Серия «Пьетро Алигьери», книга 1




PDF просмотр
НазваниеСерия «Пьетро Алигьери», книга 1
страница322/322
Дата конвертации11.01.2013
Размер3.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   314   315   316   317   318   319   320   321   322

бы забыла о нем так же легко, как забыла обо мне.
– Я никогда о тебе не забывала, – прошептала Ка-
терина.
– Что ж, еще не поздно. С этой минуты я не желаю
иметь с тобой ничего общего.
Кангранде взмахнул мечом и рассек ночной воздух.
Жестом  этим  он  давал  понять,  что  и  в  его  доспехах
имеется прореха. Но Катерина не поняла. Она слиш-
ком устала, последние события вымотали ее, жесто-
кость брата опустошила ее сердце. В отличие от Пье-
тро, она не заметила, что брат готов выслушать ее воз-
ражения, причитания, плач, мольбы снова впустить ее
в свою жизнь. Катерина упустила возможность опро-
вергнуть все сказанное Скалигером.
– Можно мне навещать Ческо? – спросила Катери-
на. – Можно мне хотя бы навещать его?
И в этот момент она окончательно проиграла. Пье-
тро увидел, как захлопнулась дверь – чтобы никогда
больше не открыться. Скалигер снова вышел победи-
телем. Но как же горька победа, за которую заплачено
самым дорогим!
– Можно, – сказал Кангранде. – Продолжай верить в
свое предназначение. Твои визиты должны быть тай-
ными и короткими. Нельзя допустить, чтобы тебя вы-
следили. Никто не должен знать, где находится Ческо.
Мы  пустим  слух,  что  он  умер,  или  сошел  с  ума,  или
одержим демонами. Или все вместе.
 
 
 


Катерина несколько овладела собой.
– Понимаю.
–  Не  расстраивайся,  сестрица.  У  тебя  есть  и  род-
ные дети. Они никогда не причинят тебе столько хло-
пот – они ведь простые смертные. Как и все мы. Мо-
жешь внушить им глубокую и непоколебимую веру в
Церковь, или в судьбу, или в языческих богов – тебе
выбирать. Если же ты боишься, как бы наш маленький
Ческо не стал со временем слишком походить на свое-
го отца, не сомневайся: с Пьетро Борзой Пес вырастет
именно таким, каким ты хочешь его видеть, – ведь ни
ты, ни я не будем вмешиваться в процесс воспитания.
– Не будем.
Брат и сестра одновременно посмотрели на Пьетро.
Юноша стоял на самом краю крыши. Половину его ли-
ца скрывала тень, половину ярко освещала луна. Пье-
тро не сводил глаз с двоих Скалигеров, которых он ува-
жал, почитал и любил так долго. Теперь он нашел в се-
бе силы сказать им:
– Этого не будет.
Кангранде склонил голову.
– Ах, Пьетро! Мы забыли о нашем судье. Покоримся
же его мудрости. Кто победил? Кто виноват? Что де-
лать с мальчиком? Последнее слово за тобой.
Иллюзии Пьетро улетучивались одна за другой; те-
перь он чувствовал себя более уязвимым и одиноким,
чем в пещере.
 
 
 


–  Послушайте  оба!  Вы  заняты  только  своей  враж-
дой, а также своей ролью в истории! Мальчик вас не
волнует!
Катерина приблизилась к юноше.
– Пьетро, подумай обо всем, что слышал сегодня но-
чью. Если ты откажешься, Франческо просто-напросто
найдет кого-нибудь другого, и, уж поверь мне, этот дру-
гой будет далеко не таким храбрым и честным, как ты.
– Я не согласен, – упорствовал Пьетро.
Кангранде тоже сделал шаг вперед.
– Ты прав, наши чувства к мальчику отчасти продик-
тованы нашими собственными демонами. А ты беско-
рыстный, ты самоотверженный. Сколько раз ты риско-
вал жизнью ради спасения Ческо? Ты хоть раз о себе
подумал? Ческо должен уехать именно с тобой.
–  Насчет  демонов  вы  верно  заметили,  –  холодно
произнес Пьетро. – Никто мне не поверит, если я рас-
скажу, какие чудовища таятся под личинами Скалиге-
ров. Нет. Я больше не буду пешкой в ваших играх. Вы
пытались… вы бы убили моего отца и глазом не морг-
нули.  И  Морсикато,  и  мавра!  И  Ческо  тоже?  Вам  не
удастся сплавить мне мальчика и объявить об очеред-
ной победе. Я не согласен.
Пьетро развернулся и похромал вниз по лестнице.
Через несколько секунд брат и сестра остались одни.
Кангранде и Катерина смотрели вслед Пьетро. Кан-
гранде глубоко вздохнул.
 
 
 


– Сработало.
Катерина вскинула ресницы.
– Так ты знал, что Пьетро все время был на крыше?
– Конечно.
– Ты также знал, что я приму твои слова за чистую
монету, и разыграл целый спектакль?
– Alterius non sit, qui suus esse potest.74 Он прав. Мы
с тобой настоящие чудовища.
– Мы – то, чем нас сделали звезды.
– Мы – то, чем нам суждено было стать.
– Теперь он возненавидит тебя.
Кангранде пожал плечами.
– Новая жизнь всегда рождается в муках.
Катерина приблизилась к брату. Рука ее была забин-
тована – она не могла обнять Кангранде и потому по-
целовала его в щеку.
– Значит, нашей войне конец?
Кангранде положил руки сестре на плечи.
– Разве ты умерла? Или, может, я умер?
Катерина отступила на шаг и кивнула.
– Ты до сих пор меня иногда удивляешь. Ты так рас-
четлив, так подвержен вспышкам гнева, что я нередко
забываю о твоем великодушии.
– Милая, давай не будем увлекаться. Как думаешь,
Пьетро согласится?
74 Кто может принадлежать себе, тот да не будет принадлежать другим
(лат.).
 
 
 


– По-моему, ты не оставил ему выбора. Интересно,
сам он это понимает?
– Теперь глаза Пьетро открыты. Открыты на многое.
– Могу я спросить… когда ты выбрал Пьетро?
Кангранде прищурился.
– В самый первый день, здесь, в палаццо. Он разго-
варивал во сне. Наверное, бредил. Не очень-то внятно
получалось. Но когда ты сказала мне, что у меня ро-
дился сын, я понял: мальчику понадобится защитник.
Катерина склонила голову набок.
– Пьетро разговаривал во сне? Может, унаследовал
от отца сверхъестественные способности?
Капитан Вероны только руками развел.
– Не знаю, как насчет колдовства, но я видел Дан-
те за работой – он словно в другом мире пребывает.
Его произведения – не просто правильный выбор слов.
Мне  кажется,  Господь  время  от  времени  дает  опре-
деленным людям некую энергию, таинственную силу.
Впрочем,  не  могу  сказать  наверняка.  Пьетро  снятся
сны. Ческо – тоже. Это что-нибудь да значит.
– Сны снятся и тебе, Франческо.
– И тебе. – Скалигер направился к лестнице. – Пой-
дем. Нам обоим нужно как следует отдохнуть.
– Я еще посижу. Небо сегодня просто великолепное.
Кангранде посмотрел вверх.
– Великолепное? А по-моему, оно сегодня гнетущее.
Впрочем, как хочешь.
 
 
 


Катерина еще некоторое время сидела на крыше, не
в силах пошевелиться. Конфликт оказался куда более
тяжелым, чем она предполагала. Ее сердце было раз-
бито… и все-таки она чувствовала гордость. Ее брат
постепенно учится. Однажды он может стать поистине
великим человеком.
Но не Il Veltro. Это не его удел.
 
 
 


 
ЭПИЛОГ
 
Пьетро свернул за угол и услышал скрипучий голос.
– Ну вот, теперь ты все знаешь.
Прошло немало времени, пока Пьетро ответил:
– Да, теперь знаю.
На голове аль-Даамина красовалась плотная повяз-
ка.– Я обязан тебе жизнью.
Пьетро  вспомнил  кривой  меч,  который  отразил
смертельный  удар.  Пьетро  тогда  спешил  на  помощь
Кангранде.
– Считай, квиты.
– Жаль, что я не мог быть с тобой, когда ты особенно
во мне нуждался.
– Когда же? В пещере? Или в карете? А может, не-
сколько минут назад? Знаешь, ни одно из сегодняшних
событий ни в какое сравнение не идет с тем, что я толь-
ко что слышал. Впрочем, я забыл: тебе ведь уже все
известно. – Пьетро невесело рассмеялся. – Они хотят,
чтобы я увез Ческо в Равенну. Но если Ческо – Борзой
Пес, мои действия никак на него не повлияют. Если я
не возьму с собой Ческо, все равно все будет так, как
предначертано судьбой. Правда ведь?
– Ты сам знаешь, что это не так. Твоя вера отрица-
 
 
 


ет предопределенность. Я, пожалуй, с этим согласен.
Все только и говорят, что о влиянии судьбы на челове-
ка; никто почему-то не говорит о влиянии человека на
судьбу. Нет ни одного создания Всевышнего, в которое
бы Он, наряду с зависимостью от судьбы, не вложил
способности эту судьбу менять. Может быть, Ческо –
Борзой Пес, а может, и нет – тут мы не властны. Зато
от нас зависит, каким человеком Борзой Пес вырастет.
Они смотрели друг другу в глаза.
– Ты тоже участник их игры, – произнес Пьетро. –
Это твоим попустительством… нет, с твоего одобрения
они играют чужими судьбами. Это ты их стравливаешь.
Зачем тебе это надо, Тарват аль-Даамин? Чего ты до-
биваешься?
Огромный, покрытый шрамами мавр придавил юно-
шу взглядом.
– Боюсь, что, наблюдая за сражением между братом
и сестрой, ты не заметил настоящей войны. Борьба ме-
жду Скалигерами, вражда с Падуей, козни против Ве-
неции, затаенная злоба на Флоренцию, надежды Па-
пы, мечты претендентов на императорский трон – все
это никак не повлияет на судьбу Ческо. Если он и есть
Борзой  Пес,  он  преобразит  мир  до  неузнаваемости.
Кто же не хочет получить хоть маленькую роль в этой
эпической драме? Надежда слабая, знаю – не обеща-
ние  судьбы,  а  только  намек  на  обещание.  Но  разве
кто-нибудь станет думать два раза, прежде чем отдать
 
 
 


жизнь за наступление нового золотого века?
– Это не ответ. Чего тебе надо?
Аль-Даамин сжал губы.
– Спроси себя: если я составил гороскоп Ческо, и Ка-
терины, и Кангранде, почему бы не предположить, что
другой астролог составил мой гороскоп, показал мне
всю мою несчастную жизнь как на ладони? Почему бы
не предположить, что моя судьба также связана с судь-
бой мальчика? Более того: что я умру в том самом ме-
сте, в которое судьба забросит Ческо?
– Ты знаешь, когда и где умрешь?
– Знаю. Причем узнал не без твоей помощи. Не ска-
жи ты тогда, что падающих звезд было две, я бы не со-
ставил гороскоп, который открыл мне связь между мо-
ей смертью и жизнью мальчика.
От этой мысли кровь стыла в жилах, но Пьетро уже
был сыт по горло пророчествами и гороскопами.
– А ты можешь отсрочить свою смерть, Тарват?
Мавр рассмеялся. Смех его прозвучал жутко, слов-
но гром, предвещающий наказание свыше.
– Нет, мой юный друг, это никому не под силу. Че-
ловек умирает тогда, когда звезды велят ему умереть.
Восставать  против  воли  звезд  бессмысленно.  Они  –
опасные враги. – Пьетро слушал молча. Тарват про-
должал:  –  Скалигер  понятия  не  имеет,  как  держать
мальчика под контролем. Чтобы отомстить сестре, он
решил отослать Ческо туда, где, по его мнению, маль-
 
 
 


чик будет в полной безопасности, пока не вырастет и
не станет угрозой самому себе. Вот великолепный при-
мер самоотречения, которое не следует путать с аль-
труизмом. На один-единственный миг Скалигер пере-
ступил через себя. В то же время он преподнес тебе
великий дар.
– Какой еще дар?
Астролог опустил руку на дрожащее плечо юноши.
– Скалигер показался тебе не великим правителем,
а слабым человеком. Он открыл перед тобой темную
сторону своей души, снял личину, чтобы явить свое ис-
тинное лицо. Он освободил тебя от рабства – от раб-
ства обожествления.
Пьетро ушам не верил.
– Если это правда, почему я не испытываю чувства
благодарности? И откуда тебе все известно? Ты что,
заглянул в гороскоп?
– Порой от чуткого уха проку больше, чем от само-
го точного гороскопа. Пьетро Алагьери, правитель Ве-
роны предоставил тебе право выбора. Будешь ли ты
повиноваться звездам, попытаешься ли выполнить их
волю, примешь ли с покорностью свою судьбу, как я
принял свою? Неужели ты лишишь мальчика его вели-
кого будущего лишь из собственной любви к независи-
мости?
– Не знаю. Я – марионетка, которая только что уви-
дела свои нити. Может, это и дар, но не счастливее ли
 
 
 


была марионетка, пока не подозревала о существова-
нии кукловода?
– Пьетро, ты уже достаточно взрослый, чтобы отка-
заться от романтического убеждения, будто жизнь да-
на человеку для счастья. Такова твоя судьба. Завид-
ная судьба, имей в виду. Я лишь помогаю тебе не упу-
стить ее. – Мавр наклонил голову и прижал ладонь к
груди. – Если хочешь, я поеду с тобой.
– Честно? – прищурился Пьетро.
– Меня здесь больше ничего не держит. Мое место
рядом с Ческо. Если, конечно, ты позволишь.
Пьетро взял костыль и похромал прочь.
– Я должен подумать.
Астролог смотрел ему вслед. Затем пошел собирать
свои немудреные пожитки. Звезды уже нашептали ему
ответ Пьетро.
Данте лежал в постели, стараясь успокоиться после
всего пережитого. Да, он уже не тот юноша, что сра-
жался при Кампалдино. Теперь его оружие – не меч, но
слово. От потрясений этой ночи у Данте разболелось
сердце.  Морсикато  рекомендовал  поэту  собственно-
ручно приготовленное снотворное, однако Данте не хо-
тел его принимать. Нет, ему нужно быть в полном со-
знании,  в  трезвом  уме.  Происходят  такие  события…
Он должен знать, чем все закончится.
В комнату влетела Антония. Увидев на кровати не-
движное тело, девушка испуганно вскрикнула:
 
 
 


– Отец!
Данте поднял руку.
– Я цел и невредим. Просто прилег отдохнуть.
– Я была в замке Монтекки, когда пришло известие,
что на вас напали. Чего только не говорят: что вы мерт-
вы, отец, что Пьетро мертв, что сын Кангранде…
– Все живы. Мы действительно попали в передел-
ку, Скалигеру пришлось пустить в ход всю силу и лов-
кость. Я здоров, ребенок невредим, а твой брат… твой
брат  храбрее,  чем  я  мог  себе  представить  в  самых
заоблачных мечтах. Но, дорогая, в этой суматохе ты,
должно быть, еще не слышала о бедняге Фердинан-
до…
Притянув дочь к себе, Данте изложил вести, которых
она ждала более всего.
Антония выслушала страшную новость спокойно, по
крайней мере внешне. Данте попытался вызнать, что
на самом деле чувствует эта девушка, слишком хоро-
шо владеющая своими эмоциями, однако у него ничего
не получилось. Антония и Фердинандо не были помол-
влены; Фердинандо даже еще не начал добиваться ее
руки. Из Антонии удалось выжать только две фразы:
– Я буду молиться за него. Он был хорошим другом.
Антония не знала – и отец ей так и не сказал, – что
незадолго до описываемых событий Фердинандо при-
шел  к  Данте  и  напрямую  попросил  руки  его  дочери.
Данте,  иначе  представлявший  себе  своего  будущего
 
 
 


зятя, заявил, что ему необходимо подумать. Теперь он
раскаивался. Его дети должны получить свою толику
счастья в этом безумном мире.
Данте показалось, что дочь отдалилась от него. Но
лишь на мгновение. Он был убежден, что основу вос-
питания составляет умение переключать внимание ре-
бенка, и поспешно сменил тему.
– Милая, я вот думаю, не принять ли любезное при-
глашение синьора Гвидо Новелло и не переселиться
ли в Равенну? Джакопо согласится, пусть и с неохотой.
Мы снова будем рядом с Пьетро, а я смогу читать лек-
ции в университете. Подумай об этом, а когда примешь
решение, скажи мне.
– Ах, отец! – воскликнула девушка, повиснув у Данте
на шее. Хотя она плакала, слезы не мешали ей гово-
рить ровным голосом. Антония рассказывала об ужас-
ном положении дел в замке Монтекки. – Марьотто кля-
нется  отомстить,  Джаноцца  постоянно  рыдает,  Ауре-
лия бродит по дому, как привидение. Капуллетто уже
уехал к отцу. Просто кошмар. Я всю ночь только и ду-
мала, как бы поскорее от них от всех отделаться и вер-
нуться к вам!
«А теперь вот Фердинандо погиб», – добавила про
себя Антония.
Вслух говорить об этом не было необходимости.
Данте вздохнул.
– Ну, значит, решено. Как только затянутся все ра-
 
 
 


ны и уладятся все дела, мы вместе с Пьетро поедем в
Равенну. Наконец-то мои дети будут со мною. – Данте
крепко обнял дочь – пожалуй, первый раз в жизни. – В
Вероне нам больше незачем оставаться. Впереди тем-
ные времена, особенно для Капитана. Завтра же сооб-
щу ему о нашем намерении.
Позднее Пьетро никак не мог взять в толк, что приве-
ло его в эту комнату. Он вошел в залу, которая сейчас
снова была превращена в лазарет. Запах благовоний
в жаровнях сладко отозвался в памяти. Перед юношей
лежал человек, которого он видел всего раз, и то мель-
ком, – три года назад, на поле боя, к югу от Виченцы.
Человек был бледен, видимо, от потери крови, но все
еще осознавал собственную значимость.
– Кто здесь? – спросил граф Сан-Бонифачо.
– Алагьери. Пьетро Алагьери.
– А, моя тень! Раны, от которых я страдаю, я полу-
чил из-за тебя. По крайней мере отчасти. Нет ли у тебя
устриц, дитя?
– Что?
–  Мои  доспехи!  –  Граф  вцепился  в  поцарапан-
ный,  погнутый,  запачканный  кровью  нагрудник,  кото-
рый Пьетро не далее как утром сбросил где-то на ули-
це. – Это мне отдал Пес. Хвала небесам! Отец, доспе-
хи снова у меня! Я возьму их с собой. Они не отойдут
к моему наследнику… к моему наследнику… – Граф
бредил. Пьетро попятился, но граф вцепился ему в за-
 
 
 


пястье. – Я слышал, ты спас ребенка. Маленького су-
кина сына. А Патино ты убил?
– Ему удалось сбежать, – отвечал Пьетро.
– Очень хорошо. Она будет довольна. Когда я умру…
да, умру, но меня не забудут! Никогда, слышишь! Ни-
когда не забудут! Конечно… конечно, ты не понимаешь
иронии…
– Так объясните.
Взгляд глубоко посаженных глаз прояснился. Пеле-
на спала.
– Ирония в том, что я всю жизнь старался уничто-
жить Скалигеров, а надо было просто оставить их в по-
кое. Они бы и сами отлично справились. – Пот струил-
ся по лицу умирающего. В уголке рта показалась пена.
Явился Морсикато, и с ним священник. Морсикато
нахмурился и сказал, что Пьетро в зале нечего делать.
Графа необходимо причастить. Это будет последняя
церемония в его жизни.
– Приходи навестить меня, мальчик, когда я умру, –
прохрипел граф. – У меня есть что рассказать. Я знаю
один секрет. Больше его никто не знает. Даже твой си-
ньор! Секрет только мой! Только мой! Два секрета, се-
креты-близнецы, как сплетенные змеи. Кадуцей, жезл
Меркурия! Я хочу, чтобы кто-то знал мой секрет, когда
меня не станет. Я хочу кому-нибудь рассказать – ко-
му-нибудь, кто так же будет страдать оттого, что знает
слишком много. Кому-нибудь, кто, когда придет время,
 
 
 


откроет Кангранде правду…
– Так говорите сейчас.
– Нет, нет, нет! Ты сразу проболтаешься Псу! Мину-
ты не пройдет, как проболтаешься! Я должен хранить
свои  секреты!  Ложь  Скалигеров  убила  меня,  значит,
моя ложь должна жить, чтобы убить их ложь! И ты, и
ты, мальчик! Ты же носил мои доспехи! Мне рассказа-
ли! Я буду являться тебе по ночам! Вниз, вниз, вниз!
Морсикато развернул Пьетро за плечи.
– Ступай. Он больше не придет в сознание.
Пьетро направился вниз по лестнице на открытую
лоджию, с которой у него столько было связано, и бес-
сильно опустился на табурет. Он и не предполагал, что
можно устать до такой степени.
В  саду  сверкнул  светляк,  словно  искра,  пронзив
тьму. Пьетро попытался угадать, где сверкнет следую-
щий, когда мигнула еще одна искра. Не угадал и по-
пробовал снова. Снова не угадал. Светляки преврати-
лись в игру, глупую, бессмысленную игру, которой Пье-
тро наслаждался, поскольку она занимала его мозг и
он мог хоть какое-то время ни о чем не думать.
Шестое  чувство  подсказало,  что  за  плечом  стоит
Скалигер.  Даже  голову  не  понадобилось  поворачи-
вать.
– Тарват задал мне непростую задачу. И граф тоже,
сам того не сознавая. Это что, часть плана?
– Последнее слово за тобой.
 
 
 


– Неужели?
– Пора повзрослеть, мальчик. – Голос звучал ровно.
Кангранде  не  старался  произвести  впечатление  осо-
быми  интонациями  или  обертонами.  К  ногам  Пьетро
упал свиток. – Вот, только закончил. – Пьетро знал, что
это – официальное признание Ческо наследником. Ро-
счерк пера, более опасный, чем взмах кинжала.
– Твои отец и сестра наверху. Говори что угодно, но
имей в виду: ты должен увезти их с собой. И доктора
тоже. Что бы ты ни решил.
За спиной застучали каблуки. Кангранде удалился.
Пьетро остался один.
По крайней мере, он так думал.
В  траве  уже  несколько  минут  копошился  малень-
кий мальчик – он подкрадывался к светляку. Внезапно
мальчик прыгнул, и ладошки его сомкнулись вокруг на-
секомого. Светляк лучился, освещая костяшки малень-
ких пальцев. Мальчик слегка развел ладони. Светляк
снова засветился ярко, и на лицо ребенка упал зеле-
новатый отблеск.
Пьетро вспомнил, каким рисовал в мечтах это утро.
Он думал о пророчествах, гороскопах, о тяжком бре-
мени, которое легло на детские плечи. В сознании про-
тив воли всплыла клятва: «Клянусь прожить жизнь с
честью, чтобы перед смертью не о чем было жалеть!
Клянусь защищать невинных!» Выбор был сделан.
Улыбаясь от уха до уха, Ческо разжал ладошки. Све-
 
 
 


тляк взлетел, засверкал в темноте, словно звезда. Воз-
душную тропу его пересек еще один крохотный уголек.
Светляки зависли над землей, как влюбленные, кото-
рым через несколько мгновений суждена вечная ночь.
 
 
 


 
Послесловие
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОПРАВДАНИЯ И
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ДОПОЛНЕНИЯ
 
Теперь, когда роман закончен, прочтите эти заметки.
Источники мои были многочисленны и разнообраз-
ны. Основные из них – «Отдаленное зеркало» Барба-
ры Тучман, «Читая гороскоп Данте» Аллисон Корниш,
«Азимовский путеводитель по произведениям Шекспи-
ра» Айзека Азимова, а также целый ряд вариаций на
тему Ромео и Джульетты (по иронии судьбы, опублико-
ванных издательством при Университете Данте). К ва-
риациям относятся работы Мазуччо, Луиджи да Порто,
Банделло  и,  конечно  же,  самого  великого  Шекспира.
Кроме того, я использовал увесистый том (№ 1) под на-
званием «Повести и драмы, послужившие для Шекспи-
ра источником вдохновения», являющийся репринтом
«Трагической истории Ромеуса и Джульетты» (запре-
дельно длинной и нудной) за авторством Артура Брука.
В плане историческом наиболее важной оказалась
«История Вероны», написанная сто лет назад А. М. Ал-
лен. Хотя госпожа Аллен многие легенды принимает за
чистую монету, ее анализ исторических событий, а так-
же понимание характеров и подоплеки политических
интриг поистине удивительны. Кроме того, госпожа Ал-
 
 
 


лен – прекрасный стилист, так что ее произведение по-
мимо огромного количества полезной информации до-
ставило мне не меньшее количество удовольствия. Я
в долгу перед библиотекой Ньюберри в Чикаго и би-
блиотекой при аспирантуре Мичиганского университе-
та за то, что они предоставили мне экземпляр «Исто-
рии Вероны» и еще несколько бесценных для историка
книг. За личный экземпляр «Истории Вероны» я дол-
жен сказать спасибо Barnes&Noble Online – благодаря
этому сайту я имел возможность читать и при этом не
занимать лишнее место на книжной полке.
Также  я  получил  огромное  удовольствие  от  книги
«Падуя при да Каррара» за авторством Бенджамина
Дж. Коля, которую мне предоставил все тот же Мичи-
ганский университет.
Чтобы узнать подробности о семье Данте, я обра-
щался главным образом к книге «Dante e Gli Allighieri a
Verona» за авторством Э. Карли. За информацию бо-
лее  личного  характера  я  должен  благодарить  графа
Середжо-Алигьери, прямого потомка Пьетро. Граф лю-
безно пригласил меня и мою жену к себе в поместье и
на виноградники, приобретенные Пьетро в 1353 году,
и не пожалел на нас ни времени, ни красноречия, ни
вина – пожалуй, лучшего вина, которое мы когда-либо
пробовали.
Хотя я читал «Божественную комедию» и в переводе
Лонгфелло, и в переводах, сделанных для издатель-
 
 
 


ства «Penguin», все же для цитат я выбрал перевод Ро-
берта и Жана Холландеров – на мой взгляд, он более
точный, кроме того, комментарии переводчиков выше
всяких похвал (правда, слабонервным их лучше не чи-
тать).
Для  того  чтобы  возможно  точнее  описать  дуэль,
я  проштудировал  том  Ханса  Тальхоффера,  мастера
фехтования и ближнего боя, жившего в пятнадцатом
веке. Его иллюстрированное пособие использовалось
не одним поколением – сначала рыцарей, потом писа-
телей. Именно из сего труда я выудил овальный щит с
копьем, который и вручил своему герою Пьетро.
Однако настоящее сокровище попалось мне в руки
в последнюю минуту – то была «Энциклопедия Дан-
те». Несмотря на совершенно случайно затесавшуюся
в нее ошибку (Луций Юний Брут, который убил Таркви-
на, уж конечно не был сыном Марка Юния Брута, кото-
рый убил Цезаря!), попытка собрать как можно боль-
ше сведений о великом поэте и его произведениях по-
истине впечатляет.
Когда я уже готов был сдать «Королей Вероны» в пе-
чать, я наткнулся на «Влюбленного Данте» за автор-
ством Харриет Рубин, и эта книга позволила мне вдох-
нуть неповторимый аромат эпохи – мне открылось, с
какой стороны шляпы гвельфы имели привычку прика-
лывать перья, и еще масса милых пустячков.
Многие другие книги, которыми я пользовался в про-
 
 
 


цессе  работы  над  «Королями  Вероны»,  были  напи-
саны на итальянском, немецком и латинском языках.
Соответственно, надо было худо-бедно знать перечи-
сленные языки. Несмотря на то, что мой итальянский
неуклонно прогрессировал, я был вынужден прибегать
к помощи переводчиков. Благодарю миссис Сильвию
Джорджини (переводчицу с итальянского), профессо-
ра Мичиганского университета Мартина Уэлша (пере-
водчика с немецкого) и моего друга еще со студенче-
ских лет профессора Джона Лобера за помощь в пере-
водах с латыни.
Кроме  того,  мне  помогали  и  ныне  здравствующие
веронцы. Антонелла Леонардо из министерства куль-
туры проявила нездешнюю доброту и любезность, от-
вечая  на  мои  вопросы  и  устраивая  для  нас  с  женой
встречи с удивительными людьми, каковых людей бы-
ло не меньше полудюжины. Именно благодаря Анто-
нелле прямой потомок Данте, граф Середжо-Алигье-
ри, и пригласил нас в свое поместье. Граф немало по-
ведал нам об истории своей знаменитой семьи и пока-
зал дом, купленный Пьетро еще в 1353 году.
Антонелла также познакомила нас с профессором
Ритой Севери. Рита преподает в Веронском универси-
тете. Она, ее муж Паоло и их прелестная дочь Джулия
устроили для нас вечер, пожалуй, самый восхититель-
ный за все время нашего путешествия по Европе, ко-
торое, кстати, длилось три месяца. За один этот вечер
 
 
 


я узнал о Вероне больше, чем за два года, проведен-
ных за чтением. Рита отвела меня в университетскую
библиотеку,  где  главный  библиотекарь  буквально  за-
дарил меня книгами. Рита также переводила для меня
стихи Мануэлло Гвидо. Я в огромном долгу перед этой
чудесной женщиной.
Через два дня еще одна чудесная женщина, Дани-
эла Цумьяни, показала нам останки римских строений,
сохранившиеся в Вероне в виде фундаментов магази-
нов  и  винных  погребков.  Даниэла  прямо-таки  прони-
клась  моим  замыслом.  За  добро  платят  добром,  по-
этому возьму на себя смелость порекомендовать книгу
Даниэлы «Шекспир и Верона: дворцы и дворики сред-
невекового города». Книга уже переведена на англий-
ский язык.
Несмотря на все старания моих друзей, в «Королях
Вероны»  могут  быть  ошибки.  Они  целиком  и  полно-
стью на совести вашего покорного слуги.
Стоит ли говорить, что без остроумия, мудрости и
бессмертных строк самого Уильяма Шекспира никаких
«Королей Вероны» просто не было бы?
Подозреваю, что как шекспирологи, так и дантоло-
ги проявят к моему труду самое пристальное и отнюдь
не дружелюбное внимание. Специалисты по Данте на-
верняка поставят под сомнение некоторые мои пасса-
жи. Например, перемещения поэта в изгнании до при-
езда  в  Верону  всегда  вызывали  жаркие  споры,  я  же
 
 
 


подлил масла в огонь, заставив Данте отправиться в
Париж, чтобы преподавать в университете. Оправда-
нием моей смелости, возможно, послужит простое же-
лание сделать Пьетро свидетелем последнего униже-
ния тамплиеров. Впрочем, такой пассаж вполне прав-
доподобен, если не сказать вероятен. Также я наделил
Данте  длинной  бородой  –  по  свидетельствам  совре-
менников, он действительно носил бороду, хотя неко-
торые ученые яростно отрицают этот факт (хотя какое
отношение борода имеет к творчеству?). Еще я изме-
нил написание его фамилии. Алигьери – флорентий-
ский вариант. После изгнания Данте, пожалуй, желал
хотя бы с помощью одной буквы выразить свое пре-
зрение к соотечественникам. Я заставил своего Дан-
те  взять  более  ранний  вариант  собственной  фами-
лии, Пьетро же, как послушный сын, скрупулезно сле-
дует примеру отца. Я всегда любил эффект обману-
того  ожидания;  выяснилось,  что  я  в  этом  не  одинок.
Сам Данте использует первоначальный вариант напи-
сания своей фамилии в письме к Кангранде – «Dantes
Alagherii». Разумеется, идут споры о том, действитель-
но ли письмо написано великим поэтом, и так далее и
тому подобное.
Пьетро как историческая личность представляет со-
бой ту еще загадку. В распоряжении ученых лишь не-
сколько фактов, однако все они касаются зрелости сы-
на Данте, а никак не его юности. Вот почему я приду-
 
 
 


мал  для  Пьетро  жизнь,  которую  специалисты  сочтут
нелепой. В свою защиту я могу сказать одно – сам Дан-
те поступил бы примерно так же. И Шекспир. Они оба
питали слабость к хорошей фабуле.
Я неплохо поиздевался над братией, считающей се-
бя истиной в последней инстанции во всем, что каса-
ется жизни Данте; впрочем, с Шекспиром я обошелся
еще хуже. Я не стал путать даты, события и людей в
жизни самого поэта – шекспирологов этим уже не прой-
мешь. Нет, я сделал выжимки из его бессмертных тво-
рений. Специально для любителей Шекспира призна-
юсь – все мои идеи зарождались при чтении шекспи-
ровских пьес, в том числе и причина кровной вражды.
Я никогда не пытался исправить Шекспира, как делали
многие (причем по временам весьма неплохо). В отли-
чие от исторических личностей вроде Макбета или Ри-
чарда III, Ромео и Джульетта никогда не существовали
в действительности, а значит, не нуждаются в защите.
Кроме того, Шекспир и сам был не прочь стащить
сюжетец-другой. Чего уж там – он воровал сюжеты где
только мог; история веронских влюбленных тоже укра-
дена. Дар Шекспира состоял в том, чтобы, взяв старую
историю, вдохнуть в героев и события новую жизнь. Я
льщу себя мыслью, что, следуя примеру великого по-
эта в способах добычи сюжетов, я воздаю ему свою то-
лику хвалы.
Чтобы узнать больше о конкретных моих озарениях,
 
 
 


а  также  прочитать  сокращенные  сцены  в  первоздан-
ном  виде  и  получить  сведения  о  дебатах,  которые  я
вел  с  издателями,  милости  прошу  на  вебсайт  книги,
www.masterofverona.com.  * * * 
Несколько слов об именах. «Марьотто» и «Джаноц-
ца» взяты мною у Мазуччо Салернитано. Герои с таки-
ми именами фигурировали в 33-й новелле его сборни-
ка «Il Novellino». Разумеется, то была ранняя версия
истории Ромео и Джульетты, в которой не обошлось
без  тайных  браков,  смерти  ближайших  родственни-
ков, а также новобрачного, бежавшего в Александрию.
Юную новобрачную неволят выйти замуж, однако свя-
щенник дает девушке снадобье, от которого она впада-
ет в забытье, похожее на смерть. К несчастью, письмо
священника  с  подробностями  хитроумного  плана  по-
хищено пиратами (привет «Влюбленному Шекспиру»!).
Заканчивается  все  так  же  печально,  как  в  «Ромео  и
Джульетте», разве что Джаноцца бежит в Сиенну, на-
деясь скрыться в монастыре, где и умирает, причем бе-
ременная, если мне не изменяет память.
Любовная сцена в церкви – дань уважения Луиджи
да Порто, также не обошедшему вниманием историю
несчастных влюбленных. По его версии, молодые лю-
 
 
 


ди тайно встречались в церкви у брата Лоренцо целую
долгую зиму, пока не осознали, что больше не могут
противиться своей страсти.
Имя Антонио я также позаимствовал у да Порто, уро-
женца Виченцы. По его версии (кстати, именно да Пор-
то первым дал юным влюбленным имена, под которы-
ми их знает весь мир), Антонио звали отца девушки.
Мать Джульетты звали Джованной, но это имя у меня
уже было задействовано. Вдобавок имена Джаноцца и
Джованна несколько схожи, так что я счел за лучшее
просто не упоминать о матери Джаноццы.
Большинство остальных персонажей я взял из пьес
Шекспира, или из истории, или из семейных хроник.
Что касается Кэт и Петруччо – это просто шутка, ко-
торая, однако, дала мне возможность вставить в ро-
ман парочку шекспировских цитат. Уважаемые люби-
тели «Укрощения строптивой», эта параллель между
двумя пьесами специально для вас.
 
* * *
 
Теперь я должен вас предостеречь, дорогие читате-
ли. За исключением нескольких случаев, я строго при-
держивался хронологии; Шекспир, кстати, на эту тему
никогда не заморачивался. Хроники же свидетельству-
ют, что Баилардино да Ногарола в 1306 году женился
 
 
 


вторично и имел от второй жены двоих сыновей. Пола-
гаю, первая жена, Катерина делла Скала, была к тому
времени мертва, хотя и не уверен – от этих средневе-
ковых итальянцев всего можно ожидать. Однако я ре-
шил продлить Катерине жизнь, а вторую жену Баилар-
дино сделать женой его брата, Антонио да Ногаролы.
Исключительно из практических соображений (расче-
тливость, Гораций!) я задействовал и двоих сыновей
Баилардино, причем сделал их поздними детьми Кате-
рины.
Была и еще одна проблема, и касалась она назва-
ний построек в Вероне, точнее, прежних и нынешних
названий. Пьяцца дель Синьория сегодня практически
такая же, как в XIV веке, за маленьким исключением –
ни одно из окружающих площадь зданий не сохранило
первозданный вид. Мысленно я создал некий микс из
«тогда» и «сейчас», и в голове моей кое-что проясни-
лось. Надеюсь, с вами произошло то же самое.
Что касается самого Скалигера, спешу подчеркнуть:
все  великие  подвиги,  которые  я  приписал  этому  че-
ловеку, он действительно совершил. Правда, я долго
не мог решить, со сколькими же врагами одновремен-
но Скалигер сражался – в легендах фигурируют раз-
ные цифры, причем количество врагов растет прямо
пропорционально году обнаружения легенды. Однако
Скалигер действительно разбил падуанскую армию в
1314 году, имея меньше сотни солдат; действительно,
 
 
 


переодетый испанцем, в 1317 году вдохновлял паду-
анцев на наступление, лишь для того, чтобы его люди
через несколько минут атаковали врага с тыла. Коро-
че говоря, Кангранде – один из тех персонажей, жизнь
которых больше чем все легенды, вместе взятые.
Чтобы получить полное представление о мече Кан-
гранде, зайдите на сайт компании «Del Tin Armories».
Это  итальянская  компания,  создающая  удивительно
точные копии древнего оружия; в том числе ею воссо-
здан  меч,  найденный  в  20-х  годах  XX  века  в  могиле
Кангранде.
В приступе безумия я спрятал в тексте две анаграм-
мы, имеющие отношение к произведениям Шекспира
– специально, чтобы вы поломали головы.
Читатели,  изучавшие  источники,  из  которых  Шек-
спир черпал свои сюжеты, наверняка не одобрят мое-
го выбора времени действия. Как я уже говорил, Луи-
джи да Порто, написавший о веронских влюбленных в
начале XVI века, со всей определенностью заявляет,
что события имели место с 1301 по 1304 год, во вре-
мя правления Бартоломео делла Скала, старшего бра-
та Кангранде. При таком раскладе события моей книги
должны были происходить приблизительно в 1276 го-
ду. Хоть это и увлекательнейший период истории Веро-
ны, известный по таким личностям, как Мастино дел-
ла Скала (Первый) и Эццелино да Романо (Третий), на
мой взгляд, ему (периоду) недостает драматизма па-
 
 
 


дения Вероны. Верона достигла небывалых высот при
Кангранде. Мне хотелось, чтобы в романе чувствовал-
ся привкус близящейся трагедии.
Заявляю, что да Порто был неправильно информи-
рован. Вражда между Монтекки и Капеллетти прекра-
тилась в 1302 году, когда Гаргано Монтекки и его дя-
дья убили на Арене последних представителей семей-
ства  Капеллетти.  Однако  вражда  вспыхнула  вновь  в
1315 году и продолжалась еще двадцать пять лет – за
это время Верона потеряла все самое дорогое. Тра-
гедия состоит не только в гибели юных влюбленных,
но и в гибели всех молодых рыцарей Вероны. Цвет ве-
ронской молодежи был уничтожен за одну неделю. Для
Мари и Антонио это действительно чума на оба дома,
однако кара обрушилась и на другие дома. Кангран-
де возвеличил Верону до небывалых высот, но Верона
пала, чтобы никогда больше не подняться.
Я  в  неоплатном  долгу  перед  моим  редактором,
Майклом  Деннени.  Его  напутствие  оказало  на  меня
огромное влияние; такие слова писатель проносит че-
рез  всю  свою  жизнь.  Майкл  сказал,  что  я  перепутал
два понятия – «то, что должен знать писатель, чтобы
написать книгу» и «то, что должен знать читатель, что-
бы прочитать книгу»; по мнению Майкла, читателю тре-
буется гораздо меньше знаний. Майкл буквально заго-
релся моей идеей; его энтузиазм вкупе с профессио-
нализмом подгоняли меня всякий раз, когда дело не
 
 
 


шло на лад. Спасибо, Майкл.
Другому моему редактору, Киту Каала из универси-
тета Святого Мартина, я готов без конца повторять сло-
ва благодарности. Через полтора года после заверше-
ния работы он связался с моим агентом и сказал: «Слу-
шай, а эта книжка по шекспировским мотивам все еще
доступна? А то она у меня из головы не выходит». С
неизменной жизнерадостной улыбкой Кит провел меня
по всем кругам процесса продажи и публикации руко-
писи, причем проделал все честно, да еще и на кура-
же. Кит буквально заставил меня написать новые гла-
вы, не отклоняясь от основной темы, и после двух ре-
дактур мои записки превратились в книгу, которую вы
держите в руках. Я понимаю, насколько мне повезло.
Найти редактора, который в тебя верит, – уже огромная
удача, у меня же таких редакторов было целых два.
Первые мои читатели отличались особой дотошно-
стью.  Одаренный  драматург  и  потрясающая  актриса
Кристина Тэтчер прочитала «Королей Вероны» второй
по счету, и именно на волне ее восторга мне удалось
пережить первый год. В том же году я имел счастье де-
лить подмостки с Майком Нуссбаумом, сущим дьяво-
лом, когда дело касается попкорна, и неподражаемым
актером.  Он  просто  вынудил  меня  закончить  второй
черновик, и слава богу (и ему) за это. Благодарю так-
же Джереми Андерсона, актера и писателя, задейство-
ванного в постановке «Ромео и Джульетты», – именно
 
 
 


на этом спектакле у меня и началось… Джереми по-
клялся, что «не упустит такой чертовски заниматель-
ный сюжет».
Вообще я стольких друзей должен поблагодарить за
поддержку, просто не счесть. Например, в Мичигане,
где была задумана книга, мне помогали Джефф, Нона,
Джейсон,  Гейб,  Пат  и  Поли.  В  Чикаго,  где  я  написал
большую часть «Королей Вероны» и где мне особенно
долго пришлось ждать, я нашел Тару, Гвен, Бена, Бре-
она, Пейдж и многих других.
Выражаю благодарность всем составам «Р&Дж», с
которыми  я  когда-либо  работал.  В  частности,  Грин-
хиллской  средней  школе,  компании  «Театр  теней»,
«Гражданскому театру Энн Арбор», устроителям Ми-
чиганского  шекспировского  фестиваля,  Артс  Лейн,
Первому закрытому шекспировскому фестивалю, Чи-
кагскому театру Шекспира и Лоскутной Команде.
Огромное спасибо Дейву (Попсу) Дорчу за то, что он
ввел меня в безумный мир сцены, не говоря о режиссу-
ре «Р&Дж». Дейву поставить пьесу по моей книге, ко-
нечно, как делать нечего.
Со своих родителей, Эла и Джилл, я не только писал
некоторых  персонажей.  Именно  родителям  я  обязан
своими  литературными  способностями,  именно  они
воспитали меня так, как воспитали, и я преисполнен
благодарности. Мой брат Эндрю научил меня быть от-
крытым всему миру.
 
 
 


Мой сын Дэшиэлл появился в проекте в апреле 2006
года, когда рукопись «Королей Вероны» была уже сда-
на в печать. Мы же узнали о том, что он родится, ко-
гда роман уже был продан. Как говорит Майк Нуссбаум,
младенцы приносят удачу. Спасибо, Дэш.
Итак,  мы  близимся  к  завершению,  и  на  десерт  я
оставил самое сладкое. Я говорю о своем лучшем дру-
ге, о своей любимой жене Дженис. Она является нео-
фициальным  соавтором  «Королей  Вероны».  Дженис
откладывала все свои дела, чтобы послушать в моем
исполнении целые главы романа. Не знаю, сколько раз
она его прочла, – но явно больше, чем я. Вооружив-
шись красной, зеленой и синей ручками, Дженис тру-
дилась над текстом, подобно хирургу, отсекая целые
абзацы – у меня на это не хватало смелости. Она так-
же не давала мне наделать глупостей, например за-
вершить роман лишь потому, что я от него устал.
Джен, cara mia, ты мой друг, мой компаньон. Мы с
тобой заговорщики, любовь моя. Я дышу одной тобой.
Ave. Д. Б.
 
 
 


Document Outline

  • Дэвид Бликст
    • ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
    • ПРОЛОГ
    • ЧАСТЬ I АРЕНА
      • ГЛАВА ПЕРВАЯ
      • ГЛАВА ВТОРАЯ
      • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
      • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
      • ГЛАВА ПЯТАЯ
      • ГЛАВА ШЕСТАЯ
      • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
      • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
      • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
    • ЧАСТЬ II ПАЛИО
      • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
      • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
      • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
      • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
      • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
      • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
      • ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
      • ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
      • ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
      • ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
    • ЧАСТЬ III ПОЕДИНОК
      • ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ
      • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
      • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
      • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
      • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
      • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ
      • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ
      • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
    • ЧАСТЬ IV ИЗГНАННИКИ
      • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ
      • ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
    • ЧАСТЬ V КРОВНАЯ МЕСТЬ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ
      • ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
      • ГЛАВА СОРОКОВАЯ
    • ЭПИЛОГ
    • Послесловие

1   ...   314   315   316   317   318   319   320   321   322

Похожие:

Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconСерия «Джимми Паз», книга 1
В  Майами  происходит  серия  ритуальных  убийств, из-за  которых  город  находится  на  грани  паники
Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconПролог Серия Во лесу 'Березка' стояла Серия Все смешалось в доме фараона Серия Главная лесная феминистка Серия Палки в колесах Серия Царевна-лягушка Серия Смерть Кощея Эпилог
...
Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconСерия «Воцерковление», книга 2

Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconСерия «Словарь Брокгауза и Ефрона», книга 13

Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconСерия «Три девицы под окном», книга 2

Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconДанте Алигьери Божественная комедия Ад
...
Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconКнига 34 Диалектическое обучение М о с к в а   2 0 0 5 Dialekt obuchenie qxd  13. 12. 2005  20: 27  Page 4 Серия брошюр «Библиотека культурно-образовательных инициатив»
...
Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconКнига  известного  английского  этнографа  Э. Тайлора
Э. Б. Тайлор «Первобытная культура», серия «Бибилотека атеистической литературы»: Издательство политической
Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconСерия «Милицейская история», книга 2
Капитан Ковалев случайно узнает о похищении дочери известного  предпринимателя.  Преступники  требуют  за
Серия «Пьетро Алигьери», книга 1 iconСерия «Врата войны», книга 1
Опять две короткие очереди, одна длинная. Скоро вокруг блиндажа и деревьев не останется
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница