Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера




PDF просмотр
НазваниеСканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера
страница137/137
Дата конвертации07.03.2013
Размер1.46 Mb.
ТипДокументы
1   ...   129   130   131   132   133   134   135   136   137

стью.
Из кормового отсека появились двое. Один держал в
руках автомат «М-60» – жест совершенно бессмыслен-
ный, но предрешивший судьбу «Донны Марии». На фо-
не заходящего солнца фигура террориста вырисовы-
валась особенно отчётливо. Алжирец выпустил корот-
кую очередь по «Меллону» – пули прошли выше цели –
и получил в грудь кусок свинца. Из четырех целивших в
него с палубы катера автоматических винтовок «М-16»
выстрелила всего одна.
На этом переговоры и закончились. Убитый рухнул,
стальная дверь, из которой он вышел, захлопнулась,
и капитан «Меллона» запросил разрешения потопить
нарушителя. Ему отказали, причём в самой недвусмы-
сленной форме:
– Отойдите от танкера. Немедленно. Вы имеете де-
ло с бомбой, которая может взорваться в любой мо-
мент. Сохраняйте дистанцию не менее мили.
Капитану  ничего  не  оставалось,  как  подчиниться.
«Меллон»  развернулся,  набрал  максимальную  ско-
рость и устремился прочь, оставив «Донну Марию» на-
едине с судьбой. Два «Ф-16 Фэлкон» уже поднялись в
воздух и находились в трех минутах полёта от цели.
Эскадрилья, размещённая на военно-воздушной ба-
зе в Пенсаколе, на полуострове Флорида, круглосуточ-
но находится в состоянии пятиминутной боевой готов-
ности. Используется она главным образом против кон-
 
 
 


трабандистов,  пытающихся  воздушным  или  морским
путём протащить во Флориду и соседние штаты нарко-
тики, прежде всего кокаин.
Вылетев  со  стороны  заката,  истребители  нашли
объект к западу от Бимини, и как только дисплеи пока-
зали, что «умные» ракеты захватили цель, пилоты да-
ли залп. Расстрел танкера был для них простым ме-
ханическим исполнением приказа и не вызвал никаких
эмоций.
Ракеты  «Маверик»  сорвались  с  подвесок,  и  через
считаные секунды две боеголовки, начинённые 135 ки-
лограммами взрывчатки, ударили по судну.
Хотя хранившийся под давлением в ёмкостях сжи-
женный нефтяной газ не смешался с воздухом, взры-
ва двух пробивших защитные корпуса ракет оказалось
вполне достаточно.
Экипаж курсировавшего в миле от «Донны Марии»
катера видел, как она превратилась в огромный пыла-
ющий факел. Горячая волна ударила в лица, принеся
с собой запах горящего концентрированного бензина.
Закончилось все быстро. На поверхности не осталось
ничего. Расколотый пополам танкер пошёл ко дну дву-
мя  кусками  сплавившегося  хлама.  Расплывшееся  по
воде пятно догорело за пять минут.
Всё  прошло  именно  так,  как  и  спланировал  Али
Амин Аль-Хаттаб.
Вечером того же дня к сидевшему за банкетным сто-
 
 
 


лом президенту Соединённых Штатов подошёл один
из секретарей и прошептал что-то ему на ухо. Прези-
дент выслушал, кивнул, потребовал, чтобы детальный
отчёт был готов к восьми утра следующего дня, и сно-
ва принялся за суп.
Без пяти восемь директор ЦРУ и Марек Гуминни по-
лучили разрешение переступить порог Овального ка-
бинета.  Гуминни  довелось  побывать  здесь  уже  два-
жды, но всё равно он нервничал. В комнате, помимо
президента, присутствовали пять из шести высших чи-
нов.
Формальности сократили до предела. От Марека Гу-
минни потребовали обстоятельный и детальный отчёт
по всей контртеррористической операции «Лом».
Зная, что человек, сидящий у круглого, защищённо-
го шестидюймовым пуленепробиваемым стеклом окна
с видом на Розовый сад, не любит долгих объяснений,
Гуминни сосредоточился на главном. Правило гласи-
ло: пятнадцать минут – и сворачивайся. Ему удалось
уложиться в двенадцать.
Некоторое время все молчали.
– Итак, информация от британцев подтвердилась? –
спросил наконец вице-президент.
–  Да,  сэр.  Агент,  которого  им  удалось  внедрить  в
«Аль-Каиду», очень смелый офицер, с которым я имел
честь познакомиться прошлой осенью, очевидно, по-
гиб. В противном случае он уже дал бы о себе знать.
 
 
 


Но предупредить нас он успел. Орудием террористов
действительно был корабль.
– Я и не знал, что обычные танкеры перевозят столь
опасный груз, – заметила государственный секретарь.
– Я тоже, – сказал президент. – Относительно сове-
щания Большой восьмёрки что вы нам порекомендуе-
те?Министр обороны бросил взгляд на директора Наци-
ональной разведки и кивнул. Вероятно, они уже успели
посоветоваться и пришли к взаимопониманию.
– Господин президент, у нас есть все основания по-
лагать, что террористическая угроза стране, в данном
случае городу Майами, полностью устранена вчера ве-
чером. Что касается конференции Джи-8, то вы будете
находиться под защитой военно-морского флота США,
и флот гарантирует вам полную безопасность. Исходя
из этого мы рекомендуем вам отправляться на встречу
и ни о чём не беспокоиться!
– Что ж, я так и сделаю, – заключил президент Со-
единённых Штатов.
 
 
 


 
Глава 17
 
Дэвид Гундлах считал, что у него самая лучшая в ми-
ре работа. Или, по крайней мере, вторая из лучших.
Конечно, получить четвёртый золотой шеврон и стать
капитаном корабля было бы ещё лучше, но он доволь-
ствовался и тем, что занимал место первого помощни-
ка.Апрельским вечером Дэвид Гундлах стоял у поруч-
ней капитанского мостика, глядя с высоты в двести фу-
тов на суетящееся внизу, у причала нового бруклинско-
го терминала человечество. Ему не нужно было под-
нимать голову, чтобы увидеть и сам Бруклин – с высо-
ты двадцать третьего этажа он видел под собой почти
весь район.
Пирс номер двенадцать далеко не самый малень-
кий в мире причал, но лайнер занимал его целиком.
При длине в 1132 фута, ширине в 135 и осадке в 39
футов – из-за этого пришлось углублять целый канал
– он был крупнейшим пассажирским судном в мире. И
чем больше первый помощник капитана Гундлах, от-
правлявшийся в первое после повышения трансатлан-
тическое плавание, смотрел на свой корабль, тем бо-
лее великолепным и величественным представлялся
ему этот океанский гигант.
 
 
 


Далеко внизу, на улицах за зданиями портового тер-
минала виднелись флаги и транспаранты сердитых и
раздосадованных демонстрантов. Нью-йоркская поли-
ция сработала весьма эффективно, отгородив кордо-
ном весь терминал, а катера портовой полиции поза-
ботились о том, чтобы протестующие не подобрались
к пирсу на лодках и прочих плавсредствах.
Впрочем, даже если бы кто-то и прорвался к лайнеру
с моря, толку от этого было бы немного. Стальной кор-
пус  судна  нависал  над  водой  неприступной  башней,
и даже самые нижние иллюминаторы находились на
расстоянии пятнадцати футов от ватерлинии. Так что
поднимавшиеся в тот вечер на борт могли рассчиты-
вать на полный покой и приватность.
Впрочем, они-то как раз протестующих и не интере-
совали. Пока лайнер принимал на борт далеко не са-
мых сильных мира сего: стенографистов, секретарей,
дипломатов невысокого ранга, специальных советни-
ков – всю ту человеческую мелочь, без которой вели-
кие и могущественные, похоже, ещё не научились об-
суждать проблемы голода, бедности, торговых барье-
ров, обороны, сотрудничества и безопасности.
Безопасность… Дэвид Гундлах нахмурился. Едва ли
не весь минувший день он и другие офицеры только
тем и занимались, что водили по кораблю десятки за-
полнивших его агентов секретных служб. Все они вы-
глядели  и  вели  себя  так,  словно  их  вырастили  в  ка-
 
 
 


ком-то одном тайном центре: сосредоточенно супили
брови, бормотали что-то в спрятанные на рукавах ми-
крофоны и получали инструкции через миниатюрные
наушники, без которых чувствовали себя безоружными
и беспомощными. В конце концов Гундлах решил, что у
бедняг просто профессиональная паранойя. Облазив
все закоулки, проверив все закутки, сунув нос во все
щели, они так и не нашли ничего подозрительного.
Биография  каждого  из  тысячи  двухсот  членов  ко-
манды была тщательно проверена. Дуплексные апар-
таменты, предназначенные для президента Соединён-
ных Штатов и первой леди, осмотрели, обшарили, об-
нюхали, опечатали и взяли под охрану. Только теперь,
впервые увидев все это лично, Дэвид Гундлах по-на-
стоящему понял, в каком коконе безопасности посто-
янно живёт президент.
Он посмотрел на часы. Через два часа все три ты-
сячи пассажиров поднимутся на борт и разместятся в
каютах. А потом начнут прибывать самые высокие го-
сти – главы государств и правительств. Как и лондон-
ские дипломаты, Дэвид Гундлах восхищался изобре-
тательностью того, кто нашёл столь простое и в то же
время гениальное решение проблемы: зафрахтовать
для самой важной и престижной международной кон-
ференции самый большой и комфортабельный пасса-
жирский лайнер, а все встречи и переговоры уложить
в пять дней, за которые судно совершит трансатланти-
 
 
 


ческий переход из Нью-Йорка в Саутгемптон.
Такой манёвр стал полной неожиданностью для раз-
ношёрстных  сил,  привычно  старающихся  испортить
настроение участникам совещания Джи-8. Корабль –
это даже не остров и не горы. Разместив на своём бор-
ту 4200 гостей и выйдя в открытый океан, «Куин Мэри
II» станет совершенно недоступной для возмутителей
порядка и сеятелей хаоса.
Гундлах стоял рядом с капитаном, когда корабель-
ные  сирены  «Тайфун»  протрубили  «прощай»  городу
Нью-Йорку. Он установил на требуемую мощность че-
тыре  двигателя  корабля,  после  чего  капитан,  поль-
зуясь  всего  лишь  пультом  дистанционного  управле-
ния, вывел лайнер в Ист-Ривер и развернул в сторо-
ну Атлантики. Невероятно, но для того, чтобы совер-
шить непростой манёвр на ограниченной площади, та-
кой громадине даже не потребовалась помощь букси-
ров.
Тем временем «Графиня Ричмондская» проходила
мимо  Канарских  островов.  Сами  острова,  служащие
зимним  прибежищем  для  многих  ненавидящих  снег
и  слякоть  европейцев  и  манящие  в  декабре  тёплым
африканским  солнцем,  остались  за  горизонтом.  Но
вершину вулкана Тейде можно было разглядеть в мор-
ской бинокль.
До  рандеву  с  историей  оставалось  ещё  два  дня.
Штурман-индонезиец  проинструктировал  своего  со-
 
 
 


отечественника в машинном отделении, и тот перешёл
на «малый вперёд». Мягко покачиваясь на тихих вол-
нах, «Графиня Ричмондская» неспешно ползла на за-
пад.
Гора Тейде пропала из виду, и рулевой слегка под-
корректировал курс, взяв на несколько градусов вле-
во, туда, где за 1600 милями воды лежал американ-
ский берег. Здесь судно снова заметили сверху, и снова
компьютеры, прочитав сигналы транспондера, удосто-
верились, что имеют дело с безобидным и совершен-
но легальным грузоперевозчиком, следующим по зара-
нее объявленному маршруту. «Опасности не предста-
вляет» – таков был их вердикт.
Первыми  из  высших  гостей  прибыла  японская  де-
легация во главе с премьер-министром. Согласно до-
говорённости, самолёт из Токио совершил посадку в
международном аэропорту имени Д. Ф. Кеннеди. Там,
на  безопасном  удалении  от  шумных  демонстрантов,
японцев ожидал небольшой вертолётный флот, кото-
рый и перенёс их прямиком в Бруклин.
Посадочная зона нового терминала находилась вну-
три  периметра,  образованного  огромными  ангарами,
депо и залами. Столпившиеся за барьерами огражде-
ний протестующие мелькнули за стёклами иллюмина-
торов и исчезли. Если кто-то из японцев что и увидел,
то только далёкие фигурки с бесшумно открывающи-
мися  ртами.  А  уже  через  несколько  минут,  когда  ро-
 
 
 


кот двигателей умолк и лопасти остановились, делега-
цию встретили морские офицеры, которые и провели
гостей по закрытому туннелю к боковому трапу, а отту-
да к предназначенным им апартаментам.
Вертолёты тем временем вернулись в аэропорт, что-
бы забрать только что прилетевшую канадскую деле-
гацию.
Дэвид Гундлах оставался на мостике – пятьдесят яр-
дов от стены до стены, огромные панорамные окна с
прекрасным обзором. Хотя мостик находился на высо-
те двухсот футов, брызги от рассекаемых носом ше-
стидесятифутовых  океанских  волн  долетали  и  сюда,
и тогда на помощь вахтенному приходили гигантские
«дворники».
Впрочем, в этом путешествии их, согласно сводкам
метеорологов, ожидала тихая и ясная погода. Выбран-
ный маршрут по так называемому Южному Большому
Кругу  всегда  пользовался  популярностью  у  туристов
именно по причине мягкой погоды и спокойного моря.
Держась  курса,  лайнер  пересечёт  Атлантику,  пройдя
чуть севернее Азорских островов.
Одни за другими из аэропорта прибывали русские,
французы, немцы и итальянцы. Всё шло по графику.
Уже смеркалось, когда последний рейс доставил на по-
садочную площадку владельцев «Куин Мэри II» – бри-
танцев.
Американский президент, которому предстояло вы-
 
 
 


ступить  в  роли  хозяина  на  назначенном  на  восемь
вечера обеде, прилетел, как обычно, на тёмно-синем
вертолёте Белого дома ровно в шесть. Выстроивший-
ся на причале оркестр с воодушевлением сыграл «Са-
лют командиру», президент прошёл на борт, и тяжёлые
стальные двери закрылись. В шесть тридцать отдали
последние швартовы, и лайнер, разукрашенный флаж-
ками и гирляндами и сверкающий сотнями огней, как
плавучий город, вышел в Ист-Ривер.
С заполнивших реку судёнышек и прибрежных дорог
люди махали вслед проплывающей мимо громадине.
Сверху, из-за пуленепробиваемого стекла их привет-
ствовали главы государств и правительств восьми бо-
гатейших стран мира. Позади осталась ярко освещён-
ная статуя Свободы, промелькнули острова, и «Куин
Мэри» начала набирать ход.
Лайнер сопровождали, держась на расстоянии не-
скольких кабельтовых, два ракетных крейсера Атлан-
тического флота США. Слева от «Куин Мэри» шёл «За-
лив Лейте», справа «Монтерей». Оба уже установили
связь с капитаном, который в соответствии с правила-
ми морского кодекса поблагодарил обоих, после чего
оставил мостик, чтобы переодеться к обеду. Командо-
вание  судном  принял  первый  помощник  Дэвид  Гунд-
лах.
Подводной лодки в сопровождении не было по двум
причинам.  Во-первых,  в  мире  ещё  нет  такой  субма-
 
 
 


рины, которая могла бы обмануть систему обнаруже-
ния ракетного крейсера и выдержать его атаку. Во-вто-
рых, ни одна из существующих подлодок не способна
угнаться за «Куин Мэри II».
Огни Лонг-Айленда постепенно растворились в су-
мраке. Первый помощник Гундлах увеличил скорость
до оптимальной крейсерской. Четыре двигателя сум-
марной мощностью 157 000 лошадиных сил могли при
необходимости разогнать лайнер до тридцати узлов.
Обычная  крейсерская  составляет  двадцать  пять  уз-
лов, так что кораблям эскорта приходилось пыжиться,
чтобы не отстать.
Вскоре появилось и воздушное сопровождение: са-
молёт-разведчик «Хокай ЕС-2» с бортовой РЛС, про-
свечивающей воды Атлантики на пятьсот миль во всех
направлениях, и «Праулер ЕА-6В», способный создать
помехи  для  любой  системы  наведения  и  уничтожить
потенциального  противника  проти-ворадиолокацион-
ными ракетами «ХАРМ».
Оба самолёта будут дозаправлены в воздухе, а по-
том  уступят  место  идентичным,  которые  поднимутся
с  американской  базы  на  Азорских  островах.  Тех,  в
свою очередь, сменят британские. План был разрабо-
тан тщательно, все детали согласованы, и для непред-
виденных обстоятельств места не оставалось.
Обед прошёл с ошеломительным успехом. Государ-
ственные деятели улыбались, супруги блистали, кухня
 
 
 


была единодушно признана великолепной, и хрусталь
сиял от гордости, наполняясь коллекционными вина-
ми.Следуя  примеру  американского  президента  и  с
учётом того, что многие делегации перенесли много-
часовой перелёт, обед закончился относительно рано,
после чего гости разошлись.
Работа конференции началась на следующее утро с
расширенного заседания. Переоборудованный зал те-
атра «Ройял корт» вместил все восемь делегаций, что
оказалось не так-то просто – каждого из мировых лиде-
ров сопровождала небольшая армия помощников, со-
ветников и экспертов.
Второй вечер прошёл так же, как и первый, только
теперь в роли хозяина выступил британский премьер,
а в качестве обеденного зала гостям предложили «Ку-
инс  гриль»,  вмещавший  двести  человек.  Остальные
разбрелись по разным местам, оккупировав не только
просторный ресторан «Британия», но и пабы и бары,
где тоже предлагали не только напитки и закуски. Сво-
бодная от дипломатических тягот молодёжь облюбо-
вала танцзал и ночной клуб «Джи-32».
На мостике приглушили огни. Дэвид Гундлах занял
капитанское место – ему выпала ночная смена. Пря-
мо перед ним вытянулась батарея плазменных мони-
торов, каждый из которых отражал работу и состояние
той или иной системы корабля.
 
 
 


Едва ли не главной из этих систем был корабельный
радар, проникавший взглядом на двадцать пять миль
во все стороны от лайнера. Гундлах видел светящиеся
пятнышки крейсеров, идущих справа и слева от «Куин
Мэри», и за ними другие, обозначавшие спешащие по
своим делам и в разных направлениях суда.
И ещё первый помощник имел в своём распоряже-
нии систему автоматической идентификации, которая
принимала сигналы любого находящегося в несколь-
ких милях от лайнера транспондера, и компьютер пе-
рекрёстного контроля, позволявший на основании дан-
ных «Регистра Ллойда» получать сведения о названии
корабля, его маршруте, грузе и частоте радиоканала.
Операторы на обоих сопровождавших «Куин Мэри»
крейсерах тоже следили за экранами радаров. Их за-
дача  состояла  в  том,  чтобы  ничто,  представляющее
хоть малейшую опасность, не приблизилось к охраня-
емому ими океанскому чудовищу. Даже безобидным и
уже проверенным сухогрузам не разрешалось подхо-
дить ближе трех километров. В течение второй ночи
никаких проблем не возникло.
Самолёт-разведчик находился выше, а потому и за-
глядывал дальше. На экране он выглядел большой и
яркой точкой, движущейся через Атлантику с запада
на восток. Большая часть того, что попадало на его ра-
дар, проходило за многие мили от конвоя. Заглядывая
вперёд, «Хокай И-Си-2» прокладывал перед корабля-
 
 
 


ми коридор шириной в десять миль и глубиной в два-
дцать пять миль.
На  третью  ночь,  около  одиннадцати,  пилот  подал
первое предупреждение:
– Вижу небольшое грузовое судно. Прямо по курсу
– двадцать пять миль. Отклонение от маршрута – две
мили. Похоже, лежит в дрейфе.
Хотя двигатели «Графини Ричмондской» и были вы-
ключены, судно не стояло на месте – течение медлен-
но, со скоростью четыре узла, но верно несло её на
запад.
Надувную моторку уже спустили на воду, и она пока-
чивалась на волнах у левого борта, привязанная к по-
ручням верёвочной лестницей. В лодке сидели четве-
ро мужчин.
Ещё четверо оставались на мостике. Ибрагим сто-
ял у руля, неотрывно всматриваясь в начинающий све-
тлеть горизонт.
Индонезиец-радист настраивал приёмник. Рядом с
ним  сидел  на  корточках  паренёк-пакистанец,  родив-
шийся и выросший в пригороде йоркширского города
Лидса. Четвёртым был Афганец. Наконец радист удо-
влетворённо  кивнул  и  поднялся.  Парень-пакистанец
молча занял его место у приборной панели. Остава-
лось только ждать.
Первым вышел на связь крейсер, шедший по право-
му борту от «Куин Мэри», в шести кабельтовых от неё.
 
 
 


Как всегда в ночную вахту, голос прозвучал громко и
отчётливо. Оператор на крейсере воспользовался ча-
стотой, общей для всех судов в Северной Атлантике.
Дэвид Гундлах ясно различил густой южный акцент.
– "Графиня Ричмондская", «Графиня Ричмондская»,
это крейсер «Монтерей», ВМС США. Вы меня слыши-
те?Радиооборудование на старом грузовозе было не
самое новое, тем не менее Гундлах различил смазан-
ные  гласные  уроженца  Йоркшира  или,  может  быть,
Ланкашира:
– Слышу вас, «Монтерей». Это «Графиня».
– Что у вас? Почему в дрейфе?
– "Графиня". У нас тут небольшой перегрев… транс-
миссия… справимся сами.
На мостике крейсера помолчали. Потом…
– Повторите, «Графиня». Вас плохо слышно. Повто-
рите.
На экране радара перед первым помощником Дэви-
дом Гундлахом появилось светлое пятнышко. Другой
монитор  представил  все  данные  по  «Графине  Рич-
мондской», включая подтверждение правильности сиг-
нала  транспондера.  Первый  помощник  наклонился  к
микрофону:
– "Монтерей", это «Куин Мэри». Позвольте мне.
Дэвид Гундлах родился и вырос в чеширском граф-
стве Уиллар, менее чем в пятидесяти милях от Ливер-
 
 
 


пуля, так что оператор «Графини» был почти земля-
ком.
– "Графиня Ричмондская", это «Куин Мэри II». На-
сколько я понял, у вас перегрев коренного подшипни-
ка карданного вала, и вы ведёте ремонт собственными
силами. Так?
– Точно. Думаю, через часик закончим.
– Сообщите, пожалуйста, ваши данные. Порт реги-
страции, порт отхода, пункт назначения, груз.
–  Зарегистрированы  в  Ливерпуле.  Восемь  тысяч
тонн. Идём из Явы с шёлком и древесиной. Пункт на-
значения – Балтимор.
Гундлах  пробежал  взглядом  по  строчкам  на  экра-
не. Информацию предоставили головной офис ливер-
пульской фирмы «Маккендрик шиппинг», лондонские
брокеры Сибарт и Аберкромби и страховая компания
Ллойда. Все точно.
– С кем я говорю? – спросил он.
– На мостике капитан Маккендрик. А вы кто?
– Первый помощник капитана Дэвид Гундлах.
В радиообмен вмешался «Монтерей»:
– "Куин", хотите изменить курс?
Гундлах  сверился  с  дисплеями.  Бортовой  компью-
тер вёл лайнер по заранее проложенному курсу, кор-
ректируя его с учётом погодных условий. Изменение
курса означало переход на ручное управление или пе-
реустановку программы с последующим возвращени-
 
 
 


ем  на  первоначальный  курс.  До  «Графини  Ричмонд-
ской» оставалась сорок одна минута хода, и в момент
наибольшего сближения расстояние между двумя ко-
раблями должно было составлять две мили.
–  В  этом  нет  необходимости,  «Монтерей».  Раз-
минёмся через сорок минут. Между нами будет две ми-
ли.Пролетая вверху, оба самолёта сопровождения про-
сканировали  беспомощное  судно,  но  не  обнаружили
никаких  признаков  электронной  активности,  которая
могла  бы  свидетельствовать  о  подготовке  ракетной
атаки. Тем не менее они продолжали держать «Графи-
ню Ричмондскую» в поле зрения. Впереди появились
ещё два корабля. Вот их придётся попросить сменить
курс, развести вправо и влево.
– Понял, – ответил «Монтерей».
Все  эти  переговоры  слышали  и  те,  кто  находился
на мостике «Графини Ричмондской». Ибрагим кивнул
– пора уходить. Радиооператор-индонезиец и молодой
пакистанец спустились по верёвочной лестнице в лод-
ку, и теперь шесть террористов ожидали Афганца.
Мартин уже не сомневался, что сумасшедший иор-
данец намерен включить двигатель и попытаться про-
таранить  какое-то  из  приближающихся  судов.  А  раз
так, то покидать «Графиню» нельзя. Нужно попытаться
убить экипаж и захватить корабль.
Он спустился по лестнице. На банке Сулейман во-
 
 
 


зился  с  фотооборудованием.  Один  из  индонезийцев
удерживал сносимую течением моторку, ухватившись
за свисавший с поручней канат.
Стоя над последней ступенькой, Мартин резко на-
клонился, выбросил руку и полоснул ножом по борту
лодки. Произошло это настолько быстро и неожидан-
но, что секунды две или три никто не реагировал. Из
дыры длиной в шесть футов с шумом вырвался воздух.
Моторка накренилась и стала заполняться водой.
Мартин попытался перерезать верёвку, но промах-
нулся. Лезвие скользнуло по предплечью индонезий-
ца.  Только  теперь  террористы  очнулись  от  оцепене-
ния. Но индонезиец уже разжал пальцы, выпустив ка-
нат, и море подхватило лодку.
Сразу несколько человек попытались схватить Мар-
тина. Поздно – течение относило тонущую моторку к
корме. Вес двигателя тянул её вниз. Ещё секунда-дру-
гая,  и  шесть  человек,  изрыгая  проклятья,  исчезли  в
чёрной океанской ночи. В какой-то момент кормовые
огни высветили мелькнувшие над водой руки, но уже
в следующий миг пропали и они. Выгрести против те-
чения в четыре узла невозможно. Мартин поднялся по
лестнице.
Между тем Ибрагим привёл в действие первое из за-
рядных устройств, которые изготовил для него специ-
алист по взрывчатке. Взбегая по трапу, Мартин услы-
шал серию сухих хлопков и громкий треск.
 
 
 


Занимаясь  постройкой  галереи,  замаскированной
под  шесть  грузовых  палубных  контейнеров,  устано-
вленных от мостика до носа «Звезды Явы», китаец Вей
соорудил над пустым пространством крышу – или, точ-
нее,  «крышку»  –  из  закреплённого  в  четырех  местах
стального листа.
В  эти  четыре  точки  взрывотехник  заложил  четыре
кумулятивных заряда, соединив их проводами с кора-
бельными двигателями. Взорвавшись, они подбросили
крышку на несколько футов вверх. Сила зарядов была
рассчитана таким образом, чтобы стальной лист отне-
сло в сторону.
В момент взрывов Майк Мартин с зажатым в зубах
ножом был на верхней ступеньке лестницы. Стальная
пластина, пролетев у него над головой, упала в море.
Он перелез через поручни, спрятал нож и взбежал на
мостик.
Посланец  «Аль-Каиды»  стоял  у  штурвала,  не  сво-
дя глаз со светящейся точки на горизонте. Плавучий
город, огромный семнадцатипалубный лайнер водоиз-
мещением  в  150  000  тонн  и  с  несколькими  тысяча-
ми человек на борту шёл навстречу со скоростью два-
дцать пять узлов.
Поднявшись по трапу, Мартин оглянулся и впервые
увидел открытую палубу корабля, на котором провёл
несколько  недель.  Только  теперь  он  понял,  для  чего
была нужна стальная конструкция.
 
 
 


Облака разошлись, и в свете луны бывшая «Звезда
Явы» открыла ему свою тайну и своё предназначение:
переплетение труб и шлангов, краны и гидранты. Лишь
теперь Майк осознал, что всё это время находился на
танкере. Смертоносным грузом была не взрывчатка, а
содержимое ёмкостей, шести грузовых танков. На то,
что их было шесть, указывали шесть круглых стальных
дисков, дренажных люков – по одному на каждый танк.
– Ты должен был остаться на лодке, Афганец, – ска-
зал Ибрагим.
– Не хватило места, брат. Сулейман едва не свалил-
ся за борт, и мне пришлось задержаться. А потом они
уплыли. Так что теперь я умру вместе с тобой. Иншал-
ла.Ибрагим, похоже, удовлетворился таким объяснени-
ем и молча кивнул. Посмотрев на часы, он потянул вто-
рой рычаг. По проводам, соединявшим генератор с за-
ложенными зарядами, пробежал ток.
Шесть взрывов прозвучали одновременно, и шесть
крышек  разлетелись  по  сторонам.  Если  бы  Мартин
обладал способностью видеть невидимое, он заметил
бы,  как  из  шести  люков  ударили  вверх  столбы  кон-
центрированного газа. Образовавшееся облако подня-
лось на сто футов и, потеряв силу инерции, стало осе-
дать,  расползаясь,  смешиваясь  с  ночным  воздухом,
опускаясь на воду и расширяясь во все стороны от ис-
точника.
 
 
 


Мартин понял, что проиграл. И ещё понял, что опоз-
дал. Плавучая бомба, вместе с которой он проделал
долгий путь от Филиппин, бомба, нёсшая смерть неиз-
вестным людям, вышла из-под контроля.
Он  полагал,  что  «Графиня  Ричмондская»,  превра-
тившаяся в свой предсмертный час в «Звезду Явы»,
вторгнется  в  какой-нибудь  порт  и  только  тогда  сума-
сшедший Ибрагим подорвёт то, что хранилось под па-
лубой.
Он полагал, что она врежется во что-то и только по-
сле этого взлетит на воздух. Тридцать дней он дожи-
дался удобного момента, чтобы убить своих семерых
спутников и захватить корабль. Судьба не предостави-
ла ему такого шанса.
И только теперь, слишком поздно, до него дошло,
что «Звезда Явы» не несла в себе никакой бомбы, что
она сама была бомбой. Ей даже не нужно было при-
ближаться к цели – цель сама шла к ней, навстречу ги-
бели. И расстояние между ними сокращалось с каждой
минутой.
Находясь на мостике, Мартин слышал переговоры
мальчишки-пакистанца с вахтенным офицером «Куин
Мэри II». Теперь ему всё стало ясно. Танкер намерен-
но лёг в дрейф, потому что крейсеры сопровождения
никогда бы не позволили ем› сблизиться с лайнером.
Рука Ибрагима уже тянулась к кнопке. Мартин заме-
тил проводок, ведущий к подвешенной за окном мости-
 
 
 


ка ракетнице. Достаточно одной вспышки, одной-един-
ственной искры…
Светлое пятно на горизонте стало ярче и больше.
Скоро оно распадётся на сотни огоньков, станет горо-
дом света и веселья. Пятнадцать миль, тридцать минут
хода. Времени вполне достаточно, чтобы газ, смешав-
шись с воздухом, превратился в убийственную смесь.
Мартин  бросил  взгляд  на  радио.  Последний  шанс
послать предупреждение. Рука скользнула под одежду,
где в петле у бедра висел нож.
Иорданец заметил и взгляд, и движение. Он бы ни-
когда не выжил в Афганистане и амманской тюрьме,
не уцелел бы в Ираке, где за ним охотились американ-
цы, если бы не развил в себе чутьё дикого зверя.
Что-то подсказало ему, что Афганец – враг. И копив-
шаяся неделями ненависть прорезала гнетущую тиши-
ну рубки как безмолвный крик.
Мартин  дотянулся  до  рукоятки  ножа,  но  Ибрагим
действовал быстрее – лежавший под развёрнутой кар-
той пистолет оказался в его руке мгновением раньше.
Дуло смотрело Мартину в грудь. Мужчин разделяло не
больше двенадцати футов. Слишком много.
Солдат учат оценивать шансы в считаные доли се-
кунды. Мартин занимался этим едва ли не всю созна-
тельную жизнь. Сейчас, на мостике окутанной смерто-
носным облаком «Графини Ричмондской», их осталось
только два: броситься на Ибрагима или попытаться до-
 
 
 


стать кнопку. И в том, и в другом случае живым из этой
ситуации не выйдет уже никто.
В памяти снова вспыхнули заученные давным-дав-
но, ещё в школьные годы, слова: «За прах своих от-
цов и твердь своих святынь – нет чести большей го-
лову сложить». И ещё ему вспомнился разговор у ко-
стра с Ахмадом Шах Масудом – Паншерским Львом.
«Мы все приговорены к смерти, англиз. Но только во-
ину, благословлённому Аллахом, позволено выбрать,
как умереть!»
Полковник Майк Мартин сделал выбор…
В тёмных глазах врага иорданец увидел блеск, какой
бывает только у того, кто приготовился смерти. Ибра-
гим вскрикнул и выстрелил. Пуля ударила в грудь Аф-
ганцу,  и  жизнь  начала  покидать  его.  Но  за  болью  и
шоком всегда есть сила воли, позволяющая удержать
жизнь хотя бы ещё на секунду.
И в конце этой секунды обоих мужчин и корабль по-
глотил розовый цветок вечности.
Дэвид Гундлах открыл рот от изумления да так и за-
стыл. В пятнадцати милях от лайнера, прямо по курсу,
в том месте, где через тридцать пять минут оказался
бы самый большой в мире лайнер, из моря вырвался
громадный столб пламени. Три другие офицера ноч-
ной вахты выразили свои чувства совершенно одина-
ково:
– Какого чёрта! Что это было?
 
 
 


– "Монтерей" вызывает «Куин Мэри». Лево на борт.
Уходите влево. Мы выясним, что там случилось.
Шедший справа от лайнера ракетный крейсер резко
увеличил скорость и устремился в сторону пылающе-
го факела. Но огонь уже слабел и затухал. Дэвид Гунд-
лах  понимал  только  одно:  «Графини  Ричмондской»
больше нет. Судя по всему, на судне случился взрыв.
Он  знал  инструкции:  оставаться  в  стороне  и  не  при-
ближаться. Если на воде остались люди, их подберёт
«Монтерей». А вот капитана всё же следовало уведо-
мить. Когда шеф поднялся на мостик, первый помощ-
ник рассказал ему о том, что видел собственными гла-
зами. Лайнер находился уже в восемнадцати милях от
места происшествия и быстро удалялся.
Второй  крейсер  продолжал  идти  в  конвое.  Выслу-
шав помощника, капитан одобрил его решение: если
кто-то и выжил, что маловероятно, о них позаботится
«Монтерей».
Последние  искры  недавнего  вулкана  гасли  на
далёком горизонте. Когда «Монтерей» подошёл к ме-
сту катастрофы, там горели лишь отдельные пятна то-
плива.
Капитан приказал взять прежний курс на Саутгемп-
тон.
 
 
 


 
Эпилог
 
Потом было следствие. Оно заняло почти два года.
За несколько часов такие дела делаются разве что в
кино.
Одна группа занималась настоящей «Звездой Явы»,
изучив  её  путь  от  закладки  на  судоверфи  и  до  того
момента, когда она, заполнив танки сжиженным неф-
тяным газом, направилась из Брунея в австралийский
порт Фримантл.
Как утверждали независимые свидетели, командо-
вал  танкером  капитан  Херрман  и  погрузка  прошла  в
обычном режиме. Два шкипера подтвердили, что виде-
ли «Звезду Явы», когда она огибала северовосточную
оконечность  острова  Борнео.  Учитывая  особенности
перевозимого танкером груза, оба постарались обойти
его на изрядном расстоянии.
Последнюю  запись,  когда  Херрман  сообщил  о  по-
жаре в машинном отделении, дали прослушать одно-
му норвежскому психиатру, который уверенно опознал
язык соотечественника, хорошо говорящего на англий-
ском,  но  допустил,  что  капитан  мог  действовать  под
принуждением.
Следователям удалось отыскать и побеседовать с
финским  капитаном,  первым  подоспевшим  к  месту
 
 
 


трагедии. Он повторил то, что слышал и видел. Одна-
ко, на взгляд экспертов по пожарам, пожар в машин-
ном отделении, вроде того, о котором говорил норве-
жец, неизбежно привёл бы к возгоранию груза. В таком
случае на месте катастрофы не могло бы остаться ни
спасательных поясов, ни надувных плотов.
Филиппинские командос при поддержке американ-
ских вертолётов совершили рейд на базу Абу Сайяфа
на полуострове Замбоанга. Им удалось захватить двух
местных охотников-следопытов, время от времени ра-
ботавших на террористов, но не готовых предстать пе-
ред расстрельной командой. Те рассказали, что виде-
ли в одном из заливов танкер и людей со сварочными
аппаратами.
Доклад по «Звезде Явы» появился через год. В нём
констатировалось, что танкер не утонул после пожа-
ра, а был угнан, после чего угонщики попытались убе-
дить мир в его гибели. Что касается экипажа, то людей,
скорее всего, расстреляли. Впрочем, последний вывод
требовал подтверждения.
Поскольку  принцип  необходимого  знания  никто  не
отменял, каждая группа занималась только своим на-
правлением, ничего не зная о действиях коллег. Всем
было сказано (и все в это поверили), что расследова-
ние проводится по поручению страховых компаний.
Ещё одна группа изучала судьбу подлинной «Графи-
ни Ричмондской». Следователи побывали и в офисе
 
 
 


агентства «Сибарт и Аберкромби» в лондонском Сити,
и в Ливерпуле. Проверили семью каждого члена эки-
пажа. Всё говорило о том, что во время разгрузки пар-
тии «Ягуаров» в сингапурском порту судно было в пол-
ном порядке. Оказалось, что в доке капитан Маккен-
дрик встретил приятеля из Ливерпуля и они даже успе-
ли угостить друг друга пивом. Кроме того, он звонил
домой.
И опять-таки независимые свидетели показали, что
видели судно под командой законного капитана, когда
оно забирало ценную древесину в Кинабулу.
Вместе с тем выяснилось, что в Сурабаю, где её яко-
бы ожидал груз шелка, «Графиня Ричмондская» так и
не зашла. При этом мистер Алекс Сибарт получил уве-
домление от партнёров о том, что отгрузка состоялась.
Был  составлен  словесный  портрет  «мистера  Лам-
понга»,  которого  индонезийская  служба  внутренней
безопасности  опознала  как  человека,  подозреваемо-
го в финансовой поддержке «Джемаа-Ислами». Пред-
принятые поиски результата, однако, не дали – терро-
рист успел раствориться в безбрежном человеческом
море Юго-Восточной Азии.
Группа  пришла  к  выводу,  что  «Графиня  Ричмонд-
ская» подверглась нападению в море Сулавеси. Все
судовые документы, идентификационные радиокоды и
транспондер были украдены, а сам корабль вместе с
командой пущен ко дну. О чём и следует известить род-
 
 
 


ственников.
Решающую информацию дал доктор Али Азиз Аль-
Хаттаб. Прослушивая его телефоны, полиция узнала,
что он собирается отбыть на Ближний Восток и уже за-
казал билет на самолёт. После короткого совещания в
штаб-квартире МИ-5 было решено принять меры. Вы-
брав время, когда, согласно данным прослушки, учё-
ный муж отправился принимать ванну, бирмингемская
полиция и Специальная служба проникли в дом и че-
рез несколько минут вывели задержанного в банном
халате.
Доктор Хаттаб оказался далеко не прост. Тщатель-
ный  обыск  жилых  помещений,  машины,  офиса,  про-
верка компьютера и телефона не дали ничего.
Все двадцать восемь дней, отведённых законом на
задержание  без  предъявления  обвинения,  кувейтец
нагло улыбался, а его адвокат подавал протест за про-
тестом. Улыбка поблекла, когда при выходе из тюрьмы
её величества Белмарш его арестовали повторно, на
сей раз на основании требования об экстрадиции, вы-
писанного  правительством  Объединённых  Арабских
Эмиратов.
По  закону  этой  страны  никакого  ограничительного
срока  для  задержанных  не  существует.  Встревожен-
ный адвокат подал апелляцию с просьбой воздержать-
ся от высылки его подзащитного. Вообще-то кувейтец
не был гражданином ОАЭ, но в данном случае дело
 
 
 


было в другом.
Контртеррористический  центр  в  Дубае  удивитель-
ным образом раздобыл некие фотографии. На сним-
ках почтенный доктор Хаттаб был запечатлён в момент
общения  с  курьером  «Аль-Каиды»  –  капитаном  дау.
Другие доказывали, что доктор посещал виллу в при-
городе Рас-эль-Хаймы, известную как убежище терро-
ристов. На лондонского судью фотографии произвели
настолько сильное впечатление, что он выдал разре-
шение на экстрадицию.
Хаттаб подал апелляцию. Её отклонили. Находясь
перед  нелёгким  выбором  –  сомнительный  комфорт
Белмарша или общение со спецназовцами ОАЭ на их
базе в пустыне, – доктор предпочёл остаться гостем
королевы Елизаветы.
С этим, однако, возникли проблемы. Британцы объ-
яснили, что у них нет оснований задерживать его и уж
тем более отдавать под суд. Уже в машине, на полпути
к Хитроу, Хаттаб пошёл на сделку и начал говорить.
Присутствовавшие при допросе гости из ЦРУ позд-
нее рассказывали, что откровения профессора произ-
вели на них примерно такое впечатление, как если бы
на их глазах рухнула плотина Боулдер. Хаттаб выдал
более  сотни  агентов  «Аль-Каиды»,  о  существовании
которых спецслужбы даже не догадывались, и назвал
двадцать четыре банковских счета.
Когда  следователи  упомянули  проект  «Аль-Исра»,
 
 
 


доктор едва не проглотил от удивления язык. Он и не
представлял, что об этой операции кому-то известно.
Потом, обретя дар речи, заговорил снова.
Хаттаб не только подтвердил то, что уже знали или
о чём подозревали британцы и американцы, но и до-
бавил кое-что интересное. Он назвал имена всех пяти
человек, находившихся на борту «Графини Ричмонд-
ской» в её последнем плавании. Относительно троих
индонезийцев никаких сведений у Хаттаба не было.
Он  рассказал,  что  обязанности  пакистанского  па-
ренька,  родившегося  и  выросшего  в  графстве  Йорк-
шир,  заключались  в  имитации  голоса  капитана  Мак-
кендрика  во  время  радиопереговоров  с  вахтенным
офицером «Куин Мэри».
Он признал, что «Донна Мария» и её команда были
сознательно принесены в жертву, хотя сами об этом не
знали, для того, чтобы устранить последние опасения,
которые могли бы помешать американскому президен-
ту отправиться в море на лайнере.
Следователи осторожно спросили его об Афганце,
добавив, что им известно о его пребывании на вилле
в Рас-эль-Хайме. Конечно, они могли лишь предпола-
гать это, но Хаттаб ухватил наживку.
Он рассказал о том, каким образом сбежавший из-
под стражи в Афганистане дерзкий командир Талиба-
на оказался в Рас-эль-Хайме после того, как сторонни-
ки «Аль-Каиды» в Пакистане самым тщательным обра-
 
 
 


зом проверили его биографию и установили личность.
Он признал, что Айман Аль-Завахири поручил ему
отправиться в Залив и допросить талиба. И ещё доба-
вил, что не кто иной, как сам Шейх, узнал в Афганце
паренька, с которым его много лет назад судьба свела
в пещерном госпитале в Тора Бора.
Именно  Шейх  даровал  Афганцу  право  присоеди-
ниться к команде «Аль-Исры», и именно он, Хаттаб, от-
правил Измат Хана в Малайзию вместе с другими.
Следователям  доставило  ни  с  чем  не  сравнимое
удовольствие  открыть  кувейтцу  тайну,  окончательно
сломив его волю. Они рассказали ему, кто такой Афга-
нец на самом деле.
И  наконец  эксперт-криминалист,  проведя  сравни-
тельный анализ, подтвердил, что текст на обороте по-
садочной карточки, отыскавшейся в кармашке рюкзака
британского аквалангиста, действительно написан ру-
кой пропавшего без вести полковника.
Люди, проводившие операцию «Лом», окончательно
сошлись на том, что Майк Мартин попал на борт «Гра-
фини Ричмондской» под видом террориста где-то по-
сле Лабуана и что нет никаких указаний на то, что ему
удалось покинуть корабль до взрыва.
Почему плавучая бомба взорвалась за сорок минут
до срока? Ответа на этот вопрос никто не знал, хотя
объяснений было выдвинуто немало.
Согласно установленному в Соединённом Королев-
 
 
 


стве  порядку,  для  объявления  без  вести  пропавшего
человека мёртвым и выдачи соответствующего доку-
мента требуется семь лет ожидания.
Но  вскоре  после  откровений  доктора  Хаттаба  ко-
ронёр  лондонского  района  Вестминстера  получил
приглашение  на  обед  в  отдельном  кабинете  клуба
«Брукс», что находится на Сент-Джеймс-стрит. Кроме
него, на обеде присутствовали ещё три человека, и вот
они-то объяснили коронёру много такого, о чём он и не
догадывался.
По прошествии недели коронёр выписал свидетель-
ство о смерти полковника Майка Мартина, бесследно
исчезнувшего восемнадцатью месяцами ранее, и пе-
редал  документ  лично  брату  покойного,  профессору
Школы восточных и африканских исследований, док-
тору Терри Мартину.
На территории штаб-квартиры САС, рядом с город-
ком  Херефорд,  есть  довольно  необычное  строение,
известное как Часовая башня. Когда несколько лет на-
зад подразделение перевели со старой базы на новую,
башню сначала осторожно разобрали, а потом сложи-
ли заново.
Как следует из названия, есть на этой башне и часы,
но  больший  интерес  представляют  четыре  фасада  с
выгравированными на них именами погибших в боях
спецназовцев.
Вскоре после того, как коронёр выдал упомянутое
 
 
 


выше свидетельство о смерти, возле башни отслужили
поминальную службу. Присутствовали на ней с деся-
ток человек в форме и столько же штатских, в том чи-
сле две женщины. Одной из них была директор МИ-5,
другой – бывшая жена покойного.
Статус павшего в бою заслужить непросто, но после
оказанного сверху давления и представления некото-
рых фактов все, от кого зависело принятие решения,
дали своё согласие. Полковник Майк Мартин не был
первым, не будет и последним спецназовцем, пропав-
шим там, где не находят даже мёртвых.
Короткую  церемонию  провели  на  закате,  когда
тусклое февральское солнце уже скатывалось за Чёр-
ные горы Уэльса. В конце службы капеллан произнёс
привычные слова из Евангелия от Иоанна:
«Нет больше той любви, как если кто положит
душу свою за друзей своих».
Только те, кто стоял в тот поздний час у стены Часо-
вой башни, знали, что Майк Мартин, отставной полков-
ник парашютно-десантных частей особого назначения,
сделал это ради четырех тысяч совершенно незнако-
мых людей, ни один из которых не догадывался о его
существовании.
 
 
 


Document Outline

  • Часть первая
    • Глава 1
    • Глава 2
    • Глава 3
  • Часть вторая
    • Глава 4
    • Глава 5
    • Глава 6
    • Глава 7
  • Часть третья
    • Глава 8
    • Глава 9
  • Часть четвёртая
    • Глава 10
    • Глава 11
    • Глава 12
    • Глава 13
    • Глава 14
    • Глава 15
    • Глава 16
    • Глава 17
  • Эпилог

1   ...   129   130   131   132   133   134   135   136   137

Похожие:

Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера iconСканирование, распознавание, вычитка - Глюк
Моя лучшая подруга Алиса посещает балетную школу и пишет письма розовой гелевой ручкой. А я в жизни не
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера iconКнига первая
Перевод с английского Я. Треневой, В. Голышева и И. Гуровой скан, распознавание, вычитка mSnus
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера icon Информация и информационные процессы . . . . . . . 7 Глава 
Практическая работа  Сканирование «бумажного» и распознавание электронного текстового документа . . . . . 31
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера iconСканирование и форматирование: 
Сканирование и форматирование: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) ||  || 
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера iconСканирование и форматирование: 
Сканирование и форматирование: Янко Слава (библиотека Fort/Da)  || 
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера icon1. Биография Музыкальная карьера
Родился он 6 января 1938 года на севере Милана в рабочих кварталах, а точнее на улице Глюк, в семье бедных апулийских крестьян(Апулия...
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера iconOcr - Библиотеки Старого Чародея; Вычитка - Семён, 10
«Захватывающий, глубокий роман приключений в духе Конрада, Лавкрафта, Киплинга…»
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера iconИ 90 История мировой культуры (мировых цивилизаций). 
Сканирование  и  форматирование:  Янко  Слава (Библиотека  Fort/Da) ||  || 
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера icon  Книга  продолжает  издание  избранных  произведений  выдающегося  нидерландского  историка  и 
Сканирование и форматирование: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) ||  || 
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера iconГофф Ж.=Средневековый мир воображаемого: Пер с фр. / Общ ред. С. К. Цатуровой
Сканирование  и  форматирование:  Янко  Слава (Библиотека  Fort/Da) ||  || 
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница