Серия «Милицейская история», книга 2




PDF просмотр
НазваниеСерия «Милицейская история», книга 2
страница141/141
Дата конвертации06.03.2013
Размер1.53 Mb.
ТипКнига
1   ...   133   134   135   136   137   138   139   140   141

слово. Даже больше верну, как скажешь. Я не забываю
тех, кто помогает мне, когда мне трудно. Отдай. Мне…
мне ничего больше не остается.
– Ты бы еще пулемет достал, а потом просить начал.
Знаешь, наверное, я такая дура, что отдала бы тебе их,
если бы ты попросил немного пораньше и по-другому.
И не пытался бы сам взять. А сейчас – сейчас, извини,
уже ничего не получится. Поздно. Ушел поезд.
– Что?! – сорвав левую руку с головы, Олег впился
взглядом в часы. – Тьфу, бля, не пугай! Отдай. Я тебя
прошу, не доводи, отдай по-хорошему. Позвони этому
своему приятелю, скажи, чтоб хватал машину и срочно
сюда летел. Ну, придумаешь что-нибудь!
– И не подумаю.
– Почему?
– Я не люблю людей, которые в ответ на хорошее в
душу срут.
Олег задумчиво посмотрел на Оксану, потом опять
перевел взгляд на часы. Секундная стрелка жизнера-
достно  прыгала  по  циферблату,  отсекая  столь  доро-
гие для него мгновения. Он потряс рукой и положил ее
обратно на затылок.
– Зря. У меня нет времени и нет другого выхода. Ты
все равно позвонишь этому своему приятелю, и он все
равно привезет и деньги, и это твое дурацкое письмо.
Только для вас это будет хуже. Ты говоришь, что не бо-
ишься меня. Херня все это! Просто ты не знаешь, что
 
 
 


с тобой может быть. Есть очень много способов заста-
вить человека что-то сделать. Очень много. Подумай,
стоит ли из-за своего упрямства и каких-то несчастных
четырех лимонов в двадцать лет становиться инвали-
дом?
Олег поднялся с кресла и взвел курок пистолета.
– У меня, действительно, нет другого выхода. Вре-
мени  не  остается,  а  я  рассчитываал  на  эти  деньги.
Очень рассчитывал. Сначала я прострелю тебе обе но-
ги, а потом начну сдирать ногти с рук. Думаю, уже на
втором пальце ты со мной согласишься. Если не рань-
ше. Деньги ведь дело наживное, а вот красоту тебе ни-
кто не вернет. Кстати, если стрелять через подушку, то
никто выстрела и не услышит. Да если и услышат – все
равно никто сейчас в ментовку звонить и не станет. Ну
что, начинаем?
–  Вот  эти  два  подъезда,  –  сказал  Костя,  медлен-
но, с первого этажа до последнего, разглядывая ряды
окон. – Скорее всего, вот этот.
Машину  они  поставили  немного  в  стороне,  чтобы
при случайном взгляде из окна она не бросалась в гла-
за. Петров убрал в «бардачок» магнитолу, запер двер-
цы и включил сигнализацию.
– Пошли?
– Пошли…
На каждом этаже было по четыре квартиры. Начали
с первого. Достав из карманов и выставив перед собой
 
 
 


удостоверения, принялись звонить во все двери. В од-
ной из квартир залилась лаем собака, но к двери никто
так и не подошел. В остальных стояла полная тишина.
Дима посмотрел на напарника, вздохнул и начал под-
ниматься по лестнице.
– Здравствуйте, милиция.
– Да? А почему вы не в форме?
Женщине было лет сорок пять. Она широко распах-
нула дверь и даже ступила обутой в меховой шлепа-
нец ногой на площадку, но на обоих оперов смотрела
с явным подозрением, категорически отказываясь ве-
рить, что перед ней действительно стоят сотрудники
милиции. Петров улыбнулся:
– Посмотрите, видите, здесь вот написано, что мы
– сотрудники уголовного розыска. Мы в форме редко
ходим.
– Да? Я без очков не вижу! А следователи, между
прочим, занимаются расследованиями и сидят в каби-
нетах, а не по лестницам болтаются! Что вам нужно?
– Мы хотели спросить… Вы здесь давно живете?
– Я? Давно! – ответила женщина так энергично, как
будто от продолжительности ее проживания в кварти-
ре зависело, уйдут незваные гости с миром или вло-
мятся к ней и начнут грабить. – А вот вас почему-то не
знаю!
– Да мы у вас раньше и не были, – продолжал улы-
баться Дима. – И сейчас вас надолго не задержим. Ска-
 
 
 


жите, пожалуйста, у вас тут проживает девушка по име-
ни Оксана? Может быть, не одна, а с молодым чело-
веком.
– У меня?
– Ну, почему обязательно у вас? В вашем доме…
– А почему вы тогда ко мне пришли?
– Да мы по всем квартирам ходим…
Видимо, Петров сказал что-то лишнее: его собесед-
ница вцепилась обеими руками в дверь и с грохотом
захлопнула  ее.  Целую  минуту  лязгали  замки,  потом
донесся крик: «Я сейчас в милицию позвоню!», и все
стихло. Дима задумчиво потрогал дерматиновую обив-
ку двери и повернулся к Ковалеву:
–  Может,  это  она  и  есть?  Только  постарела  ма-
лость…
Костя достал записную книжку, пролистал несколько
страниц.
– Так… Супруги Кабановы, Петр Григория и Алексан-
дра Ивановна, пятьдесят третьего года… Квартира од-
нокомнатная, вряд ли там кто-то прятался. В осталь-
ных никто не отвечает. Пошли выше?
– Пошли. Сейчас местные приедут, начнут нас за-
держивать.
– Вряд ли она позвонит. А надо было отделение пре-
дупредить,  что  мы  здесь  лазить  будем…  Так,  кто-то
есть! Милиция, откройте, пожалуйста!
Дверь моментально распахнулась, ударившись руч-
 
 
 


кой о противоположную стену. Костя отскочил в сторо-
ну, удивленно отмечая, что дверной проем пуст, и толь-
ко, опустив голову ниже, увидел застывшую на пороге
девочку лет восьми в ярком спортивном костюме и с
«чупа-чупсом» во рту.
– Привет, – Костя помахал удостоверением. – Позо-
ви родителей. Мы из милиции.
– А их дома нет. Вечером придут, – ответила девоч-
ка, с любопытством разглядывая гостей и продолжая
сосать конфету. – Наверное, в шесть часов.
– А ты что, одна дома?
– Одна.
– Так, – Костя мысленно выругался. – Значит, слу-
шай меня внимательно. Закрой дверь и ни-ког-да ни-
ко-му ее не открывай, если дома одна. Даже если и не
одна, все равно не открывай, пусть родители подходят.
Поняла? Ни-ког-да! И кем бы они не назывались: водо-
проводчик, сантехник, милиционер, хоть президент!
– Я же вижу, что вы из милиции, – девочка доела
конфету и теперь вертела в руках пластмассовую бе-
лую трубочку, не поднимая на взрослого глаз.
– Как ты это видеть-то можешь? Так что закрывайся
и к двери больше не подходи. Ясно?
– Ага.
– Ну все, до свиданья…
Костя прикрыл дверь и еще раз выругался. Пока он
общался  с  ребенком,  Петров  успел  переговорить  со
 
 
 


старушкой из соседней квартиры.
– Не знает никакой Оксаны, – вздохнул он, подходя к
следующей двери. – Говорит, наверху много молодых
живет, но все недавно въехали.
– Кто там? – донеслось из-за двери.
– Милиция.
– А зачем? Мы вас не вызывали.
– Мы сами пришли. Поговорить с вами нужно.
– Ну, я вам не открою. Надо – так говорите так, а мне
от вас ничего не надо. Я паспорт потерял, так потом
целый месяц в отделение бегал. Спрашивайте, что вам
надо?
– Так не могу же я на весь дом кричать!
– Не знаю, мне от вас ничего не надо. Вам надо –
вы и кричите! Или повестку присылайте, тогда приду.
А так вы не имеете права!
– Да мы по всем квартирам ходим…
– Не знаю, где вы ходите, но я вас не пущу… Не хва-
тало мне еще милиции.
Костя заглянул в свой блокнот, нашел нужную запись
и тронул Диму за рукав: квартира явно не представля-
ла интереса с точки зрения розыска Олега, и тратить
время на переговоры с хозяином не стоило.
– И вообще, без адвоката я с вами говорить не бу-
ду, – донесся до оперов победный голос, когда они уже
начали подниматься на следующий этаж.
Дима остановился, посмотрел в сторону неприступ-
 
 
 


ной двери, сплюнул и пробормотал: «Чтоб ты сдох, ко-
зел!»
Стрелять по ногам не пришлось, хотя Олег был го-
тов пойти и на это – пятичасовой поезд на Петербург
казался ему волшебной палочкой, способной решить
все его проблемы, и препятствия в виде несговорчивой
девчонки не могли остановить его. Избив свою бывшую
подругу, он связал ей руки ремнем и, присев на диван,
торопливо перекурил.
– Плоскогубцы, кажется, в ванной лежат, – сказал он,
выходя в коридор.
Он почти сразу нашел подходящие для его цели ку-
сачки, но, стремясь оказать психологическое воздей-
ствие и все-таки избегнуть крайних мер, долго еще пе-
редвигал коробки и гремел банками, яростно матерясь
и комментируя свои предстоящие действия. Цель ока-
залась достигнутой, и, когда он щелкая инструментом,
вернулся в комнату, Оксана начала просить прощения
и обещать, что все сделает так, как от нее требуется.
Убедившись, что воля девушки сломлена и ждать от
нее сюрпризов не придется, он перенес из коридора
телефон и развязал ей руки.
– Я знал, что ты поймешь все правильно. Извини,
но  мне  не  оставалось  другого  выхода,  слишком  уж
большая ставка. Я тебе потом все верну. Сейчас по-
звонишь, но только не говори ничего лишнего. – Олег
ткнул ей в бок ствол пистолета. – Жизнь стоит дороже
 
 
 


каких-то несчастных бумажек… Даже если ты его пре-
дупредишь – ну, крикнешь что-нибудь о том, что тебе
нужна помощь, или еще что-нибудь, то я успею тебя
шлепнуть и спокойно уйти отсюда, прежде чем менты
появятся. Я этого не хочу, но и жалеть тебя не стану.
Поняла?
– Я все поняла.
– Ну и умница. Давай, звони. Будешь себя нормаль-
но вести – и ничего с вами не случится. А так – и ты по-
страдаешь, и ему достанется. Поняла? Звони! Где он,
кстати, живет?
– На Лабораторной.
– Значит, минут за двадцать доберется, – Олег по-
смотрел на часы. – Черт, тяжко уже со временем.
Телефонный аппарат Оксаны имел отводную трубку,
и Олег смог полностью контролировать разговор. Па-
вел, приятель Оксаны, долго не хотел приезжать, наме-
кая, что занят сейчас делом куда более интересным,
но в конце концов его удалось уговорить, и он обещал
поймать такси и прибыть уже через четверть часа. Ни-
чего настораживающего Олег не заметил и, когда Ок-
сана повесила трубку, похлопал ее по плечу:
– Молодец! Так бы сразу, а то ломалась, и себе, и
другим проблемы строила. Ну зачем тебе это надо бы-
ло?Не отвечая, Оксана отвернулась к столику и потяну-
лась за сигаретами. Олег задумчиво посмотрел на ее
 
 
 


затылок и, подчиняясь внезапно принятому решению,
ударил рукояткой пистолета.
Оксана беззвучно сползла с дивана на пол.
– Так оно лучше будет, – пробормотал Олег, садясь
на нее сверху и заново спутывая ремнем запястья.
Оттащив девушку в угол комнаты, он вышел в кори-
дор и начал торопливо приводить обстановку в поря-
док.
Четкого плана действий у него не было, но послед-
няя победа окрылила его, он почувствовал вкус своего
успеха и был уверен, что оставшийся барьер не ока-
жется слишком высоким.
Закидывая в шкаф пустые коробки, обувь и одежду,
он вспомнил Марата и усмехнулся. Жалкий неудачник!
Все, что он мог, – это сидеть в кабаке и строить гранди-
озные планы. А для настоящего успеха нужны не толь-
ко мозги, но и сила, и воля, и удача. Все это есть у него,
и потому-то именно он, несмотря на все ошибки, сумел
извлечь из них уроки и теперь добьется своего. Оста-
лось совсем немного.
Когда он закинул в шкаф последнюю коробку и за-
крыл створку, в дверь позвонили. Торопливо осмотрев-
шись кругом и убедившись в отсутствии явного беспо-
рядка, он поправил пистолет и пошел открывать.
Проходя мимо зеркала, он оглянулся в него и не смог
сдержать довольной улыбки.
– Из милиции? – пожилая женщина недоверчиво по-
 
 
 


смотрела на оперов, медленно переводя взгляд с од-
ного на другого. – Что-то я вас раньше не видела.
– Мы не из этого района, – Дима широко улыбнул-
ся. – Но суть не в этом. Мы ищем девушку по имени
Оксана. Она живет где-то в этом доме, скорее всего –
в вашем подъезде. Возможно, не одна, а с молодым
человеком. Не припоминаете такой?
– Молодая она?
– Лет около двадцати, – Дима виновато развел рука-
ми. – К сожалению, подробнее и сами не знаем.
– Оксана… Покажите-ка еще раз свое удостовере-
ние! Что ж вы, до сих пор лейтенант?
Почти год назад Петров стал уже старшим лейтенан-
том, но заменить вкладыш в удостоверении до сих пор
не удосужился.
– Я еще не старый, просто так выгляжу, – Дима ре-
шил не вдаваться в подробности.
– Оксана у нас, кажется, действительно живет. Слы-
шала я такое имя. Я ведь раньше тут почти всех жиль-
цов  знала,  это  сейчас  много  новеньких  понаехало…
Она, мне кажется, тоже недавно вселилась. Кто-то го-
ворил про нее. Но плохого ничего сказать не могу!
– Да бог с вами, почему обязательно плохое? Нам
просто адрес ее никак не найти!
– Да? Что ж получается, она не прописана?
– Получается, что так. Но ничего страшного в этом
нет, никто ее за это наказывать не собирается.
 
 
 


Видимо, Дима так и не убедил свою собеседницу в
отсутствии у него злых намерений, и разговор закон-
чился безрезультатно.
Так же безрезультатно опера прошли еще два этажа,
а потом остановились на площадке перекурить.
– Еще четыре осталось, – сказал Дима, выбрасывая
пустую пачку.
– И соседний подъезд, если в этом не найдем, – до-
бавил Костя. – Но, по-моему, где-то здесь она. Имя-то
достаточно редкое, но уже двое его вспомнили. Сколь-
ко у нас осталось? Шестнадцать квартир… Ну что, по-
шли?
– Что ты меня вечно торопишь-то? Пошли, пошли…
– Дима выбросил окурок в окно. – Черт, пить хочется.
Спроси у кого-нибудь стакан лимонада. У тебя лицо до-
верие внушает, и в «ксиве» капитан целый написан.
– Лучше водки. Правдоподобнее выглядеть будет.
Они снова принялись обзванивать квартиры. Петро-
ву открыл седой мужчина с напильником в руке, а Ко-
сте – накачанный молодой человек с короткой стриж-
кой и наглыми глазами. Бросив короткий взгляд на удо-
стоверение, он ухмыльнулся и крикнул в глубину квар-
тиры:
– Ленка, сделай потише! Тут к нам из ментовки по-
жаловали.
Обернувшись к Ковалеву, он ухмыльнулся еще шире
и спросил:
 
 
 


– Извините, вам не обидно, что я так сказал? Но так
ведь все говорят!
– Не обидно. Давно здесь живете?
– Не-а, – ухмылка стала еще шире.
– Как вообще подъезд, спокойный?
– Ну.
Парень  стоял  в  коридоре  квартиры,  но  перегнул-
ся через порог, облокотившись рукой на распахнутую
дверь. Костя задумчиво посмотрел в его лицо, чувствуя
нарастающее желание изо всей силы ударить в пры-
щавый, с плохо выбритой щетиной массивный подбо-
родок. Вздохнул.
– Большое спасибо.
– Да не за что, – парень постарался придать лицу
серьезное выражение, но не сдержался и опять широ-
ко ухмыльнулся.
– Маленький совет, – Костя придержал начавшую за-
крываться дверь. – Выпендривайся поменьше. Иногда
это вредно бывает.
– Ага, – парень рывком захлопнул дверь. Костя вы-
ругался в его адрес почти теми же словами, которые
донеслись из квартиры.
Дима уже закончил разговор и звонил в следующую
дверь.
– Живет, – возбужденно сказал он, поворачиваясь к
напарнику. – Точно живет. На восьмом или на девятом.
И парень у нее несколько дней назад был. Я показал
 
 
 


фотографию, говорит, похож!
– Кто? – донесся требовательный голос.
– Милиция! – нетерпеливо крикнул Дима и торопли-
во закончил: – Здесь одна бабулька живет, она точно
должна знать.
– Милиция? Одну минуту!
«Бабульке» оказалось лет шестьдесят пять. Она бы-
ла ярко накрашена, одета в малиновые брюки и сире-
невую куртку от спортивного костюма и курила длин-
ную сигарету в мундштуке.
– Заходите, если вы из милиции.
– Да мы на минутку.
– Заходите, не буду же я вас на лестнице держать!
Опера, потоптавшись на вытертом половике, зашли
в  квартиру.  Кроме  хозяйки,  в  коридоре  их  встретили
два здоровенных рыжих кота и болонка.
– Здравствуйте, у нас к вам всего пара вопросов, –
привычно  начал  Дима.  –  Простите,  как  вас  по  име-
ни-отчеству?
– Валентина Петровна. Да, Валентина Петровна Со-
луянова, такая вот редкая фамилия… А вы кто по зва-
нию будете?
– Старший лейтенант. Валентина Петровна, у нас…
– У меня первый муж тоже был военный. Только он
до полковника дослужился. Ну, да у вас еще все впе-
реди!
– Спасибо. Ва…
 
 
 


– А коллега ваш, он кто, тоже старший лейтенант?
– Нет, он – целый капитан. Вален…
– Да что же вы стоите-то? Проходите в комнату, са-
дитесь! Приятно, что милиция не оставляет нас своим
вниманием. Подождите, я сейчас приготовлю кофе. Вы
же на службе, вам ничего крепче нельзя…
– Нет-нет-нет, спасибо огромное за кофе, но – в дру-
гой раз. Мы…
–  Ну,  не  могу  же  я  вас  просто  так  отпустить!  Про-
стите, но это с моей стороны будет просто невежливо.
Проходите! Обувь можете не снимать.
– Спасибо, но – в другой раз. Сейчас мы, к сожале-
нию, очень торопимся. Если вас не затруднит, то на-
лейте просто стакан воды, холодной.
– Простой воды?
– Да, просто воды.
– Я вас компотом угощу, – с победным видом реши-
ла Валентна Петровна и, дымя своей огромной сигаре-
той, удалилась на кухню. Оба кота, мяукая, затрусили
следом. Опера переглянулись.
На  кухне  долго  звенели  кастрюли  и  переливались
какие-то жидкости, а потом Валентина Петровна вер-
нулась, неся перед собой две налитые до краев круж-
ки.– Спасибо, очень вкусно, – Дима в два глотка осушил
и отставил, в сторону свою. – Валентина Петровна, у
нас к вам всего один вопрос…
 
 
 


– Да, я вас внимательно слушаю!
– Вы ведь давно здесь живете и всех знаете. Как нам
Оксану найти?
– Да я не так уж и давно здесь живу, всего-то лет
шесть… Или уже семь?
– Да это и не так важно, – Дима попытался направить
разговор в нужное русло, но безуспешно.
– Даже, наверное, больше семи… Я сюда въехала в
январе восемьдесят восьмого. Да, уже семь с полови-
ной лет получается! А до этого я жила в Правобереж-
ном районе, на Рентгена. Там еще милиция недалеко.
Вы ее, наверное, знаете…
– А Оксана…
– А Оксану очень просто найти, – Валентина Петров-
на  пожала  плечами,  одновременно  выпустив  огром-
ный клуб дыма. – А вы почему не пьете, товарищ ка-
питан?
– Пью, – Костя героически сделал еще один глоток
бледно-розовой кисловатой жидкости.
– А она что, натворила что-нибудь?
– Нет, простая формальность.
– А-а, а то я и думаю: такая хорошая девушка, спо-
койная, вежливая. Здоровается всегда. Хотя к ней ча-
сто приезжают молодые ребята такой, знаете ли… э-э-
э… устрашающей, я бы сказала, наружности.
– Бандиты?
– Что? А-а, да-да, правильно, на вид – настоящие
 
 
 


бандиты, но ведь по внешности нельзя судить…
– Так где, вы говорите, она живет?
– А на последнем этаже! Или на восьмом? Да, точно,
на последнем! Квартира – дверь напротив моей, такая
серая, железная, с глазком.
– Не знаете, дома она сейчас?
– Так давайте я ей позвоню! – с совершенно неожи-
данной прытью Валентина Петровна мотнулась к теле-
фону, едва не раздавив болонку.
– Нет-нет, подождите! Не надо! – Дима двинулся сле-
дом и зацепился ногой за вынырнувшего откуда-то сбо-
ку кота. – Не надо звонить!
– Да? Ну, как скажете… – Валентине Петровне очень
хотелось позвонить, она даже успела набрать три пер-
вых цифры номера, но все-таки остановилась и, тяже-
ло вздохнув, положила трубку.
– Вы не знаете, она сейчас одна живет?
– Ну, этого я уж не знаю! Девушка она видная, и мо-
лодых людей у нее много бывает, заходят… Бывает,
что и поздно приходят, на машинах ездят… Но кто у
нее сейчас – этого я уже не знаю. Вам об этом лучше
Свету спросить. Она должна знать.
– Какая Света?
– Да Света, подружка ее! Она на восьмом этаже жи-
вет, квартира – как раз над моей. У нас ведь седьмой
этаж не жилой.
– Что, совсем не жилой?
 
 
 


– Совсем. Там все квартиры какой-то бизнесмен ску-
пил, говорят, будет там сам жить и охрану свою посе-
лит, но пока еще не переехал. Даже ремонт не начали.
А Света Оксану хорошо знает. Они хоть и не подружки,
но ровесницы, да и живут рядом. Вы у нее спросите,
она скажет. Она как раз дома, минут сорок назад захо-
дила, я видела.
Несостоявшийся  телефонный  разговор  каким-то
странным  образом  подействовал  на  Валентину  Пе-
тровну. Ее интерес к беседе начал стремительно уга-
сать. Она пнула ногой одного из своих котов, назойли-
во просившего обед, и перестала следить за тем, как
Костя допивает компот. Дима задал еще несколько во-
просов, но было похоже, что ничего полезного узнать
больше не удастся, и опера поспешили закруглить раз-
говор.
Костя поставил опустевшую кружку.
– Спасибо вам огромное, вы нам очень помогли. До
свидания.
Озабоченная какими-то своими мыслями, Валенти-
на Петровна попрощалась сухо и, не закрывая дверь,
долго стояла на пороге, наблюдая, как опера поднима-
ются по лестнице.
– Ну, попить ты нашел, – сказал Костя. – А теперь, у
этой Светы, в туалет будешь проситься?
– Кстати, не помешало бы. Надо было у Петровны
сходить, она душевная тетка. Если уж в комнату так
 
 
 


звала, то в сортир сходить – точно разрешила бы. Не
пора в отдел звонить?
– Рано. Поговорим со Светой, а там видно будет. По-
смотри, этаж действительно нежилой, все двери опе-
чатаны.
Когда  они  подошли  к  площадке  между  седьмым  и
восьмым этажами, снизу донесся отчаянный голос Ва-
лентины Петровны:
– Товарищ лейтенант! Товарищ старший лейтенант!
От неожиданности Дима вздрогнул:
– Чего она так кричит-то?
– Товарищ старший лейтенант!
–  Черт,  да  она  так  весь  подъезд  перепугает,  –  Ди-
ма остановился и посмотрел вниз, между лестничны-
ми пролетами. – Подожди, я сбегаю, успокою ее.
– Я пока к Свете постучусь.
– Подожди, вместе пойдем, – отозвался Дима, сбе-
гая по ступеням.
– Зачем время терять? – Костя начал подниматься.
По лицу Валентины Петровны было видно, что про-
изошло  что-то  ужасное.  Она  стояла  на  площадке  и
нервно прикуривала сигарету. Один из котов выбрался
из квартиры и обнюхивал перила.
– Товарищ старший лейтенант, я… Вы только не ру-
гайтесь, пожалуйста!
– За что? Объясните, что случилось!
– Я… простите меня, пожалуйста! Я же не специаль-
 
 
 


но.– Да что случилось-то, Валентина Петровна?
– Понимаете, я даже сама не понимаю, как я так…
У Димы мелькнула догадка:
– Вы что, все-таки позвонили?
– Что? А, нет…
На восьмом этаже скрипнула, отворяясь, дверь. Ди-
ма посмотрел наверх.
– Да говорите же вы, ради бога, что у вас произошло!
– Я… Понимаете, я все перепутала. У меня сегодня
с утра голова болела, я из-за дочки вчера напережива-
лась…
Дима почувствовал, как у него похолодела спина.
– Что вы перепутали?
– Я не специально!
– Что, что вы напутали? Да скажите же вы, наконец!
– Это Оксана живет на восьмом, а Светочка – на де-
вятом. Я все перепутала! И это Оксану я видела в окно!
Я их все время путаю…
Не дослушав, Дима развернулся и бросился вверх
по лестнице. Преодолев один пролет, он услышал, как
на восьмом этаже с грохотом закрылась дверь.
Судя по голосу собеседника Оксаны, Олег предпо-
ложил, что ему должно быть около тридцати лет. Пре-
жде  чем  открыть  дверь,  он  погасил  в  коридоре  свет.
Увидев, в полутьме, стоящего на площадке мужчину,
он невольно улыбнулся: по своему внешнему виду и
 
 
 


возрасту тот вполне соответствовал ожиданиям.
– Привет. Заходи, мы уже заждались, – вполне до-
брожелательно сказал Олег и отступил в сторону, даже
повернулся вполоборота к гостю, демонстрируя свои
миролюбивые намерения.
За последнее время Олег сильно изменился и те-
перь  мало  походил  на  свою  фотографию,  имевшу-
юся  в  распоряжении  оперов.  Костя  не  узнал  его  и,
кроме того, не предполагал, что Валентина Петровна
ошиблась. Несколько удивленный неожиданным раду-
шием и бесстрашием хозяев, он вошел в коридор, сжи-
мая в руке удостоверение.
– Подожди, я закрою, – пробормотал Олег, протис-
киваясь мимо него к двери и щелкая замками.
Костя почувствовал опасность, но, не уверенный до
конца в том, что произошла ошибка, промедлил. Олег
отошел назад и встал посреди коридора, уперев руки
в бока. Свет из кухни упал на его лицо, и все стало на
свои места.
–  Принес?  Извини,  Оксанка  выскочила  к  подруге,
просила, чтобы я все забрал. Чтоб тебя не задержи-
вать!
Костя прикинул расстояние. Метра три… Если Олег
безоружен, то можно успеть. Черт, здоровый он, оказы-
вается, кабаняра.
– Чего ж она меня-то не дождалась? – недовольно
пробормотал Костя. – Договаривались ведь.
 
 
 


– Извини, старик, так уж получилось, – Олег улыб-
нулся, но не изменившие выражения глаза выдали его
огромное  внутреннее  напряжение.  –  У  них  какие-то
свои, женские, тайны. Извини, что в комнату не пригла-
шаю, там у нас бардачок маленький. Сам понимаешь,
вчера отмечали немного.
Костя понимающе кивнул:
– Знаю, у самого повод был. Тебя как зовут-то?
– Игорь.
– Меня – Костя.
Это было ошибкой. Олег помнил, как звали собесед-
ника Оксаны, и в глазах его мелькнуло недоумение. Он
не смог оценить ситуацию сразу и, в ответ на протяну-
тую руку Ковалева, шагнул навстречу, но уже был готов
к неожиданностям.
Костя схватил его за запястье и рванул на себя, од-
новременно дергая рукой вверх и в сторону, а правой
ногой нанося удар по голени противника. Но Олег на-
пряг мышцы и рванулся назад, приседая. Костин боти-
нок скользнул по бедру, не причинив вреда, а сам он
потерял равновесие.
Они упали на пол. Олег поджал ноги, пытаясь уда-
рить ими Ковалева в живот и перебросить через себя,
но Костя раньше, со всей силы, врезал ему по челю-
сти, а потом локтем по носу. Голова Олега врезалась
в паркет, но он только захрипел и ткнул опера кулаком
под ребра. Удар был точный, но не сильный, и Костя,
 
 
 


оторвавшись от противника, ответил несколькими уда-
рами по голове. Лицо Олега залила кровь, а движения
его утратили четкость и быстроту, но сознания он не
потерял. В напавшем на него мужике он видел послед-
нее препятствие на пути к спасению, и это придавало
ему дополнительные силы. Глухо зарычав, он сбросил
Ковалева с себя и откатился в сторону, пытаясь выдер-
нуть из-за пояса пистолет. Вскочив, Костя пнул его но-
гой в живот, но Олег успел схватить его за ступню и под-
сек опорную ногу. Костя полетел на пол, ударившись
головой о стенку.
В этот момент в дверь позвонили. Олег замер, пы-
таясь оценить новую опасность, и Ковалев успел сно-
ва подняться. Его шатнуло, перед глазами вспыхнули
яркие круги.
– Откройте, милиция! – донесся с площадки дикий
вопль Петрова.
– Сука, ментов за собой привел! – взревел Олег, под-
бираясь пальцами к запутавшемуся в рубашке писто-
лету.
– У него оружие! – крикнула из комнаты Оксана. В
тот же миг «ТТ» оказался в руке Олега.
– Вот вам, бляди! – оскалился он разбитым ртом, пы-
таясь взвести курок.
Костя прыгнул к нему. Он хотел выбить пистолет, но
Олег, бессвязно матерясь и пуская кровавые пузыри,
успел отдернуть руку и резво ударил обеими ногами,
 
 
 


целясь оперу в живот. Костя закрылся локтями, но пе-
чень все-таки пронзила острая боль. Он согнулся, чув-
ствуя, что теряет темп, и попытался перехватить щи-
колотки противника. Перекатившись на бок, Олег вы-
рвал левую ногу и ткнул Ковалева в подбородок. Отво-
рачивая голову, Костя ответил ударом в промежность,
но его ботинок лишь царапнул по бедру Олега, который
дернулся в другую сторону и сумел освободить вторую
ногу. Одновременно с этим он сумел все-таки взвести
неподатливый курок. Чуть приподняв руку, он вдавил
спуск.
В небольшом замкнутом пространстве квартиры два
выстрела произвели оглушающий эффект. Первая пу-
ля насквозь пронзила входную дверь и выбила глазок в
квартире напротив, вторая ударила в косяк, расщепив
напополам и сорвав со стены наличник.
Костя рухнул на пол. Увидев перед собой голову про-
тивника он, не раздумывая, ткнул пальцем в глаз.
На  лестнице  раздался  грохот  –  Дима  дважды  вы-
стрелил в замок, а потом врезал по двери ногой. По-
сыпались щепки, и почему-то именно в этот момент в
комнате отчаянно закричала Оксана.
Олег еще раз выстрелил в дверь и опустил пистолет.
В нескольких сантиметрах от своей головы Костя уви-
дел дрожащее черное отверстие.
На  мгновение  все  замерло.  Звуки  отдалились,  и  в
голове  Ковалева  прошла  совершенно  четкая  мысль:
 
 
 


«Все, допрыгался. И какого хрена мне надо было? Все
равно, одной ногой уже на гражданке…».
В следующую секунду Костя ударил Олега по горлу и
тут же, глядя на его окровавленное, с одним открытым
глазом оскаленное лицо, понял, что это бесполезно, а
ничего другого он уже не успеет.
Ствол пистолета шевельнулся и теперь смотрел ему
точно в лоб. Косте показалось, что он слышит, как при-
шел в движение ударно-спусковой механизм, готовясь
выплюнуть ему в лицо несколько граммов горячего ме-
талла.
С треском вылетела входная дверь и в коридор, сжи-
мая обеими руками выставленный перед собой «ПМ»,
ввалился Петров. Он увидел Олега с поднятым писто-
летом и успел прицелиться, но замешкался с выстре-
лом, боясь попасть в друга. Рука Олега обессиленно
рухнула на пол, но в последний момент палец успел-
таки вдавить спусковой крючок.
Дима вскрикнул и осел на пол.
Костя так и не смог понять, каким образом он оказал-
ся на Олеге и успел перехватить снова начавшую под-
ниматься руку с оружием. Совершенно спокойно и рас-
четливо он ударил во второй, неповрежденный глаз, а
потом, ломая пальцы, отобрал у противника оружие.
Схватив «ТТ» как молоток, он, не задумываясь, вогнал
ствол Олегу в рот.
– Пи…ц тебе, сука, – прошептал он, обхватывая ру-
 
 
 


коятку и кладя палец на спуск.
– Стоять, милиция! – донесся с лестницы, еще изда-
лека, истошный вопль, сопровождаемый щелчком пе-
редергиваемого автоматного затвора. – Всем стоять!
Совершенно спокойно Костя отметил, что кто-то из
жильцов все-таки позвонил по «02», закрыл глаза и по-
тянул спусковой крючок.
Курок сорвался с боевого взвода и упал на ударник,
но выстрела не произошло. Услышавший характерный
щелчок Олег замычал и попытался отдернуть голову,
но Костя вогнал пистолет еще дальше и пресек эту по-
пытку.
–  Бросай  оружие,  стреляю!  –  донесся  из-за  спины
перепуганный голос.
Костя обернулся.
На площадке замерли две фигуры в синей форме и
пятнистых бронежилетах. Один держал автомат, дру-
гой – пистолет и дубинку. «Зачем она ему нужна?» – не
к месту подумал Ковалев.
– Спокойно, я свой. Угрозыск Правобережного РУВД,
капитан Ковалев.
«Бывший капитан, теперь уже точно – бывший», –
мелькнуло в голове.
– Бросай оружие!
– Брошу.
Костя выдернул «ТТ», задумчиво посмотрел на не-
го, протер рукавом места, которых касался, и отбросил
 
 
 


оружие в сторону. Встал.
– Уберите его! – заорал Олег с неожиданной силой. –
Это псих, он напал на меня! Уберите, я все скажу!
– Заткнись, – негромко сказал Костя, и крик оборвал-
ся. – Надо срочно «скорую». Тот раненый – мой кол-
лега. Я сейчас достану удостоверение, только не при-
стрели меня при этом…
Автоматчик продолжал целиться в него, а второй, от-
ложив дубинку, достал рацию.
Карман,  в  котором  обычно  хранилось  удостовере-
ние, оказался пуст, и Костя вспомнил, что перед нача-
лом драки держал его в руке. Наверное, отлетело ку-
да-то…
Дима открыл глаза, посмотрел на свой залитый кро-
вью пиджак и попробовал подняться. Пистолет выва-
лился из его руки и упал на паркет. Костя шагнул к нему.
– Стоять! – ствол автомата дернулся.
Не обращая внимания, Костя присел рядом с дру-
гом. Дима криво улыбнулся.
– Кажется, обошлось…
– Конечно, обойдется! – осторожно отогнув пиджак,
Костя  попытался  определить,  куда  попала  пуля.  На
первый взгляд, рана казалась неопасной. – В мякоть
попала… Навылет. Ерунда, через месяц уже забудешь.
– Хорошо, что я толстый, – Дима закрыл глаза и при-
валился к стенке.
Откуда-то  издалека  донесся  и  стал  стремительно
 
 
 


нарастать вой сирен. К ним спешила не одна машина.
–  Сейчас  врач  будет…  –  Костя  тронул  Петрова  за
плечо. – И… Спасибо тебе!
Сирены взвыли в последний раз, а спустя минуту на
лестнице раздался топот многих ног.
Петров опять открыл глаза и попытался сесть.
– Забери «ствол», в больнице он мне ни к чему. И
машину отгони, помнишь, где у меня стоянка? Черт, бо-
лит все-таки…
Ранение оказалось неопасным, хотя прошедшая на-
вылет пуля зацепила не только мягкие ткани. Петрова
поместили в палату Окружного военного госпиталя, и
Костя, после завершения формальностей, связанных
с задержанием Олега Рубцова и перестрелкой, снова
заехал к нему.
В палате было душно и пахло медикаментами. Дима
выглядел неплохо, хотя правую часть груди скрывала
огромная повязка. Лежа на спине, он читал какую-то
газету.
Костя  присел  рядом  на  шаткий  стульчик,  выложил
на тумбочку несколько пачек сигарет и нехитрый набор
продуктов,  вопросительно  посмотрел  на  друга.  Дима
понял правильно:
– Бутылку принес? Это хорошо. Давай по чуть-чуть.
Посмотри в тумбочке, там пара стаканов валялась.
– А тебе можно сейчас? – Костя вытащил из пакета
бутылку, сорвал металлическую пробку.
 
 
 


– Можно, конечно! Даже нужно. Наливай!
В палате лежали еще двое больных. От предложе-
ния не отказался никто.
– Плохо, не вовремя все это, – сказал Дима, закусы-
вая соленым огурцом.
– Это никогда вовремя не бывает, – угрюмо отозвал-
ся его сосед, вернувшийся из Чечни майор артилле-
рии.
– Я не про то… Костик, наливай еще, не жди. Черт,
больше недели они меня тут не продержат. Надо ведь
и с твоим делом решать.
–  Успеем,  –  Костя  сдвинул  разномастные  стаканы
вместе, проверяя, где сколько налито. – Есть кое-какие
идеи. Если повезет, то все обойдется.
–  Когда  успеем-то?  С  тобой  тянуть  не  станут,  ме-
сяц-полтора, и все.
– Я знаю. Думаю, успеем. По крайней мере, долж-
ны. А ты давай, выздоравливай. Давай, за тебя! И еще
раз… Спасибо тебе!
– Не стоит. Давайте, мужики!
Стемнело. Костя, не спеша, ехал на машине Петро-
ва, чтобы поставить ее на стоянку. Улица проходила
через один из кварталов промышленной зоны в север-
ной части города и была пустынной. С обеих сторон
тянулись мрачные заборы фабрик, далеко впереди, на
перекрестке, мигал желтым светофор. Ни прохожих, ни
машин не было, и Костя раздумывал о том, как разо-
 
 
 


браться  со  своими  неприятностями.  У  него  действи-
тельно  появились  кое-какие  мысли  по  этому  поводу.
В перспективе все это должно было принести успех,
но требовало тщательной проработки и подготовки. По
его расчетам, оставалось около месяца до того момен-
та, как приказ о его увольнении будет подготовлен и
подписан. Надо уложиться в этот срок.
Инспектор  ГАИ  вынырнул  откуда-то  справа,  из  уз-
кого  проезда  между  ограждениями  обувной  фабри-
ки и механического завода. В свете фар «шестерки»
блеснули кокарда на фуражке и нагрудный жетон. Щу-
рясь, инспектор присмотрелся к номерам машины, по-
дождал  и  в  самый  последний  момент  поднял  светя-
щийся жезл.
Включая  правый  поворотник,  Костя  посмотрел  на
спидометр. Пятьдесят с небольшим. Пил он немного и
несколько часов назад, так что с этой стороны проблем
тоже не должно быть. Разве только из-за документов…
Но ведь, все-таки, свой, мент. Хотя…
– Лейтенант Снегирев, отдельный батальон дорож-
но-патрульной службы ГАИ. Документы, пожалуйста.
Костя  вытащил  из  кармашка  на  козырьке  техпас-
порт, достал права и вылез из машины.
Лейтенант,  похлопывая  себя  жезлом  по  ноге,  сто-
ял около капота. Ему было не больше двадцати пяти
лет, и служил он, явно, недолго, но лицо уже успело
приобрести характерное выражение. Форма сидела на
 
 
 


нем  идеально,  как  на  манекенщике,  и  все  в  ней  бы-
ло новеньким, сверкающим, хорошо подогнанным, да-
же кобура была не стандартной, образца пятьдесят ка-
кого-то года из негнущейся толстой кожи, а открытая,
иностранного производства, со множеством красивых
застежек и карабинчиков.
Костя подал ему документы. Удостоверение достал
из кармана, но держал в руке.
– Не понял, – чеканно проговорил Снегирев. – Тех-
паспорт и права вижу. А где доверенность?
– Нету. Послушайте, лейтенант, это машина моего
друга, его сегодня ранили. Он в госпитале. Я перего-
няю машину ему домой. Не бросать же ее на улице.
Снегирев заглянул в Костино удостоверение, усмех-
нулся, вложил пластиковую карточку прав в техпаспорт
и отступил на шаг, постукивая ими по ребру левой ла-
дони.
–  Когда  мы  доверенность-то  могли  оформить?  Не
хирург же ее заверять будет. Машина не в угоне, доку-
менты на нее есть, вот мое удостоверение. Возникнут
вопросы – меня всегда найти можно. Правобережное
РУВД, отдел уголовного розыска.
Лейтенант выдержал паузу, любуясь самим собой.
Шлепнул жезлом по ноге и выдал:
– Значит так: машина пойдет на штрафстоянку. Са-
ми потом разбирайтесь со своим другом, меня это не
касается. Документы не в порядке.
 
 
 


Костя  задумчиво  посмотрел  в  уверенное,  холеное
лицо лейтенанта.
– Послушайте, но я же…
– Послушай, капитан, на дороге – я хозяин. В каби-
нете своем будешь командовать, а не тут. Ясно? Какие
еще вопросы?
– Никаких, – медленно ответил Костя.
Мимо  них  со  свистом  пронесся  большой  черный
«БМВ». Скорость его была не меньше сотни, не говоря
уже о включенном дальнем свете и тонированных до
черноты стеклах, но инспектор даже не посмотрел в ту
сторону.
– Ты бы их ловил, – сказал Костя, убирая удостове-
рение в карман.
– Не надо меня учить, – с ходу отрезал лейтенант, –
кого и как ловить!
– Чего же мы… друг на друга-то? Одни погоны но-
сим…
– Хватит пререкаться, капитан! – Снегирев в очеред-
ной раз рубанул жезлом по ноге. – Я б к тебе за кражу
попался – ты бы меня не отпустил! Машина пойдет на
штрафстоянку.
– Машина пойдет туда, куда мне надо, – тихо сказал
Костя, глядя лейтенанту в глаза. – А вот ты пойдешь
на х… Я сейчас сяду в нее и уеду. Посмотрим, что ты
будешь делать. Станешь стрелять – так я стреляю луч-
ше, посмотрим, что из этого получится.
 
 
 


Снегирев открыл рот, но сказать ему Костя не дал.
– Молчать, – угрожающее произнес он. – Закрой рот
и выражение попроще сделай, а то прямо сейчас по
е..ку получишь. Если ты по рации крикнешь и меня еще
где-то тормознут – то я твой номер запомнил, потом
найду и разберусь. Понял?
Снегирев что-то сглотнул. Даже в тусклом свете фо-
нарей было хорошо заметно, как он побледнел.
– Давай документы!
Лейтенант не пошевелился, и Ковалев сам вырвал
из его ставшей вялой и влажной руки техпаспорт.
– Счастливого дежурства… Король дороги!
Отъехав  сотню  метров,  он  посмотрел  в  зеркало.
Снегирев стоял на том же месте и смотрел ему вслед.
Светящийся жезл на ремешке свисал с его руки, кокар-
да и жетон утратили свой блеск, а сам инспектор, ка-
залось, стал ниже ростом, и даже форма на нем как-то
обвисла. Ковалев усмехнулся и закурил.
Он поставил машину на стоянку, поговорил со сто-
рожем и вышел на улицу. Проходя мимо телефонной
будки, остановился, подумал и снял трубку.
После третьего гудка ему ответили. Он этого не ожи-
дал, чуть не подавился табачным дымом и выбросил
сигарету.
– Але-о!
– Привет, Вика, это я.
– Костик, ты где?! Я тебе и на работу звонила, ска-
 
 
 


зали, давно домой ушел…
– Так, были дела.
– Но сейчас-то ты освободился?
– Освободился.
– А почему ты тогда все еще там? В смысле, почему
еще не здесь?
– Еду.
– Какой-то у тебя голос уставший. Что-нибудь случи-
лось?
– Так, ерунда. Обычные неприятности. Как поездка?
– Никак. Мне там вообще было нечего делать, не по-
нимаю, зачем меня туда вообще посылали.
– Ничего страшного. Хоть город посмотрела.
– Много там интересного! Так ты едешь?
– Конечно!
– Все, жду!
Костя повесил трубку и пошел к автобусной останов-
ке. Проходя мимо зеркальной витрины ювелирного ма-
газина, он посмотрел на свое отражение и нахмурился.
Слишком угрюмым и злым показалось ему свое лицо.
Поправив волосы, он поглубже засунул руки в карманы
брюк и двинулся дальше.
Автобуса  долго  не  было.  Начал  моросить  мелкий
дождь, и Костя зашел под козырек остановки, разгля-
дывая налепленные там объявления и читая надписи.
«Но если есть в кармане пачка сигарет, значит, все
не так уж плохо на сегодняшний день…» – вспомни-
 
 
 


лась строчка из старой песни.
Через несколько минут к остановке подкатил сдво-
енный желтый «Икарус». Костя зашел в салон, сел и
стал смотреть в окно на мокрый ночной город.
Потом он что-то вспомнил и улыбнулся.
 
 
 


Document Outline

  • Часть 1
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 7
    • 8
  • Часть 2
    • 9
    • 10
    • 11
    • 12
    • 13

1   ...   133   134   135   136   137   138   139   140   141

Похожие:

Серия «Милицейская история», книга 2 iconСерия «Джимми Паз», книга 1
В  Майами  происходит  серия  ритуальных  убийств, из-за  которых  город  находится  на  грани  паники
Серия «Милицейская история», книга 2 icon  история, политика, культура  выпуск VI(III)  серия Б.  Новая И новейшая история 
«Лазаревские  чтения»  /  Под  общей  редакцией  В. И.  Кузищина.  -  Севастополь: 
Серия «Милицейская история», книга 2 iconСаратовского университета новая серия Научный журнал Серия История. Международные отношения, выпуск 2, часть 1
Продолжение «Известий Императорского Николаевского Университета» 1910–1918 и «Ученых записок сгу» 1923–1962
Серия «Милицейская история», книга 2 iconСаратовского университета новая серия Научный журнал Серия История. Международные отношения, выпуск 2, часть 2
Продолжение «Известий Императорского Николаевского Университета» 1910–1918 и «Ученых записок сгу» 1923–1962
Серия «Милицейская история», книга 2 iconПролог Серия Во лесу 'Березка' стояла Серия Все смешалось в доме фараона Серия Главная лесная феминистка Серия Палки в колесах Серия Царевна-лягушка Серия Смерть Кощея Эпилог
...
Серия «Милицейская история», книга 2 iconСерия «Исторические науки». Том 23 (62), № 1 : спецвыпуск «История Украины». 2010 г. С. 1  

Серия «Милицейская история», книга 2 iconСерия «Воцерковление», книга 2

Серия «Милицейская история», книга 2 iconСерия «Пьетро Алигьери», книга 1

Серия «Милицейская история», книга 2 iconСерия «Словарь Брокгауза и Ефрона», книга 13

Серия «Милицейская история», книга 2 iconСерия «Три девицы под окном», книга 2

Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница