Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева 




PDF просмотр
НазваниеЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева 
Дата конвертации07.02.2013
Размер75.6 Kb.
ТипДокументы

 
ОДИННАДЦАТЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ «ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА». 
ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ.9– 11 ЯНВАРЯ 2004 ГОДА. 
Елена Пономарева 
ЗАРИНЫ: СЕМЕЙНЫЙ ПОРТРЕТ 
Перелистывая многочисленные страницы биографического словаря «Русские 
писатели. 1800 – 1917», я в первую очередь обращала внимание на лица. Такие раз-
ные  лица…  Такие  разные  судьбы…  На одной  из  страниц  я  увидела  изображение 
человека в мундире. На голове его красовалась папаха. Такую личность невозмож-
но  было  не  заметить.  Это  был  Федор  Ефимович  Зарин.  Оказалось,  что  его  отец, 
мать и брат также были литераторами. Меня заинтересовало это редкостное явле-
ние – литературная семья. 
Зариных  можно  назвать  петербуржцами  по  определению,  ведь  именно 
в Петербурге им удалось реализовать себя в качестве литераторов. Конечно, было 
время в жизни каждого из них, за исключением лишь Федора Ефимовича, когда им 
приходилось творить вне столицы. Например, Е. И. Зарина с 1904 по 1908 г. жила 
в Калужской губернии, но написанные там рассказы регулярно отсылала для  пуб-
ликации  в «Историческом  вестнике»  С. Н. Шубинского.  Таким  образом,  связь  со 
столицей  не  прерывалась,  более  того,  можно  сказать,  что  именно  такие  люди  как 
Зарины,  стремившиеся  в Петербург,  приехавшие  туда  из  провинции,  во  многом 
формировали  облик города,  настроения  в нем.  Ведь  и  Некрасов,  и  Чернышевский 
также были петербуржцами не по рождению, а по духу. 
Специальных  работ,  посвященных  династии  Зариных,  еще  не  было.  Единст-
венную информацию о них до сих пор можно было почерпнуть только из коротких 
статей вышеупомянутого словаря «Русские писатели 1800 – 1917»1. Поэтому целью 
моей работы стало на основе выявленных источников создать обобщенный портрет 
семьи Зариных, показав ее место в русской литературе и культуре. 
Написанию  исследования  предшествовала  долгая  работа  в Российской  На-
циональной  библиотеке,  где  мною  были  просмотрены  журналы  «Современник»  и 
«Библиотека  для  чтения»  за 1862 г.,  «Исторический  вестник»  за 1914 г.,  а также 
опубликованная  в 1911 г.  автобиография  А. Е. Зарина,  произведения  самих  Зари-
ных.  Важным  источником  для  исследования  стали  письма  Е. И.  и  А. Е. Зариных, 
которые хранятся в рукописном отделе Российской национальной библиотеки. 
* * * 
Конец  1923 г.  или,  может  быть,  даже  начало  1924 г.  Горки.  Тяжело  больной 
Ленин смотрит художественный фильм «Чудотворец». 
Владимир  Ильич  высоко  ценил  «самое  важное  из  искусств» –  кино. 
В последние месяцы его жизни в доме был заведен кинематограф. Сеансы устраи-
вались почти каждый день. Особенное внимание уделялось документальным филь-
                                                      
1 Речь идет о следующих статьях во втором томе словаря «Русские писатели 1800 – 1917». 
(М., 1992): Рейтблат А. И. Зарин Андрей Ефимович; Майорова О. Е. Зарин Ефим Федоро-
вич; Рейтблат А. И. Зарин Федор Ефимович; Баскаков В. Н., Рейтблат А. И. Зарина Екате-
рина Ивановна. При дальнейших ссылках на эти работы будут указываться только том и 
страницы издания. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

Елена Пономарева 
Зарины: семейный портрет 
мам, а из художественных полнометражных картин обычно просматривались пер-
вые части. Но для «Чудотворца» (реж. А. П. Пантелеев) было сделано исключение2. 
В основе этого фильма лежит анекдот времен Николая I. Крепостной Мизгирь 
был отдан в солдаты за свое озорство (то он подложит приживалке в кровать сви-
нью, то накидает в окно навоза). Уже в армии Мизгиря навещает земляк и расска-
зывает  ему,  что  «у старика  коровенка пала»,  «избенка  сгорела»,  «Дуню (невесту 
Мизгиря) в скотницы согнали». Стоя на часах в канун полкового праздника, ночью, 
Мизгирь разбил в здании стекло и вынул из венчика иконы Казанской Божьей ма-
тери бриллиант. На все обвинения он отвечал, что сама богородица явилась ему и 
дала камень. Вскоре слух о чудотворной иконе разнесся в округе, перед ней стали 
служить молебны, посыпались денежные пожертвования. О случившемся было до-
ложено  императору  Николаю  и  митрополиту.  Встал  вопрос:  «Признать  за  чудо – 
вора  не  покарать,  не  признать –  церкви  конфуз,  вере  оскудение».  Пришлось  при-
знать. У Мизгиря камень отняли, но дали отпуск на шесть месяцев для женитьбы на 
Дуне и сто рублей на приданое. Во избежание повторения этого случая был издан 
указ: «Так как милосердия и щедрости богоматери нет предела, то отныне всякий, 
кто  воспользуется  от  щедрот  ее,  подлежит,  как  святотатец,  наказанию  плетьми  и 
ссылке на каторжные работы без срока»3. 
Как  пишет  Б. Головацкий,  «Мизгирь  в его  (П. Кириллова)  исполнении  был 
близок  к образам  русских  народных  сказок  об  умном  и  лукавом  Иванушке-
дурачке»4. Вот такая картина понравилась Ленину. 
Автором ленты был Андрей Ефимович Зарин, сын литераторов Ефима Федо-
ровича и Екатерины Ивановны Зариных. Родился в Немецкой колонии под Петер-
бургом в мае 1862 г.5 Умер в 1929 г. в Ленинграде6. 
Примечательно, что первая журнальная публикация Екатерины Ивановны За-
риной, рассказ «Питомцы», повествует о детях-сиротах из приюта, взятых на попе-
чение  немецкими  колонистами  с тем,  чтобы  заставлять  их  безвозмездно  работать, 
да  еще  получать  деньги на  их  содержание.  Рассказ  заканчивается  смертью  пятна-
дцатилетней девочки, не выдержавшей таких испытаний7. 
В позднейших  воспоминаниях  Екатерина  Ивановна  пишет,  что  думая,  куда 
«пристроить» произведение, она остановилась на журнале «Современник» по сле-
дующей причине: «Мне почему-то казалось, что Некрасов мне скажет правду, если 
я его спрошу»8. Рассказ «вызвал сенсацию в литературных и общественных кругах 
и некоторый переполох в административных сферах»9. 
Муж  Екатерины  Ивановны  не  обрадовался  ее  успеху:  «Удивления,  похвал 
было бесконечно, но я по лицу моего мужа видела, что это ему не нравится»10. По-
чему? Видимо, потому что несколько ранее он на страницах «Библиотеки для чте-
ния»  А. Ф. Писемского  полемизировал  с «Современником»  в связи  с возникшим 
                                                      
2 См.: Ульянова М. И. Из статьи «Задачи кино» // Самое важное из всех искусств. Ленин о 
кино. М., 1973. С. 176, 231. 
3 Головацкий Б. У истоков // Искусство кино. 1966. № 11. С. 11 – 13. 
4 Там же. С. 9. 
5 См.: Русская интеллигенция.  Автобиографии  и биобиблиографические документы в соб-
рании С. А. Венгерова : Аннотир. указ. СПб., 2001. С. 424. 
6 Русские писатели. 1800 – 1917. Т. 2. С. 323. 
7 Зарина Е. И. Питомцы // Современник. 1863. № 12. С. 273. 
8 Зарина Е. И. Воспоминания о Некрасове // Лит. наследство. М., 1949. Т. 49 – 50. С. 573. 
9 Ф. Н. Ек. Ив. Зарина-Новикова // Ист. вестник. 1914. № 8. С. 228. 
10 Зарина Е. И. Воспоминания о Некрасове. С. 575. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

Елена Пономарева 
Зарины: семейный портрет 
недавно  вопросом  об  увековечении  памяти  Добролюбова,  который  скончался 
в ноябре 1861 г. 
В журнале  Некрасова  (январская  книжка  за 1862 г.)  была  напечатана  статья 
Чернышевского «Материалы для биографии Добролюбова».  «Библиотека для чте-
ния»  откликнулась  на  нее  статьей  З-на  «Небывалые люди»11,  по  аналогии 
с названием статьи Добролюбова «Забитые люди». Отклик был вызван намерением 
друзей  покойного  критика  возвести  ему  монумент  на  деньги,  собранные  по  под-
писке.  Сожалея  о рано  угасшей  молодой жизни,  Е. Ф. Зарин,  тем  не  менее,  возра-
жал против этого сбора. 
По его  мнению,  отчасти можно  понять  предложение  увековечить  память по-
койного, так как «заблуждение насчет достоинств близких нам людей – самое есте-
ственное  и  частью  даже  похвальное  заблуждение»  (с. 31).  Однако,  одно  обстоя-
тельство,  замечает  Зарин,  не  поддается  благородному  толкованию:  «… друзья  по-
койного -бова ни при его жизни, ни после его смерти, никогда не могли думать о -
бове,  чтобы  он  был  первым  человеком  между  ними,  или  даже  вторым,  или  даже 
третьим. <…> Или, если они думают, что хотя -бов был и не из первых в их круж-
ке,  а между  тем  все-таки  достоин  монумента  и  не  уступает  своими  заслугами  Бе-
линскому,  то  в каких  же  размерах  им  представляются  их  собственные  заслуги  и 
фигуры?» (с. 32). 
Возведение по инициативе руководителей «Современника» памятника, далее 
пишет Зарин, «меньшему из своих братьев, второстепенному члену» (с. 30), может 
создать впечатление, будто они пребывают в бедственном положении, хотя на са-
мом деле оно не таково, чтобы «ломанье их перед целою страною могло казаться 
терпимым,  чтобы  своею  заслугою  развязного  слова,  обращенного  к стране,  они 
могли упиваться перед нею до такого лиризма: ты, дескать, разумей и приставляй 
деньги  на  монументы»  (с. 32).  Люди  будут  присылать  деньги  на  этот  монумент, 
поскольку «подписка – не налог, к ней не приневоливают, но ведь и гвозди за каре-
той  прибивают  не  для  того,  чтобы  приневоливать  мальчишек  натыкаться  на них» 
(с. 33). По доброте душевной людям станет жаль так несвоевременно ушедшего из 
жизни молодого человека, и они понесут деньги, а ведь «добрые инстинкты боль-
шинства публики, не развившей в себе самостоятельного отношения к вещам и го-
товой многому поверить не должны быть злоупотребляемы» (с. 30). 
По мнению  Зарина,  «поселить  в ребенке  убеждение,  что  покойный  -бов  был 
человеком необыкновенным, значит не просто поселить в ребенке ложное убежде-
ние, а еще извратить его понятия о величии людей, умалить его нравственный иде-
ал, ограничить задачу его жизни, укротить его стремления, поработить его нравст-
венную природу» (с. 33). 
В  ответной  статье  «В  изъявление  признательности.  Письмо  к  г. З-ну»12  Чер-
нышевский оспаривает лестное утверждение о том, что он был учителем Добролю-
бова. И далее: «Вы имеете на деятельность Добролюбова взгляд, различный от на-
шего; это еще не заставило бы меня входить с вами в прения: ваше мнение не так 
важно,  чтобы  кому-нибудь  стоило  обращать  на  него  внимание»  (с. 389).  Вслед  за 
этой  высокомерной  фразой  идут  еще  несколько  ей  подобных,  в том  числе: 
«… Я проникаюсь  состраданием  к вашей  умственной  слабости»  (c. 394).  «Ругаясь 
                                                      
11 Зарин Е. Ф.  Небывалые  люди.  «Униженные  и  оскорбленные».  Роман  Ф. М.  Достоевско-
го // Библиотека для чтения. 1862. № 1, 2. Далее цитируемые страницы этой статьи указа-
ны в тексте. 
12  Чернышевский Н. Г.  В  изъявление  признательности.  Письмо  к  г. З-ну //  Современник. 
1862. № 2. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

Елена Пономарева 
Зарины: семейный портрет 
над мертвым, льстить живому! Да впрочем, понимали ли вы, что именно это вы и 
делаете?»  (с. 394) –  выговаривает  Чернышевский  своему  оппоненту.  В названии 
ответной статьи Зарина «Лесть живому и поругание над мертвым» обыгрываются 
эти  слова.  Цитируется  высказывание  неизвестного  автора  из  окружения 
М. Н. Каткова: «Увы! и после смерти служит он [Добролюбов. – Е. П.] предметом 
эксплуатации для своих друзей. Мертвого человека они поставили на ходули, одели 
в маскарадный костюм вождя русской литературы, заставили его умереть от особо-
го вида чахотки, неизвестного в медицине, от гражданской скорби, и приглашают 
Россию пилигримствовать на его могилу»13. 
Статья  Чернышевского  начиналась  словами:  «Прочитав  статью  вашу 
в январской книжке “Библиотеки для чтения”, хотел я, милостивый государь, про-
сить у вас личного свидания…»14. Но потом он решил, что раз критик «отличился 
публично», то публично надо показать ему, «как он отличился». На это Зарин отве-
тил: «Вы никогда не помышляли просить у меня личного свидания; этого не могло 
быть потому, что между нами не могло быть никакого объяснения, по крайней ме-
ре, я (а вы сами допускаете, что у меня есть фантазия) не могу предположить себе 
никакого другого объяснения, как в следующем роде: 
Вы (ко мне): Вы мне льстите. Как вам не стыдно. 
Я (к вам с пожатием плеч): Вы больны. Отчего вы не полечитесь? 
Вы: Вы ругаетесь над мертвецом, над Добролюбовым. 
Я: Если б это было так, разве я стал бы упрекать вас в том же самом гораздо 
прежде вас? 
Далее вам говорить нечего, а мне есть что: вы сказали бесполезную ложь; вы 
вовсе не думали просить у меня личного свидания. <…> В личном объяснении вы 
не могли бы со мною выдержать: выразить мне в глаза такую компликацию чувств, 
как  проникновение  состраданием  к моему  умственному  бессилию,  соединенным 
с отвращением  и  проч.,  вы  бы  не  посмели,  а без  этого  у вас  ничего  бы  не вышло, 
кроме вышесказанного…»15 
Так завершился спор Зарина с самим Чернышевским. 
В. Е. Евгеньев-Максимов писал: «Кроме исступленной брани в этом (Зарина) 
ответе ничего, в сущности, не содержится»16. Так кто же бранится: Чернышевский 
или Зарин? Действительно, в статье З-на иногда появляется резкий тон, но все-таки 
это не брань, а серьезные возражения, в отличие от выпадов Чернышевского. 
Проработав еще два года в «Библиотеке для чтения», Ефим Федорович пере-
шел  в «Отечественные  записки»,  где  он  энергично  вмешался  в полемику  между 
«Современником» и «Русским словом» и откуда вынужден был уйти в 1866 г., ко-
гда  этот  журнал  перешел  к Некрасову.  Некоторое  время  он  сотрудничал 
в «Литературной библиотеке» Ю. М. Богушевича, изредка выступая там со стихами 
(с них он и начинал свою литературную деятельность еще в Пензе, но об этом поз-
же).  Его  статьи  появлялись  в газете  «Русский мир»  при  редакции  М. Г. Черняева, 
в «Голосе»  (когда  этот  орган  держался  консервативного  направления),  в «Заре»17. 
После этого Зарин перестал печататься, вернувшись к своим долитературным заня-
                                                      
13 Зарин Е. Ф. Лесть живому и поругание над мертвым // Библиотека для чтения. 1862. № 3. 
С. 148. 
14 Чернышевский Н. Г. В изъявление признательности. С. 389. 
15 Зарин Е. Ф. Лесть живому и поругание над мертвым. С. 147. 
16  Евгеньев-Максимов В. Е.  «Современник»  при  Чернышевском  и  Добролюбове.  Л.,  1936. 
С. 605. 
17 См.: Некролог // Всемирная иллюстрация. 1892. № 5. С. 217. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

Елена Пономарева 
Зарины: семейный портрет 
тиям: выступал в качестве поверенного по судебным делам, а через два года полу-
чил место сверхштатного чиновника особых поручений при Петербургской казен-
ной палате. Прослужив там год, был уволен. 
В 1870 г.  в семье  Зариных  родился  сын  Федор,  впоследствии  также  ставший 
писателем18. Но и об этом позже. Вскоре семья переехала в Вильну, где Е. Ф. Зарин 
занимался частной юридической практикой19. 
В «Виленском вестнике» впервые появились в печати произведения выше уже 
упомянутого Андрея Зарина. «Это была обличительная статья, – пишет он в своей 
автобиографии, –  по  поводу  порнографических  фотографий,  выставленных 
в витринах  одного  магазина  на  ярмарке»20.  Тогда  же  он  послал  в Петербург  два 
своих стихотворения, которые были напечатаны в «Петербургской газете»  за  под-
писью З. А. Рин. Таким был дебют будущего плодовитого беллетриста, печатавше-
гося в разные годы более чем в шестидесяти журналах и газетах; около восьмиде-
сяти книг его сочинения вышли отдельно. Об их содержании можно судить по за-
главиям. Исторические романы, повести и рассказы: «На изломе. Картины из вре-
мени царствования царя Алексея Михайловича», «Неожиданное счастье (из времен 
Павла Петровича)»,  «Неузнанный царь. Урок на всю жизнь (из жизни императора 
Александра I)».  Романы, повести  и  рассказы  из  современной  жизни:  «Друзья.  По-
весть из быта пожарных»,  «Серые герои»,  «Как я сделался акробатом». Стихотво-
рения: «Мария Дольская», «Метеор»21. 
Однажды  Лесков  коротко  заметил  о молодом  писателе  Зарине:  «Он, видать, 
начал там, где отец его кончил. Доспеет!»22 
В этой  его  энергии  чувствуется  характер  отца,  такого  же  неугомонного  и 
сильного духом человека, в чем можно было убедиться не только на примере поле-
мики с Чернышевским. Еще в Пензе, где он родился в 1829 г., Зарин-старший при-
обрел  известность  стихотворными  памфлетами  на  всемогущего  губернатора 
А. А. Панчулидзева23.  Таким,  например,  было  стихотворение  1856 г.  «Александру 
Алексеевичу Панчулидзеву в 25-ю годовщину управления его Пензенской губерни-
ей»: «Я вижу бедняка иного: // Имел процесс он с богачом; // Ты притеснить его дал 
слово, // И ты сдержал его потом. // Ты без огня, без дров, без пищи, // Морил его, 
как  сто  смертей… //  Зачах  и  умер  бедный  нищий; //  Там,  там  он  ждет  тебя,  зло-
дей!»24 Об отце губернатора: «Как ты, он был избранник трона, // И был таким от-
мечен  злом, //  Что  на  Руси,  где  нет  закона, //  И там  он  умер  под  судом»25. 
По некоторым сведениям, назначенная вскоре сенаторская ревизия Пензенской гу-
бернии была связана с разоблачительной деятельностью Е. Ф. Зарина26. 
Прослужив  с 1847 г.  сначала  в должности  канцелярского  чиновника  Пензен-
ской казенной палаты, потом помощником пензенского винного пристава, в 1859 г. 
                                                      
18 Русские писатели 1800 – 1917. Т. 2. С. 325. 
19 Там же. 
20 Фидлер Ф. Ф. Первые литературные шаги : Автобиографии современных русских писате-
лей. М., 1911. С. 217. 
21  Указатель  заглавий  произведений  художественной  литературы  1801 –  1975.  М.,  1970 – 
1989. тт. 1 – 7. (Пропущенные исторические романы А. Е. Зарина «Власть земли» и «Двое-
властие» переизданы в 1994 г. издательством «Армада»). 
22 Лесков А. Н. Жизнь Николая Лескова. М., 1984. С. 313. 
23 Русские писатели 1800 – 1917. Т. 2. С. 324. 
24 РНБ. Ф. 1000. Оп. 2. № 500. Л. 100. 
25 Там же. Л. 98. 
26 Ф. Н. Ек. Ив. Зарина-Новикова. С. 228. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

Елена Пономарева 
Зарины: семейный портрет 
Ефим  Федорович  с женой  перебрался  в Петербург.  В столице  он  целиком  отдался 
литературе,  начав  с того,  что  в 1860 г.  в «Санкт-Петербургских  ведомостях»  вел – 
анонимно – «Литературную летопись»27. Его жена также стала писательницей. 
Екатерина  Ивановна  Зарина,  урожденная  Новикова,  была  дочерью  плац-
майора крепости Анапа и некоей представительницы старинного грузинского рода. 
Окончив 
с отличием 
Дворянский 
пансион 
в Пензе, 
шестнадцатилетняя 
Е. И Новикова  вышла  замуж  за  девятнадцатилетнего  пензенского  помещика 
В. П. Зарина, вскоре убитого под Севастополем во время Крымской войны, на ко-
торую он пошел ополченцем в качестве адъютанта своего дяди, полкового коман-
дира Попова. Через несколько лет она вышла замуж за дальнего родственника сво-
его первого мужа28. 
Вернемся,  однако,  к старшему  сыну.  В 22 года  Андрей  был  исключен  из 
6-го класса  реального  училища  в связи  с арестом  и  привлечением  к дознанию  по 
обвинению в связи с народовольцами; девять месяцев он содержался в тюрьме, по-
том был взят под негласный надзор полиции. В 1884 г., освобожденный из-под над-
зора,  переехал  с родителями  из  Вильно  в столицу,  где  составлял  брошюры  для 
фирмы  «Народная  польза»  и  написал  для  журнала  «Детское  чтение»  статью 
о способах исчисления времени. В том же году был сослан в Саратов, вернулся че-
рез два года, после чего решился учиться и одновременно служить. В течение года 
испробовал пять разных видов служебных занятий и нигде не преуспел. Тогда же 
он  напечатал  в приложении  к «Гражданину»  свой  первый  рассказ  «Шура» – 
о смерти  ребенка  от  воспаления  головного  мозга,  а также  два  стихотворения 
в «Иллюстрированном мире». 
1887 г. стал важнейшим в литературной деятельности Андрея Ефимовича За-
рина –  он  стал  профессиональным  писателем:  познакомился с редактором «Живо-
писного обозрения» А. К. Шеллером-Михайловым и поместил в этом журнале свою 
первую  повесть  «Сорные  травы»,  за  которую  получил,  между  прочим,  гонорар 
в 300 рублей. Два года спустя вышел сборник рассказов «Тотализатор»29. 
Зарин-отец  скончался  от  сердечного  приступа  в июле  1892 г.:  «Целый  день 
был  накануне  смерти  весел,  и  только  в день  смерти  пожаловался  на  тяжесть 
в груди, от доктора отказался и в полдевятого вечера вскрикнул и умер от разрыва 
сердца»30.  Екатерине  Ивановне  пришлось  тяжело.  Смерть  мужа  оставила  ее  без 
обеспечения с больной дочерью на руках. Единственным средством существования 
осталась  литература.  Отдельными  книгами  вышли  восемь  ее  произведений.  Это 
сочинения  о жизни  на  Кавказе –  «Кавказские  рассказы»  (1897),  «В плену 
у черкесов» (1909), «В плену у горцев» (1915); романы из эпохи крепостничества – 
«Разбитая жизнь (Николай Бронской)» (1894), «Князь Борис Тишин» (1904) и др. 
Андрей  Ефимович  продолжал  выпускать  книгу  за  книгой.  В ноябре  1905 г., 
в разгар революции, стал редактировать у издателя Сойкина газеты «Обновленная 
Россия» и «Современная жизнь» – до их закрытия в день роспуска первой Государ-
ственной Думы. Снова был привлечен к суду, заключен в тюрьму, выпущен из Кре-
стов полтора года спустя, лишен выборных прав и права заниматься редакторской и 
издательской  деятельностью31.  Екатерина  Ивановна  всячески  хлопотала  об  улуч-
                                                      
27 Русские писатели 1800 – 1917. Т. 2. С. 324. 
28 См.: Ф. Н. Ек. Ив. Зарина-Новикова // Ист. вестник. 1914. № 8. 
29 См.: Фидлер Ф. Ф. Указ. соч. С. 217 – 220. 
30 РНБ. Ф. 760. № 199. Л. 1. 
31 См.: Фидлер Ф. Ф. Указ. соч. С. 221. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

Елена Пономарева 
Зарины: семейный портрет 
шении участи сына и добилась обещаний «перевести <…> сына в лучшую камеру и 
доставить ему возможность передавать для печати его рукописи»32. 
В тюрьме  Андрей  Ефимович  познакомился  с Борисом  Алексеевичем  Верхо-
устинским,  отбывавшим  срок  за  причастность  к организации  «Черный  террор»,  и 
во  многом  способствовал  решению  анархиста  стать  писателем33.  В 1912 г.  подал 
прошение  о восстановлении  в правах,  которое,  однако,  не  было  удовлетворено. 
К 1915 г.  он  стал  маститым  писателем,  в том  числе  автором  множества  книг  для 
юношества из серии «Замечательные люди всего мира»34. Среди его сочинений есть 
и переведенные на европейские языки М. И. Кудряшевым35. 
А. Е. Зарин многое повидал за свою долгую жизнь, многих людей повстречал. 
Из писателей  он  тепло  отзывался  о Шеллере,  В. В. Чуйко,  Лескове  (хотя тот  еще 
к середине  70-х гг.  прекратил  дружбу  с  его  отцом),  А. Н. Плещееве,  Я. П.  Полон-
ском,  К. К. Случевском-младшем,  Д. Л. Мордовцеве,  Вс. С. Соловьеве,  В. П.  Аве-
нариусе  и  И. И. Ясинском.  Многое  пришлось  претерпеть  от  цензуры,  в частности, 
запретившей  статью  в  газете «Камско-Волжская речь»  «История  телесных  наказа-
ний в России», над которой работал почти полгода36. 
Какая бы власть ни была в стране, Андрей Ефимович ни разу не отступился от 
своих принципов гуманизма. Он высоко ценил свободу и имел свою собственную 
точку  зрения  на  все  происходящие.  Так,  в 1908 г.,  недавно  выйдя  из  Крестов,  он 
писал: «Правительство в настоящее время усиленно занимается фабрикацией бор-
цов за свободы и скоро пожнет, что сеет»37. 
После Октябрьской революции Андрей Ефимович продолжал печататься. От-
дельными  изданиями  вышли  его  книги  «Герои  прошлого»,  «Красный  город», 
«Скрипач»;  он  сотрудничал  в газетах  «Деревенская  коммуна»,  «Красная  газета», 
в журналах «Смена», «Красный пролетарий», «Вокруг света», а также проявил себя 
в области  кинематографа,  написав  сценарии  к фильмам:  «Скорбь  бесконечная», 
«Отец Серафим» и «Чудотворец»38. 
Иначе  сложились  жизнь  и  творчество  Федора  Зарина.  Вскоре  по  окончании 
10-й петербургской гимназии поступил на военную службу вольноопределяющим-
ся в Александро-Невский пехотный батальон, откуда через год был уволен в запас 
в чине прапорщика. Во время Русско-японской войны служил на Дальнем Востоке 
в резервных частях, а в Первую мировую войну пошел на фронт ополченцем. Уже 
при советской власти в 1919 – 1920-х гг. был адъютантом в отдельном стрелковом 
Башкирском батальоне39. 
Начал  печататься  в журнале  «Нива»  под  псевдонимом  Ф. Талин  в 1893 г. 
(№ 28).  На литературном  счету  Зарина-младшего  множество  исторических  рома-
нов,  в том  числе  «Скопин-Шуйский»  (1910;  перепечатан  в 1995),  «Под гнетом 
судьбы»  (1912),  «Наследница  Византии»  (1914);  пьес,  в том  числе  «Рагузада» 
(1904), «В век Екатерины» (1914; совместно с В. П. Бурениным); книга «Стихотво-
                                                      
32 РНБ. Ф. 760. № 199. Л. 3. 
33  Чанцев А. В.  Верхоустинский Б. А. //  Русские  писатели.  1800 –  1917.  М.,  1989.  Т. 1. 
С. 433. 
34 Русские писатели 1800 – 1917. Т. 2. С. 324. 
35  Ратгауз М. Г.  Кудряшев  Михаил  Иванович //  Русские  писатели.  1800 –  1917.  М.,  1994. 
Т. 3. С. 201. 
36 Фидлер Ф. Ф. Указ. соч. С. 223. 
37 РНБ. Ф. 459. Альбом 4. № 16. 
38 Русские писатели 1800 – 1917. Т. 2. С. 324. 
39 Там же. С. 326. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 

Елена Пономарева 
Зарины: семейный портрет 
рений»  (1899)40.  После  Октябрьской  революции  уже  не  печатался,  хотя  в 1922 – 
1923 гг. его пьесы «На рассвете», «Убийцы», «На жизненной сцене» шли в клубах и 
Театре миниатюр, а историческая трагедия «Трибун» была отмечена на Всероссий-
ском конкурсе в Москве. Исторический роман «Канун великого дня», завершенный 
в середине  1920-х гг.,  остался  неопубликованным.  Остается  загадкой,  каким  обра-
зом  появился  в Вене  в 1929 г.  принадлежащий  Зарину  перевод  (с его  же  вступи-
тельной статьей) книги А. Амбарцумяна «Стихотворения»41. 
Самым  значительным  произведением  Федора  Зарина  является,  несомненно, 
роман из времени царствования Анны Иоанновны «Летающий пономарь», вышед-
ший в 1911 г. Главный герой исторического романа – бедный поповский сын Сеня, 
построивший летательный аппарат с мечтой лишь о славе. Когда же стряслась беда 
с человеком, во многом изобретателю помогавшим, Сеня использовал аппарат для 
спасения  благодетеля.  Показав  свое  детище  Бирону,  он  обрек  себя  на  погибель – 
слишком опасным тому показалось это изобретение. Прототипом героя можно счи-
тать иеромонаха Федора Мелеса, построившего в 1762 г. крылья для полета42. 
Книга была переиздана через два года как повесть, под измененным названи-
ем  «Тайна  поповского сына» –  без  упоминания  о пономаре.  К повести  добавилось 
предисловие  автора  под  прозрачным  псевдонимом  Ф. Е. Зарин-Несвицкий. 
По сюжету  романа  Бирон,  уверенный  в том,  что  получил  полностью  чертежи  для 
создания подобных машин, убивает Сеню, подкупив извозчика, чтобы секрет изо-
бретенного аппарата не достался его врагам, в том числе и Волынскому. 
В 1933 г.  Федор  был  арестован  ОГПУ  по  обвинению  в контрреволюционной 
деятельности и антисоветской пропаганде. Через год дело было прекращено за не-
достатком улик. Год смерти писателя не установлен. 
Дольше  всех  прожила  Екатерина  Ивановна.  Дважды  стала  вдовой,  пережила 
аресты и смерть сыновей. Загадкой для меня остается ее проживание в Калужской 
губернии с 1904 по 1907 г., откуда она регулярно высылала материалы для печати в 
«Историческом  вестнике».  Последние  годы  жизни  Екатерина  Ивановна  провела 
в Детском  (Царском)  селе,  где  и  скончалась  в 1940 г.  Частично  опубликованы  ее 
мемуары. Мне с ними еще предстоит ознакомиться. 
Есть ли сейчас потомки Зариных, мне не известно. Андрей Ефимович был же-
нат на киевлянке Александре Ивановне Семеновой, был отцом троих детей43. Дочь 
Зоя появилась на свет предположительно в 1896 г., так как этим годом датировано 
приглашение на ее крестины, адресованное Петру Васильевичу и Ольге Аркадьевне 
Быковым44. Даты рождения сыновей пока что не установлены. 
Благодаря этой работе мне открылась удивительная судьба целой литератур-
ной династии, где каждый был по-своему интересен. Я поняла, как отношения ме-
жду членами семьи могут влиять на их творчество и жизнь. Но главное – мне уда-
лось проникнуться духом времени, в которое жили Зарины. 
                                                      
40 См.:  Указатель  заглавий  произведений  художественной  литературы  1801 –  1975.  М., 
1970 – 1989. Тт. 1 – 7. 
41 Русские писатели 1800 – 1917. Т. 2. С. 324. 
42  Акт  и  резолюция  Тобольской  духовной  консистории  о  поимке  бежавшего  из  митропо-
личьего дома бывшего иеромонаха Федора Мелеса, строившего крылья для полета // Воз-
духоплавание  и  авиация  в  России  до 1907 года :  Сб.  документов  и  материалов.  М.,  1956. 
С. 18. 
43 РНБ. Ф. 103. № 70. 
44 РНБ. Ф. 118. № 411. 

© РОО «Институт Петербурга»  
 http://www.institute-spb.standardsite.ru 


Похожие:

Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Н. Е. Савина 
Захарьевская –  по  находившейся  здесь  церкви  Святых  Захарии  и  Елизаветы,  по
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Д. Ю. Лещик 
Госиздата,  о том, как  начинался  «самый  лучший  в мире  детский  журнал».  Был ли 
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  Н. Г. Гаврилова 

Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 8- 9 января 2000 года.  В. И. Аксельрод 
И. М. Гревс,  Н. П. Анциферов,  Б. Е. Райков,  Л. А. Ильин,  П. П. Вейнер  и другие. 
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 10 января 1999 года.  Г. А. Шатаева 
Ф. И. Шаляпин,  А. А. Блок3,  Л. А. Орбели,  Л. С. Вивьен,  но  из-за  большой  загру
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  В. И. Аксельрод 
И. М. Гревса,  Н. П. Анциферова,  Н. А. Гейнике,  А. Я. Закса и др.  был  экскурсион
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 10- 11 января 1998 года.  А. В. Захарова 
«душой»  и  «физиологией».  Не  случайно  отпечаток  петербургской  тайны  лег  и  на 
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 8- 9 января 2000 года.  Н. М. Манизер 
Клиническом  институте  закончилось  тем,  что,  признавая  основательность  зна
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 10 января 1999 года.  Н. А. Маловичко 
Не  понимаю,  за  что  Париж  прозвали  столицей  мира! –  горячился  он. –  Наш  Пе
Ежегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 9- 11 января 2004 года.  Елена Пономарева  iconЕжегодная конференция ПО проблемам петербурговедения. 11- 12 января 2003 года.  Г. Н. Гашкова1 
Дальше  следует  широкая  белая  мраморная  лестница  с низкими  парапетами,  пере
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница