Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции




Скачать 190.47 Kb.
НазваниеРоссия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции
Дата конвертации04.02.2013
Размер190.47 Kb.
ТипДокументы


А.О. Чубарьян,

Академик РАН,

Института всеобщей истории РАН,

ректор Государственного университета

гуманитарных наук,

член редколлегии журнала

«Новая и новейшая история».
РОССИЯ И ЕВРОПА
ВЗАИМНЫЕ ОБРАЗЫ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ,

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И ТРАДИЦИИ
В общем комплексе проблем, связанных с местом России в Европе важное место принадлежит тем стереотипам, которые влияют на образ России за рубежом. Очень часто их смысл состоял и состоит в том, чтобы отрицать или преуменьшить тот вклад, который Россия вносила и вносит в формирование и эволюцию общеевропейского культурного и политического пространства. Поэтому остается весьма важной и актуальной задача преодоления этих клише и стереотипов. Эта задача непосредственно связана с вопросом о межкультурном диалоге в Европе, о принципах и формах образования и эволюции общеевропейского культурного пространства.

Реальные исторические события, отставание и отчуждение России от Европы в XIII–XVI веках, принадлежность России и к Европе и к Азии, в сочетании с геополитическими и иными интересами западного мира, влияли на отношение европейцев к России и привели к формированию устойчивых стереотипов и даже мифологизации, которые в значительной мере воздействовали и на политическое мышление и политическую культуру европейцев, и на их обыденное массовое сознание, имея в виду их восприятие России.

В XX столетии усилиями средств массовой информации эти представления активно влияли и на политическую сферу, внедряясь и в сферу массового сознания.

Значительное число современных специалистов – историков и литературоведов, этнологов и психологов, политологов и социологов заняты изучением отношения Запада к России и на уровне элит, и в массовом обыденном сознании. Исследования на эту тему облегчаются ныне тем, что в России изданы или переизданы за последние 10 лет большое число записок путешественников и воспоминаний и трудов о России, которые были опубликованы в Европе в течение XV–XIX вв.

Упомянутые исследования ведутся не только в Москве и С.-Петербурге, но и во многих российских региональных центрах и университетах.

В мировой науке уже много лет обсуждается проблема "Образ другого", включающая и вопросы теории, и раскрытие механизмов формирования таких образов, причем как на материалах внутри той или иной страны, так и в отношениях между народами, населяющими разные государства.

Применительно к теме "Россия и Европа" можно сказать, что созданные и распространенные на Западе представления о России и русских оказывают существенное влияние не только на отношение стран и народов Европы, европейской общественной мысли к России и по сей день, но в большой мере влияют и на дискуссии в России по вопросам принадлежности России к Европе, ибо всякое неприятие, критика или осуждение России порождают недовольство и даже протесты в России и дают дополнительные аргументы тем, кто в России предостерегает от слишком тесных связей с Западной Европой и убеждает в глубоком различии путей развития России и Запада.

Стереотипы такого рода часто весьма устойчивы, они передаются из поколения в поколение и весьма непросто уходят из политики и сознания. Базируясь часто на действительных отдельных фактах и проявлениях, они в то же время становятся основой для формирования целой системы мифологических концепций и представлений.

Система образов, часто становящихся устойчивыми стереотипами, причем в большинстве своем негативными, влияет на весь комплекс взаимоотношений между странами и народами Европы, включая и культурно-психологическую сферу.

Для того чтобы понять реальное содержание образов России и причины их мифологизации и распространения, следует обратиться к истории их возникновения и к тем модификациям, которые они претерпели на протяжении многовековой истории взаимосвязей России и Западной Европы.

В древний период для многих ранних авторов, живших в западной части Европы, население, находившееся далеко на востоке, ассоциировалось, как правило, с кочевническим миром, с теми "дикими" и "варварскими" племенами, которые несли с собой угрозу для европейцев.

Славянский этнос в конкретной практике часто противопоставлялся классическим западноевропейским стандартам. И даже процесс крещения, христианизации Руси и широкие династические связи русских князей с западноевропейцами мало изменили бытующие представления о людях, живших в "русских степях".

В то же время необходимо признать, что в реальности древняя и средневековая Русь развивалась действительно по византийскому образцу.

Конечно, в те времена в значительной мере эти представления основывались на неосведомленности западного общества о том, что происходило на далеком и загадочном Востоке и очень часто все население этого региона идентифицировалось с кочевническим миром.

В XVI–XVII вв. Россия постепенно выходила на авансцену европейской жизни, втягиваясь в соперничество европейских держав и на Балтике и на южных окраинах. На севере, как уже отмечалось, Россия соперничала с Ливонским орденом, а на юге вела длительные войны с турками.

В XVII в. связи Руси с Западной Европой становились все более активными и в политической и в экономической областях. Поставки русского хлеба в 30-е годы XVII в. во многом позволили стабилизировать ситуацию во Франции и в Голландии.

В Англии Кромвель и его соперники стремились заручиться поддержкой Москвы. В ряде стран Западной Европы муссировались идеи о возможности освоения российского рынка.

Именно в XV–XVII веках в Западной Европе появились первые обстоятельные записки дипломатов, торговцев и путешественников, которые закладывали определенную традицию в описании русского государства и русских1.

Эти записки привлекали внимание и многих российских исследователей, стали предметом изучения особенно в XIX–XX веках2.

Появление записок о далекой Московии явилось следствием значительного интереса в политических и общественных кругах Европы к далекой и во многом неведомой стране. Кардинал Ришелье во Франции, английская королева Елизавета I и Кромвель, испанский король Филипп II проявляли живой интерес к Московии, стремясь использовать ее в своих политических и экономических интересах.

Но и в духовной сфере Западной Европы был заметен интерес к России. О ней упоминали Шекспир и Рабле, Сервантес и др. великие писатели той эпохи, ученые Жан Бодэн, Томас Мор, М.Монтень и др. В европейских проектах и трактатах XV–XVII вв. также нередки были упоминания России или Московии.

Возросший интерес к России во многом стимулировал поездки в Московию и официальных представителей, и торговцев, литераторов, архитекторов и простых путешественников. Спектр их национальной принадлежности был весьма широк и разнообразен.

В нашем распоряжении имеются записки и воспоминания немцев, французов, англичан, шведов, итальянцев, австрийцев, голландцев, поляков.

В своей совокупности они составили обширную литературу, богатейшие источники, которые представляли может быть самый основной источник информации в представлениях западноевропейцев о России. Подавляющее большинство этих сочинений были изданы в Западной Европе, затем они были переведены на русский язык и стали достоянием исследователей и широкой общественности и в европейских странах и в России.

Естественно, что сочинения западноевропейцев о России по-разному оценивались в российской историографии. Для одних историков – это был, прежде всего, важный источник по истории того времени, в котором наибольшую ценность имели многочисленные факты и описания российской жизни, государственного устройства, ее географии, природы, климата и уклада жизни и настроения людей. Другие выделяли политическую и религиозную пристрастность авторов, критиковали их за тенденциозность и за негативные оценки, дававшиеся России и ее народу.

Остановимся лишь на некоторых наиболее существенных записках, которые оказывали влияние на представления о России, на формирование ее образа в официальных кругах и в общественном мнении стран Западной Европы.

В этом плане следует упомянуть записки венецианского дипломата Абреджо Контарини, посетившего Москву в конце 1476 – начале 1477 г. Контарини был в Москве с официальной миссией, он встречался с Иваном III, с великой княгиней Софьей Палеолог и др. и во многом способствовал зарождению русско-итальянских отношений.

Наибольший интерес вызвало в то время сочинение Сигизмунда Герберштейна. Он родился в Каринтии и с детства общался со славянами, что определило его благожелательное отношение к славянскому миру и к Московии. Он также выполнял в Московии официальную миссию. Габсбургский император хотел втянуть Русь в борьбу с турками и восстановить нормальные отношения между Русью и Польшей.

Герберштейн дважды посещал Московию, в 1517 и в 1526 годах и встречался с великим князем Василием Ивановичем, со многими представителями русской знати. Вернувшись в Европу, он написал книгу "Записки о московских делах", которая была издана в 1549 г. Это сочинение, может больше других сыграло весьма значительную роль для информации европейцев о жизни в далекой и для многих, неведомой, России.

Русь XVI века описана в сочинении С.Герберштейна достаточно полно и объективно. Автор дал географическое описание русского государства, рассказал об истории возникновения древнерусского государства (о древних племенах, живших на той территории, и пришедших извне), о государственном строе (включая описание церемонии коронации великого князя), о соседях Московии – Литве, Польше, Белоруссии, Украине, о семейных делах российского великого князя, о быте, нравах и знати и простых жителей.

Сочинение Герберштейна как бы открывало для Европы Русь XV века; оно сыграло значительную роль в представлениях на Западе о России в тот период, когда она постепенно становилась весьма существенным элементом европейской международной жизни.

В XVI веке количество записок и иных свидетельств о России еще более возросло. В тот период особую активность развивали англичане. Из значительного числа записок стоит выделить Джерома Горсея. Он не был официальным представителем, а прибыл в Москву сначала в качестве приказчика-практиканта английской Московской компании.

В XVII веке наиболее известным сочинением стали записки француза капитана Маржерета. Он был одним из первых французов, который не просто посетил Россию, но и поступил на русскую службу.

Находясь до этого во Франции, Маржерет принимал участие в религиозных войнах на стороне протестантов – Генриха III. Затем он воевал против турок на Балканах, служил в войске польского короля. В 1600 г. Маржерет завербовался на службу в Россию; при этом сначала он воевал против Лжедмитрия I, а с приходом последнего в Москву он перешел к нему на службу. В 1611 г. он участвовал в подавлении восстания москвичей против поляков, в поджоге и разграблении Москвы. До этого Маржерет, находясь в Париже, написал книгу о России.

Сочинение Маржерета отражает противоречивость фигуры самого автора, которая повлияла и на содержание его книги. С одной стороны в книге содержится масса информации о государственной власти в России, о Боярской Думе, о Приказах, о военных силах России, о финансовой системе. Но с другой стороны, авантюризм автора, его участие в борьбе против русских во многом определили его явную тенденциозность, враждебность по отношению к России и к русским.

Впоследствии, если сама личность Маржерета вызывала явное неприятие и осуждение, то само его сочинение оценивалось неоднозначно. Оно содержало массу информации и в этом плане продолжало наметившуюся линию на предоставление информации западному читателю об устройстве, жизни и быте русского государства и его жителях в XVII столетии.

Книга Маржерета содержала значительное число критических выпадов против уклада жизни русских, их характера и наклонностях, против государственной политики русских правителей. И в этом смысле она вносила свой "вклад" в формирование тех стереотипов, которые складывались о России.

В заключение упомянем еще одно сочинение XVII века, принадлежащее немцу Адаму Олеарию, – изданному под названием "Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно".

Адам Олеарий родился в 1599 г. в бедной немецкой семье. Он получил образование и научную степень в одном из лучших университетов Германии. Его поистине энциклопедические знания стали основания включения в состав посольства, которое князь Шлезвиг-Голштинии Фридрих III решил направить в Москву в 1633 г., а затем в 1635 г. снова в Москву и в Персию.

Итогом посольских миссий стало получение значительной информации о России и ее распространение в Европе. И большую роль в этом сыграла книга А.Олеария о России, которую он написал и издал в 1634 и 1636 гг. В дальнейшем – в 1643 г. Олеарий снова посетил Россию.

Его энциклопедизм снискал Олеарию уважение и признание в самых широких кругах Европы. И именно этот энциклопедизм проявился в его сочинении о путешествии в Московию и в Персию.

В сочинении Олеария освещается множество самых разнообразных сторон жизни России. Олеарий пишет о том, что русские доброжелательно относятся к иностранцам. "У них, – пишет автор, – нет недостатка в хороших головах для учения. Между ними встречаются люди весьма талантливые, озаренные хорошим разумом и памятью"3.

В сочинении Олеария есть значительное число и критических выпадов и оценок. Как протестант Олеарий не принимает многих православных норм и установлений.

* * *

Наступал XVIII век, который коренным образом изменил положение России в Европе. Реформы Петра I вели к превращению России во влиятельную европейскую державу.

Россия XVIII века – это не только политическая внутренняя консолидация и впечатляющая международная деятельность, но и бурное развитие наук, образования, Просвещения.

Принципы и форма европейского Просвещения получали широкое распространение и в России, с учетом российских традиций и особенностей русской повседневной жизни и жизненным укладом.

В Европе в XVIII столетии уже смотрели на Россию, как на сильного и опасного конкурента. На этой основе начали формироваться и новые представления о России и русских. Прежние идеи о русских людях, как о невежественных и невоспитанных, не исчезли, но модифицировались в точку зрения, что хотя в России и начались реформы, но все равно Россия намного отстает от европейских стандартов.

Здесь следует учесть, что к этому времени на Западе полным ходом шел процесс складывания сословно-представительной системы (уже функционировали французские генеральные Штаты и английский парламент); развивалось то, что получило название "Просвещенный абсолютизм". Западная Европа вошла в век Просвещения.

Всего этого Россия еще не знала и поэтому западноевропейская элита, хотя и с определенными модификациями продолжала говорить об отсталых народах и архаическом государственном и политическом устройстве, о "диких нравах" и необразованности России.

Правда, в Западной Европе было уже немало людей, которые видели Россию в ином свете, как развивающуюся страну, быстро выходившую на европейский уровень. Они отмечали, в частности, рост в России числа способных и образованных людей.

В то же время именно в XVIII в., во времена Екатерины II, ряд известных французских просветителей, и прежде всего, Вольтер и Вольней, и в меньшей степени Д'Аламбер и Дидро преклонялись перед российской императрицей и ее политикой; они не сомневались в успехах российской культуры и в росте образованности русского общества.

Несомненно, что эти французские просветители во многом способствовали популяризации России в Европе и пробуждали к ней интерес и во Франции и во всей Европе. Но, к сожалению, блестящие труды Вольтера и др. не отражали мнения большинства в самой Франции (например, Ж.-Ж.Руссо), и в Европе в целом продолжал распространяться образ России – отсталой и необразованной.

Для общей характеристики образа России в европейских представлениях XVIII и XIX века мы отметим два сочинения, которые могут служить некими символами образа России на Западе Европы.

Оба принадлежали перу французов. Первое сочинение было написано французским аббатом Ш. д'Отерошем ("Путешествие в Сибирь"), совершившему путешествие в Россию в 1761 году4, причем он посетил не только С.-Петербург и Москву, но доехал до Тобольска. А второе сочинение широко известно; написанное в середине XIX столетия, оно принадлежит маркизу Де Кюстину, труд которого на многие десятилетия закрепил определенный образ России среди европейских элит и в массовом обыденном сознании.

Французский аббат Ш. д'Отерош совершил по указанию французского короля Людовика XV поездку в Россию для того, чтобы информировать монарха о том, что происходит в далекой и загадочной России.

Автор скрупулезно записывал все детали своего путешествия, включая мельчайшие подробности.

В итоге записки аббата, опубликованные во Франции в 1762 году, оказались резко антирусскими. Автор не скрывал своего пренебрежения к России и ко всему русскому народу. В уничижительных выражениях и тонах он описывал государственное устройство России, ее быт и нравы. Автору не понравилось в России практически почти всё. Он обращал внимание на самые различные стороны русской жизни – на плохие дороги и дома, на внешний вид русских крестьян; у него вызывал неприятие и раздражение даже облик русских женщин.

Весь пафос труда французского аббата был направлен на доказательство того, что Россия и ее народ представляли собой варварскую и нецивилизованную страну, не имеющую ничего общего с просвещенной и цивилизованной Европой.

Книга не имела широкого распространения во Франции, а тем более в остальной Европе, но она шла в русле взглядов тех авторов, которые стремились создать негативный образ России в Европе.

Сочинение д'Отероша стало известным в значительной мере потому, что книга попала в Россию и Екатерина II ознакомилась с ней. Реакция Екатерины II была мгновенной и необычайно острой. Она была возмущена и оскорблена нападками на Россию. Вскоре в России была издана книга под названием "Антидот", бывшая ответом на сочинение французского аббата.

В течение многих десятков лет велись дискуссии об авторстве "Антидота". Естественно, что с самого начала не вызывало сомнений то, что Екатерина II была полностью осведомлена о содержании "Антидота". Но постепенно среди тех, кто исследовал эту проблему, все более утверждалось мнение, что автором "Антидота" была сама императрица. В вышедшей недавно во Франции книге под названием "Императрица и аббат" известный французский историк, постоянный секретарь Французской Академии Наук Э.Карер д'Анкосс убедительно обосновала авторство Екатерины II.

Екатерина II опровергала нападки аббата, защищая Россию, ее строй и место в Европе. Особенное возмущение автора "Антидота" вызвали грубые нападки д'Отероша на русский народ. Екатерина II буквально не оставила камня на камне от утверждений аббата о дикости и необразованности России и ее народа.

Весь смысл "Антидота" состоял в доказательстве равноправности России среди европейских держав, в ее движении по "просвещенному пути". Одновременно автор стремился обосновать своеобразие русского народа, отличительные черты духовного облика, уклада жизни и характера русских людей.

* * *

XIX век по всем признакам должен был бы внести существенные перемены в европейские представления о России и русских.

После Отечественной войны 1812 г. и восстания декабристов тема "Европы и России" стала все больше звучать и даже преобладать в общественных дискуссиях, что получило наиболее яркое выражение в спорах западников и славянофилов.

Русская культура стала неотъемлемой частью европейской культуры и получила общее признание.

Казалось, что после того, как Европа познакомилась с творчеством Пушкина и Достоевского, Толстого и Тургенева, идеи о русской культурной и цивилизационной отсталости должны были постепенно измениться. Но на практике они продолжали распространяться в кругах европейских элит.

Разумеется, Россия продолжала отставать в своем политическом устройстве и в демократических реформах от многих других стран Европы, но реформы, проводимые в начале XIX столетия, обещали дальнейшие перемены в российском развитии.

В XIX в. во Франции была издана еще одна книга, оказавшая значительное влияние на формирующиеся западные стереотипы по отношению к России.

Это книга "Николаевская Россия"5, изданная в 1843 г. и сразу же вызвавшая огромный интерес, принадлежала перу французского маркиза А. де Кюстина. Для середины XIX в. общий тираж книги в 200 тыс. экземпляров был невиданным явлением.

А.Де Кюстин – сын известных французских роялистов, казненных в эпоху робеспьеровского террора, ехал в Россию, как он сам говорил, в поисках новых аргументов против "представительного правления". Но в итоге его книга о России, написанная в резких антирусских тонах, заложила основу для многих последующих негативных стереотипов, утвердившихся в сознании многих деятелей в Западной Европе.

Одно из основных утверждений книги состояло в доказательстве крайней отсталости России, ее "рабского строя", "дикого" государственного и общественного устройства.

И в этом смысле де Кюстин реально описал российские порядки того времени. Его рассказы о полном произволе русских чиновников и таможенников (при пересечении границы), об их неуважении к закону и к нормам, уже установленным по всей Европе, также отражали действительное положение дел.

Весь этот пафос французского аристократа не был чем-то неожиданным для русской общественности. Российская литература, публицистика и отечественная мысль писала о том же самом; российские авторы критиковали самодержавие (насколько это было возможно в условиях жесточайшей цензуры), говорили о бедственном положении российского крестьянства, находившегося в крепостной зависимости, что было глубоким анахронизмом в условиях тогдашней Европы.

Однако, не этот пафос де Кюстина вызвал столь сильную критику и даже возмущение в России. Главное состояло в том, что он перенес свое осуждение российских порядков на весь российский народ. Де Кюстин пытался доказать, что отсталые и раболепные, дикие нравы и т.п. – все это было заложено в глубинах российского населения с далекой древности.

Между тем, 1830–1840-е гг. в России – это было время Пушкина, Лермонтова и др., и не замечать этого – было необъяснимо и неоправданно для просвещенного европейца.

Отождествление народа, общества и власти свидетельствовало об узости взглядов де Кюстина и его подходов к анализу российской жизни. Блестящая литература и публицистика, в том числе и явно оппозиционная к властям, полностью опровергали идеи автора.

Российская общественность весьма критически восприняла книгу де Кюстина. Официально она была запрещена. Власти инициировали издание нескольких критических книг в адрес де Кюстина, книги Н.И.Греча, который подверг де Кюстина резкой критике: причем осуждая Кюстина, Греч восторженно писал о порядках в России и об императоре Николае I, сочинения Я.И.Толстого – корреспондента Министерства Народного Просвещения (агента III Отделения), также резко бичующая де Кюстина и советника Российского Министерства Иностранных Дел К.К.Лабенского также с критикой сочинений де Кюстина.

Книга де Кюстина встретила осуждение и российской передовой общественности. А.И.Герцен и Ф.И.Тютчев, А.И.Тургенев и П.А.Вяземский негодовали после выхода книги де Кюстина, о которой говорили в петербургских салонах.

"Я не знаю ни одного дома, где бы не было сочинения Кюстина о России", – вспоминал А.И.Герцен в 1851 г.6 Ф.И.Тютчев писал об умственном бесстыдстве и духовном растлении авторов, подобных де Кюстину.

Но спустя несколько лет и, особенно, после выхода раболепной книги Греча тот же А.И.Герцен писал: "Рабский, холопский взгляд и дерзкая фамильярность, цинизм раба, потерявшего всякое уважение к человеческому достоинству". Греч предал на позор дело, за которого поднял подлую речь". "Своим отрицанием фактов, всем известных, Греч, по мнению Герцена, достигает обратного результата, он лишь усугубляет силу обличения Кюстина7.

А.И.Герцен и некоторые другие представители российской литературной и публицистической интеллигенции резко критиковали деятельность самодержавия и преследования свобод в России, но они сохраняли свое резко отрицательное отношение к русофобии А. де Кюстина.

К сожалению, некоторые идеи и «аргументы» де Кюстина используются и в истории XX века и в наши дни. Между тем, именно в XX столетии усилились связи России с другими странами Европы, с их общественностью и правящими кругами.

На Западе континента постоянно возрастал интерес к российской науке, литературе и искусству. В последние годы в России было изданы переводы многих известных западных философов, деятелей культуры.

Русский авангардизм занял ведущее место в европейском модерне. Василий Кандинский, основавший в 1911 г. школу "беспредметного искусства", получает (правда, уже позднее, в 1925 г.) профессуру в Веймаре.

В России выступало множество западных артистов и музыкантов.

Эти явления служили ярким подтверждением слов Достоевского, что "у русского человека два отечества: Россия и Европа", и что всякий образованный русский думает, прежде всего, о Европе8.

После распада Советского Союза, перехода России на путь либеральной рыночной экономики и проведения в России глубоких демократических преобразований и реформ, фактически отпадали главные аргументы тех представителей общественности Западной Европы, кто говорил о несовместимости российских порядков с европейскими демократическими нормами и принципами. И тем самым постепенно создавались условия для отхода Западной Европы от старых антирусских и антисоветских стереотипов.

И действительно, они сильно деформировались, хотя, к сожалению, и не исчезли из европейских представлений о России. Сохраняются обвинения России в тенденции к авторитаризму, в нарушении прав человека, время от времени возрождаются старые антирусские стереотипы.

Видимо, здесь действует сильная инерция прошлого, давление прежних устоявшихся стереотипов и клише, сформированных много веков назад и не уходящих из представлений определенных западных элит.

Устойчивость негативных стереотипов базируется на неких традициях и исторической памяти о многовековом прошлом; они питаются все той же идеей о том, что Россия принадлежит и к европейской, и к азиатской цивилизациям и укладу жизни; и, наконец, на том, что в российской действительности, в ее традициях, в культуре и менталитете заложены те признаки и особенности, которые отличают Россию от классической Европы, придают своеобразие российской политической и общественной мысли, российской культуре и системе ценностей.

Понимание этой специфики отнюдь не снимает ясного понимания непреложного факта принадлежности России к общеевропейскому культурному пространству. Диалог культур и цивилизаций в различных сферах, затрагивающий разные слои общества служит сегодня важным средством преодоления негативных образов и стереотипов, утверждению в элитах и в массовом сознании идей терпимости и уважения к другим ценностям, что в более широком плане изменит систему «образов других».

1 См. А.Контарини. Рассказ о путешествии в Москву в 1476–1477 гг. – В кн. Барбаро и Контарини о России. Л., 1971; С.Герберштейн. Записки о московских делах. СПб., 1908; Дж.Горсей. Записки о Московии XVI века сэра Джерома Горсея. СПб., 1909; Ж.Маржерет. Состояние Российской империи и великого княжества Московии. – В кн. Россия начала XVII в. Записки капитана Маржерета. М., 1982; Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию и через Московию и обратно. СПб., 1906; Де Ля Невилль. Записки о Московии. 1689; Реляция Петра Петрея о России начала XVII в. М., 1976.

2 О взаимоотношениях России и Запада и о записках зарубежных авторов о России см. в интересной статье Ю.А.Лимонова "Россия в западноевропейских сочинениях XV–XVII вв.". в книге – Россия XV–XVII вв. глазами иностранцев. Л., 1986. С.3–16.

3 См. Мезин С.А. Взгляд из Европы. Французские авторы XVIII века о Петре I. Саратов, 2003.

4 См. L'Impératrice et l'Abbé. Paris. 2003. Présenté par Hélène Carrère d'Encausse de l'Académie française; о книге Ш. д'Отероша. см.: И.М.Элькина. Французские просветители и книга Шаппа д'Отероша в России. – "Вестник Московского университета". Сер.9. История; 1973; № 6. С.77–81; И.М.Элькина. Шапп д'Отерош и его книга "Путешествие в Сибирь". – "Вопросы истории СССР". М., 1972. С.361–388.

5 Маркиз Астольф де Кюстин. Николаевская Россия/La Russie en 1839. М., 1990.

6 Герцен А.И. Полн. собр. соч. и письма. Т.6. С.364.

7 Там же. Т.3. С.314–315.

8 Многие факты и слова Достоевского взяты из статьи Ф.А.Степуна "Россия между Европой и Азией " в кн. Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М., 1993, С.326–327.


Похожие:

Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции iconЕ. А. Соколова европа. Россия. Провинция
Соколова Е. А. Европа. Россия. Провинция. Исследования в области литературно-фольклорных процессов. – Шадринск: по «Исеть», 2006....
Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции iconП 79  Проект  как  метод  обучения.  Опыт  педагогов  Калининградской  области
Ассоциации «Интеграция» (Сувалки, Польша)  и центра «Балтийская Европа» (Калининград, Россия) 
Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции iconЗнание. Понимание. Умение 
Статья выполнена в рамках проекта  Россия и Европа: диалог культур во взаимоотражении ли
Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции iconИсторические представления И 
...
Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции iconПроблемы филологии, культурологии и искусствоведения               131 
Исследование выполнено в рамках проекта  Россия и Европа: диалог культур во взаимоот
Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции iconВремя и люди Сегодня 
Тайна меча-кладенца n Сказка о Кощее Бессмертном — это исторический опыт столкновения 
Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции icon  научно-производственный журнал    2006,  № 1 
В. А. Бабушкин Технологический институт: традиции и опыт, новое                    
Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции icon5% при первом посещении, выдача накопительной дисконтной карты. Ситилаб
Туристическое агентство Египет, Турция, Европа, Россия, любые направления, вылеты из Уфы или Москвы
Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции iconС. Чекменев, И. Кузнецов «На земле вольные, кавказские». Раскрытие малоизвестных страниц истории заселения степного Предкавказья в конце XVIII и начале XIX веков
И. Кузнецов «Путь через века». Исторический очерк о казачестве. Казачья семья, её традиции и мораль
Россия и европа взаимные образы и представления, исторический опыт и традиции iconКалендарно-тематическое планирование модуля «Основы православной культуры»
Россия. Родина. Патриот. Отечество. Столица. Президент. Государственные символы. Духовные традиции
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница