Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного 




PDF просмотр
НазваниеКогда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного 
страница7/150
Дата конвертации19.02.2013
Размер2.3 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   150

Вспоминая  множество  церквей,  их  красоту  и  величие,  организацию 
службы  и,  вообще,  обряды,  я  сейчас  подумал,  что  кто-то  неглупый  при-
думал отделить церковь от государства, а потом и активизировать антире-
лигиозную  пропаганду,  на  равных  с  религией  бороться  было  бы  не  под 
силу.  
Наличие такого количества церквей, частные дома с хозяйствами, на 
мой взгляд -  это просто показатель патриархального, спокойного течения 
жизни. Я понимаю, что я был еще маленьким, и, тем не менее, я просто не 
помню даже разговоров о каких бы то ни было отклонениях от этого спо-
койного ритма (разве, что 37 год с его чисткой «врагов народа»).  
С  запада  на  восток  город  делился  на  две  не  совсем  равные  части 
достаточно  глубоким  оврагом,  по  дну  которого  протекала  малюсенькая 
речушка  Мордовка.  Там  пасли  скот  и  брали  глину  для  частного  строи-
тельства. Чуть подальше была белая глина, из которой мы лепили всякую 
всячину. С близлежа щих домов туда выгоняли гусей и уток, перегородив 
для них речушку (получалось что-то вроде маленького водоема). В городе 
была одна средняя школа, которая занимала два здания – «желтая школа»  
и  «белая  школа».  Была  одна  семилетка  на  Ленинской  улице  и  одна  на-
чальная  на  Пионерской.  Сейчас  в городе 15  школ  и  2  техникума.  В  моем 
городе были четыре средние школы.  
Мы  сначала  жили  на  Советской  улице  напротив  детского  сада.  Это 
был  большой  дом,  надо  полагать, принадлежавший  когда-то богатым хо-
зяевам  (комнат,  наверно,  на  десять).  Мы  с  мамой,  а  потом  и  с  отцом  и 
братом  занимали  две  комнаты.  В  войну  этот  дом  немцы  сожгли,  и  до 
восьмидесятых годов там был пустырь. Костя пишет, что к 50-летию По-
беды  там  оборудовали  какой-то  мемориал. Через  один  дом от  нас  распо-
лагалась милиция с большой конюшней (милиция тогда была конная), и я 
лет с семи-восьми ездил на лошадях верхом, когда их водили на водопой. 
А когда к ужасу своему об этом узнала мама, а потом все-таки смирилась, 
водил  (с  конюхом,  конечно)  лошадей  и  в  ночное.  Мы  собирали  хворост 
для  костра,  таскали  с  огородов  картошку,  даже  спутывали  лошадей.  Кар-
тошку пекли на углях и рассказывали всякие ужасы про домовых и ведьм. 
С  тех  пор  мне  нравилась  (и  я  умел)  верховая  езда  (разумеется,  уже  под 
седлом).  Я  и  до  сего  времени  помню  все  «лошадиные»  названия: уздечка 
и недоуздок, потник и супонь, путы и чересседельник, гужи, ухнали и да-
же «згу» (ни зги не видно). И до сего времени мне нравится запах сбруи, 
смазанной  дегтем.  Надо  сказать,  что  в  милиции  была  только  очень хоро-
шая  кожаная  со  многими украшениями  сбруя. За  лошадьми  и  всеми  эле-
ментами  седловки  и  упряжи  смотрели  добросовестно.  А чистка  лошадей 
скребком  и  щеткой  нам  доверялась  лишь  в  качестве  подготовительной. 
Сахар, конечно, таскали из дома.  
20 
 

Мне до сего времени помнится запах скошенного сена. Причем, мне 
кажется, что у нашего сена был какой-то свой «алексинский» запах. И мне 
и сейчас кажется, что я, как та собака-ищейка, у которой «верхний» нюх, 
дошел бы по запаху сена до алексинских лугов. А еще мне иногда снится 
конная пахота однолемешным плугом или сохой. Запах вспаханной земли 
и  множество грачей,  идущих по-хозяйски  за  плугом  и  выбирающих  чер-
вей. А летом во ржи так много васильков (почему-то они запомнились). 
Потом  наша  квартира  приглянулась  кому-то  из  начальства,  и  нас 
«переехали»  на  частную  квартиру.  Сняли  квартиру  на  1-й  Крапивной 
улице  у  Лискиных.  При  нас  он  женился.  У  нее был  сын  Анатолий.  А по-
том у них родился еще сын (мне кажется, Борис). Дом был «пятистенка» с 
большим  садом,  который  выходил  на  2-ю  Крапивную.  Мы  жили  во  вто-
рой половине с окнами во двор. По моим понятиям Лискин был крепким  
хозяином: в начале 30-х годов у них была лошадь, корова с теленком, две  
свиньи,  куры,  гуси.  Плюс  хозяин  работал  в  какой-то  артели. Часть  сада 
была занята под огород. Но где-то в середине 30-х годов его арестовали и 
…с  концами.  Мы  у  них  жили  до  36  или 37 года,  пока  не  построили  свой 
дом. Говоря о Лискине, я вспомнил бытовавшее тогда понятие «собствен-
ный  дом».  В  дореволюционной  литературе  даже  как  а дрес  упоминается 
«собственный  дом».  В  мое  время это  понятие  было уже  отголоском  про-
шлого, т.к. появилось новое: «все вокруг колхозное, все вокруг мое» (по-
том  это  стало  восприниматься  как  ничье).  А  тогда  к  этому  относились 
серьезно и гордились палисадниками и красиво оформленными фасадами. 
Собственный дом - это хорошо.  
После эвакуации, а вернулись родители в 44 году, они какое-то вре-
мя еще жи ли у тети Жени. Даже мы с Тоней были там во время моего от-
пуска.  Когда  же  родители  построили  небольшой  домик  и  переехали,  я 
почти в каждый приезд бывал у тети Жени. «Нашу» половину она прода-
ла  священнику.  Как-то  я,  будучи  уже  капитаном,  приехал  в  отпуск  без 
семьи и у тети Жени попал на Масленицу. Она познакомила меня с отцом 
Михаилом (он, наверно, на год или два  старше меня). Мы с ним под бли-
ны с красной икрой (помнится, очень хорошая «закусь») прилично выпи-
ли  и  пе ли  революционные  и  другие  совсем  не  священные  песни.  Костя 
писал, что тетя Женя давно умерла. 
Улица  Крапивная  соответствовала  своему  названию.  Несколько раз 
в  течение  дня  проезжали  повозки,  утром  и  вечером  гудел  пастуший  ро-
жок,  собирая  и  возвращая  стадо.  Коров  хозяйки  встречали  ласковыми 
словами  и  обязательным  кусочком  хлеба.  В  перерывах  между  этим  мы 
гоняли обручи, которые мы подбирали от рассохшихся бочек (сейчас дет-
ские  обручи  делают  из  пластмассы  красивыми  и  гладкими).  Кегли  и  кро-
кет я увидел позже, когда мы переехали в свой дом: там во многих домах 
21 
 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   150

Похожие:

Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  iconИнтервью Интервью с Эриком Олином Райтом: «Когда я только начинал свою деятельность, я был убеждён  в том, что марксизм раз и навсегда победит социологию…»
Вступительное слово главного редактора (В. В. Радаев)    5
Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  iconГерой ее романа
Она прилетает ко мне только в темноте. Поэтому за компьютер Алина садилась только вечерами, часов в восемь или в девять, а поднималась...
Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  iconВыражаем глубочайшую благодарность всем, кто помог претворить этот труд в реальность. Первая команда, сложившаяся, когда мы готовили первую совместную книгу
А еще нам стало ясно: только благодаря тому, как Мэри Сью Руччи помогала нам в издательстве, с поразительным искусством сочетая в...
Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  iconКак подготовить ребёнка к школе?
Важно, чтобы будущий школьник не только учился выполнять требования взрослых, но и начинал сам предъявлять к себе, проявлять личную...
Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  iconРоль уроков чтения в нравственном воспитании учащихся
...
Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  icon  Виктор Пелевин   Диалектика Переходного Периода из Ниоткуда в Никуда (Сборник)
...
Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  iconВ  докладе  я  обращал  внимание  и  еще  на  один  эпизод - когда 
Несколько наиболее выразительных изречений Бодуэн включил  в качестве «афоризмов и отрывков для чтения и перевода с польского  на русский» в свой учебник польского языка для русских (СПб.,...
Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  iconК истории реализма //Государственное издательство художественной литературы,, Москва, 1938
...
Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  iconАндрей Слюшкин представляет
Впрочем, «вы еще не до крови подвизались…», как писал апостол Павел. Но бороться тяжело, хоть ели б не дух уныния, все эти тяготы...
Когда я еще только начинал эти записи, то в качестве непременного  iconПамятка о пережитом. 
Прочитавшего эти записки я прошу отнестись к ним снисходительно,  ибо я не из "писучих людей" и эти решил написать просто для того...
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница