наоборот.  Не  просто  холоден  и  неподвижен,  а  даже  на  быстрые  изменения  освещенности,  смену  света  и  тени,  отказывается  реагиро-
вать. Не хочет сжиматься и разжиматься. В зеленоватом колечке ореола стоит большой и черный в самом центре белого и ничего, совершенно ничего не
видит.
Другое дело, стоила ли собственно картина зрительного усилия. За стеклом, прямо перед несвязанными, своевольными зрачками аспиранта Институ-
та проблем угля Романа Подцепы лежал в лучах ленивого августовского рассвета обыкновенный подмосковный город. Миляжково. Как и все ему подоб-
ные, вроде Орехово-Зуево или Подольска, что возникли в границах распространения паровозной сажи по обе стороны колеи восточных или южных им-
ператорских железных дорог во второй половине девятнадцатого века, Миляжково и в конце двадцатого оставалось маловразумительным придорожным
образованием. Расположение и направление улиц определяли тут заборы складов, заводов и депо, а перспективу замыкали трубы котельных и теплоцен-
тралей. И даже в полном надежд и нежности начале летнего шестого часа утра, с высоты девятого этажа из окна вычислительного центра ничего не уда-
валось высмотреть мерцающего, загадочного или манящего между быстро выступающими из миляжковских ночных глубин углами. Стенами из серого
кирпича и крышами из серого шифера. Определенно, птичья дальнозоркость в этом месте душу не возвышала и не грела. Но, впрочем, и человеческая
близорукость с ее благородной вогнутостью линз не добавляла волшебных черт картине мира. Прямо под ногами Романа Романовича уныло расстила-
лась безжизненная и бесцветная в этот час территория Института проблем угля им. Б. Б. Подпрыгина. Уменьшенная копия породившего ее населенного
пункта. К высокой ограде режимного института жались похожие на дровяные лабазы сараи послевоенных испытательных стендов. Чуть дальше, словно
куски от ветхости распавшегося времени, на узкой площадке для металлолома уныло громоздились и друг в друга тыкались старозаветные забойные ма-
шины.  Техника  большого  прорыва  и  шести  условий.  Огород  Стаханова.  И  уже  совсем  рядом,  в  непосредственной  близости  от  нового  девятиэтажного
длинным и кривоватым рукавом невидимого пальто растянулся старый, приземистый корпус экспериментального завода. Вместо пятерни, справа за ас-
фальтовой лентой узкого внутридворового проезда, один за всех тупо дырявил небо единственный упрямый палец. Труба котельной. Все это механиче-
ское, серое и черствое. Даже тени внештатных сторожевых дворняг, полночной комариной своры, хозяев институтского двора, и те как-то беззвучно рас-
сосались в стылом растворе мертвого часа.
Зато на другой, одушевленной и освещенной стороне мира, за спиной Романа Романовича Подцепы черной живой тенью колыхался дежурный элек-
тронщик Слава Соловейкин. Правда, его отрывисто и часто дышавшее тело совершенно не гармонировало и не сочеталось с неподвижной фигурой аспи-
ранта, примерзшего дозорным к витринному переплету кругового остекления девятого этажа. В то время как Подцепа, весь обратившись в слух, отслежи-
вал на раз-два-три-четыре связь между сглатываньем очередной перфокарты из быстро тающей колоды и скорой, как правило серийной, отрыжкой печа-
тающего устройства, Соловейкин за спиной Романа маялся, весь обратившись в шум и трепет, а также отчасти в свет, тепло и запах. Слава нарезал круги
вокруг прямоугольной тумбы устройства для размножения все тех же самых перфокарт. Весьма солидного на вид шкафчика, крайне редко применявше-
гося по назначению, возможно в первую очередь из-за пугающего весь персонал ВЦ жуткого прозвища «бармалей». Однако в тусклом, серебряном шестом
часу августовского утра этот грозный агрегат охотно служил всего лишь навсего подставкой для мелкого рыбацкого стаканчика, примерно на одну треть
наполненного голубоватыми слезами штатного технического спирта. Денатурата. Слеза просилась прямо в Славу, и Славин глаз ее хотел, но сердце в ор-
ганизме трепетало, желудок поднимался к горлу, а пищевод стыдливо, но решительно перекрывал и вход, и выход. Ночная смена неумолимо шла к кон-
цу, все меньше шансов оставляя Соловейкину на человеческое ее завершение. С полным вытиранием из души и памяти всех мерзостей дежурных обид и
унижений.
Между тем, вчера в теплом черничном морсике начала ночи к новому корпусу экспериментального завода, на девятом этаже которого располагался
институтский вычислительный центр со всеми своими службами, от соразмерного машзалу участка приточно-климатической установки до сплюснутой
со всех сторон унылой перфораторской, оба, и Слава Соловейкин, и Роман Романович Подцепа, шли в самом лучшем расположении духа, в предвкуше-
нии насыщенных и плодотворных восьми часов. С двадцати трех до семи ноль-ноль.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   179

Похожие:

#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка iconПервая Синяя Часть вторая Черная Часть третья Белая Часть четвертая Дым Часть пятая Зеркала Часть шестая Зеленая
...
#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка iconСлова благодарности пролог дорога из желтого кирпича часть первая манчурия часть вторая гилликин часть третья изумрудный город часть четвертая винкус часть пятая убийство и его последствия
Ведьма: Жизнь и времена Западной колдуньи из страны Оз //аст, аст москва, Хранитель, М., 2008
#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка iconПролог часть первая трудовые будни средневековой колдуньи часть вторая двойное полнолуние часть третья дежурная по королевству часть четвертая лицом к лицу
Набокова Ю. В. Волшебница-самозванка: Фантастический роман //армада: Издательство Альфа-книга, М., 2006
#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка iconПролог Часть первая Часть вторая Часть третья Часть четвертая Эпилог
...
#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка iconПролог Часть первая Грехи первородные Часть вторая Цербер Часть третья Нафта Часть четвертая Дорога на Энсенаду Часть пятая Пересечь черту Эпилог
...
#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка iconПредуведомление Часть Первая: Робин Гуд Часть Вторая: Мэриан Часть Третья: Дримкетчер Часть Четвертая: Улица Мебиуса
...
#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка iconПатрик Уайт Часть первая Часть вторая Часть третья Часть четвертая
...
#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка iconИ снова – «Одноэтажная Америка»! Часть первая Из окна 27-го этажа Часть вторая Через восточные штаты Часть третья к тихому океану Часть четвертая «Золотой штат» Часть пятая Назад, к Атлантике Фото
...
#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка icon8 февраля 2007 года черный день в истории российской эстрады часть первая: Москва-Киргизия-Москва Часть вторая: звездопад часть третья: Она Часть четвертая: Они достали эпилог
Звездопад. Похороны шоу-бизнеса: роман / Сергей Жуков, Максим Петренчук //аст, М., 2008
#1 часть первая 0: 0 часть вторая 0: 1 часть третья 1: 1 часть четвертая переигровка iconПролог часть первая Живая легенда! Количество не имеет значения! Часть вторая Раз вампир, два вампир… Часть третья а оборотни здесь не тихие… Часть четвертая Вы просмотрели сто пятьдесят седьмую серию… Часть пятая Вы просто неотразимы! Эпилог
...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница