Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева




Скачать 300.06 Kb.
НазваниеПовествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева
страница1/3
Якунина Ольга Владимировна
Дата конвертации12.03.2013
Размер300.06 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3
На правах рукописи


Якунина Ольга Владимировна
ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНАЯ СТРУКТУРА

МАЛЫХ ЭПИЧЕСКИХ ФОРМ В ПРОЗЕ ЮРИЯ МАМЛЕЕВА

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Астрахань

2010

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Астраханский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор Геннадий Григорьевич Исаев.

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Людмила Игоревна Бронская

(Ставропольский государственный

университет);
кандидат филологических наук,

доцент Ольга Николаевна Дегтярева

(Саратовский государственный

национальный исследовательский

университет им. Н.Г. Чернышевского).

Ведущая организация: Волгоградский государственный университет.


Защита состоится 18 июня в 9.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.11 по присуждению учёной степени доктора и кандидата наук по специальностям 10.01.01 – русская литература и 10.02.01 – русский язык в ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет» по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20а, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет».

Автореферат разослан 14 июня 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук Завьялова Е.Е.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Поэт, писатель, драматург и философ Юрий Мамлеев – один из ярких представителей русской литературной эмиграции третьей волны, значимая фигура в творческих кругах Западной Европы и США, автор романов «Московский гамбит», «Шатуны», «Блуждающее время», «Мир и хохот», «Другой», повести «Вечный дом», многочисленных сборников рассказов, драматургических произведений (пьесы «Зов луны», «Свадьба с незнакомцем»), философских работ («Судьба бытия», «Невидимый град Китеж», «Россия вечная»), эссе («Метафизика искусства»), работ по истории русской литературы («Философия русской патриотической лирики»).

В 1990-е годы XX столетия писатель возвращается на Родину и плодотворно работает: в России выходят новые романы («Мир и хохот», «Другой»), сборники рассказов («Задумчивый киллер» и др.), активно участвует в литературной деятельности.

Первые произведения Ю. Мамлеева на Родине публикуются в 1989 году: сначала в литературных журналах, позже – отдельными изданиями. Появление каждого нового романа или сборника вызывает широкий резонанс: в прессе публикуются рецензии и интервью автора (К. Нистратова, К. Решетников, Л. Данилкин, О. Балла и др.).

При остром интересе к творчеству писателя после его возвращения русскому читателю изучение произведений Юрия Мамлеева в 1990-е гг. остается на уровне кратких отзывов общего характера (А. Данилкин, А. Дугин) и статей обзорного типа (М. Одесская, О. Дарк). Немногочисленные отклики литературоведов (Н.В. Гашева, В.В. Заманская, Г.Л. Нефагина, И. Смирнов) в последней трети XX века служат скорее исключением, чем правилом.

Первые серьезные исследования творчества Ю. Мамлеева появляются в первое десятилетие XXI столетия. В последние годы отдельным аспектам художественной системы писателя были посвящены диссертационные исследования Н.А. Нагорной (2004), Н.В. Гашевой (2007), Р. С.-И. Семыкиной (2009).

В ракурсе теории и истории культурологии творчество Ю. Мамлеева проанализировала Н.В. Гашева в работе «Синтез в русской культуре XIX–XX веков: типология и динамика форм». В русле изучения аксиологически разнонаправленных смысловых полей современной культуры ею исследованы экзистенциальные ориентации мамлеевских персонажей, образующие ядро семантико-аксиологических структур его прозы.

С изучением малой прозы Ю. Мамлеева сопряжено диссертационное исследование Н.А. Нагорной «Онейросфера в русской прозе XX века: модернизм, постмодернизм». Рассказы писателя и его роман «Мир и хохот» анализируются в контексте поэтики сновидческого текста.

Из работ последнего времени следует особо выделить монографию Р.С.-И. Семыкиной, посвященную многоуровневой связи прозы Ю. Мамлеева и Ф.М. Достоевского. Наблюдения, сделанные в монографии, закреплены и продолжены в диссертации, одна из глав которой – «В диалоге мотивов: Ф.М. Достоевский и Ю.В. Мамлеев» – посвящена непосредственно малой прозе писателя, в частности одному из его циклов – «Конец века».

Актуальность изучения творчества Ю. Мамлеева определяется масштабностью творчества писателя, его вкладом в развитие русской литературы второй половины XX столетия. Создатель литературно-философской Южинской школы, он сыграл существенную роль в объединении в общем кругу писателей и поэтов (Вен. Ерофеев, Л. Губанов, Г. Сапгир, Ю. Кублановский), художников (Вл. Пятницкий, Вл. Яковлев, Вл. Ковенацкий), философов и диссидентов-правозащитников.

Последователями этого автора считают себя В. Пелевин, В. Сорокин, аналоги мамлеевским темам критики находят в новой женской прозе (Л. Петрушевская). Ю. Мамлеев – создатель метафизического реализма, течения в русле современной реалистической парадигмы.

До сих пор неразработанной и неизученной остается проблема нарратива малых эпических форм писателя – один из ключевых аспектов его творчества. Как нам представляется, ее рассмотрение в аспекте художественной коммуникации «автор – нарратор – читатель» (Н.Д. Тамарченко) позволяет выявить уникальность художественного мира Юрия Мамлеева. В связи с этим плодотворным и необходимым является исследование становления и развития структуры повествования в его малой прозе, призванное служить выявлению своеобразия творчества писателя.

Объект диссертационного исследования – произведения Ю. Мамлеева разных лет, составляющие циклы «Ранние рассказы», «Южинский цикл», «Центральный цикл», «Американские рассказы», «Конец века», «Задумчивый киллер».

Отбор произведений обусловлен теми возможностями, которые предоставляет изучение творчества Ю. Мамлеева начального периода («Ранние рассказы»), времени становления творческого «Я» («Южинский цикл»), утверждения художественной манеры («Центральный цикл»), изменений эпохи эмиграции («Американские рассказы») и послеэмигрантского периода («Конец века»), начала XXI столетия («Задумчивый киллер») – то есть в эволюции художественной системы писателя.

Хронологические рамки привлекаемого материала (начало 1960-х годов – первое десятилетие XXI века) заданы логикой творческого развития Ю. Мамлеева и индивидуально-авторской хронологией (от раннего – к зрелому, эмигрантскому и постэмигрантскому периодам творчества).

Предмет исследования – повествовательная ситуация («событие рассказывания»), структура сюжета («рассказанное событие»), речевая организация малой прозы Ю. Мамлеева.

Цель работы: изучение повествовательной структуры малых эпических форм в творчестве Ю. Мамлеева.

Задачи, вытекающие из поставленной цели:

  • исследовать типы повествовательных форм, характерные для малой прозы Ю. Мамлеева, обозначить степень их актуальности в общем контексте творчества писателя, проследить эволюцию становления и утверждения востребованных в его художественной системе типов локальных и глобальной нарративных стратегий;

  • проанализировать систему взаимодействия нарративных инстанций, которыми опосредуется повествовательное сообщение о событиях (истории);

  • охарактеризовать ведущие конфликты и моделируемые ими конфликтные схемы, актуальные для малой прозы писателя;

  • выявить ситуативные мотивы-константы малой прозы Ю. Мамлеева, их семантику и функциональное значение в общем контексте транслируемой автором интенции;

  • вскрыть закономерности стилевой организации речи в рассказах Ю. Мамлеева.

Научная новизна. Малая проза Ю. Мамлеева впервые рассматривается системно, а повествовательная структура малых эпических форм в его творчестве – комплексно, в аспекте становления и утверждения творческого «Я» писателя, на материале циклов разных лет – от «Ранних рассказов», «Южинского…» и «Центрального циклов» до произведений эмигрантского периода («Американские рассказы») и новейшего времени – после возвращения на Родину («Конец века», «Задумчивый киллер»).

В диссертационном исследовании выявляются типы повествовательных форм малой прозы Ю. Мамлеева, анализируется система нарративных инстанций, которыми опосредуется сообщение о событиях, ведущие конфликты, моделируемые ими конфликтные схемы и ситуативные мотивы-константы, актуальные для творчества писателя, а также речепорождающая стратегия индивидуально-авторского стиля.

Теоретическая значимость диссертации заключается в углублении принципов анализа нарратива. Теоретически значимым представляется уточнение понятий «повествовательная структура», «уровни повествовательной структуры».

Методологическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых, посвященные теории повествования: М.М. Бахтина, О.Б. Кормана, Б.А. Успенского, В.И. Тюпы, Н.Д. Тамарченко, С.Н. Бройтмана, Н.Н. Михайлова; Р. Барта, К. Бремона, Ц. Тодорова, О. Людвига, Н. Фридмана, Ф. Штанцеля, В. Шмида, П. Лаббока, Р. Уоррена, А.Ж. Греймаса, Ж. Курте, Ж. Женетта. В процессе написания диссертации учитывались работы по теории сказа (Б.М. Эйхенбаум, В.В. Виноградов, Е.Г. Мущенко, В.П. Скобелев, Л.Е. Кройчик, Н.А. Кожевникова, М. Дрозды), наблюдения и выводы по семантике нарратива и мотивной структуре текста (Е.В. Падучева, И.В. Силантьев, Б.М. Гаспаров), а также отдельные положения произведений отечественных литературоведов, обращавшихся к творчеству Ю. Мамлеева (Н.А. Нагорная, Р.С.-И. Семыкина).

В диссертационном исследовании использовались системно-структурный, сравнительно-типологический, историко-генетический, мотивный методы и функционально-стилевой метод лингвистического анализа художественной речи.

Практическая значимость исследования обусловлена возможностью применения его результатов в общем курсе истории русской литературы XX века, в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных литературе русского зарубежья, а также в элективных курсах школьной программы по литературе.

Апробация работы проводилась в ходе выступлений на вузовских, всероссийских и международных научных конференциях в Астрахани (2007, 2008, 2009, 2010), Чите (2007), Ростове-на-Дону (2008), Екатеринбурге (2008). По теме диссертации опубликовано 16 работ, в том числе 4 публикации в журнале, рекомендованном ВАК.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. В малой прозе Ю. Мамлеева выявлено несколько типов повествовательных форм: повествование от первого лица и форма, при которой повествование от лица рассказчика мотивируется авторским предисловием, характеризующим ситуацию и рассказчика (прием обрамления); впоследствии эти формы теряют свою актуальность для писателя, и на первый план выдвигается повествование от третьего лица. Смена стратегии сопровождается отходом от прежде активно использовавшихся жанровых форм (дневник, записки).

Нарративная стратегия (средство координации точек зрения, выраженных в тексте) проявляется в моделировании псевдоавторской и псевдоперсонажной речевой маски. Псевдоавторской – потому что в роли автора как субъекта повествования выступает некто, говорящий на своем языке, отличном от авторского; псевдоперсонажной – потому, что он выступает в роли рассказчика, но не участника истории.

  1. Для повествовательной структуры малой прозы Ю. Мамлеева характерно выстраивание сложной системы нарративных инстанций; в зрелом периоде творчества писатель уходит от манипулирования масками-рассказчиками и стремится к объективации повествования. Право голоса передоверяется нетелесному, неперсонифицированному повествователю. Это вызвано, в том числе, необходимостью разграничения философского и литературно-художественного дискурсов: Ю. Мамлеев одновременно позиционирует себя как философ и как писатель.

  2. В прозе писателя доминируют конфликты, служащие стержнем, на который «нанизывается» собственно событийный ряд:

  • оппозиция духа и плоти как конфликт бытового и бытийного;

  • оппозиция обыденного и шокирующего как конфликт нормы и ее нарушения;

  • оппозиция сакрального и профанного как конфликт реального и потустороннего.

  1. Специфичность художественной вселенной Ю. Мамлеева подчеркивают свойственные ей ситуативные мотивы-константы (так называемые сюжетные узлы):

  • мотив превращения;

  • мотив странного веселья;

  • мотив повседневности.

  1. Определяющим принципом речевой структуры малой прозы Ю. Мамлеева является стилевая мозаичность (игра речевыми формами разной функционально-стилевой принадлежности). Ему свойствен абсурдный, «кривой» язык: создание «патологических» речевых образований, изобретение индивидуально-авторских неологизмов, разрушение привычно-устойчивых ассоциативных связей (в сравнениях, олицетворениях).

Структура работы: диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 225 наименований. Общий объем диссертации – 217 страниц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновываются актуальность исследования, обозначаются предмет, объект диссертации, формулируются цель и задачи, определяются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В главе 1 «Нарративная стратегия малых эпических форм в творчестве Ю. Мамлеева» рассматривается постепенное формирование глобальной нарративной стратегии, выработанной писателем.

В § 1 главы 1 «Нарративные варианты малой прозы Ю. Мамлеева. Поиск глобальной стратегии» выявляются и анализируются типы повествовательных форм в рассказах писателя (циклы «Ранние рассказы», «Южинский цикл»)

В период становления и утверждения художественной системы Ю. Мамлеева, поиска «творческого Я», в период осознания себя как художника, уже обретшего известность в определенных кругах, но еще не печатавшегося и не явленного открыто, как это произойдет во время эмиграции («Ранние рассказы», «Южинский цикл», «Центральный цикл»), прослеживается колебание в выборе между несколькими типами нарративной организации.

Первый тип представлен формой повествования от первого лица. Она характеризуется выдвижением на передний план субъективного сознания нарратора, при этом «Я рассказывающее» и «Я рассказываемое», персонаж-нарратор и персонаж-актор сливаются в одном лице, поскольку повествование ведется «о самом себе». Центром ориентации читателя является субъективное мнение рассказчика, участвующего в описываемых событиях. Такая стратегия предъявляет серьезные требования к интерпретационным возможностям реципиента: ему приходится структурировать непротиворечивую картину мира при ее моделировании личностью парадоксального склада. Это рассказы «Нежность», «Смерть рядом с нами» (цикл «Ранние рассказы»); «Живая смерть», «Новые нравы», «Утопи мою голову», «Яма», «Прикованность», «Полет», «Многоженец», «Крыса», «Учитель» («Южинский цикл», «Центральный цикл»).

Второй тип нарративной организации характеризуется установлением такой глобальной повествовательной стратегии, при которой задается смена нарративных форм. Подобные рассказы предваряет авторское предисловие, и затем право голоса полностью передается нарратору – ненадежному рассказчику. В итоге складываются две точки зрения, которые читатель в своей интерпретационной деятельности должен скоординировать, вырабатывая собственную позицию. Жанровой формой, характерной для такой стратегии, являются записки, дневниковые записи, эпистолярная форма («Дневник собаки-философа», «Человек с лошадиным бегом», «Дневник молодого человека», «Письма к Кате», «Упырь-психопат», «Тетрадь индивидуалиста», «Ваня Кирпичиков в ванне»). Выстраивание нарративной стратегии описанного типа свидетельствует, с одной стороны, о стремлении писателя в ипостаси автора дистанцироваться от изображаемого, с другой – о желании не допустить смешения точек зрения автора и нарратора.

Горизонты поиска глобальной нарративной стратегии в творчестве Ю. Мамлеева 60-х – начала 1970-х годов необычайно широки: помимо указанных, писатель использует сказ («Ваня Кирпичиков в ванне», «Человек с лошадиным бегом»); особняком стоит рассказ-эпистолярий «Письма к Кате», характеризующийся полисубъектной нарративной структурой в виде так называемого «хора голосов».

Отмеченные стратегии мало актуальны в творчестве Ю. Мамлеева и с течением времени практически перестают быть востребованными. Исключение составляют рассказы «Семга» (цикл «Американские рассказы»), «Люди могил», «Простой человек», «Бегун» (цикл «Конец века»).

При поиске глобальной повествовательной стратегии в период создания цикла «Ранние рассказы», а также «Южинского…» и «Центрального цикла» характерен интерес писателя к смене масок (поиски доминирующего голоса). Во время создания названных циклов Ю. Мамлееву было свойственно ставить литературные опыты с разными типами рассказчиков, которые имеют свою индивидуальную манеру речи, соответствующую определенному мировоззренческому горизонту. Примеривание масок иллюстрирует поиск такого нарратора (характера), который достоин стать рупором комплекса интересующих писателя идей.

Обобщением типов сознания и менталитета, интересовавших писателя служит предпринятая нами классификация нарраторов: 1) тип задумчивого интеллигента-парадоксалиста («существователя»); прообразом этого типа является типичный герой Ф.М. Достоевского; 2) тип обычного среднего человека, обывателя («небокоптителя»), который воплощает в творчестве писателя гоголевско-чеховскую линию; 3) тип «простого малого», восходящий при первом приближении к линии Ю. Мамлеев – Михаил Зощенко. Как асистемные явления и неэквивалентные явления в структуре повествования в целом могут быть оценены такие необычные типы рассказчиков, как упырь-психопат, собака-философ («Упырь-психопат», «Дневник собаки-философа»).

В § 2 главы 1 «Неклассическая субъектная структура в рассказах Ю. Мамлеева» описывается выработанная в период творческого становления писателя глобальная нарративная стратегия, формирующая неклассическую субъектную структуру его малой прозы.

Творчество Ю. Мамлеева являет собой некий феномен, особенно явный на уровне рецепции его произведений. Создание рассказов, повестей, романов Ю. Мамлеев и ранее, и теперь совмещает с интересом к истории русской литературы. Творчеством в области литературы искания писателя не ограничиваются. Будучи создателем религиозно-философской системы «Метафизика "Я"», он является признанным главой метафизического реализма – течения в современной литературе, наименование которого ему и принадлежит. Ю. Мамлеев одновременно позиционирует себя и как философ, и как писатель, художник.

Эта параллельность творческих и мировоззренческих изысканий в судьбе писателя обусловливает явление рецептивного диссонанса между его философским и литературно-художественным нарративами.

Читателя, который попытается углубить свое знакомство с творчеством Ю. Мамлеева (от художественной литературы к его философским работам), ожидает некий «культурный шок», возникающий именно на рецептивном (воспринимающем) уровне. Реципиент сталкивается с тем, что «стилевой ключ» литературно-художественного и философского нарративов не совпадают. Автор статей предстает традиционалистом, искателем «русской идеи», в каком-то смысле почвенником. Прозаик строит повествование в абсурдно-гротесковом ключе.

Философский дискурс характеризуется установкой на серьезность и научность. Это предполагает, что автор выступает, что называется, с открытым забралом, четко и ясно поясняя свои взгляды, определяя свою систему ценностей.

Литература начинается там, где заканчивается сакральный текст, возникает как десакрализация текста, слова, священных формул. Для нее естественны игры разного рода; маска анонимного повествователя – одна из них. Именно повествователь-аноним на своем подчеркнуто специфичном языке рассказывает историю, тогда как автор соблюдает нейтралитет, находясь в позиции объективного наблюдателя и исследователя.

Нарратор в данном случае «не телесен», его функция, в первую очередь, композиционная. Это так называемая псевдоавторская и псевдоперсонажная маска, заслоняющая автора от читателя. Псевдоавторская потому, что в роли автора как субъекта повествования выступает некто, говорящий на своем языке, отличном от авторского; псевдоперсонажная потому, что он выступает в роли рассказчика, но не участника истории. Использование маски предполагает разыгрывание некой языковой персонажной роли и полемически направлено против серьезности любого рода.

Именно авторскую серьезность и заслоняет маска нарратора с его балаганно-ерническим стилем. Автор дистанцируется от выражения оценок, передоверяя право голоса ерничающему повествователю. Однако закрытость авторской позиции в значительной степени нивелируется, поскольку комментарием к художественной прозе Ю. Мамлеева выступают его философские работы. Оба нарратива (литература и философия) создают цельный комплекс, существующий на основе взаимного комментирования и обоюдного объяснения.

Реципиент воспринимает художественную реальность как нелогичную, абсурдную – такой, какой она представляется нарратору; модус сознания повествующего – гротесковый. Возникающее противоречие между серьезностью автора и несерьезностью повествователя усложняет структуру повествования: нарративная организация рассказов Ю. Мамлеева являет собой характерный пример неклассической субъектной структуры.

В главе 2
  1   2   3

Похожие:

Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева iconУрок литературы в 7-м классе по теме: "Стихотворения в прозе" И. С. Тургенева
...
Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева icon24 и 25 февраля, 20. 00, Центр им. Мейерхольда
Что такое фестиваль «Другой театр из Франции»? Это спектакли малых форм, где легко стираются 
Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева iconИ. С. Тургенев ««Стихотворения в прозе»
Познакомить уч-ся с некоторыми произведениями И. С. Тургенева из цикла «Стихотворения в прозе»
Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева iconИ эпидемиологические эффекты облучения в малых дозах и
Ских эффектах ионизирующего излучения в малых дозах и при низких мощностях доз. Имеются сведения из области радиационного нормирования...
Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева icon  программа  для  студентов IV курса 
...
Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева icon3. Структура дій оператора (Функціональна структура виконавчих дій. Функціональна структура пізнавальних дій. Дія оператора у нестандартних ситуаціях)
Мета курсу: формування системи теоретичних І прикладних знань по питанням ергономічного аналізу діяльності оператора, ергономічним...
Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева iconА. С. Таран, С. В. Юношев курсоваяработа (рекомендации по подготовке и оформлению)
Стандарта предприятия стп самгу 001- 02 «Структура и правила оформления курсовых и дипломных работ». Рекомендуется для студентов...
Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева iconКурсовой работы   курсовой работы 
Уильям Брайт «Введение: параметры  социолингвистики». Ф. К. Бок «Структура общества  Акутина Наталья  и структура языка» 
Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева iconСтруктура художественного текста
Бийского педагогического государственного университета им. В. М. Шукшина Рецензент: доктор филологических наук, профессор Н. А. Гузь...
Повествовательная структура малых эпических форм в прозе юрия мамлеева iconФизика земли, 2005, № 1, с. 66-73 удк 550. 383 Тонкая структура И эволюция геомагнитного поля
Изучена тонкая структура геомагнитного поля, записанного в лессовых горизонтах разреза Роксо
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница