Серия «Врата войны», книга 1




PDF просмотр
НазваниеСерия «Врата войны», книга 1
страница131/131
Дата конвертации22.01.2013
Размер1.47 Mb.
ТипКнига
1   ...   123   124   125   126   127   128   129   130   131

основался за вратами. Валгалла – ты наверняка слы-
шал это название.
–  Полковник  говорил  о  какой-то  Валгалле,  таин-
ственном ордене, который господствует на той сторо-
не. Но я был уверен, Валгалла – всего лишь миф.
Женька вернулась.
– Вот сок, грейпфруты, лед, водка, сейчас будет от-
личный  коктейль.  Ребята,  гуляем!  –  объявила  она.  –
Кстати,  слышали?  А,  нет,  не  слышали...  Вы  тут  бол-
таете и болтаете всякую ерунду! Только что передали
экстренное сообщение. Глайдер председателя Эрхар-
та потерпел аварию. Врезался в гору. Ба-бах – и нету.
В новостях даже взрыв показали. Bay!
Полковник Скотт что-то пробормотал, заворочался
во сне, но не проснулся.
– Ой! – Женька зажала ладонью рот. – Если он про-
снется, тут же прочтет нам еще одну лекцию о вредных
стражах и обманах политиков.
–  Леопольд  Эрхарт?  Председатель  Евросоюза?  –
уточнил Сироткин.
– Он самый, – подтвердила Женька. – Виндексы и
копы в шоке. Клянутся, что все службы контроля без-
опасности были в норме.
– Его убили, – сказал Поль.
– Политических убийств не было уже лет десять, –
напомнил рен.
– Значит, они вновь начались. Дней десять назад я
 
 
 


говорил с ним и рассказал о планах Валгаллы. Он вы-
слушал меня очень внимательно. Вероятно, он начал
действовать, и это не понравилось кое-кому.
Поль поднялся.
– Я ухожу.
– Куда ты? – спросил рен. – Неужели ты думаешь,
что Эрхарта убили из-за вашего разговора?
– Не сомневаюсь. Агенты Валгаллы фактически взя-
ли под контроль ваш мир. И только ждут, когда с той
стороны придут их хозяева.
– Ты говоришь так, будто они посвятили тебя в свои
планы.
– Частично – да. Скажу честно: я – одно из важней-
ших звеньев их плана. Но они это звено утратили. У
тебя есть скутер или глайдер?
– Глайдер.
– Возьму на время. Оставлю где-нибудь на стоянке.
Тебе сообщат.
Старик усмехнулся, протягивая электронный ключ:
– Надеюсь, ты явился из-за врат не для того, чтобы
угнать мою летучку.
– В вашем мире слишком дорожат вещами. Тебя это
не раздражает?
– Я тоже дорожу своим компом, своим домом, своим
глайдером. Прошу – верни его.
– А я думал, рены – люди бескорыстные. Что-то вро-
де Махатмы Ганди – одна набедренная повязка и по-
 
 
 


сох.
– Нет, нет, не стоит так сильно отличаться от дру-
гих! – покачал головой Сироткин. – Иначе какой-нибудь
фанатик тебя непременно убьет. И никакой контроль
за агрессивностью не поможет.
 4 
Было еще темно. Но площадка перед домом хорошо
освещалась. И прямо в центре светового круга стоял
Вязьков.
«Так,  меня  ждали,  –  Поль  дружелюбно  улыбнулся
Вязькову. – Я сделал глупость. Пусть машина и неви-
дима для виндексов и копов, но сам страж врат, несо-
мненно, ее очень хорошо видит. Не знаю – как. Но ви-
дит».
Тут была какая-то неувязка, нестыковка. Но Поль по-
ка не мог нащупать, в чем она.
«Что он будет делать – попробует убить меня или
только обезоружить?» – Поль продолжал улыбаться.
Рука  медленно  скользнула  к  бедру.  Сквозь  толстую
ткань брюк пальцы нащупали рану.
Вспышка боли! Ланьер прыгнул вперед. И очутился
рядом с Вязьковым. Как – тот не понял. Не успел по-
нять.
 
 
 


 5 
Когда Поль вышел, Женька и старый рен перегляну-
лись.
– Деда, а Ланьер в самом деле портальщик? Что-
то мне не верится. Он не похож на других. Как «Нему»
увидел – испугался. Он какой-то дикий – ты заметил?
И говорит чудно. Куда он поехал? – спросила Женька.
– Почем я знаю? Возможно, в Америку, – рен импро-
визировал.  Говорил  первое,  что  приходило  в  голову.
Это была их игра. Женька всегда приходила от нее в
восторг. Потому что нелепые предположения рена не-
пременно сбывались. Через неделю, месяц или год...
«Мы знаем, что должно случиться, – любил повто-
рять рен. – Только не знаем – когда».
– Зачем?
– Встретиться с команданте Тутмосом.
– Но Тутмос живет в Мексике, кажется.
– Разве это не Америка?
Женька подумала несколько секунд:
– Я не признаю присоединение Мексики к Соединен-
ным Штатам.
Старик нахмурился:
– Одного не понимаю: какая связь между Ланьером
и Тутмосом? Ты не знаешь?
 
 
 


– Не знаю. Но мы можем выяснить. Если отправимся
туда немедленно.
– Думаешь, то, что я сейчас болтал, – предвиденье?
– Конечно!
– А я думал – старческий маразм. А ведь правда, Ла-
ньер упомянул Тутмоса. Они встречались за вратами.
– Собирайся! – заявила Женька тоном, не терпящим
возражений. – Закажем через сеть билеты на самолет.
Я отлично тебя знаю, деда. Ты никогда ничего не вы-
думываешь. Ты всегда говоришь ТО, ЧТО ЕСТЬ.
– Погоди, к чему так торопиться? Полетим утром.
– Утром слишком поздно. Должен быть ночной рейс.
Она выскочила из гостиной.
Рен сидел неподвижно. Только губы беззвучно ше-
велились. Внезапно он хлопнул себя по лбу:
– Ну, конечно же! Как я сразу не догадался.
Рен принялся будить полковника Скотта.
– В чем дело? – спросил полковник, оглядываясь.
Со сна он не понимал, что делает здесь. И где вообще
находится.
– Просыпайся! Мы летим в гости к команданте Тут-
мосу! – объявил рен.
– Зачем? – изумился полковник. – Я уже сказал это-
му проходимцу все, что о нем думаю.
– Что ты думаешь о команданте – не имеет значе-
ния. Главное, что встречался с Тутмосом в августе на
его гасьенде. Так?
 
 
 


– Да.
– Вот поэтому мы и летим.
 6 
На рассвете глайдер Сироткина опустился на пло-
щадке  для  посетителей  военного  музея.  На  ограде
висела  табличка  «закрыто».  Створки  ворот  стягива-
ла  ржавая  цепь.  За  оградой  –  невысокой  и  местами
поломанной  решеткой  –  стояли  одинаковые  бараки.
Несколько десятков совершенно одинаковых бараков.
Как в концлагере. И над ними громоздилась серая ту-
ша «Немезиды». Восходящее солнце золотило ее уро-
дливый бок.
Поль  выпрыгнул  из  летучки.  Потом  открыл  дверцу
пассажира  и  помог  выбраться  Вязькову.  У  того  руки
были стянуты за спиной клейкой лентой. Выпрыгивая,
Вязьков едва не упал.
– Знаешь, ты ведешь себя по меньшей мере глупо, –
сказал страж ворот.
– Мне все равно – глупо я действую или умно. Дело
в том, что я не знаю, кому ты служишь: действительно
охраняешь этот мир или работаешь на Валгаллу. По-
этому мне приходится учитывать в своих расчетах оба
варианта. – Поль кивнул в сторону военного музея. –
Видишь «Нему»?
 
 
 


–  Конечно,  ее  трудно  не  заметить,  –  усмехнулся
Вязьков.
– Я оставлю тебя здесь, возле этого дурацкого му-
зея.
– Зачем?
– Походи, погуляй. Скажу одно: здесь ключ к одной
очень важной тайне. Надеюсь, у тебя хватит мозгов ее
раскрыть. Если ты – агент Валгаллы, твои хозяева эту
тайну уже знают. Если нет – ты кое-что можешь сде-
лать для этого беспомощного и тихого мира. Который
ты якобы охраняешь. Счастливо оставаться.
Поль запрыгнул в глайдер, и машина поднялась в
светлеющее утреннее небо.
– Забери меня отсюда! Идиот! – кричал ему вслед
Вязьков, запрокинув голову. – Тебя прикончат! Ты сдох-
нешь! Без меня тебе не одолеть Валгаллы!
 
 
 


 
ИНТЕРМЕДИЯ
ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА
 
Даня  Сироткин  лежал  в  яме,  вырытой  кибом.  Он
знал,  что  умирает,  но  почему-то  не  боялся.  Может
быть, потому, что не было боли. Боль была прежде, а
теперь прошла. Совсем. Он знал, что очень слаб и уяз-
вим. Но одновременно – всемогущ. Прежде он полагал
себя не слишком умным – средним. Теперь понял, что
он – гений. Рен. Он тогда, лежа в яме, засыпанный зе-
млей, придумал это слово. Вернее, слово пришло са-
мо. Чьи-то уста шепнули его... Рен... Ренессанс... Воз-
рождение. Краткая эпоха, когда Титаны вернулись на
Землю. Они не знали пределов, границ, им все было
по плечу. Титаны творили совершенство.
«Границ не должны быть ни в чем», – думал Сирот-
кин.
Нынешний человек очень слаб. И с каждым днем, с
каждой минутой все слабее, как раненый, засыпанный
землей, истекающий кровью. О котором никто не знает,
где он. Стонов его не слышат, никто не ищет его.
«Наш мир аморфен, а должен стать кристаллом. И
рены будут центрами кристаллизации. Без таких лю-
дей мир не может существовать...»
То, что было рядом, уже не касалось Сироткина. Он
 
 
 


был сейчас где-то далеко, в иных местах, видел мир
незнакомый и странный.
Вершина  горы  на  фоне  яркого  неба.  Клубящийся
столб дыма. Вулкан? Вокруг ослепительные снега; тер-
расы застывшей лавы амфитеатром спускались вниз.
Даня парил над этим новым невиданным миром. Сле-
ва лежали сопки, покрытые снегом, заросшие высочен-
ными елями. Справа открывалась долина. На склонах
сопок били фонтаны горячей воды и пара, потом кас-
кадами горячая вода устремлялась вниз, и по берегам
реки зеленела трава, в то время как выше на склонах
лежал ослепительно белый снег. Там, где бурная ре-
ка стекала в продолговатое озеро, лед подтаял, обра-
зуя  причудливые  узоры.  Дальше  сверкающим  зерка-
лом лежал лед.
Даня Сироткин ощущал странный восторг. Счастье?
Бред? Слишком большая доза морфина?
«Это рай... – прошептал он. – Эдем... Я там буду...
когда-нибудь...»
Он рассмеялся. И потерял сознание.
 
 
 


 
ВОЙНА
Глава 23
  1 
Еще один день в крепости. А на самом деле сколько
времени прошло в хронопостоянной зоне? Еще одна
неделя?
Капают капли в клепсидре. В полночь верхняя ча-
ша клепсидры полна, к следующей полуночи – пустеет.
Кто из нас не мечтал о подобном: долгая жизнь и почти
вечная молодость.
– Сколько дней и ночей на самом деле мы здесь? –
допытывается Виктор.
Бурлаков загадочно улыбается в ответ:
– Не бойся, время внутри тебя не обманет. Сегодня
приезжает герцогиня Кори. Она тебе не понравится. Но
будь с ней вежлив. Это – твоя мачеха.
Быть вежливым. Насколько? Кланяться? Разумеет-
ся.  Расшаркиваться,  мести  пером  бархатного  берета
пол? Он не умеет. Попробует улыбнуться – этого хва-
тит. Стоит ли его мачеха этих знаков внимания? Она
молода? Это уж точно. А на самом деле – сколько ей
 
 
 


лет? Пятьдесят? Изъеденное жизнью, усталое, фаль-
шиво молодящееся существо. Бессмертник.
Фантазии. Глупые бредни. Все будет не так. Он про-
сто боится. Боится, что на самом деле она ему понра-
вится. Настолько сильно, что...
И  вот  она  прибыла,  въехала  в  ворота  на  серой  в
яблоках  кобыле.  Богато  украшенная  сбруя.  Темный
плащ с капюшоном, отороченный седым мехом. Длин-
ный плащ, призванный скрыть фигуру. Герцогиня! Кла-
няйтесь герцогине.
Бессмертники  сбегались.  Склоняли  головы.  Гости
стояли, выпрямившись, атеисты в церкви, не желаю-
щие осенить себя крестным знамением.
– Бойся этой женщины, она опасна, – шепнул отче-
тливо кто-то рядом с Ланьером.
Кто-то из бессмертников? Или призрак мортала? Не
разберешь. Или Хьюго старался – хотел их поссорить?
За герцогиней ехали стражи – шесть человек в тем-
ных феррокерамических доспехах. Ого! Выходит, она
держит личную стражу. У Бурлакова нет телохраните-
лей. У нее – есть. Такие же точно доспехи были у чер-
ных  всадников.  От  этих  доспехов  отскакивают  пули.
Поверх доспехов накинуты синие плащи, отороченные
белым, капюшоны опущены на глаза. Их лиц не разли-
чить. Но можно угадать. Белая кожа, белые губы. Бес-
смертники.
«Бессмертные боятся смерти и, в конце концов, мо-
 
 
 


гут думать только о ней», – подумал Ланьер и улыб-
нулся.
Женщина улыбнулась в ответ.
– Она – оборотень... волчица... пьет кровь... – про-
шептал кто-то рядом.
– Вранье, – отозвался другой бессмертник неуверен-
но.– Она убивает служанок. Заводит их в мортал и бро-
сает, это точно.
За герцогиней ехал мальчик на рыжем пони. Он уве-
ренно держался в седле и оглядывался вокруг без лю-
бопытства: похоже, он не в первый раз приезжал в кре-
пость.
Герцогиня привезла с собой много добра. Неужели
можно  за  одно  лето  наполнить  припасами  эти  теле-
ги, набить скарбом перевязанные ремнями и цепями
сундуки, залить и запечатать многочисленные бочки?
Так  много  припасов,  что  людям  на  телегах  места  не
нашлось, они шагали следом. Растягиваясь уязвимой
цепочкой, плелась разношерстная публика: прислуга,
солдаты «синих» и «красных» в потрепанной форме,
но уже без оружия, ролевики без мечей и без кольчуг.
Переселенцев  встречал  у  ворот  Хьюго  с  четырь-
мя бессмертниками. Герцогиню, мальчика и охрану он
пропустил беспрепятственно. Так же, как и повозки, и
людей на повозках: он видел их раньше и знал в ли-
цо. Потом пять или шесть человек из прислуги прошли,
 
 
 


подвергшись  лишь  досмотру.  Остальных  задержали.
Они скопились у ворот. Бессмертники обыскивали ка-
ждого, а Хьюго допрашивал. Обстоятельно, подолгу.
Заметив  такое  безобразие,  герцогиня  вернулась  к
воротам.
– Это мои люди! – повысила она голос. – Я их всех
расспросила.
– Так-так... – Хьюго улыбнулся. – А про это они рас-
сказали тоже?
Он извлек из кармана бывшего солдата «красных»
пакетик с серым порошком.
– Откуда?! – Герцогиня в ярости рванула повод. Ко-
была под ней коротко заржала и присела на задние но-
ги. – Откуда у моего человека эта гадость?! – Капюшон
откинулся назад, и Виктор разглядел ее лицо. Бледное,
не слишком молодое и не слишком красивое. Черные
глаза женщины горели яростью.
«Поразительно, почему все в крепости твердят, что
Кори прекрасна?» – удивился Ланьер.
– Так это ваш человек? – вновь улыбнулся Хьюго.
– Да, мой, раз я привела его сюда. Вы ему подсунули
эту дрянь.
– Ох, милая герцогиня, не надо, ладно? – Хьюго по-
морщился. – Вы же умная женщина. Зачем говорить
ерунду? Я всего лишь охранник – зачем мне это?
– Григорий Иванович! – крикнула Кори.
Бурлаков подошел.
 
 
 


– В чем дело? Опять не поладили? Право же, вы как
дети!
– Он обыскивает моих людей!
– Герцогиня, Хьюго знает свое дело, оставьте его.
– Разве в этом мире запрещены наркотики? – уди-
вился Ланьер.
– Это не нарики, – ухмыльнулся Хьюго. – А кое-что
похуже.
Бурлаков помог слезть с седла мальчику. У малыша
было серьезное недетское лицо с каким-то печальным,
скорбным даже выражением. Гномик, старичок...
Встав на ноги, мальчик огляделся и сказал:
– Вы хорошо подготовились к зиме. Но, боюсь, не-
достаточно хорошо.
– Что вы имеете в виду, молодой человек? – поинте-
ресовался Виктор, подходя.
– Частокол поврежден. Вас уже обстреливали. Кре-
пость  переполнена.  Никогда  прежде  здесь  не  было
столько пришлых.
–  Позвольте  представить,  это  Виктор  Павлович,  –
сказал Бурлаков. – Мой новый помощник на эту зиму. А
это герцогиня Кори. – Женщина еще не остыла после
ссоры с Хьюго и лишь надменно кивнула Ланьеру. –
Сын герцога Рафаэль. – Бурлаков положил мальчику
руку на плечо.
– Можно просто Раф, – мальчик протянул Виктору
узкую ладошку. – На самом деле мне уже двадцать три.
 
 
 


Виктор недоверчиво улыбнулся:
– Неужели? И борода не растет?
– Он – безбородый гном... – хмыкнул Хьюго.
– Хьюго надеется, что мы все уйдем со двора и не
увидим, что он будет делать. – Рафаэль смотрел на на-
чальника охраны, как на неодушевленный предмет. Из-
учал редкий экземпляр и результаты наблюдений со-
общал тихим ровным голосом: – Он ищет среди при-
бывших самых униженных и жалких или в чем-то про-
винившихся. Это его будущие осведомители. Заодно
высматривает девчонку, которая должна будет по пер-
вому  требованию  его  ублажать.  Если  он  сильно  вы-
пьет, непременно начнет говорить про спермотоксикоз.
– У нашего гнома большая фантазия... – пожал пле-
чами Хьюго.
Тем  временем  охранник  старательно  обыскивали
всех входящих в крепость – и женщин, и мужчин.
– Не трогайте меня! – взвизгнула девушка с чумазым
лицом и с распущенными по плечам грязными слип-
шимися волосами. У длинного платья ободран подол,
плащ подвязан грязной веревкой и весь в пятнах.
– Можно вообразить, что за все лето ее никто не ла-
пал, – фыркнул Хьюго.
– Оставьте девушку в покое, – сказал Виктор, делая
шаг в сторону главного охранника. Кажется, он нашел
союзников в лице герцогини и Рафа и был этому рад.
– Я вам не подчиняюсь, – оскалился Хьюго, обнажив
 
 
 


крупные желтые зубы. – Когда мой генерал в крепости.
– Пропусти девчонку, – велел Бурлаков. – Позвольте
вам помочь. – Он протянул девушке руку.
– Я вас предупредил, мой генерал... – Хьюго вновь
издал короткий смешок. – Любой может оказаться вра-
гом. Против своей воли. Даже не зная, что он – враг.
– Почему вы не избавились до сих пор от этого мер-
завца? – возмутилась Кори.
– Я незаменим, герцогиня, – отвечал Хьюго. – Или вы
забыли, как пытались провести в крепость своего лю-
бовника? Оказалось – бывший мар. Хорошо, мои по-
мощники его опознали. А так бы с вашей помощью про-
лез в крепость и открыл бы своим дружкам ворота.
На щеках Кори выступили красные пятна.
– Никто не знает, каково твое прошлое, Хьюго, – про-
шипела она змеей.
Виктор смотрел на них. И читал, как с листа: нена-
висть, зависть, взаимные обиды.
 2 
– Вы позволите? – Хьюго уселся напротив Виктора.
В этот день во время ужина Ланьера усадили за об-
щим столом: с хозяином трапезничали герцогиня и ма-
ленький Раф. Черное строгое платье герцогини наглу-
хо  закрывало  руки  и  плечи.  На  широком  поясе  с  се-
 
 
 


ребряными пряжками демонстративно висели кобура
с пистолетом и узкий стилет. Серебряную его рукоять
украшал крупный зеленый камень.
«Изумруд», – подивился Ланьер.
Все геологи наперебой утверждали, что Дикий мир
беден рудами, а драгоценные камни в нем и вовсе от-
сутствуют. Не нашли? Или нашли и скрыли?.. Серебро,
во всяком случае, здесь имелось, так же как и железо.
Но не было каменного угля и нефти – это точно. А вез-
ти руду через врата – убыточно. Здесь, на месте, жгли
древесный уголь. На той стороне размышляли: в Ди-
ком мире есть залежи урана. Может быть, построить
там атомную станцию? Оборудование сложно провез-
ти через врата. А то бы построили. Держите ребята...
Сюрприз!
– Сегодня вас изгнали, – заметил Хьюго, наклады-
вая себе полную тарелку жареной рыбы. – Не расстра-
ивайтесь. Со всеми любимчиками хозяина так проис-
ходит. Одних он приближает, других отдаляет. Прихо-
дится ждать, когда он позовет вновь. Я всегда дожида-
юсь своего часа. Но многих оттесняют на нижний стол
навсегда. Советую помнить: хозяин зовет только тогда,
когда вы зачем-то нужны ему. До этой поры он может
о вас попросту забыть.
Виктор не отвечал. Ел молча.
– Я хотел бы с вами обсудить один вопрос. Вы не
против? – Хьюго осклабился.
 
 
 


– Хорошо, обсудим.
– Видите ли, Виктор... Или Виктор Павлович, как вас
величает Димаш. Вы уже солидный мужчина, старше
многих здешних, а среди новичков – ветеран.
– За вратами я в первый раз.
–  Конечно,  я  знаю.  Так  вот,  Виктор  Павлович,  вы,
как все новички, неверно представляете ситуацию. По-
звольте вас просветить?
– То есть – отфильтровать для меня информацию? –
в свою очередь улыбнулся Ланьер. – О нет! Если я кого
и буду спрашивать, то не вас.
– Предпочитаете ничего не знать?
– Я знаю больше, чем вы думаете.
– А-а... – понимающе протянул Хьюго. – Вы полагае-
те, что эти лживые выдумки портальщиков обо всех на-
ших зверствах дают вам верную информацию о здеш-
нем мире? Ну, как же, как же... я совсем забыл, что вы
у нас работаете, вернее, работали в новостном кана-
ле. «Дельта-ньюз». Когда-то и я смотрел вашу муру. Вы
сочиняли байки о нашем мире и гордились своим вра-
ньем. Но я надеюсь, что теперь, когда вы очутились за
вратами, вы взглянете на все куда более трезво.
Виктор  не  понимал,  чего  хочет  от  него  этот  чело-
век. То он выказывал неприязнь и даже неприкрытую
злобу, то начинал любезничать почти до приторности,
льстить и заискивать.
– И в чем же состоит ваш трезвый взгляд? – спросил
 
 
 


Ланьер.
– Дело в том, что здесь я – единственный, кто дума-
ет о будущем. Увы, оно безрадостно, если все будет
продолжаться так, как идет сейчас. В этом случае кре-
пость обречена, – Хьюго вздохнул. – Не в эту зиму, так
в следующую. Иных вариантов просто нет.
Хьюго  сделал  паузу,  любуясь,  какое  впечатление
произвели его слова на Ланьера. Достаточно сильное
– это Виктор должен был признать. Он не хотел верить
Хьюго, но почему-то верил. Против своей воли.
– И в чем причина такого катастрофического поло-
жения?
«Будем  считать  этот  разговор  своего  рода  интер-
вью. Пусть Хьюго заливается соловьем. Чем больше
скажет, тем лучше, – мысленно отметил про себя Ла-
ньер. – Не спорь с ним, только анализируй, смотри, как
будто издалека, отстранений!»
– Вкратце обрисую ситуацию. Как вы заметили, Гри-
горий  Иванович  осенью  собирает  раненых  и  отстав-
ших, «синих», «красных», всех без разбору поселяет в
крепости заодно с пасиками и прочей шелупонью, ко-
торая бежит сюда, как оголодавшие собачонки к миске
со жратвой. При этом Бурлаков совершенно не рассчи-
тывает, сколько в крепости припасов, какие помеще-
ния,  каково  соотношение  бессмертников  и  пришлых.
Не учитывает, что люди трудились весну и лето в по-
те лица, чтобы отдать свою краюху хлеба неизвестно
 
 
 


кому. Хозяин играет роль Спасителя, тащится от своей
роли. На остальное ему плевать.
«Какая примитивная провокация! Хьюго говорит это
нарочно,  чтобы  проверить,  передам  я  Бурлакову  его
слова или нет», – мысленно усмехнулся Ланьер.
В том, что начальник службы безопасности предан
хозяину крепости, Виктор не сомневался. Такие люди,
как Хьюго, не могут жить без хозяина.
– Эти пришлые будут оборонять крепость, – напо-
мнил Ланьер.
– Ну да, да, может быть, и будут. А может, и нет, –
отмахнулся от его слов Хьюго. – Во всяком случае, они
нужны три-четыре дня в году. Или неделю...
– Как любая служба охраны. КПД у всех подобных
служб в мире весьма невысок, – заметил Виктор.
– Но чужаков слишком много! Слишком! Нам нужно
человек двадцать, а генерал берет всех. В этом году
отставших особенно много. Всю зиму теперь мы будем
организовывать дурацкие экспедиции в поисках пропи-
тания, ходить на охоту и драться с марами за склады
жратвы. Будем урезать пайки и голодать. Наши люди
будут гибнуть! «Бессмертники» уже сейчас с ненави-
стью поглядывают на пришлых. В январе, затянув по-
яса, будем изготавливать сувениры, ножики, портсига-
ры и прочие серебряные безделушки, чтобы весной на
тракте сменять их на консервы и лекарства. Как толь-
ко грянет весна, часть пригретых хозяином дармоедов
 
 
 


сбежит, остальные помогут деревенским посеять ово-
щи и собрать то, что поспеет к сентябрю. Но как только
врата начнут пропускать в обратном режиме, они тут
же удерут. Потому что им плевать на крепость и на тех,
кто здесь выбивается из сил. В ноябре все начнется
сначала.
– Но люди не планируют оставаться здесь на всю
жизнь.
– Конечно, они только пожрут, попьют, оттрахают на-
ших баб и удалятся, сказав «гран мерси»!
– Что вы предлагаете? Ввести оплату за зимовку?
Чтобы на следующий год весной в крепость передава-
ли консервы и медикаменты? Законное требование. Я
готов потребовать с каждого зимующего расписку. Од-
на незадача: расписку не протянешь через врата для
оплаты.
– Вы не поняли! Сама идея крепости-приюта пороч-
на. Люди должны приходить сюда навсегда и не пере-
жидать и переживать здесь зиму, а строить крепость.
Если ты попал сюда – должен остаться. Это плата за
подаренную тебе жизнь. Так поступает Валгалла.
Ланьер сделал вид, что не придал никакого значе-
ния последнему слову.
А Хьюго продолжал:
–  Валгалла  разрастается  год  от  года,  увеличивает
свои силы. Избранные, кого допускают в Валгаллу, от-
дают  все  силы  и  служат  беззаветно.  Взамен  Импе-
 
 
 


ратор своей мощью приходит на помощь, когда нуж-
но.  «Единство  и  вечность»  –  вот  их  девиз.  Иногда  к
ним приходят на службу целые соединения. С каждым
днем Валгалла набирает мощь. А мы лишь выживаем,
надеясь на случайность и везение. Но помяните мои
слова: однажды нам не повезет. Если генерал не изме-
нит свою политику.
– Думаете, что я уговорю Бурлакова оставлять лю-
дей в крепости насильно? – спросил Ланьер.
– Нет, я не так глуп, чтобы на это надеяться. Хозяин
взял вас сюда и спешно возвысил, чтобы кого-то про-
тивопоставить мне после исчезновения герцога. Я же
хочу вас спросить: вы намерены стать постоянным жи-
телем крепости?
– Нет, – отвечал Ланьер, не задумываясь.
– Тогда не вмешиваетесь в то, что вас не касается.
– Не касается? – Виктор пожал плечами. – Вы пла-
нируете захватить людей и превратить их насильно в
средневековых обитателей этого мира. В рабов. И я не
должен вмешиваться?
– Крепость изменится. Этим миром правит сила, со-
бранная в кулак одного. Рано или поздно мой план осу-
ществится. И вы не сможете этому помешать, – Хьюго
улыбнулся. – Сила! Вы слышите?! Это слово приходит
в каждую фразу. Я всего лишь надеюсь, что вы благо-
разумно отойдете в сторону. А если не отойдете – пе-
няйте на себя!
 
 
 


– У вас грандиозные планы. Но как вы думаете их
осуществлять? Чтобы удержать людей в крепости, вам
придется создать мощную охрану плюс тайную поли-
цию,  агенты  которой  будут  шпионить  за  всеми.  Что-
то вроде гестапо или НКВД. Вы готовы пойти на такой
шаг?
– В гестапо и НКВД служили святые люди.
– Да Бог с вами...
– Святые! – упрямо повторил Хьюго.
– А вы, надо полагать, наследник этих святых?
– Именно так. И не надо иронизировать.
 3 
Виктор поднялся на стену. После тепла обеденной
залы холодный воздух обжигал. Мутно-желтое зарево
на востоке, если смотреть на восток. И такое же мутное
на западе. Если повернуться лицом к западу. Не день,
не ночь. Безвременье. Так сколько дней прошло? Ел-
ку уже наряжают. Значит, скоро месяц, как они живут в
крепости.
«Хоть убейте меня, но я не могу понять одну вещь:
зачем Григорию Ивановичу святой гестаповец? – раз-
мышлял Ланьер. – У меня ответ один, совершенно иди-
отский:  в  Бурлакове  проснулся  учитель,  и  наш  гене-
рал  надеется  перевоспитать  подонка.  Разумеется,  в
 
 
 


эту версию можно поверить разве что под дулом пи-
столета».
На часах стоял Рузгин. Расхаживал по настилу взад
и вперед, вооруженный винтовкой с оптическим прице-
лом. На поясе позвякивают серебряные колокольцы.
Все постоянные обитатели крепости носят такие. Идут
– и слышен мелодичный звон. Все – кроме Хьюго.
Связку  серебряных  колокольчиков  предлагал  Вик-
тору торговец сувенирами в Париже. «Зачем они?» –
спросил Виктор. «За вратами узнаешь», – отвечал тор-
говец.
–  Зачем  нужны  колокольчики?  –  спросил  Виктор  у
Рузгина.
– Звякают приятно. А зачем – не знаю. Выдали вме-
сте с формой, я взял. Сувенир останется на память. Не
поймешь, который час, – признался Борис, поглядывая
на небо. – По ней только и ориентируюсь.
Рузгин указал на клепсидру, установленную на ка-
менном постаменте. Она мерно роняла капли, отмеряя
условное время крепости. Последние капли. Полночь
вот-вот должна была наступить.
– Эта средневековая штука все врет, – сказал Вик-
тор. – Мы выйдем из крепости, а за вратами миновало
сто лет.
– Не может быть... Ах да, вы все шутите! – Борис
махнул рукой. – Но теперь, кажется, реже?
– Общение с Хьюго у кого угодно отобьет желание
 
 
 


шутить.
– Да ладно вам, Виктор Павлович. Нормальный му-
жик. Мы вчера после возвращения из леса с ним вы-
пили. Поболтали. Должность у него собачья. Только и
всего. А так – серьезный парень.
– Ты готов остаться здесь навсегда? – спросил Вик-
тор.
– В каком смысле?
– До конца жизни остаться в крепости. Не возвра-
щаться в наш мир.
– Ерунда! Что вы такое придумали, Виктор Павло-
вич! Конечно же нет.
– Хьюго планирует оставлять гостей в крепости на-
всегда.
– Он просто пошутил, а вы не поняли. Они здесь нор-
мальные люди, живут несколько старомодно. Но не ма-
ры же, в конце концов.
– И все же... ты хотел бы здесь жить всегда?
Рузгин засмеялся:
– Я – программист-биолог, что мне делать в здешнем
средневековье?
– Зачем же ты пришел сюда?
– Если честно...
Виктор пожал плечами, давая понять, что это дело
Рузгина – говорить правду или умолчать.
– Уж раз так вышло, и мы здесь остались, скажу, – ре-
шился Рузгин. – У меня поручение от фирмы: достать
 
 
 


образцы здешней фауны. Той, что в мортале.
– Ничего не получится. В нашем мире мортальные
растения не выживают. Это проверяли, и не раз.
– У меня есть контейнер. Совершенно уникальный.
Образец уже там.
– Он испортится за зиму и лето.
– В крепости – нет. Понимаете теперь? Эта крепость
– она послана мне судьбой. Я спрятал образец в под-
вале. Никто не знает. Только вы теперь... Осенью я про-
несу контейнер в наш мир.
– Зачем?
– Вы не понимаете? Неужели? А вы подумайте, Вик-
тор Павлович! – Рузгин глянул на старшего товарища
с нескрываемым мальчишеским превосходством.
– Сдаюсь! – Виктор рассмеялся.
– Эх вы, даже подумать не хотите. Так вот, есть тео-
рия, что это деревья создают мортал. То есть первона-
чальная аномалия создала их, а потом они стали под-
держивать мортальные зоны своим существованием.
Понимаете? Замкнутый круг. Если мы вырастим здеш-
ние клетки в нашем мире, то сможем создать мортал...
– Зачем?
– В лечебных целях, технологических... да мало ли
каких! Это же перспектива! – У Бориса горели глаза. –
В прошлом году наш человек прошел врата, но не вер-
нулся. Весной они пришлют еще кого-нибудь. В мае на
Аркольском перевале человек из нашей фирмы будет
 
 
 


ждать меня... – Борис запнулся, сообразив, что и так
наболтал лишнего. – Если мы не встретимся, он попы-
тается добыть новый образец.
– На провоз биологических образцов в наш мир нуж-
на лицензия. Все, кто возвращается, проходят дезин-
фекцию. У тебя этой лицензии наверняка нет. Как же
ты собираешься протащить свои находки?
–  Я  уже  все  продумал.  С  грузом  серебра.  Да,  там
будут дезинфицировать багаж. Но разом. Весь ящик.
Мой контейнер не пострадает. Все продумано!
Рузгин замолчал. Понял – его занесло. Не следова-
ло об этом никому говорить. Даже Виктору Павловичу.
Хотя в порядочности Ланьера он никогда не сомневал-
ся.– Боря, вот что мне скажи, ты майору Васильеву обе-
щал заплатить, если за нами явится вездеход? – спро-
сил после паузы Ланьер.
– Обещал, конечно. Фирма бы заплатила.
– Много?
– Очень много.
– Странно, – Виктор по своему обыкновению поче-
сал переносицу.
– Что – странно? – не понял Рузгин.
– Тогда странно, что он за нами не заехал. Майор
своей выгоды не упускал никогда.
Получалось,  Васильев  не  мог  прислать  вездеход.
Именно не мог. Был не в силах. «Сила...» Это слово
 
 
 


просачивается в каждую фразу. Хьюго прав. А лучше
бы он ошибался.
 4 
– Ты несправедлива, герцогиня. Я к тебе всей душой,
а ты... – услышал Виктор в коридоре голос Хьюго.
Он остановился, не зная, требует ситуация его вме-
шательства или нет.
– Я сказала – отвяжись, – узнал Ланьер низкий голос
Кори.
– Поль не вернется. Поверь мне и моему чутью.
– Для тебя это ничего не меняет.
–  Почему?  У  тебя  что-то  не  в  порядке?  Болезнь
какая?  Неужели  здоровая  женщина  не  хочет  секса?
Постится все лето? Не поверю. Я по именам знаю тво-
их  любовников.  Уверен  –  не  всех.  И  вдруг  блудница
обращается в монахиню.
– Ты – урод. Меня тошнит, когда я вижу твою рожу.
Эта мысль тебе в голову не приходила?
Дальше послышалась возня. Мокрый звук пощечи-
ны.Сдавленный выкрик: «Сволочь!»
Пора  вмешаться.  Виктор  шагнул  вперед.  Вечный
фонарь под потолком освещал вполне банальную сце-
ну: здоровяк охранник рвал одежду с женщины. Виктор
 
 
 


подошел сзади и ударил ногой промеж расставленных
ног Хьюго. Тот взревел, скрючился. Второй удар – по
затылку. Кори, вырвавшись наконец из рук Хьюго, до-
бавила. И не слабо.
Прежде чем Хьюго успел очухаться, Виктор вырвал
пистолет из кобуры охранника и снял с предохраните-
ля.– Кори, как ты думаешь, если я пристрелю этого ти-
па, Бурлаков меня простит или нет? – спросил он у гер-
цогини.
Та спешно пыталась застегнуть черное платье. Не
получалось: две пуговицы были выдраны с мясом.
– Не пачкай рук, – проговорила она, наскоро завязы-
вая волосы в узел.
Хьюго прислонился к стене и теперь смотрел на Вик-
тора с ненавистью, растирая левой рукой шею.
– Э-эх... Я же просил вас, Виктор Павлович: не вме-
шивайтесь. Вас не касается то, что здесь происходит.
Осенью вернетесь в свой чистенький отвратный мир,
будете  трахать  свою  женушку,  родите  парочку  деби-
лов, потом стерилизуетесь. Не ваше это, то, что насто-
ящее.
– Давайте я все-таки его убью! – Виктор рассмеялся.
Он  не  чувствовал  гнева.  Лишь  какую-то  хмельную
радость.
–  Оставьте  его  в  покое.  Если  бы  Поль  был  здесь,
Хьюго и пальцем не посмел бы меня тронуть. Пойдем-
 
 
 


те, – сказала Кори.
– Оружие заберешь утром у Бурлакова, – добавил
Виктор.
– Только это вы и умеете: сделать подлость ближне-
му, ударить в спину, – фыркнул Хьюго.
Он  намеренно  дразнил  Виктора,  уверенный,  что
стрелять тот не станет, а с кулаками кинуться может. И
уж тогда Хьюго отделает его под орех: начальник охра-
ны, несомненно, сильнее Ланьера. И дерется наверня-
ка лучше.
Виктор  сделал  вид,  что  собрался  уходить,  потом
развернулся и выстрелил. Хьюго взвизгнул и схватил-
ся руками за голень.
– По-моему, тебе стоит поваляться пару дней в по-
стели, – сказал Виктор. – Возможно, маленький урок
должен пойти на пользу.
Они ушли. Слышали, как Хьюго матерится и зовет
на помощь.
 5 
Герцогиня провела Ланьера в свои покои. Виктор по-
дозревал, что она будет искать с ним встречи, хотя и
не так демонстративно.
– Бурлаков не одобрит подобных действий, – заме-
тила Кори, запирая дверь на засов.
 
 
 


– Таких типов надо иногда бить по рукам.
«Лучше бы я его застрелил», – подумал Виктор.
Покои  герцогини  были  куда  просторнее  комнаты
Виктора.  Пожалуй,  это  были  лучшие  комнаты  в  зам-
ке. Гобелены на стенах, широкая кровать. Камин. В его
огромном зеве догорали поленья.
«Почему камины, а не печи? – подумал Ланьер. –
Печи  куда  экономнее  и  больше  дают  тепла.  Неуже-
ли  это  –  всего  лишь  дань  романтическим  увлечени-
ям? Или все проще: один из первых строителей кре-
пости умел складывать только камины. Создал тради-
цию. Оставил учеников».
– Хьюго возникает всюду, как призрак мортала. Куда
бы я ни шла – он непременно окажется рядом.
– Хьюго может перемещаться мгновенно?
– Что?.. Нет. Как Григорий Иванович – нет. Что ты! Так
умеет только Бурлаков. И Поль. Хотя у Поля хуже по-
лучается. Ты, может быть, тоже научишься. Если про-
ведешь здесь несколько лет.
–  Я  пробовал.  И,  кажется,  сумел,  когда  пришел  в
ярость.
Кори улыбнулась:
– Ты способный. Но если ярости нет, сойдет и боль.
Очень  сильная  боль.  Испытай  при  случае.  Присажи-
вайся, я налью тебе виски. – Герцогиня указала Викто-
ру на обитое кожей кресло с высокой спинкой.
Она явно хотела сблизить дистанцию.
 
 
 


– Поль не должен был вас оставлять в этом опасном
мире без защиты, – заметил Виктор, беря из ее рук ста-
кан. Он намерено выделил голосом «вас», но герцоги-
ня сделала вид, что не заметила его холодности.
– Почему без защиты? Поль считал, что генерал мо-
жет меня защитить. К тому же, пока Поль был здесь,
Хьюго не позволял себе ничего подобного. Напротив,
был до приторности вежлив. Ручонки держал за спи-
ной. Не думаю, что я ему нравлюсь, во всяком случае,
не больше, чем другие женщины. Ему просто хотелось
одержать победу над Полем. Хотя бы так.
– Расскажите Бурлакову о «подвигах» охранника.
– Бесполезно. Все, что касается Хьюго, – для Бур-
лакова табу. Хьюго сумел подобрать «ключик» к гене-
ралу. Обвинения в адрес начальника охраны отмета-
ются небрежным жестом. – В голосе Кори слышалась
плохо скрытая ярость. Похоже, ей уже доводилось ис-
кать правды у Бурлакова, но это ни к чему не приве-
ло. – Хьюго догадывается о слабости генерала и поль-
зуется своим положением беззастенчиво. У него даже
теория есть: что он любого может заставить плясать
под свою дудку. И, кажется, ему многих удалось подчи-
нять. – Она осушила свой стакан и поставила на сто-
лик у кровати. – Но, право же, что это мы все о Хью-
го и о Хьюго. Поговорим лучше о тебе. Ведь ты – сын
Поля! – герцогиня внимательно оглядела Виктора, как
будто боялась упустить какую-то мелочь. – Вы в самом
 
 
 


деле очень похожи. Может быть, ты – клон? Ты не про-
верял ДНК?
– Знаете, не было охоты.
–  Расстегни  рубашку,  –  попросила  она.  Впрочем,
если судить по тону, то больше подходило «потребо-
вала».
– Зачем?
–  Не  то,  о  чем  ты  подумал!  И  говори  мне  «ты»  –
мы ведь родственники. Не бойся, насиловать я тебя не
стану.
Она сама довольно бесцеремонно рванула рубашку
у него на груди. Оторвалась пуговица.
– У Поля слева под ключицей родимое пятно. У тебя
такого нет.
–  Для  тебя  это  имеет  какое-то  значение?  –  пожал
плечами Виктор, поправляя рубашку.
– Не знаю. Я еще не решила. Ты женат?
– Нас предупредили, что обручальные кольца лучше
не брать – это привлекает маров.
– Я серьезно.
– Считай, что женат. Во всяком случае, сам я себя
считаю женатым. Почти. У меня невеста на той сторо-
не.– Невеста. Это почти, – передразнила она, – ничего
не значит. Отговорка.
Она выглядела лет на тридцать пять. Но если Рафу
– двадцать три, то герцогине должно быть под пятьде-
 
 
 


сят. Что ей нужно? Секса? Секс с мачехой. Почти как в
греческой трагедии. А потом отец, которого Виктор ни
разу в жизни не видел, прирежет сына, вернувшись с
той стороны весной.
– Завтра я уеду в замок. До весны, – заявила Кори. –
Я заметила, ты не ладишь с Хьюго. Поедем со мной.
Мне нужен преданный человек. Надежный. Как ты.
– Почему бы тебе не остаться в крепости? Боишься
Хьюго? Не ладишь с Бурлаковым?
– Ты задаешь слишком много вопросов. Догадайся
сам. И потом я не могу остаться. Кто-то должен охра-
нять замок. Просто потому, что он стоит на перевале.
Это ключ к Лысым горам. Не хочу, чтобы замок захва-
тили мары и все разграбили. Или эти психи из Валгал-
лы – они тоже хотели бы овладеть перевалом. Обычно
в замке оставался до весны Поль. Но раз его нет, буду
зимовать я. Стража предана, стены неприступны.
– Тогда зачем вы привезли Рафа сюда?
– Рафу нечего делать в замке, – отрезала Кори. – Так
ты поедешь со мной?
– Нет.
Она засмеялась. Смех у нее был лающий, некраси-
вый.
– Не бойся, раз ты считаешь себя женатым, я не буду
тебя обольщать. У меня правило: не заводить романы
с женатыми мужчинами. – Она вздохнула.
– Почему ты живешь здесь, в этом мире? Он не со-
 
 
 


здан для женщин, он жесток.
– Любой мир не для женщин, – парировала Кори. –
Здесь хотя бы нет старости. Ненавижу старость, – она
выговорила это с такой яростью, что Виктор посмотрел
на  нее  с  удивлением.  –  Знаешь,  сколько  мне  лет?  –
спросила она с вызовом. – Мне – пятьдесят один. А я
выгляжу моложе тебя. Проживу еще лет двадцать – и
этого мне хватит вполне. Умру молодой.
– Можешь умереть и завтра. Здесь ничто не гаран-
тировано.
– На той стороне тоже мало что гарантировано. Кро-
ме старости. – Герцогиня помолчала. – А хоть бы и зав-
тра. Думаешь, меня это пугает? Я прожила достаточно,
ярко прожила. Вряд ли то, что ждет меня впереди, бу-
дет лучше, чем было. Я не боюсь смерти. То есть тело,
конечно, боится, это неизбежно. Но я думаю о смер-
ти почти спокойно. Во всяком случае, знаю одно: на ту
сторону не пойду. Ни за что.
– Поль предлагал идти вместе?
Герцогиня вновь наполнила бокалы:
– Ты слишком догадлив. С тобой неинтересно. Поль,
он как ребенок, он считал себя стражем этого мира. Он
думал о сбережении здешних лесов больше, чем обо
мне или о Рафе. – Кори фыркнула. И Виктор не понял,
что означал ее смешок – насмешку или восхищение. –
Раз ты не пойдешь со мной в замок, значит, иди спать.
И постарайтесь не ссориться с Хьюго. Он способен на
 
 
 


все.
– Что значит – все?
– То и значит. Все!
– Ладно, я попробую не общаться с Хьюго. Хотя это
трудно. А ты ответь мне на один вопрос: объясни, за-
чем я нужен Бурлакову?
– Спроси у него сам.
– То, что он говорит, выглядит отговоркой. Ему нужен
помощник, чтобы стеречь крепость. Но, поверь, из ме-
ня никудышный страж.
– Я могу тебе ответить. Но это будет мой ответ, а не
Бурлакова.
– Говори.
– Ты нужен, чтобы вести переговоры с Валгаллой.
– Переговоры? О чем?
– О том, за какую цену мы готовы продать мир на той
стороне.
– Продать тот мир? Мир покоя? Мир вечного мира?
Нашу общую Родину? А что останется?
– Все равно та сторона обречена – в борьбе с Вал-
галлой ей не выстоять. Взамен Бурлаков хочет спасти
хотя бы крепость.
– Но почему я?
– Твое сходство с Полем. Сам Поль не мог отпра-
виться в Валгаллу, а ты – сможешь.
– Я ничего не понимаю, – признался Виктор.
– Скоро поймешь. И приготовься к долгому путеше-
 
 
 


ствию. К опасному путешествию.
Кори улыбнулась. И Ланьеру очень не понравилась
ее улыбка. Он был уверен, что герцогиня лгала. Но –
возможно – не во всем. В том, что мир вечного мира
должен погибнуть, она была уверена.
Виктор  вспомнил  Алену,  их  беседу  на  веранде  те-
плым апрельским днем. Пятна солнца на дорожке.
Неужели нельзя вернуться назад?
«Я не верю! Не верю! – сам себя одернул Ланьер. –
Поль ушел зачем-то на ту сторону. Не просто же так,
не для того, чтобы крикнуть: спасайтесь! Должен быть
выход. Просто обязан. И я сумею его найти».
 
 
 


Document Outline

  • ВОЙНА
  • МИР
  • ВОЙНА
  • МИР
  • ВОЙНА
  • МИР
  • ВОЙНА
  • МИР
  • ВОЙНА
  • МИР
  • ВОЙНА
  • ИНТЕРМЕДИЯ
  • МИР
  • ВОЙНА
  • МИР
  • ВОЙНА
  • МИР
  • ВОЙНА
  • МИР
  • ИНТЕРМЕДИЯ
  • ВОЙНА
  • МИР
  • ВОЙНА
  • МИР
  • ИНТЕРМЕДИЯ
  • ВОЙНА

1   ...   123   124   125   126   127   128   129   130   131

Похожие:

Серия «Врата войны», книга 1 iconСоздатель вселенной книга 1
Филип Дж. Фармер. Серия «Многоярусный мир»: «Создатель Вселенной», ««Врата» Мироздания» Романы //филиал «Васильевский остров» объединения...
Серия «Врата войны», книга 1 iconУзкие врата
Настоящая книга является продолжением темы о новомучениках и ис- поведниках украинских и российских, начатой в книге «Забвение над ними ...
Серия «Врата войны», книга 1 icon19. 10 Спорт. 00 «тсн». 19. 15 Чрезвычайные новости
М/с «Звездные войны: Вой- 10. 00   Х/ф «Возвращение в  20. 10  Т/с «Звездные врата»
Серия «Врата войны», книга 1 iconСерия «Джимми Паз», книга 1
В  Майами  происходит  серия  ритуальных  убийств, из-за  которых  город  находится  на  грани  паники
Серия «Врата войны», книга 1 icon  Наталия Борисовна Ипатова Имперский Грааль
...
Серия «Врата войны», книга 1 iconПролог Серия Во лесу 'Березка' стояла Серия Все смешалось в доме фараона Серия Главная лесная феминистка Серия Палки в колесах Серия Царевна-лягушка Серия Смерть Кощея Эпилог
...
Серия «Врата войны», книга 1 iconКнига издается с разрешения Harmony Books, 
Аюби и уважай себя таким, какой ты есть,  и перед тобой откроются небесные врата. 
Серия «Врата войны», книга 1 iconСерия «Воцерковление», книга 2

Серия «Врата войны», книга 1 iconСерия «Пьетро Алигьери», книга 1

Серия «Врата войны», книга 1 iconСерия «Словарь Брокгауза и Ефрона», книга 13

Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница