Предисловие к переводу третьего издания




Скачать 70.95 Kb.
PDF просмотр
НазваниеПредисловие к переводу третьего издания
Дата конвертации02.10.2012
Размер70.95 Kb.
ТипДокументы
Предисловие к переводу третьего издания
на русский язык
Владимир Иванович Усачёв
Доктор медицинских наук, профессор Института остеопатической медицины
Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования, 
медицинский разработчик стабилометрических программ ЗАО ОКБ «РИТМ», Таганрог.
Постурология является новой и пока ещё мало знакомой для российских клиницистов областью медицинских знаний. Слово «Postura» переводится с латинского языка как 
поза.  Мощным    стимулом  к  раскрытию  физиологических  механизмов  тонических  и  установочных  реакций,  обеспечивающих  позу  и  равновесие  тела  в  условиях  гравитации, 
явились пионерские работы Пьера Жана Мари Флуранса первой половины XIX века и Рудольфа Магнуса начала XX века. Капитальный труд Магнуса «Установка тела» (1924) 
способствовал развитию как экспериментальной, так и клинической физиологии. К сожалению, перевод этой книги на русский язык увидел свет только в 1962 году. 
Перевод  на  русский  язык  и  подготовка  к  печати  третьего  издания  книги  Пьера-Мари  Гаже  и  Бернара  Вебера  «Постурология.  Регуляция  и  нарушения  равновесия  стоя» 
начались практически ещё до публикации его  во  Франции. Этому способствовало личное знакомство с  Пьером-Мари на Международном симпозиуме «Постурология. Поза  и 
прикус»,  проводимом  по  инициативе  сотрудников  Института  остеопатической  медицины  СПбМАПО  в  июне  2004  года  в  Санкт-Петербурге.  Его  обаяние,  глубокие  научные 
знания, гибкое творческое мышление, поражающее своей интуитивной проницательность, тронули всех участников симпозиума. С этого момента началась и моя дружба, а также 
увлекательная переписка, с автором «Постурологии». Именно постурологии я обязан завершению своей трансформации из врача-оториноларинголога и специалиста в  области 
вестибулологии в человека с интегративным медицинским мышлением.
В книге идет речь о физиологических механизмах и нарушениях вертикального положения тела человека, обусловленных тоническими реакциями, что можно обозначить 
как основу постурологии. Более сложными представляются механизмы динамической стабилизации вертикального положения тела, которые практически невозможно уловить 
невооружённым  глазом  в  вертикальной  позе.  И  то  и  другое  объективно  оценивается  с  помощью  метода  компьютерной  стабилометрии.  Поэтому  ей  уделено  в  книге  очень 
большое внимание. 
Сложные явления описаны очень образно, увлекательно и доступно для понимания любым человеком. Это, безусловно, свидетельство таланта её авторов. Прочитав столь 
неординарную книгу, мало кто останется равнодушным к дальнейшему познанию функции равновесия тела и использованию постурологии в своей практике. Примечательно, что 
ее можно читать как совершенно новую публикацию несколько раз,  так как по мере понимания постурологии из нее можно почерпнуть все новые и новые глубокие истины, 
которые первоначально мы не совсем готовы воспринять. В этой книге аналитически изложены основы всего, что еще предстоит изучать    в настоящем и будущем не одному 
поколению постурологов.
С разрешения авторов  я изменил второе название книги на более благозвучный русский вариант: «Регуляция и нарушения равновесия тела». Огромной честью для меня 
является  исполнение желания  Пьера-Мари  об  описании методологии  оценки  динамической  стабилизации  вертикального  положения  тела.  Эта  методология  векторного  анализа 
статокинезиграммы, изложенная в приложении VI,  выдержала серьезную проверку в процессе проведения экспериментальных и клинических стабилометрических исследований 
в Институте остеопатической медицины СПбМАПО. Она заложена в программное обеспечение отечественного компьютерного стабилоанализатора «Стабилан – 01» (Таганрог) и 
с успехом используется в клинической практике, а также для оценки общего функционального состояния организма при допусковом контроле человека. 
Переводу  на  русский  язык  «Постурологии»  по  просьбе  Пьера-Мари  Гаже  предшествует  рассказ  об  Илье  Фаддеевиче  Ционе.  По  его  мнению,  это  один  из    выдающихся 
российских  физиологов  второй  половины  XIX  -  начала  XX  века,  сформировавший  основы  представлений  об  интегральном  чувстве  человека  –  «чувстве  пространства»  и 
раскрывший  причины    искаженного  восприятия  пространства.  Он  первый  показал  возможность  модификации  положения  тела  отклонением  оптической  оси  глаза  с  помощью 
призмы,  поведал  нам  о  роли  полукружных  каналов  в  восприятии  трехмерного  пространства,  о  значении  положения  головы  относительно  тела  и  особенностях  компенсации 
вестибулярных  расстройств.  Этими  открытиями  И.Ф.  Цион  заложил  теоретическую  базу  постурологии.  Во  Франции,  где  учёный  прожил  вторую  половину  жизни  и  сделал 
немало для  формирования дружеских и деловых отношений России с Францией, его называли Эли де Сион (Elie de Cyon).  
Материал  об  учёном  подготовлен  доктором  медицинских  наук,  профессором  кафедры  оториноларингологии  Военно-медицинской  академии  Киселёвым  Алексеем 
Сергеевичем, интересующимся историей незаурядных личностей в медицине.  
Санкт-Петербург, 23 февраля 2007 г.
Илья Фаддеевич Цион
(1842 – 1912)
Илья  Фаддеевич  Цион  был  неординарной  и  противоречивой  личностью.  Он  обладал  незаурядными  способностями  в  науке,  литературном  творчестве  и  преподавании.  Судьба  этого  сильного  и 
впечатлительного человека, в какой-то степени,  отражала процессы, происходящие в то время в российской и отчасти  европейской общественной жизни. Но  она также  была и следствием  особенностей  его 
неуравновешенного, взрывного темперамента и неуживчивого характера.
В итоге, многие его научные работы  остались забытыми и не введенными в научный оборот. Литература о жизни и научном творчестве Циона на редкость бедна.   
Илья Фаддеевич Цион родился 13(25) марта 1842 г.  в  местечке  Тельши  Россиенского уезда Ковенской губернии, ныне известной, как  Каунасская область Литовкой республики.  
Среднее образование он получил на Украине, где в 1858 г. окончил  гимназию в Чернигове и, желая стать врачом,  поступил  в Варшавскую  Медико-хирургическую академию. В 1859 г. Цион  перевелся 
на  недавно  открывшийся  медицинский  факультет  Киевского  университета    св.  Владимира,  но  не  мог  получить  там  глубоких  знаний.  Желая  обладать  полноценным  медицинским  образованием  и  имея 
материальную поддержку со стороны семьи, вскоре он переехал в Берлин, где поступил на медицинский факультет Берлинского университета.
В  Берлинском  университете,    Цион,  наконец,    нашел  то,  что  он  не  мог  найти  ни  в  Варшавской    Медико-хирургической  академии,  ни  в  Киевском  университете.    Он  получил,  наконец,    прекрасную 
возможность учиться у квалифицированных и талантливых педагогов, учиться в атмосфере, где не было  общественных потрясений, и царила наука. Здесь все ему было по душе и вызывало научный энтузиазм. 
Цион решил  не только  получить диплом  Берлинского университета, но и завершить свое обучение в Берлине защитой докторской диссертации.  С этой целью он обратился к профессору неврологии Р.Ремаку 
(1815-1865), который  рекомендовал ему заняться изучением  патологии нервно-мышечного аппарата при хорее и исследованием связи хореи с ревматизмом и ревматическими поражениями  суставов и сердца. 
Молодой человек с энтузиазмом   принялся за дело и  в 1964 г. представил диссертацию, написанную на латинском языке под заглавием: «De choreae indole et nexu cum rheumatismo articulorum,   peri-et   endo-
cartidide»  -    «Хорея  и  ее  связь  с  ревматизмом  сочленений,  воспаления  околосердия  и  внутренней  оболочки  сердца».  Диссертация  была  одобрена  Ремаком  и  успешно  защищена  Ционом    в  Берлинском 
университете в том же году.
После защиты диссертации Цион возвратился в Россию и для продолжения своей деятельности выбрал   С.-Петербургскую Медико-хирургическую академию.   Здесь, в   Академии он повторно защитил 
диссертацию, и после утверждения в  мае 1865 г. в степени доктора медицины,  был определен на кафедру душевных болезней, которой в то время руководил известный профессор  И.М.Балинский.  Молодого 
и в высшей степени энергичного человека на кафедре приняли хорошо и  вскоре, в декабре 1865 г. он  командируется  за границу  на два года для  подготовки к преподаванию  душевных и нервных болезней.  В 
дальнейшем эта командировка была продлена еще на один год.  
Цион  смог  исключительно продуктивно  использовать предоставленное ему  время    заграничной командировки.  Он  посещал    многочисленные клиники и лаборатории.    Его  пытливый ум  и    желание 
добраться до основ патологии быстро превратили  начинающего невропатолога и психиатра  в физиолога-экспериментатора. Он довольно скоро отошел от неврологии и психиатрии, и с головой ушел в  изучение 
физиологии и    приступил к  проведению экспериментальных работ    в  этой области.    Наиболее плодотворной его работа была в  трех лабораториях, возглавляемых  крупнейшими учеными    того времени, и 
сыгравших важную роль для  становления его как ученого-физиолога и экспериментатора.   Это были   германские физиологические лаборатории,   руководимые Карлом Людвигом  (1816-1895) в  Лейпциге,  
Эмилем Дюбуа-Реймоном (1818-1896)  в Берлине и   лаборатория  французского физиолога Клода Бернара (1813-1878)  в Париже. За эти три года  пребывания за границей Цион  опубликовал  30 работ на трех 
языках (немецком, французском и русском), что не может не вызвать восхищения.
В  1866  г.  он  открыл  у  кролика  nervus  depressor  (чувствительную  веточку  блуждающего  нерва,  передающего  в  мозг  информацию  от  барорецепторов,  расположенных  в  стенке  аорты).    Раздражение 
центрального конца  этого нерва  вызывает рефлекторно расширение кровеносных сосудов и резкое падение кровяного  давления. Это открытие было высоко оценено  Парижской Академией наук, на заседании 
которой    работу  представлял  Клод  Бернар.  Вместе  со  своим  научным  руководителем  К.Людвигом  И.Ф.Цион  был  удостоен  Монтионовской  премии,  а  открытый  им  нерв  получил  название  «нерва  Циона-
Людвига».
Изучение иннервации сердца продолжалось  Ционом и после отъезда из Лейпцига, где находился Физиологический институт и лаборатория К.Людвига.  Вместе со своим братом  Моисеем  он продолжил 
исследования, которые смогли  убедительно доказать, что симпатические волокна  учащают сердцебиение. Эта работа была начата в  лаборатории Дюбуа-Реймона, в  Берлинском университете, а закончена    в 
Париже у Клода Бернара. 
Возвратившись в Россию в конце 1868 г.,  Цион приступил к работе  в Медико-хирургической академии на кафедре душевных  болезней.  Однако теперь его  научный профиль окончательно изменился,  он 
стал  физиологом-экспериментатором, прошедшим серьезную школу в  авторитетнейших европейских научных центрах.  Несмотря на  молодость, научные достижения Циона позволяли рассматривать его как 
российскими, так и зарубежными учеными, как зрелого  и  творческого исследователя, хотя ему было всего 26 лет.   
По инициативе  профессора  кафедры  анатомии человека и физиологии животных при Петербургском университете академика Ф.В.Овсянникова в этом же 1868 г. Цион был избран советом университета 
приват-доцентом для чтения лекций по физиологии и утвержден в должности лаборанта при физиологическом кабинете университета.
Цион оказался талантливым лектором. Его лекции производили на студентов очень сильное впечатление. И.П.Павлов, который тогда был студентом естественного отделения   физико-математического 
факультета университета, писал: «Такой учитель не забывается  всю жизнь. Под его руководством я сделал мою первую физиологическую работу».
Во  время  работы  в  университете  Цион  принял  участие  в  конкурсе,  объявленном  Парижской  академией  наук  на  лучшее  сочинение  на  тему  о  применении  электричества  в  медицине.  За  эту  обзорную 
монографию, написанную на французском языке,  Цион  был награжден Парижской академией наук золотой медалью. Это была уже вторая награда, полученная Ционом  во Франции.
В 1870 г. Цион избирается экстраординарным профессором кафедры  анатомии человека и физиологии животных С.-Петербургского университета. Вскоре после этого возникает вопрос о приглашении его 
в  Медико-хирургическую  академию  на  должность  ординарного  профессора  кафедры    физиологии,  которая  оказалась  вакантной  после  ухода  из  академии  И.М.Сеченова.  Именно  Сеченов  рекомендовал  на 
оставляемую им кафедру физиологии Циона, как наиболее перспективного и талантливого физиолога России того времени. 20 августа 1872 г. Высочайшим приказом по военному ведомству Илья Фаддеевич 
Цион был назначен ординарным профессором  по кафедре физиологии Медико-хирургической академии.
В январе 1873 г. Цион читал актовую речь на тему «Сердце и мозг».  Обычно в  Академии   актовая речь предлагается   профессору, который подводит итог своей научной деятельности на кафедре. В 
данном случае ее произносил тридцатилетний профессор – руководитель кафедры в самом начале своей работы в академии.      В основу  этого выступления были положены результаты исследований автора о 
нервной регуляции сердечно-сосудистой системы, выполненные в лабораториях Карла Людвига, Дубуа-Реймона и Клода Бернара. Докладчик подчеркивал, что сердце является своего рода «органом чувства», 
что оно снабжено чувствительными нервными окончаниями, которые возбуждаются при деятельности сердца и посылают импульсы в мозг, а оттуда идут ответные импульсы к органам кровеносной системы.  В 
результате осуществляется саморегуляция работы этой системы. 
В  Медико-хирургической академии,    как  и в  университете, он энергично занялся  оснащением кафедры  аппаратурой и инструментами для  физиологических исследований. Он  читал лекции    не только 
студентам, но, по просьбе врачей, организовал частный вечерний курс экспериментальной физиологии дыхания и кровообращения. Уже в   своей первой лекции,   молодой профессор дал понять   студентам 
Медико-хирургической академии о фундаментальном значении физиологии  для медицины. Он заявил: «Судьба медицины неразрывно связалась с судьбой физиологии, медицина  стала в обширном значении 
этого   слова принадлежать физиологии». Свои лекции Цион   застенографировал и опубликовал в качестве учебника физиологии «Курс физиологии»   в двух томах в известном Петербургском издательстве 
Риккера. Первый том вышел в 1873 г., а второй   - в 1874 г. Позже, в 1876 г., находясь за границей,   в дополнение к своему руководству по физиологии, Цион издает на немецком языке монографию   по 
методике физиологических экспериментов (Methodic der physiologischen Experimente und Vivisectionen mit Atlas/ Giessen-St.Peterburg: Riceker.- 1876). 
Во время работы в Медико-хирурогической академии Цион выполнил одно из своих капитальных научных исследований - «Об отправлениях полукружных каналов и об их роли в образовании наших 
представлений о пространстве». Этот труд из 94 страниц был напечатан в четырех номерах (книжках № 4 – 7) «Военно-медицинского журнала»    за  1879 г., когда Цион  уже не работал в академии. Говоря об 

открытии Флуранса, он писал: «… научное открытие только тогда становится вполне плодотворным, когда оно сопровождается другими научными трудами, могущими подготовить   наш ум к его полному 
пониманию».    Цион  обратил  внимание  на  то,  что  только  одно  расположение  трех  полукружных  каналов  в  соответствии  с  тремя  измерениями  пространства  указывает  на  их  роль  в  способности  человека 
ориентироваться  в  этом  пространстве.  Он  справедливо  отрицал  возможность  свободного  смещение  эндолимфы  в  полукружных  каналах,  обосновывая  это  противоречием  законам  гидродинамики.  Он 
рассматривал полукружные каналы во взаимосвязи с глазодвигательными центрами и глазодвигательным аппаратом. Изучая компенсацию функции после угнетения или разрушения полукружных каналов и 
всего  ушного  лабиринта  на  лягушках,  кроликах  и  голубях,  Цион  установил  важнейшую  закономерность  –  через  несколько  месяцев  после  делабиринтации  (даже  односторонней)  восстанавливается  только 
способность стоять и ходить. Способность летать утрачивается навсегда. 
Пребывание Циона   на кафедре оказалось непродолжительным. Причиной этого были его характерологические особенности, проявившиеся в разногласиях с рядом членов Конференции Академии и   в 
углубляющемся конфликте со студентами. 
Чуть ли не с первой лекции Цион  начал развенчивать своего предшественника Сеченова, который был инициатором приглашения Циона на кафедру Академии.  Он критически относился к известной книге 
Сеченова «Рефлексы головного мозга».   В отличие от Сеченова, Цион ограничивал область применения рефлекторной теории только   к низшим этажам центральной нервной системы. Передний отдел мозга 
(Telencephalon)    для  него  был    местом  нахождения  (седалища) свободной  воли.  Такое  отношение к  И.М.Сеченову  вызывало  неприятие и протест со  стороны  студентов.  К  тому  же,  в  Петербурге  начались 
массовые политические волнения студентов, и военный министр   рекомендовал Циону на время оставить Петербург до разрешения конфликта.   Цион   уехал   в Париж на два месяца. Однако попытки найти 
компромисс со студентами и большинством членов Конференции Академии не увенчались успехом.  Цион вынужден был окончательно отказаться от деятельности в Академии и,  приняв приглашение от Клода 
Бернара,  снова уехал в Париж. 
Начинался новый период жизни Циона. Клод Бернар предоставил ему возможность работать в своей лаборатории, однако он не мог предложить ему  оплачиваемую должность. Учитывая научные заслуги 
Циона, после увольнения из Академии в 1975 г. его оставили при Главном Военно-Медицинском Управлении с производством жалования, положенного по штату чиновникам  для поручений V класса. Но этих 
денег не хватало, и Цион вынужден был искать средства к существованию и материальному обеспечению возможности проведения научных исследований.  В этот трудный для Циона период жизни к нему на 
помощь пришел  его старый  знакомый М.П.Катков – известный московский журналист и издатель журнала «Русский вестник» и  газеты «Московский ведомости». Он предложил  Илье Фаддеевичу заняться 
журналистикой и обещал содействие в издании его  публикаций. Вначале это были статьи, посвященные популяризации науки, а также ее истории и биографии ученых, а  затем,  обладая  широкой эрудицией и 
прекрасно владея словом, Цион стал писать статьи и книги  по политическим и финансовым вопросам.
  В  Париже, работая у  Клода Бернара, Цион    приводит в  порядок  свои прежние работы и публикует их. Он  также проводит эксперименты и публикует их результаты о  физиологической связи  между 
слуховым нервом и  двигательным аппаратом  глаза,  о периферических органах чувства пространства и о применении телефона для физиологических исследований.
10 февраля 1878 г. скончался Клод Бернар, руководитель кафедры и физиологической лаборатории Коллеж де Франс. Для участия в конкурсе на замещение вакантной должности Циону необходимо было 
иметь ученую степень доктора медицины Франции. Он невероятно быстро обобщил все свои работы по изучению функции полукружных каналов, выполненные в Медико-хирургической академии и 1 апреля 
1978 г. защитил диссертацию на тему: «Экспериментальные исследования функций полукружных каналов и их роль в образовании понятия пространства» на медицинском факультете  Парижского университета 
(Сорбонны). Однако,   на кафедру в Коллеж де Франс, освободившуюся после смерти Клода Бернара,   избрали   профессора кафедры физиологии   Сорбонны Поля Бера (1833-1886), ученика Клода Бернара, 
известного своими исследованиями о влиянии барометрического   давления на функции организма.   Это был   для  Циона очередной тяжелый удар судьбы,   после потери кафедры в  Медико-хирургической 
академии.  
Лишившись  лаборатории и возможности  продолжать экспериментальные исследования, Цион  на долгое время практически отошел  от научной работы в области физиологии. Средства к  существованию 
он получал от своей журналисткой и популяризаторской деятельности.  Катков продолжал поддерживать Циона   и,  протежируя его, как  видного журналиста России и Франции, известного своими статьями по 
политическим  и  экономическим  вопросам,  познакомил  Циона  с    министром  финансов  русского  правительства    И.А.Вышнеградским,  видным  ученым,  инженером-механиком,  бывшим  профессором 
Михайловской артиллерийской академии в С.-Петербурге.     Вышнеградский   предложил Циону   должность чиновника для особых поручений при министерстве финансов с целью выгодного размещения на 
парижском рынке русских государственных бумаг. Цион получил чин действительного  статского советника, что  согласно  российской «Табели о рангах», соответствовало чину генерал-майора и давало право 
на потомственное дворянство. До 1895 г. Цион активно занимался этой деятельностью. В конце XIX ст.   наметилась   тенденция   к заключению франко-русского союза. Он был необходим, как противовес 
Тройственному союзу Германии, Австро-Венгрии и Италии, сложившемуся в 1879-1882 гг. и имевшему целью гегемонию в Европе и  передел мира и его колоний.  Цион и его московский друг и покровитель 
Катков  были    сторонниками  сближения  России  и  Франции  и  оба  содействовали  этому  своей  журналисткой  деятельностью,  а  также  усилиями  для  получения  первого  французского  займа  для  России.  О 
чрезвычайно активной   гражданской позиции  Ильи Фаддеевича Циона говорит открытое письмо Императору Николаю II   в 1905 г. – «Как установить в России правовой государственный строй?: Записка на 
Высочайшее Имя. Что делать государю? Как быть оппозиции? – Paris: Haar et Steinert, succ. Eichler, 1905/- XVII, 75 p.). 
Однако,   при заключении договора о французском займе для  России, Цион получил от парижских банкиров   большую комиссию, в  несколько сот тысяч франков (о чем упоминал в  своих мемуарах 
С.Ю.Витте). Когда   в 1895 г. это стало известно Вышнеградскому, он потребовал   приезда Циона в Россию для объяснения. Ожидая наказания, Цион не решился оставить Париж, и был   уволен со службы и 
лишен чина,  орденов,  дворянства  и  пенсии. Он  не мог  себя  чувствовать  спокойным  и  во  Франции,    опасаясь,  что    французское  правительство  выдаст  его  русским  властям,  и  на некоторое  время  покинул 
Францию. 
Пребывая в Швейцарии, в частности в Берне, Цион познакомился с быстро развивающейся  отраслью физиологии и медицины – учением о железах внутренней секреции (эндокринологией).  В то время 
там блистал великий Теодор Кохер, получивший за совокупность работ, по патологии щитовидной железы и ее лечению, Нобелевскую премию (1909).  Циона вновь охватила страсть  к научной деятельности,  
которая у него никогда не угасала. Возвратившись в Париж, он  смог организовать свою частную лабораторию и  вновь с большой энергией заняться наукой, направив свои усилия на исследование актуального 
научного  направления  -  физиологии  эндокринной  системы.  Цион  вспомнил,  что  он  сам  стоял  у  колыбели  этой  науки,  работая  в  лаборатории  Клода  Бернара  и  установив,  что  в  печени  происходит  синтез 
мочевины, которая затем выделяется (секретируется) в кровь. 
За  период  с  1897  по  1904  г.    Цион  опубликовал  свыше  двух  десятков  статей  и  две  монографии,  посвященные  вопросам  физиологии  желез  внутренней  секреции.  Его  интересовали  практически  все 
эндокринные железы - щитовидная железа, надпочечники, гипофиз и эпифиз. Цион   старался найти связь между эндокринными железами, нервной системой и кровообращением.   Так, в статье, посвященной 
эпифизу,    Цион,  на  основании  своих  исследованиях  на  кроликах,  высказал  гипотезу  о  том,  что  основная  функция    эпифиза  заключается  в  автоматическом  регулировании  количества  и    давления 
цереброспинальной  жидкости  в  желудочках  головного  мозга.    Он  предполагал,  что    эндокринные  железы  образуют  систему  автоматических  регуляторов  важнейших  функций  организма  и,  в  частности 
кровообращения,  которая  осуществляется    при  участии  нервной  системы.  Результаты  исследования  эндокринной  системы  развили  его  учение  о  саморегуляции  физиологических  процессов  на  основе 
интерорецепции, обеспечивающей необходимую для этого   «обратную связь». Термины «обратная связь», «функциональная система», «кибернетика» вошли в наш обиход только после работ П.К.Анохина и 
Н.Винера, относящихся к тридцатым годам XX века. 
В 1911 г. в Париже была опубликована книга Циона «Ухо – орган ориентации во времени и пространстве». В ней он подвел итог своим исследованиям функции равновесия. Цион подчеркивал, что для 
формирования  чувства  пространства и соответствующей позы  необходима согласованность информации от полукружных каналов ушного лабиринта, слуховых  рецепторов,    проприоцепторов мышц шеи, и 
сетчатки глаз. После Циона эту точку зрения развивает А.Кехайов. В 1978 г. в Софии была опубликована его монография «Пространство, време, движение. Вестибуларни, зрителны и слухови перцепции».
Цион  утверждал,  что  нарушения  равновесия  тела  «являются  следствием  прямых  ошибок  в  визуальных  и  слуховых  восприятиях,  способных  в  нормальных  условиях  ориентировать  нас в  расстановке 
объектов  в  окружающем  пространстве  и  в  положении  нашего  тела  в  пространстве».  Фиксируя  голову  интактного  голубя  в  положении,  которое  наблюдается  после  разрушения  полукружных  каналов,  он 
наблюдал точно такие же эффекты нарушения равновесия, как после односторонней делабиринтации. Равновесие нарушалось и при искажении зрительного восприятия пространства, когда перед глазами голубя 
привязывали очки с призматическими стеклами. Самопроизвольное изменение положения головы относительно тела он связывал с необходимостью того, чтобы избежать ошибок в восприятии пространства 
полукружными каналами. Цион, задолго до Фукуды, провел оригинальное исследование людей по изучению ошибок в определении ими направлений при прочерчивании продольных и поперечных линий на 
листе бумаги. Эти исследования проводились на свету и в темноте, при поворотах головы, а также при поворотах тела относительно неподвижной головы. Отмечая исключительный интерес полученных данных, 
Цион  подчеркивал,  что  мы  не  можем  по  ним  судить  о  том,  в  каком  органе  формируются  ощущения  направления  и  как  восприятие  различных  направлений  порождает  наше  представление  о  трехмерном 
пространстве.                                     
В последние годы жизни Цион страдал стенокардией, или как говорили в то время «грудной жабой», что привело его к смерти 23 сентября (5 октября по старому стилю) 1912 г.   в возрасте 70 лет.  До 
конца своих дней  он продолжал заниматься научной и политической и литераторской деятельностью.
В  год  165-летнего  юбилея  Ильи  Фаддеевича  Циона,  мы  можем  повторить  слова  И.И.Мечникова  о  том,  что  его  следует  отнести  к  числу  особенно  талантливых  и  оригинальных  ученых,  деятельность 
которых оставила по себе   неизгладимый след.   Уместно также добавить, что это был человек, много сделавший и для становления постурологии и для развития дружеских и партнерских отношений между 
Францией и Россией. 
доктор медицинских наук, 
профессор кафедры оториноларингологии 
Санкт-Петербургской Военно-медицинской академии
А.С. Киселёв
Санкт-Петербург, 19 января 2007 г.


Похожие:

Предисловие к переводу третьего издания iconМира, Заботы и Сопричастности  в школах третьего тысячелетия 
К выходу издания на русском языке. Ханс Левандер, президент Life-Link 
Предисловие к переводу третьего издания icon    Периодические и продолжающиеся издания (без газет) 
Предисловие   
Предисловие к переводу третьего издания icon  3  Таблица  Выпуск произведений печати в 2007 году    4      Непериодические издания 
Предисловие   
Предисловие к переводу третьего издания iconПособие по переводу с английского языка на русский Москва 2007 Предисловие
Это значит, что и переводчик-теоретик и переводчик-практик должен отдавать себе отчет в особенностях обоих языков в сравнительном...
Предисловие к переводу третьего издания iconА. Л. Пумпянский
«Введение в практику перевода научной и технической литературы на английский язык», «Пособие по переводу научной и технической литературы...
Предисловие к переводу третьего издания iconО первых украинских переводах произведений Н. В. Гоголя 
Д. Мордовцев  в  предисловии  к  переводу  повести  “Вечер  накануне  Ивана  Купала” 
Предисловие к переводу третьего издания icon  Что мешает подготовке специалистов по иностранному языку   в российских вузах?        Р а з д е л   I I   Лингвистические и организационно-методические  предпосылки обучения переводу 
Сведения об 
Предисловие к переводу третьего издания iconКурсовая  работа  по  переводу  выполняется  в  vii-viii  семестрах  и  представляет 
Собой письменный перевод с английского языка на русский или с русского на английский 
Предисловие к переводу третьего издания iconКурсовая работа по дисциплине: Стилистика на тему: «Оформление печатного издания»
Появляется огромное количество новых изданий, но не все они правильно оформлены. Зачастую авторы и редакторы не чувствуют разницы...
Предисловие к переводу третьего издания iconВей Содержание Предисловие 4 Предисловие 10 Пролог 10 Девять Сатанинских заповедей 11
Для склонения кого-либо на предмет вожделения или создания сексуально благоприятной ситуации 57
Разместите кнопку на своём сайте:
TopReferat


База данных защищена авторским правом ©topreferat.znate.ru 2012
обратиться к администрации
ТопРеферат
Главная страница