Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1




Скачать 71.53 Kb.
PDF просмотр
НазваниеBoyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1
Дата конвертации16.02.2013
Размер71.53 Kb.
ТипДокументы


boyzcat.qxd  26/10/96 01:08  Page 1
X L ? ? ? ? ? ? ?
Q
9   ? ? ?   1 9 9 6
? ? ? ? ? ?


boyzcat.qxd  26/10/96 01:08  Page 2
A l e x a n d r a   O b u k h o v a
© XL Галерея, 1996
F a m i l y   M a t t e r s
© Константин Звездочетов & Сергей Епихин, 1996
© Александра Обухова, статья, 1995
‘Who do you like more, Beuys or Warhol?’
Макет: BOOQ DesignTM
Перевод: Сергей Хрипун
as heard from conversation between a critic and an artist
Иллюстрации: Константин Звездочетов
© XL Gallery, 1996
Authors of the project ? the critic and the artist ? propose you a conflict they’ve found
© Konstantin Zvezdochetov & Segei Epikhin, 1996
© Alexandra Obukhova, essay, 1995
between two mythological figures of the XX century art, Antoine de Saint?Exupery and
Design by BOOQ DesignTM
Joseph Beuys. Although the authors’ views on the subject differ, they have at least come to
Translated by Serge Khripoun
one common ground, that is the subject of discussion itself. Really, in the WW II the heroes
Illustrations by Konstantin Zvezdochetov
could have dashed against each other in the sky ? over Berlin or African desert, that does?
n’t matter ? as both served in the Air Force of the hostile armies. The authors also agree as
Видеофильм является частью выставки. © XL Video, Звездочетов & Епихин, 1996
for result of the fighting; both assume that romantic pilot Exupery, author of ‘Le Petit Prince’
Съемка Ирины Колесниченко. При участии Владимира Дубосарского
Videotrack ‘Coyote’ is part of the exhibition. © XL Video, Zvezdoxhetov & Epikhin, 1996
lost the battle with the fascist airman and the last modernist Beuys.
Camera by Irina Kolesnichenko. Starring Vladimir Dubosarsky
Nevertheless it’s obvious that the project by Zvezdochetov and Epikhin is nothing like
the illustration to historical drama. Famous aviators are needed to personify the opposition
Каталог издан ограниченным тиражом 500 экз.
of the forces engaged in central military campaign of contemporary art’s history. The artist,
Каждый экземпляр собран вручную.
who manages visual part of the exhibition, imagines the art generals as characters of com?
Верстка и дизайн: Quark XPress, Adobe Photoshop, Corel Draw
edy del’Arte where a benevolent hero (Exupery) is followed by his shadow in the face of
This catalogue is published in a very limited edition of 500 copies.
comic/cynic (Beuys; the critic considers his heroes were major figures in the battle of the?
Every copy is hand?bind.
Design and layout: Quark Xpress, AdobePhotoshop, Corel Draw
oretical abstractions. In the long run our duet exploits an eternal theme of rivalry of gener?
ations, of the fight between the new and the old, fathers and sons. Both in metaphorical ‘cri?
tique of cynical reason’ (Slotterdike) given by the artist, and in the art critic’s high?brow
> Ирине Кулик и Леониду Портнову за перевод текста Сергея Епихина на французский
и немецкий языки соответственно
thoughtfulness, Exupery and Beuys meet at an almost Freudian track ? like father like son.
> Якову ? за моральную поддержку
The scheme seems to be modernist, i.e. linear, hence mom was removed from the fam?
> Иосифу Бакштейну (ИСА, Москва) за техническую поддержку создания инсталляции
> to Irina Kulik and Leonid Portnov for translation of the text by Sergei Epikhin into French
ily polygon, as well as all kinship. But the unknown parent wanders somewhere behind the
and German respectively
curtain. Is she hidden under the heritage hat? And who’s she ? Duchamp or Warhol?
> to Jacob for spiritual support
> to Joseph Bakstein, ICA Moscow, for techical support of the installation
Каталог выпущен при финансовой поддержке Центра Современного Искусства, Москва
The catalogue is published with financial aid of Soros Center for Contemporary Art, Mosows
X L   ? ? ? ? ? ? ?
X L   G A L L E R Y
М о с к в а
R u s s i a ,   M o s c o w
Б . С а д о в а я ,   6
6   B o l s h a y a   S a d o v a y a   S t .
т ел / ф а к с   2 6 9   5 1 2 6
t e l / f a x   0 9 5 / 2 6 9   5 1 2 6
e ? m a i l :   x l i n s i d e @ r e d l i n e . r u
e ? m a i l :   x l i n s i d e @ r e d l i n e . r u
Q
Q

boyzcat.qxd  26/10/96 01:09  Page 4
А л е к с а н д р а   О б у х о в а
C е р г е й   Е п и х и н
? ? ? ?   ? ? ? ? ? ? ? ?
? ? ? ? ? ? ? ? ?   ? ? ? ? ? ? ? ?
I am still alive
“Кого ты больше любишь ? Бойса или Уорхола?”
On Kawara
из разговора Критика с Художником
“Русские мальчики” обычно заняты
исправлением чужих геграфических карт.
Нерусские ? составляют их заново сами,
Авторы проекта ? художник и критик ? предлагают вниманию зрителя конфликт,
предоставляя исправление другим.
обнаруженный ими в отношениях двух мифологических фигур искусства 20 века ?
Прим. автора
Антуана де Сент?Экзюпери и Йозефа Бойса. Хотя точки зрения соавторов на суть
гипотетического противостояния различны, они все?таки сходятся по меньшей мере в
Социальная (как и натуральная) история не терпит сослагательных наклонений. Для
художественных практик эта модальность, напротив, ? ключевое условие существова?
одном ? в наличии предмета обсуждения. Действительно, во время Второй мировой
ния. Поскольку их основной целью является (вос)производство возможного ирреаль?
войны они вполне могли столкнуться в небе (над Берлином или африканской пустыней,
ного, воздушно?эстетическая встреча двух культурных героев ? Экзюпери и Бойса
не важно) ? ведь оба служили в военно?воздушных силах враждующих армий.
вполне может стать сюжетом внутренней мифологии современного искусства. Тем бо?
Касательно итогов сражения соавторы, кстати, тоже единодушны ? оба считают, что
лее, когда агональным мотивом служит демаркация его собственных границ. В судьбах
создатель “Маленького принца”, пилот?романтик Экзюпери потерпел поражение в бою
Экзюпери и Бойса в самом деле подозрительно много зеркальной симметрии. Лите?
с фашистским летчиком и последним модернистом Бойсом. 
ратурная биография первого начинается с романтических текстов и завершается ка?
Однако очевидно, что проект К. Звездочетова и С. Епихина вовсе не является
тастрофой с исчезновением без видимых вещественных следов. История второго
стартует травматическим падением, финишируя катастрофическим переизбытком ра?
иллюстрацией исторической драмы. Известные авиаторы, по всей видимости,
финированной материальности, занесенной его ажитированными адептами на тер?
призваны олицетворять здесь противостояние сил, занятых в генеральных сражениях
риторию искусства. Собеседник Койота и душеприказчик Маленького Принца как бы
истории современного искусства. Не имеет большого значения то, что для
обороняют его противоположные рубежи, сводимые к антитезе: либо все языки ? в
ответственного за визуальный ряд художника генералы от армии искусств одеты в
мире, либо весь мир ? в языке. Зная как выглядит полярная бойсовской практике худо?
аллегорические одежды комедии дель арте, где у благородного героя (Экзюпери)
жественная доктрина, трудно не опознать в опытах детского рисования рассказчика
всегда есть тень в лице комика/циника (Бойс), а в концепции критика “силовики”
повести и космической одиссеи небесного пришельца прообраз концептуальной эсте?
воплощают главных фигурантов битвы теоретических абстракций. В общей
тики. “Это не шляпа”, ? сообщил будущий летчик, демонстрируя (взрослым) удава,
проглотившего слона, почти цитируя знаменитое “Это не трубка” Рене Магритта. От
перспективе замысла игра “в четыре руки” разрабатывает вечную тему соперничества
истории про короля, что применяет тактику абсолютно номинальной власти над внеш?
поколений, борьбы старого и нового, отцов и детей. Да и в метафорической “критике
ней реальностью, и юридического владельца звездного неба, также совсем недалеко
цинического разума” (Слоттердайк), предложенной художником, и в заоблачном
до перформативного определения искусства, сформулированного, кажется, Дональ?
глубокомыслии историка искусства Экзюпери и Бойс, как папочка и дурно
дом Джаддом и декларации Роберта Берри из “Art & Language”: “Все известные мне
воспитанный сын, сходятся на поистине фрейдовском маршруте. 
вещи, о которых я, однако, не думаю в данный момент, ? 1:36 пополудни; 15 июня
Но хотя схема и получилась по?модернистски векторной, линейной, поскольку из
1969, Нью?Йорк”.
семейного многоугольника исключили маму, внебрачных детей и прочих
Столь же пророческой оказалась “не?шляпа” Экзюпери и по отношению к собствен?
но бойсовской поэтике, что вызвало массовый исход эпигонов, соблазненных легали?
родственников, кажется, что пожелавшая остаться неизвестной родительница все же
зованной легкостью размена уникального личного мифа в банальности частной син?
маячит где?то за кулисами. Вот только где она ? спрятана под перешедшей по
дроматики, и скоро застыла в неподвижности, как бы действительно проглотив слона.
наследству шляпой? И кто она ? Дюшан или Уорхол?
В этом смысле диалог Бойса с Койотом как бы предвосхищает печальную участь
сакрального языка неосторожно доверенного миру.
Тот же эзотерический статус был исходно присущ и иконоборческой практике
концептуализма. Примечательно, что затерянные в пустыне персонажи “Маленького
Q

boyzcat.qxd  26/10/96 01:09  Page 5
К о н с т а н т и н   З в е з д о ч е т о в
? ? ?   ? ? ? ? ? ? ? ?
напился его невинной крови, и, завернувшись в его шкуру, уполз зализывать раны.
Этот вампирский поступок спас ему жизнь и еще больше утвердил его в необходимости
Когда наши любимцы Преображенский и Беляев выставили свой валеночный
злодейства. После своего исцеления он совершил мерзкий ритуал, собрав бараньи
самолет ? все очень радовались. Ясное дело: ребята ? талантливые, Бойс ? тоже гений,
кости в черный ящик своего самолета и сплющив затем этот ящик так, что на засне?
галерея ? “Риджина”, угощает шампанским... А мне было грустно почему?то.
женном поле этот предмет стал черным квадратом. Что ж, Джозеф Бойс был хорошим
Ко мне подошел Сережа Бугаев и сказал: “Как я тебя понимаю! Этот человек бом?
учеником своего античеловеческого предтечи. И если Малевич был только теоретиком
бил наши города, села, детские сады, больницы, а все, даже после его смерти, танцуют
насилия, грабежа и удушения всех пламенных идей, то его ученичек замечательно их
под его дудку”.
воплотил в жизнь.
В тот вечер я поклялся себе, что выведу партайгеноссе Бойса на чистую воду. И
По этому сатанинскому знаку и нашли гада его сообщники. Когда они спустились
хотя традиции моего народа не позволяют говорить плохо о покойниках, все?таки
на бескрайние поля Тавриды, то даже у них застыла крвь от подобного злодейства. Над
память жертв этого кровопийцы, этого бешеного пса войны взывает к праведному суду
степью раздавался душераздирающий лисий стон. Бойс надругался над лисом, надру?
истории.
гался так, от скуки, даже уже не осознавая, что это тот самый Лис.
Так что вспомним все, вспомним и членство в “Гитлерюгенде” и “звездный марш”
“Что это?” ? спросили его друзья?фашисты.
на Нюрнберг, и пылающие хаты Херсонщины. И наконец, вспомним главное: нацист?
“Наверное, койот”, ? ответил Бойс, и они улетели.
ский летчик Йозеф Бойс темной военной ночью жестоко и хладнокровно лишил жизни
В конце войны, чтобы очередной раз спасти свою шкуру, наш каннибал сдался в
человека, чье имя ассоциируется с добротой и человечностью, поэзией и утончен?
плен англичанам, назвавшись Маленьким Принцем. Так и пошел он дальше по жизни
ностью, высокой духовностью и честью.
с этим негласным титулом, дурманя головы, творя новые преступления и свои бесов?
Именно там, в небе, трагически погиб Антуан де Сент?Экзюпери, который, став
ские церемонии.
жертвой трусливой и подлой расправы, героически сложил крылья в пустынях Север?
Подобно крошке Цахесу он стал властителем душ. Что не сделал Гитлер ? сделал
ной Африки.
Бойс. Над миром воцарился культ жертвоприношений и людоедства. Все человеческие
Однако гнусный фашист тоже не ушел невредимым ? немного пораненный фран?
ценности подвергались осмеянию и поруганию. Наступила эра мерзавуцев. Каждому
цузским летчиком, он потерял управление и залетел на территорию СССР, где его почти
теперь, чтобы добиться успеха, нужен жертвенный барашек, поросеночек или младе?
настигло возмездие ? он был сбит советскими зенитчиками. его самолет упал, неся
нец. Германский дух холода и расчета вселился в детей человеческих, победив веселый
смерть и разрушения в степях неподалеку от овеянного боевой славой Перекопа.
латинский нрав. Пришел он и на нашу землю. Все эти жириновские и лимоновы, как бы
(Именно этот эпизод отражен в картинах Пластова и Дейнеки “Фашист пролетел” и
они ни были прикольны и привлекательны, суть дикари и людоеды. И поэтому я за?
“Гибель немецкого аса”).
клинаю вас: ”Люди, будьте бдительны”. Заклинаю вас памятью доброго гения Сент?
Херр Бойс читал произведения своей жертвы и мучительно завидовал, как всякое
Экзюпери.
ничтожество, всоему французскому сопернику. Он знал, что делать ? сознание прес?
Ведь лучше погибнуть, чем свернуть с пути гуманизма, доблести и чести. Да,
тупника и параноика не омрачают угрызения совести и сомнения.
доброта беззащитна как цветы или поэзия, она часто попадает в капкан подлости,
Вместо того, чтобы честно умереть как мужчина, он стал цепляться за свою
насилия и расчета, но мир держится ею. Жареный соловей не заменит колбасы.
ничтожную жизнь, творя новые преступления. причем гидом ему служили произведе?
Обжора отравится жареным соловьем.
ния великого француза.
Не в силе Бог, но в правде.
Прежде всего гитлеровец нашел несчастного барашка, того самого, что так мило
описан в книге “Маленький Принц”, убил его, извалялся в его младенческом жире,
Q

boyzcat.qxd  26/10/96 01:09  Page 5
К о н с т а н т и н   З в е з д о ч е т о в
? ? ?   ? ? ? ? ? ? ? ?
напился его невинной крови, и, завернувшись в его шкуру, уполз зализывать раны.
Этот вампирский поступок спас ему жизнь и еще больше утвердил его в необходимости
Когда наши любимцы Преображенский и Беляев выставили свой валеночный
злодейства. После своего исцеления он совершил мерзкий ритуал, собрав бараньи
самолет ? все очень радовались. Ясное дело: ребята ? талантливые, Бойс ? тоже гений,
кости в черный ящик своего самолета и сплющив затем этот ящик так, что на засне?
галерея ? “Риджина”, угощает шампанским... А мне было грустно почему?то.
женном поле этот предмет стал черным квадратом. Что ж, Джозеф Бойс был хорошим
Ко мне подошел Сережа Бугаев и сказал: “Как я тебя понимаю! Этот человек бом?
учеником своего античеловеческого предтечи. И если Малевич был только теоретиком
бил наши города, села, детские сады, больницы, а все, даже после его смерти, танцуют
насилия, грабежа и удушения всех пламенных идей, то его ученичек замечательно их
под его дудку”.
воплотил в жизнь.
В тот вечер я поклялся себе, что выведу партайгеноссе Бойса на чистую воду. И
По этому сатанинскому знаку и нашли гада его сообщники. Когда они спустились
хотя традиции моего народа не позволяют говорить плохо о покойниках, все?таки
на бескрайние поля Тавриды, то даже у них застыла крвь от подобного злодейства. Над
память жертв этого кровопийцы, этого бешеного пса войны взывает к праведному суду
степью раздавался душераздирающий лисий стон. Бойс надругался над лисом, надру?
истории.
гался так, от скуки, даже уже не осознавая, что это тот самый Лис.
Так что вспомним все, вспомним и членство в “Гитлерюгенде” и “звездный марш”
“Что это?” ? спросили его друзья?фашисты.
на Нюрнберг, и пылающие хаты Херсонщины. И наконец, вспомним главное: нацист?
“Наверное, койот”, ? ответил Бойс, и они улетели.
ский летчик Йозеф Бойс темной военной ночью жестоко и хладнокровно лишил жизни
В конце войны, чтобы очередной раз спасти свою шкуру, наш каннибал сдался в
человека, чье имя ассоциируется с добротой и человечностью, поэзией и утончен?
плен англичанам, назвавшись Маленьким Принцем. Так и пошел он дальше по жизни
ностью, высокой духовностью и честью.
с этим негласным титулом, дурманя головы, творя новые преступления и свои бесов?
Именно там, в небе, трагически погиб Антуан де Сент?Экзюпери, который, став
ские церемонии.
жертвой трусливой и подлой расправы, героически сложил крылья в пустынях Север?
Подобно крошке Цахесу он стал властителем душ. Что не сделал Гитлер ? сделал
ной Африки.
Бойс. Над миром воцарился культ жертвоприношений и людоедства. Все человеческие
Однако гнусный фашист тоже не ушел невредимым ? немного пораненный фран?
ценности подвергались осмеянию и поруганию. Наступила эра мерзавуцев. Каждому
цузским летчиком, он потерял управление и залетел на территорию СССР, где его почти
теперь, чтобы добиться успеха, нужен жертвенный барашек, поросеночек или младе?
настигло возмездие ? он был сбит советскими зенитчиками. его самолет упал, неся
нец. Германский дух холода и расчета вселился в детей человеческих, победив веселый
смерть и разрушения в степях неподалеку от овеянного боевой славой Перекопа.
латинский нрав. Пришел он и на нашу землю. Все эти жириновские и лимоновы, как бы
(Именно этот эпизод отражен в картинах Пластова и Дейнеки “Фашист пролетел” и
они ни были прикольны и привлекательны, суть дикари и людоеды. И поэтому я за?
“Гибель немецкого аса”).
клинаю вас: ”Люди, будьте бдительны”. Заклинаю вас памятью доброго гения Сент?
Херр Бойс читал произведения своей жертвы и мучительно завидовал, как всякое
Экзюпери.
ничтожество, всоему французскому сопернику. Он знал, что делать ? сознание прес?
Ведь лучше погибнуть, чем свернуть с пути гуманизма, доблести и чести. Да,
тупника и параноика не омрачают угрызения совести и сомнения.
доброта беззащитна как цветы или поэзия, она часто попадает в капкан подлости,
Вместо того, чтобы честно умереть как мужчина, он стал цепляться за свою
насилия и расчета, но мир держится ею. Жареный соловей не заменит колбасы.
ничтожную жизнь, творя новые преступления. причем гидом ему служили произведе?
Обжора отравится жареным соловьем.
ния великого француза.
Не в силе Бог, но в правде.
Прежде всего гитлеровец нашел несчастного барашка, того самого, что так мило
описан в книге “Маленький Принц”, убил его, извалялся в его младенческом жире,
Q

boyzcat.qxd  26/10/96 01:09  Page 4
А л е к с а н д р а   О б у х о в а
C е р г е й   Е п и х и н
? ? ? ?   ? ? ? ? ? ? ? ?
? ? ? ? ? ? ? ? ?   ? ? ? ? ? ? ? ?
I am still alive
“Кого ты больше любишь ? Бойса или Уорхола?”
On Kawara
из разговора Критика с Художником
“Русские мальчики” обычно заняты
исправлением чужих геграфических карт.
Нерусские ? составляют их заново сами,
Авторы проекта ? художник и критик ? предлагают вниманию зрителя конфликт,
предоставляя исправление другим.
обнаруженный ими в отношениях двух мифологических фигур искусства 20 века ?
Прим. автора
Антуана де Сент?Экзюпери и Йозефа Бойса. Хотя точки зрения соавторов на суть
гипотетического противостояния различны, они все?таки сходятся по меньшей мере в
Социальная (как и натуральная) история не терпит сослагательных наклонений. Для
художественных практик эта модальность, напротив, ? ключевое условие существова?
одном ? в наличии предмета обсуждения. Действительно, во время Второй мировой
ния. Поскольку их основной целью является (вос)производство возможного ирреаль?
войны они вполне могли столкнуться в небе (над Берлином или африканской пустыней,
ного, воздушно?эстетическая встреча двух культурных героев ? Экзюпери и Бойса
не важно) ? ведь оба служили в военно?воздушных силах враждующих армий.
вполне может стать сюжетом внутренней мифологии современного искусства. Тем бо?
Касательно итогов сражения соавторы, кстати, тоже единодушны ? оба считают, что
лее, когда агональным мотивом служит демаркация его собственных границ. В судьбах
создатель “Маленького принца”, пилот?романтик Экзюпери потерпел поражение в бою
Экзюпери и Бойса в самом деле подозрительно много зеркальной симметрии. Лите?
с фашистским летчиком и последним модернистом Бойсом. 
ратурная биография первого начинается с романтических текстов и завершается ка?
Однако очевидно, что проект К. Звездочетова и С. Епихина вовсе не является
тастрофой с исчезновением без видимых вещественных следов. История второго
стартует травматическим падением, финишируя катастрофическим переизбытком ра?
иллюстрацией исторической драмы. Известные авиаторы, по всей видимости,
финированной материальности, занесенной его ажитированными адептами на тер?
призваны олицетворять здесь противостояние сил, занятых в генеральных сражениях
риторию искусства. Собеседник Койота и душеприказчик Маленького Принца как бы
истории современного искусства. Не имеет большого значения то, что для
обороняют его противоположные рубежи, сводимые к антитезе: либо все языки ? в
ответственного за визуальный ряд художника генералы от армии искусств одеты в
мире, либо весь мир ? в языке. Зная как выглядит полярная бойсовской практике худо?
аллегорические одежды комедии дель арте, где у благородного героя (Экзюпери)
жественная доктрина, трудно не опознать в опытах детского рисования рассказчика
всегда есть тень в лице комика/циника (Бойс), а в концепции критика “силовики”
повести и космической одиссеи небесного пришельца прообраз концептуальной эсте?
воплощают главных фигурантов битвы теоретических абстракций. В общей
тики. “Это не шляпа”, ? сообщил будущий летчик, демонстрируя (взрослым) удава,
проглотившего слона, почти цитируя знаменитое “Это не трубка” Рене Магритта. От
перспективе замысла игра “в четыре руки” разрабатывает вечную тему соперничества
истории про короля, что применяет тактику абсолютно номинальной власти над внеш?
поколений, борьбы старого и нового, отцов и детей. Да и в метафорической “критике
ней реальностью, и юридического владельца звездного неба, также совсем недалеко
цинического разума” (Слоттердайк), предложенной художником, и в заоблачном
до перформативного определения искусства, сформулированного, кажется, Дональ?
глубокомыслии историка искусства Экзюпери и Бойс, как папочка и дурно
дом Джаддом и декларации Роберта Берри из “Art & Language”: “Все известные мне
воспитанный сын, сходятся на поистине фрейдовском маршруте. 
вещи, о которых я, однако, не думаю в данный момент, ? 1:36 пополудни; 15 июня
Но хотя схема и получилась по?модернистски векторной, линейной, поскольку из
1969, Нью?Йорк”.
семейного многоугольника исключили маму, внебрачных детей и прочих
Столь же пророческой оказалась “не?шляпа” Экзюпери и по отношению к собствен?
но бойсовской поэтике, что вызвало массовый исход эпигонов, соблазненных легали?
родственников, кажется, что пожелавшая остаться неизвестной родительница все же
зованной легкостью размена уникального личного мифа в банальности частной син?
маячит где?то за кулисами. Вот только где она ? спрятана под перешедшей по
дроматики, и скоро застыла в неподвижности, как бы действительно проглотив слона.
наследству шляпой? И кто она ? Дюшан или Уорхол?
В этом смысле диалог Бойса с Койотом как бы предвосхищает печальную участь
сакрального языка неосторожно доверенного миру.
Тот же эзотерический статус был исходно присущ и иконоборческой практике
концептуализма. Примечательно, что затерянные в пустыне персонажи “Маленького
Q



boyzcat.qxd  26/10/96 01:10  Page 6
принца” в конечном итоге образуют как бы сообщество иконоборцев, в итоге помещая
lamb’s bones into a black box of his plane and squashed the box so that it looked like a black
взыскуемого барашка в ящик, где он обретает идеальную полноту и свободу чисто
square on a snowy field. Well, Joseph Beuys was a good student of his antihuman forebear. If
Malevich was just an ideologist of violence, robbery and suppression of every ardent idea, then his
лингвистического бытия. Запредельной эмпирической визуальности Логоса концепту?
disciple has brilliantly brought these ideas to life.
альной традиции достаточно симметрично отвечают евхаристические акценты в маги?
By this Satanist sign the grovelling man was found by his complices. When they landed on
ческой сценографии бойсовских акций.
vast fields of Tavria, even their blood froze in the sight of such an atrocity. The heartbreaking moan
Понятно, что и сакральную жертву приносят по обе стороны линии разделения.
of a fox trembled in the air. Beuys ravished the fox, dishonoured him just of boredom, without
Бойс ? бесконечным расчленением и распылением тела собственной поэтики;
notice that this was that very Fox.
концептуальный дискурс, напротив, ? процедурой телесной инкарнации, перехода
‘What’s that?’ asked his fascist fellows.
текста в форму предметности, фактуры, орнамента, референтной тавтологии etc.
‘It might be a koyote’, said Beuys; and they flew away.
“Словом”, однажды барашек вырос, вышел из ящика и до сих пор бродит возле
замкнувшихся дверей.
Не стоит думать, что этот неизбежно печальный сюжет из недавнего прошлого имеет
только ретроспективный смысл. Закон единства и борьбы правого и левого полушарий
в современном искусстве продолжает уаспешно работать, и сегодня футуристическим
амбициям фото?электронной и компьютерной эстетики столь же очевидно проти?
востоят патетика ускользающей реальности тела и вавилонскую какофонию сонма
карликовых социолектов.
Возможно, история виртуального столкновения протагонистов, изложенная в духе
элегического гротеска, поможет лучше понять, какие потери в ближайшем будущем
понесет каждая из заинтересованных сторон.
In the end of war, trying to save his life, our cannibal surrendered to British troops, under the
name of Little Prince. So he went on with this nickname title, fooling people, maling new crimes
and diabolic ceremonies.
Like a kleine Zaches he reigned souls. What Hitler hasn’t done, Beuys did. A cult of immola?
tion and cannibalism fell over the world. All human values were mocked and insulted. The age of
rogues came. To gain success every villain needs an immolation lamb, pig or child. German spir?
it of cold and prudence got into the human children, defeating a joyous latin mood. it came to our
land also. Now matter how funny these zhirinovskies and limonovs may be, they are barbars and
cannibals. Therefore I conjure you: ‘People, be vigilant’. In the name of a good genius of Saint?
Exupery i conjure you.
Because one may better die then slip from the way of humanism, virtue and honour. A fried
nightingale won’t replace sausage for you. Glutton would be poisined with a fried nightingale.
God is in truth, not force.
Q


boyzcat.qxd  26/10/96 01:08  Page 2
A l e x a n d r a   O b u k h o v a
© XL Галерея, 1996
F a m i l y   M a t t e r s
© Константин Звездочетов & Сергей Епихин, 1996
© Александра Обухова, статья, 1995
‘Who do you like more, Beuys or Warhol?’
Макет: BOOQ DesignTM
Перевод: Сергей Хрипун
as heard from conversation between a critic and an artist
Иллюстрации: Константин Звездочетов
© XL Gallery, 1996
Authors of the project ? the critic and the artist ? propose you a conflict they’ve found
© Konstantin Zvezdochetov & Segei Epikhin, 1996
© Alexandra Obukhova, essay, 1995
between two mythological figures of the XX century art, Antoine de Saint?Exupery and
Design by BOOQ DesignTM
Joseph Beuys. Although the authors’ views on the subject differ, they have at least come to
Translated by Serge Khripoun
one common ground, that is the subject of discussion itself. Really, in the WW II the heroes
Illustrations by Konstantin Zvezdochetov
could have dashed against each other in the sky ? over Berlin or African desert, that does?
n’t matter ? as both served in the Air Force of the hostile armies. The authors also agree as
Видеофильм является частью выставки. © XL Video, Звездочетов & Епихин, 1996
for result of the fighting; both assume that romantic pilot Exupery, author of ‘Le Petit Prince’
Съемка Ирины Колесниченко. При участии Владимира Дубосарского
Videotrack ‘Coyote’ is part of the exhibition. © XL Video, Zvezdoxhetov & Epikhin, 1996
lost the battle with the fascist airman and the last modernist Beuys.
Camera by Irina Kolesnichenko. Starring Vladimir Dubosarsky
Nevertheless it’s obvious that the project by Zvezdochetov and Epikhin is nothing like
the illustration to historical drama. Famous aviators are needed to personify the opposition
Каталог издан ограниченным тиражом 500 экз.
of the forces engaged in central military campaign of contemporary art’s history. The artist,
Каждый экземпляр собран вручную.
who manages visual part of the exhibition, imagines the art generals as characters of com?
Верстка и дизайн: Quark XPress, Adobe Photoshop, Corel Draw
edy del’Arte where a benevolent hero (Exupery) is followed by his shadow in the face of
This catalogue is published in a very limited edition of 500 copies.
comic/cynic (Beuys; the critic considers his heroes were major figures in the battle of the?
Every copy is hand?bind.
Design and layout: Quark Xpress, AdobePhotoshop, Corel Draw
oretical abstractions. In the long run our duet exploits an eternal theme of rivalry of gener?
ations, of the fight between the new and the old, fathers and sons. Both in metaphorical ‘cri?
tique of cynical reason’ (Slotterdike) given by the artist, and in the art critic’s high?brow
> Ирине Кулик и Леониду Портнову за перевод текста Сергея Епихина на французский
и немецкий языки соответственно
thoughtfulness, Exupery and Beuys meet at an almost Freudian track ? like father like son.
> Якову ? за моральную поддержку
The scheme seems to be modernist, i.e. linear, hence mom was removed from the fam?
> Иосифу Бакштейну (ИСА, Москва) за техническую поддержку создания инсталляции
> to Irina Kulik and Leonid Portnov for translation of the text by Sergei Epikhin into French
ily polygon, as well as all kinship. But the unknown parent wanders somewhere behind the
and German respectively
curtain. Is she hidden under the heritage hat? And who’s she ? Duchamp or Warhol?
> to Jacob for spiritual support
> to Joseph Bakstein, ICA Moscow, for techical support of the installation
Каталог выпущен при финансовой поддержке Центра Современного Искусства, Москва
The catalogue is published with financial aid of Soros Center for Contemporary Art, Mosows
X L   ? ? ? ? ? ? ?
X L   G A L L E R Y
М о с к в а
R u s s i a ,   M o s c o w
Б . С а д о в а я ,   6
6   B o l s h a y a   S a d o v a y a   S t .
т ел / ф а к с   2 6 9   5 1 2 6
t e l / f a x   0 9 5 / 2 6 9   5 1 2 6
e ? m a i l :   x l i n s i d e @ r e d l i n e . r u
e ? m a i l :   x l i n s i d e @ r e d l i n e . r u
Q
Q


boyzcat.qxd  26/10/96 01:09  Page 3
K o n s t a n t i n   Z v e z d o c h e t o v
S e r g e i   E p i k h i n
T
w
o
 
p
l
a
n
e
s
N o n ? R u s s i a n   B o y z
When our favourits Preobrazhensky and Belyaev have shown their felt?boot plane, everybody
I am still Alive
had fun. Naturally, the boys are talented, Beuys is genius, the gallery is ‘Regina’, giving cham?
On Kawara
pagne... But I was upset. Sergei Bugayev came to me and said, ‘I understand you so much. This
man has bombed our cities, villages, kindergartens and hospitals, but even when he’s dead they
‘Russian boys’ got used to correct other’s geographic maps.
all dance to his tune.” That evening I sweared to bring parteigenosse Beuys’s misdeeds to light.
Non?Russian make their own ones, leaving correction for others.
Athough our traditions forbid to speak evil of the dead, memory of this vampire’s victims ivokes to
Author’s footnote
historical justice. So let’s recall everything ? his ‘HitlerJugend’ membership, and a ‘star march’ to
Social ? as well as natural ? history doesn’t sustain subjunctive mood. On the contrary, artistic prac?
Nuremberg, and burning Herson villages. And don’t forget the main thing: at a dark war night a
tices depend on this mode very much. As long as their main goal is (re)production of the possible unre?
Nazi pilot Joseph Beuys cruelly and cold?heartedly killed a man whose name associates with kind?
al, the aerial aesthetic encounter of two cultural heroes ? Exupery and Beuys ? might make a plot for the
inner mythology of contemporary art. Even more so, when demarcation of its own borders is the agony
motive. Lifelines of Exupery and Beuys really have mirror symmetry. Literature biography of the former
started with romantic texts and ended in a crash without any material trace. The latter’s history began with
a traumatic falling and finished with catastrophic overflow of refined material stuff brought to the art’s ter?
ritory by his agitated partisans. Both the Coyote’s interlocutor and the Little Prince’s attorney are defend?
ing the art’s opposite borders, best described with an antithesis: either all languages are in the world, or
the whole world is in the language. Knowing what’s the art doctrine opposite to Beuys’s practice, we may
easily recognize conceptualist aesthetics in childish drawings of the space odyssey’s author. ‘It’s not a hat’
? said the future pilot, showing (adults) a boa that swallowed an elephant, thus almost quoting Rene
Magritte’s famous ‘It’s not a pipe’. The story of the star king who reigns absolutely nominally, is close to
performative definition of art, given by Donald Judd, and to declaration by Robert Berry, from ‘Art &
Language’: ‘Every thing I know, which I’m not thinking about at the moment though, ? 1.36 P.M., June
15, 19969, New York’.
The same prophetic became Exupery’s ‘not?hat’ for Beuys’s poetics; this caused a mass exodus of
epigoni seducted by legalised easiness of changing the unique personal myth to banalities of private syn?
dromatics; and soon the ‘not?hat’ froze as if it really has swallowed an elephant. In this sense Beuys’s
dialogue with Coyote anticipates a grivous destiny of a sacral language that’s been unwarily trusted to the
world.
The iconoclastic practice of Conceptualism had the similar esoteric status. It’s noteworthy to men?
tion that the characters of ‘Le Petit Prince’, being lost in desert, make up a society of iconoclasts, finally
placing a desired lamb in a box, where he gains ideal completeness and freedom of the purely linguistic
being. The Logos’s empirical visuality of conceptualist tradition gets a symmetric response in a Eucharist
ness and humanity, poetry and refinement, spirituality and honour. There in the sky has died
accents of Beuys’s actions magic scenography.
Antoine de Saint?Exupery, slaughtered, he broke his wings in the North African desert. But the
It’s natural that the sacral immolation is given at both sides of the demarcation line. Beuys makes it
nasty fascist got injured too, lost his way and was shot down by glorious Soviet soldiers. His plane
through infinite vaporization of his own poetics body; conceptualist discourse through a bodily incarna?
fell in the steppe (this very moment is pictured in the paintings of Plastov and Deineka). Herr Beuys
tion procedure, when text shifts in a form of texture, pattern or referent tautology etc. In other words,
has read the works of his victim and he agonized in envy to his French counterpart. He knew what
once a lamb has grown, went out of the box and still hangs around the closed door.
Don’t think that this inevitably sad story from the recent past has only a retrospective sense. The law
to do, as criminals and paranoics don’t hesitate. Instead of dying honestly as a man, he was
of unity and struggle of the left and right hemispheres keeps working successfully in contemporary art;
clinching for his despicable life, doing new crimes. He was guided by the works of great
today futuristic ambitions of photo?electronic and computer aesthetics is obviously opposed by pathos
Frenchman.
of body’s slipping reality and Babylonian jam of dwarf sociolects.
First of all the fascist found a poor lamb, the one that was so touchingly described in ‘Le Petit
May this history of the virtual clash of protagonists help better understand what might any of the
Prince’, then killed him, rolled in his baby fat, drank his innocent blood and having muffled up in
interested party loose, in the nearest future.
his skin, crawled to lick wounds. This vampire crime saved the pilot’s life and strengthened his
belief in necessity of the evil. After the healing he performed a disgusting ritual: he gathered the
Q



boyzcat.qxd  26/10/96 01:10  Page 6
принца” в конечном итоге образуют как бы сообщество иконоборцев, в итоге помещая
lamb’s bones into a black box of his plane and squashed the box so that it looked like a black
взыскуемого барашка в ящик, где он обретает идеальную полноту и свободу чисто
square on a snowy field. Well, Joseph Beuys was a good student of his antihuman forebear. If
Malevich was just an ideologist of violence, robbery and suppression of every ardent idea, then his
лингвистического бытия. Запредельной эмпирической визуальности Логоса концепту?
disciple has brilliantly brought these ideas to life.
альной традиции достаточно симметрично отвечают евхаристические акценты в маги?
By this Satanist sign the grovelling man was found by his complices. When they landed on
ческой сценографии бойсовских акций.
vast fields of Tavria, even their blood froze in the sight of such an atrocity. The heartbreaking moan
Понятно, что и сакральную жертву приносят по обе стороны линии разделения.
of a fox trembled in the air. Beuys ravished the fox, dishonoured him just of boredom, without
Бойс ? бесконечным расчленением и распылением тела собственной поэтики;
notice that this was that very Fox.
концептуальный дискурс, напротив, ? процедурой телесной инкарнации, перехода
‘What’s that?’ asked his fascist fellows.
текста в форму предметности, фактуры, орнамента, референтной тавтологии etc.
‘It might be a koyote’, said Beuys; and they flew away.
“Словом”, однажды барашек вырос, вышел из ящика и до сих пор бродит возле
замкнувшихся дверей.
Не стоит думать, что этот неизбежно печальный сюжет из недавнего прошлого имеет
только ретроспективный смысл. Закон единства и борьбы правого и левого полушарий
в современном искусстве продолжает уаспешно работать, и сегодня футуристическим
амбициям фото?электронной и компьютерной эстетики столь же очевидно проти?
востоят патетика ускользающей реальности тела и вавилонскую какофонию сонма
карликовых социолектов.
Возможно, история виртуального столкновения протагонистов, изложенная в духе
элегического гротеска, поможет лучше понять, какие потери в ближайшем будущем
понесет каждая из заинтересованных сторон.
In the end of war, trying to save his life, our cannibal surrendered to British troops, under the
name of Little Prince. So he went on with this nickname title, fooling people, maling new crimes
and diabolic ceremonies.
Like a kleine Zaches he reigned souls. What Hitler hasn’t done, Beuys did. A cult of immola?
tion and cannibalism fell over the world. All human values were mocked and insulted. The age of
rogues came. To gain success every villain needs an immolation lamb, pig or child. German spir?
it of cold and prudence got into the human children, defeating a joyous latin mood. it came to our
land also. Now matter how funny these zhirinovskies and limonovs may be, they are barbars and
cannibals. Therefore I conjure you: ‘People, be vigilant’. In the name of a good genius of Saint?
Exupery i conjure you.
Because one may better die then slip from the way of humanism, virtue and honour. A fried
nightingale won’t replace sausage for you. Glutton would be poisined with a fried nightingale.
God is in truth, not force.
Q


boyzcat.qxd  26/10/96 01:09  Page 3
K o n s t a n t i n   Z v e z d o c h e t o v
S e r g e i   E p i k h i n
T
w
o
 
p
l
a
n
e
s
N o n ? R u s s i a n   B o y z
When our favourits Preobrazhensky and Belyaev have shown their felt?boot plane, everybody
I am still Alive
had fun. Naturally, the boys are talented, Beuys is genius, the gallery is ‘Regina’, giving cham?
On Kawara
pagne... But I was upset. Sergei Bugayev came to me and said, ‘I understand you so much. This
man has bombed our cities, villages, kindergartens and hospitals, but even when he’s dead they
‘Russian boys’ got used to correct other’s geographic maps.
all dance to his tune.” That evening I sweared to bring parteigenosse Beuys’s misdeeds to light.
Non?Russian make their own ones, leaving correction for others.
Athough our traditions forbid to speak evil of the dead, memory of this vampire’s victims ivokes to
Author’s footnote
historical justice. So let’s recall everything ? his ‘HitlerJugend’ membership, and a ‘star march’ to
Social ? as well as natural ? history doesn’t sustain subjunctive mood. On the contrary, artistic prac?
Nuremberg, and burning Herson villages. And don’t forget the main thing: at a dark war night a
tices depend on this mode very much. As long as their main goal is (re)production of the possible unre?
Nazi pilot Joseph Beuys cruelly and cold?heartedly killed a man whose name associates with kind?
al, the aerial aesthetic encounter of two cultural heroes ? Exupery and Beuys ? might make a plot for the
inner mythology of contemporary art. Even more so, when demarcation of its own borders is the agony
motive. Lifelines of Exupery and Beuys really have mirror symmetry. Literature biography of the former
started with romantic texts and ended in a crash without any material trace. The latter’s history began with
a traumatic falling and finished with catastrophic overflow of refined material stuff brought to the art’s ter?
ritory by his agitated partisans. Both the Coyote’s interlocutor and the Little Prince’s attorney are defend?
ing the art’s opposite borders, best described with an antithesis: either all languages are in the world, or
the whole world is in the language. Knowing what’s the art doctrine opposite to Beuys’s practice, we may
easily recognize conceptualist aesthetics in childish drawings of the space odyssey’s author. ‘It’s not a hat’
? said the future pilot, showing (adults) a boa that swallowed an elephant, thus almost quoting Rene
Magritte’s famous ‘It’s not a pipe’. The story of the star king who reigns absolutely nominally, is close to
performative definition of art, given by Donald Judd, and to declaration by Robert Berry, from ‘Art &
Language’: ‘Every thing I know, which I’m not thinking about at the moment though, ? 1.36 P.M., June
15, 19969, New York’.
The same prophetic became Exupery’s ‘not?hat’ for Beuys’s poetics; this caused a mass exodus of
epigoni seducted by legalised easiness of changing the unique personal myth to banalities of private syn?
dromatics; and soon the ‘not?hat’ froze as if it really has swallowed an elephant. In this sense Beuys’s
dialogue with Coyote anticipates a grivous destiny of a sacral language that’s been unwarily trusted to the
world.
The iconoclastic practice of Conceptualism had the similar esoteric status. It’s noteworthy to men?
tion that the characters of ‘Le Petit Prince’, being lost in desert, make up a society of iconoclasts, finally
placing a desired lamb in a box, where he gains ideal completeness and freedom of the purely linguistic
being. The Logos’s empirical visuality of conceptualist tradition gets a symmetric response in a Eucharist
ness and humanity, poetry and refinement, spirituality and honour. There in the sky has died
accents of Beuys’s actions magic scenography.
Antoine de Saint?Exupery, slaughtered, he broke his wings in the North African desert. But the
It’s natural that the sacral immolation is given at both sides of the demarcation line. Beuys makes it
nasty fascist got injured too, lost his way and was shot down by glorious Soviet soldiers. His plane
through infinite vaporization of his own poetics body; conceptualist discourse through a bodily incarna?
fell in the steppe (this very moment is pictured in the paintings of Plastov and Deineka). Herr Beuys
tion procedure, when text shifts in a form of texture, pattern or referent tautology etc. In other words,
has read the works of his victim and he agonized in envy to his French counterpart. He knew what
once a lamb has grown, went out of the box and still hangs around the closed door.
Don’t think that this inevitably sad story from the recent past has only a retrospective sense. The law
to do, as criminals and paranoics don’t hesitate. Instead of dying honestly as a man, he was
of unity and struggle of the left and right hemispheres keeps working successfully in contemporary art;
clinching for his despicable life, doing new crimes. He was guided by the works of great
today futuristic ambitions of photo?electronic and computer aesthetics is obviously opposed by pathos
Frenchman.
of body’s slipping reality and Babylonian jam of dwarf sociolects.
First of all the fascist found a poor lamb, the one that was so touchingly described in ‘Le Petit
May this history of the virtual clash of protagonists help better understand what might any of the
Prince’, then killed him, rolled in his baby fat, drank his innocent blood and having muffled up in
interested party loose, in the nearest future.
his skin, crawled to lick wounds. This vampire crime saved the pilot’s life and strengthened his
belief in necessity of the evil. After the healing he performed a disgusting ritual: he gathered the
Q


boyzcat.qxd  26/10/96 01:08  Page 1
X L ? ? ? ? ? ? ?
Q
9   ? ? ?   1 9 9 6
? ? ? ? ? ?

Document Outline

  • Cover
  • Drawing by Zvezdochetov
  • Rus essay by A.Obukhova
  • Essay (Rus) by K.Zvezdochetov
  • Essay (Rus) by S.Epikhin
  • Essay (Eng) by A.Obukhova
  • Essay (Eng) by K.Zvezdochetov
  • Essay (Eng) by S.Epikhin


Похожие:

Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconSermons163. qxd  15. 04. 2005  15: 15  Page 1

Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconDazyshen book qxd  26. 09. 2007  21: 47  Page 1
Введение  
Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconSborka11. qxd  05. 08. 2008  19: 24  Page 1
Главные события  
Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconCover qxd  10/16/07  19: 05  Page 1
Сдано в набор 25. 09. 07. Подписано в печать 16. 10. 07. Бум офсет. Формат 60 × 84/8
Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconMedok qxd  7/4/11  14: 42  Page 54
Чофицер ответил: «Флигель-адъютант Соковнин, по поручению министра по- течества»
Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconSi cover qxd  07. 11. 2007  19: 40  Page 3
Россия, 129226, г. Москва, ул. Сельскохозяйственная, д. 19,  При  ис поль зо ва нии  ма те ри а лов 
Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconVallen delamot new qxd  3/21/11  15: 20  Page 22
Академия «трех знатнейших художеств». В необходимости этого императрицу Мартынова
Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconSi cover qxd  19. 10. 2007  17: 54  Page 3
Оао «Связьинвест»; Некоммерческое партнерство «Центр исследования проблем развития телекоммуникаций»
Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconUsupov qxd  11/2/05  12: 05  Page 20
Юлия демиденко, Мария макогонова / by Yulia demidenko, Maria makogonova в доме Юсуповых собирали
Boyzcat qxd  26/10/96 01: 08  Page 1 iconКнига 34 Диалектическое обучение М о с к в а   2 0 0 5 Dialekt obuchenie qxd  13. 12. 2005  20: 27  Page 4 Серия брошюр «Библиотека культурно-образовательных инициатив»
...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница